Как башкирский ТЭК выводили из госсобственности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

В Башкирии вновь разворачивается борьба за самый вкусный «кусок» не только региональной, но и, видимо, федеральной собственности. Как считает большинство экспертов, инициировал этот очередной раунд борьбы глава региона Рустэм Хамитов, который, не может смириться с потерей миллиардных поступлений от республиканского ТЭК в бюджет республики и, видимо, ощущает реальную угрозу своей власти со стороны клана Рахимовых. Мы публикуем следующую часть расследования журналиста Марата Хайруллина о самой криминальной «приватизационной» сделке в истории новой России — выведении из госсобственности Башкирского топливно-энергетического комплекса. Эту сделку до сих некоторые эксперты называют крупнейшим «хищением века».

История под нефтянку

Напомню, в прошлой публикации я подробно описал, как, ставший в 1993 году официально президентом Башкирии, Муртаза Рахимов бесцеремонно отменил два Указа Президента России о порядке приватизации государственной собственности в республике. В результате чего, как впоследствии установила Счетная палата, государственные доли 27 крупных предприятий региона, грубо говоря, были присвоены властями нового государства под названием Башкортостан! Тринадцать из них относились к так называемому Башкирскому ТЭК — нефтеперерабатывающие заводы, ряд предприятий нефтехимии, нефтедобывающее подразделение «Башнефть», шестое по мощности энергетическое предприятие России «Башэнерго», и еще многое другое, даже часть федеральной трубопроводной системы. И здесь надо подчеркнуть то, как беспрецедентно грубо это было сделано -республиканские власти не пытались договориться с центром, не подписывали никаких протоколов, даже из элементарной вежливости не направили соответствующее письмо в Правительство России. Просто поставили перед фактом: это уже наше, башкирское. Причем государственное имущество России фактически украли на основании того, что новый суверенитет нуждался в «экономической основе». То есть это как раз был тот случай, когда политика и экономика шли рука об руку.

Как я уже писал, тринадцать предприятий БашТЭКа были консолидированы в два холдинга — «Башнефть» и «Башнефтехим». Чтобы читатель понимал, эти два холдинга обеспечивали до 80 процентов налоговых и иных поступлений в бюджет республики. А в 1998 году глава республики Рахимов подписал указ о создании Башкирской топливной компании, которой и были отданы в управление оба этих холдинга. И официально руководить «Башкирской топливной компанией» он поставил своего сына — Урала. Уинстону Черчиллю приписывается афоризм о том, что политика и экономика являются гусеницами одного танка. Перефразируя его, получалось, что в 1998 году в Башкирии на этот танк очень прочно уселась семья Рахимовых. И здесь необходимо остановиться на ситуации в республики в те годы, чтобы читатель понял, конкретно в какой ад вела танк под названием Башкирия эта семья.

В 1996 году позорными Хасавюртовскими соглашениями закончилась первая чеченская война. Я, как журналист, отработал на ней довольно плотно, что называется, пешком обойдя всю Чечню, попав даже на новогодний штурм Грозного 1994 года. В 1997 году я работал уже на Башкирском телевидении и был автором документальных фильмов об этой войне. И однажды ко мне прямо в редакцию пришло сразу несколько чеченских полевых командиров — просто «пообщаться». Как оказалось, они вполне себе официально лечились и отдыхали в санаториях Башкирии. Я тогда был молод и не очень понимал в принципе, что в жизни происходит, но даже при том уровне понимания ситуации, у меня случилось некое «несовпадение в файлах» — я этих людей видел с оружием в руках, стреляющих в российских солдат. И вдруг они спокойно, с тросточками, разгуливали по Уфе, поправляя здоровье! Я подчеркну, это были именно действующие командиры.

При этом Башкирия как бы еще официально считалась в составе России. Но только считалась, по всем основным признакам в 1998 году это уже была совершенно другая территория. Если во всей остальной стране буйствовала демократия, то в республике царила строжайшая цензура и активно насаждался культ новой личности — первого президента Муртазы Рахимова. Именно так — «Первый Президент всех башкир» было официальным титулом Рахимова. Выборы, как я уже говорил, были отменены как явление. На президентских «выборах» 1998 года все конкуренты «Башкирбаши» Центральной избирательной комиссией РБ были сняты с выборов -им не дали даже зарегистрироваться. Наплевали даже на решения Верховного суда РФ, восстановившего регистрацию 3 кандидатов в Президенты — ЦИК РБ снял их повторно. Все главы районов назначались первым президентом лично. Мало того, у республики была своя конституция, свои законы, которые противоречили общероссийским. Появился официально новый государственный язык — башкирский. При этом на словах происходила национализация правящей элиты — на декоративные должности назначались исключительно люди титульной нации, напомню, имевшей в демографическом плане к моменту развала Союза всего около20 процентов от численности населения республики.(Во время переписи 2002 года по всей видимости по указанию М.Рахимова этот процент был доведен почти до 30%).На ключевых же должностях, при этом, как не странно на первый взгляд, оказывались русские и татары — М.Рахимов исповедовал принцип личной преданности. Недаром самыми близкими ему людьми в его окружении оказались русские руководители ТЭК РБ -В.Ганцев и Н.Курапов, не говоря уже об И.Изместьеве.

Но это мало кого интересовало. В республике началось повальное превозношение исключительности титульной нации. Официальные башкирские СМИ (а «неофициальных», напомню, вообще не было), были забиты бесконечными вариациями на тему того, что прямыми предками башкир являлись древние арии (то бишь, теория Гитлера — только вид сбоку). По этому поводу республикой-побратимом Башкирии была объявлена Венгрия. Видимо, на том основании, что историк Эдвард Гиббон писал, что шатры Атиллы располагались «где-то там». Какой-то молодой уфимский студент съездил в Венгрию и получил государственную премию Башкирии, за то, что якобы доказал, что сам Атилла — тоже прямой потомок какого-то башкирского рода. Или наоборот. Эта была просто дымовая завеса — башкирское население, проживающее в основном в сельских районах, в условиях «демократических реформ», совсем обнищало и надо было отвлечь внимание башкирских масс, составлявших основу электората Рахимова, от реальных экономических проблем.

Но самое интересное, Муртаза Рахимов открыто говорил в те годы с местных трибун, что Россия как федерация давно себя изжила — давно уже пора переходить к более аморфной форме сосуществования национальных республик — конфедерации. Вроде СНГ. Мол, самосознание народов очень выросло, поэтому пора. При этом Муртаза Рахимов как-то плотоядно поглядывал в сторону Оренбургской области, и бесконечно повторял, что такой могучей республике, как Башкирия, давно необходим собственный выход к внешней границе. Я, конечно, утрирую — не поглядывал, а открыто говорил, что часть оренбургской области — это исконные земли башкир и казахов, а оренбургский Караван — Сарай — вообще достояние Башкортостана.

Здесь надо тоже пояснить. Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что Казахстан от Башкирии отделяет узкая полоска оренбургской земли в несколько десятков километров. Исторически это были земли яицких казаков. Но при Рахимове башкирские историки вдруг обнаружили, что это тоже грубая ошибка российских коллег — на самом деле именно на этом перешейке жили исключительно башкиры и казахи.

По этому поводу вдруг выяснилось, что казахские и башкирские народы объединяет какое-то особое историческое родство, даже начали заключаться в связи с этим какие-то межгосударственные договора. Видимо, исходя из того, что в родной деревне М.Рахимова Таваканово половина жителей, включая самого Президента всех башкир, имеет казахские корни. Но сейчас не об этом.

Иными словами, к 1999 году республика была уже готова к отделению. Более того, я, как журналист, разъезжая по республике, прекрасно видел, что в южных районах, которые считались этнически «башкирскими», уже формируются военизированные отряды из национальной молодежи.

И если события стали бы развиваться по этому сценарию, то я даже не представляю, какой кровью бы умылась наша страна! Очень большой. Вы только представьте еще один сепаратистский фронт в подбрюшье страны! То есть в 1999 году Владимир Путин действительно спас Россию, когда очень жестко ответил на провокацию Басаева в. Все в прямом смысле висело на волоске. Более того, через Башкирию проходят все основные трубопроводы нефтяной и газовой системы страны. Война в этом регионе окончательно подорвало бы экономику страны. Собственно, поэтому вся эта затея с суверенитетом изначально выглядела большим шантажом. Но только до тех пор, пока в Кремле сидела слабая администрация. Как только в стране появился сильный лидер, ситуация кардинально изменилась. И поэтому Рахимов, уже не чувствуя себя больше полноправным хозяином в республике, поспешил принять меры, чтобы вывести акции Башкирского ТЭК из республиканского контроля и фактически максимально приблизить к своей семье.

Но об этом в следующей главе, а в этой я хочу еще раз подчеркнуть -все это активное строительство национального суверенитета практически официально финансировалось за счет Башкирского ТЭКа. Это было чуть ли не официально прописано в тех постановлениях Верховного совета Башкирии, о которых я говорил в начале. И более того, из последующих событий читателю станет понятно, что все это было затеяно только ради приватизации ( если это можно так назвать) ТЭК. Это было главным -нажива, а не суверенитет. И именно поэтому, я считаю, что моральный долг нынешнего руководства страны — вернуть эти предприятия государству! Используя любые законные методы! Потому что это намного важнее, чем хищения в «Оборонсервисе» или Банке Москвы — так как из-за Башкирской нефтянки чуть ли всей России не устроили кровавую баню! Я думаю, люди которые пытались это сделать, должны понести ответственность. Самую суровую! И законные основания для этого есть.

«Большой облом» Муртазы Рахимова

А дальше случилось то, что, прошу прощения за выражение, стало самым большим обломом для местного суверенитета. Вернее, для президента Муртазы Рахимова. В 2000-м году Россия разгромила террористическое новообразование на Кавказе и вернула Чечню в правовое поле страны. А затем дошли руки и до Башкирии. В 2002-м году Счетная палата начала проверку Башкирского министерства по управлению госимуществом. Прежде всего, потому, что на протяжении всех пореформенных лет там существовало единственное региональное отделение Госкомимущества РФ, которое вообще никак не реагировало на столичные инстанции! Даже на простые звонки! Кстати говоря, это видимо, был чуть ли не единственный случай в истории Счетной палаты, когда ее аудиторы заходили в кабинеты местных чиновников в сопровождении спецназа ГРУ. И, как я уже говорил, зайдя в эти кабинеты, ревизоры однажды с удивлением обнаружили, что от госпакета одной из самых крупных российских нефтяных компаний -«Башнефти» осталось всего… 1,3 процента акций. Вот тогда-то и произошло то, что впоследствии аудитор счетной палаты Владимир Игнатов назовет «самым беспрецедентным случаем хищения активов из федеральной собственности в истории нефтеперерабатывающих компаний России». В августе 2002 года, в то самое время, как федеральные ревизоры пытались найти концы государственных пакетов, президент Рахимов неожиданно издает указ, на основании которого холдингам «Башнефть» и «Башнефтехим» разрешается продавать свои предприятия! И в очень сжатые сроки они были «проданы» семи различным фирмочкам. Мало того, что эти сделки в нарушение закона прошли без аукциона и были крайне непрозрачными. Так и среди учредителей этих фирм были очень «странные» люди — личная секретарша и личный телохранитель сына башкирского президента Урала Рахимова, его личный бухгалтер и правая рука, несколько милицейских чинов и так далее.

Но самым вопиющим было даже не это, а цена сделки — 13 миллиардов рублей! Это за крупнейшие-то в России нефтеперерабатывающие заводы, всю нефтянку и энергетические предприятия республики! Сравните — в те же годы прошел открытый аукцион по «Славнефти», которая сравнима с «Башнефтью» по показателям. Она ушла за 50 миллиардов, и Госкомимущество еще критиковали за то, что продешевило! Но самое невероятное, что даже этих копеек бюджет республики не получил — этим фирмам была предоставлена десятилетняя рассрочка по уплате этих денег.

А дальше вообще началось невообразимое. Как выяснило ФНС, в 2003же году эти семь фирм объединили пакеты акций в одну — ООО «Башкирский капитал». А затем продали свои доли в «Башкирском капитале» предприятиям, акциями которых они владели. Произошло так называемое перекрестное акционирование. По всей видимости, это было сделано для обеспечения управления предприятиями Уралом Рахимовым, поскольку он руководил непосредственно холдингами «Башнефть» и «Башнефтехим».

А затем у этих семи фирм волшебным образом обнаружилась дебиторская задолженность перед предприятиями башкирского ТЭКа — как раз на эти самые 13 миллиардов рублей! И, таким образом, произошел взаимозачет, в результате которого федеральный бюджет, как говорится, окончательно кинули — ни рубля из заявленных 13 миллиардов он так и не увидел! То есть это была прямая афера. И я хочу подчеркнуть: срок давности по этому делу еще не прошел!

Кровавые выборы

Все это происходило в первой половине 2003 года. На конец этого года были намечены выборы главы региона, и данный факт был главной причиной того, что семья Рахимовых так поспешно и неуклюже начала выводить из госсобственности акции башкирской нефтянки. Судя по всему, Муртаза Рахимов реально опасался проиграть эти выборы, не смотря на оказываемое чудовищное давление на оппонентов.

В каких только грехах не обвиняли в то время федеральный центр -и в не конституционном вмешательстве во «внутренние дела!», и стремлении отъять у Башкирии находящиеся в «собственности коллективов» предприятий ТЭК РБ….

Это, кстати говоря, любимая «фишка» Рахимова — этот человек, на мой взгляд, устроивший в годы своего правления из республики настоящее средневековое ханство, до сих пор очень любит упрекать Кремль в тоталитаризме! Более низкопробную демагогию я редко слышу, а от некоторых пассажей Муртазы у меня, честно говоря, зубы сжимаются.

Особенно, если знать, сколько людей погибло в Башкирии из-за этой нефтянки и свободы слова.

Но вернемся в 2003 год. Нужно сказать, что тогда одним из самых громких голосов в этом хоре обличителей «неправильной демократии», был голос так называемого «дублера» Рахимова на выборах — его ближайшего соратника Игоря Изместьева. Впоследствии, он станет сенатором и прославится, как организатор банды наемных убийц, за что в 2010 году его приговорят к пожизненному заключению. В тот же период Игорь Изместьев был ближайшим соратником Муртазы Рахимова и, основным деловым партнером Урала Рахимова. В 2001 году Счетная палата, проверяя российскую офшорную зону в городе Байконур, обнаружила ряд фирм, принадлежавших Изместьеву. Через них холдинги Урала Рахимова прятали налоги — всего около двух десятков миллиардов рублей. То есть даже по этому примеру видно, насколько тесно были переплетены в республике политика и Топливно-энергетический комплекс. Тем не менее, несмотря на мощную агитационную компанию команды Рахимова, обнаружилось, по закрытым социологическим опросам, что действующий Президент, при условии честного подсчета голосов, может проиграть уже в первом туре! Вот тогда, похоже, штаб Муртазы Рахимова дал добро на открытые боевые действия! В сентябре 2003 года у резиденции Урала Рахимова взорвались нашпигованные взрывчаткой «Жигули», погибли два охранника сына губернатора. Нашли в центре Уфы, у той же резиденции, еще один подготовленный к взрыву автомобиль. Повезло — заряд на людной улице не сработал. МВД Башкирии сразу «нашло» и арестовало «виновника» терактов — он якобы имел связь с одним из оппозиционных кандидатов в президенты. Было ясно, что МВД РБ имеет прямое отношение к этим взрывам — обвиняемый был «упакован уликами» еще до терактов. А «потерпевший» — Урал Рахимов — «случайно», как раз в эти дни, был в командировке в Москве.

Но расследование этого убийства поручили столичной команде, которая оказалась неподвластной давлению клана Рахимовых. И выборы, что называется, продолжились. После этого произошел поджог типографии, где печатали свои материалы оппоненты Рахимова, горела и типография администрации президента, в которой были изготовлены обнаруженные оппозицией фальшивые бюллетени. Но все это не помешало состояться первому туру выборов, на которых Рахимов сенсационно проиграл, набрав гораздо меньшее количество голосов, которые были необходимы для победы в первом туре. Стало очевидно, что во втором туре «Первый Президент всех башкир» проиграет.

И тогда, осознав ситуацию, Муртаза Рахимов, смерив гордыню, отправляется на поклон в Кремль. И Москва, что называется, прислушалась к «просьбе». . По итогам той исторической встречи в Кремле газета «Коммерсант», со ссылкой на источники в высших эшелонах власти, сообщила, что в обмен на поддержку, Рахимов лично пообещал вернуть государству Башкирский ТЭК! Мало того, что источникам «Коммерсанта», как правило, верят, но в данном случае это еще было похоже и на официальный кремлевский слив в качестве своего рода публичной гарантии сделки. Мы еще вернемся к этому обещанию, поскольку оно так и не было выполнено.

Источник

© Новые ведомости