Как был устроен рейдерский бизнес ИК "Россия"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"По структуре "Россия" напоминала спецслужбу"

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::21.09.2009

Инвесторы из "России". За два года существования инвестиционная компания "Россия" захватила около сотни предприятий

Юлия Говорун

В апреле Симоновский суд Москвы вынес приговор семи ее руководителям. Как был устроен бизнес "России", "Ведомости" узнали из обвинительного заключения.

Битва за колбасу

Бывший директор колбасного завода «Плутос» Алексей Пантелюшин до сих пор с содроганием вспоминает воскресенье, 1 февраля 2004 г. В тот день на его завод приехало полсотни вооруженных чоповцев, которые выбили двери и без труда выставили из здания двух охранников предпенсионного возраста. Когда Пантелюшин через два часа прибыл на место, ему сообщили, что он уже не собственник завода (а он контролировал 30% акций «Плутоса»), и предъявили документы о смене владельцев. Больше на завод Пантелюшина не пустили. Сотрудники рассказали ему, что на следующий день люди в деловых костюмах, представившиеся менеджерами инвесткомпании «Россия», провели собрание с трудовым коллективом и сообщили, что прежние акционеры были неэффективны. В тот же день менеджеры из «России» подогнали к зданию автомобиль, в который сгрузили все уставные документы, печать и бухгалтерскую документацию.

«На территории завода был большой — около 3000 кв. м — производственный цех с новым оборудованием, он-то и приглянулся рейдерам, — рассуждает Пантелюшин. — Наш завод показался им легкодоступным: акционерами предприятия были физлица, большинство из них работали на заводе».

За полгода до рейда Пантелюшина вызывали в милицию для дачи показаний — по его словам, «по какому-то странному делу»: якобы его завод торговал бензином. На допросе Пантелюшин быстро доказал следователю, что здесь какая-то ошибка, следователь перед ним извинился, но потребовал уставные документы «Плутоса». Пантелюшин ничего не заподозрил и предоставил все, что попросил следователь. Только спустя полгода, сетует Пантелюшин, он понял, для чего его вызывали к следователю.

К рейдерской атаке на «Плутос» инвесткомпания «Россия» начала готовиться с марта 2003 г. Сотрудники инвесткомпании изготовили поддельные документы с реквизитами «Плутоса» и создали десяток фирм, на баланс которых планировали переводить захваченную собственность. В ноябре 2003 г., используя поддельные документы о смене гендиректора «Плутоса» Алексея Пантелюшина на сотрудницу «России», рейдеры продали здание «Плутоса» подконтрольной им фирме «Маркони» за 13,3 млн руб., но реально деньги не были заплачены.

«Плутос» был перепродан шесть раз, как выяснили следователи. Процесс перерегистрации прав собственности занял три месяца — последним собственником в апреле 2004 г. стала компания «Арт-строй».

«Мне звонили коллеги по отрасли и говорили, что им поступало предложение купить завод за $6 млн, но все отказались, так как не хотели связываться», — говорит Пантелюшин. Тогда рейдеры начали распродавать оборудование и имущество по частям: через четыре месяца все сотрудники были уволены, и завод встал. По словам Пантелюшина, не работает он до сих пор, а сотрудники завода так и не могут вернуть себе его акции. У самого бывшего гендиректора «после этой истории пропала охота заниматься частным бизнесом», и сейчас он трудится в госструктуре.

Захват колбасного завода был лишь одной из десятка нашумевших рейдерских атак «России».

Красный дом

В четырехэтажном красном особняке в Нововладыкинском проезде сейчас офис по продажам Volkswagen. А с 2003 по 2005 г. там располагалась штаб-квартира знаменитой инвесткомпании «Россия». Компанию основал в начале 2003 г. студент московской юридической академии Константин Стародубцев. В рейдерский бизнес Стародубцев, как следует из обвинительного заключения, попал благодаря знакомству с предпринимателем Юрием Полетаевым. Все началось с неудачной попытки компании «Росбилдинг» захватить территорию принадлежащей Полетаеву фабрики-прачечной «Владыкино». Атаку «Росбилдинга» удалось отбить, а Полетаев заинтересовался идеей недружественных поглощений и выделил Стародубцеву деньги на захваты.

«Мы купили 51% фабрики-прачечной “Владыкино”, параллельно с нами скупку начала другая компания, которая консолидировала крупный пакет, — объясняет бывший совладелец “Росбилдинга” Алексей Тулупов. — Мы им и продали, так как они сделали выгодное для нас предложение». Полетаев стал мозгом и идейным вдохновителем «России», а Стародубцев лично участвовал в силовых акциях, приводятся в обвинительном заключении показания бывшего сотрудника «России» Александра Глуховского. С Полетаевым связаться не удалось.

«По структуре “Россия” напоминала спецслужбу, где работа строилась на строгой иерархической подчиненности и конспирации», — рассказывает замначальника отдела по делам о преступлениях в сфере экономики Следственного комитета при МВД Павел Сычев.

В Красном доме, как называли особняк в Нововладыкинском проезде сотрудники «России», царила атмосфера строжайшей конспирации. Там не было ни одного стационарного телефона, а для связи персоналу выдавались специальные сотовые телефоны, номера которых менялись каждый месяц. Работа на компьютерах и серверах была организована с использованием шифровальной программы PGP. Чтобы не было утечки информации, всем штатным сотрудникам и проектам присваивались специальные коды. Упоминать фамилии в офисе не разрешалось. Стародубцев запрещал сотрудникам обращаться к нему по телефону по имени-отчеству, говорил, что отличает всех по голосам. Многие рядовые сотрудники инвесткомпании и сами не знали, кто из их коллег за что отвечает и какую должность занимает, а некоторые убеждали потом следователей, что и не представляли, что работают в этой инвесткомпании.

В «России» было собственное разведывательное подразделение, которое занималось поиском объектов для захвата; юридическая служба, изучавшая историю и слабые места того или иного предприятия; финансово-экономическая служба, которая просчитывала, во сколько обойдется захват. Была собственная контрразведка: контрразведчики прослушивали своих коллег, вели за ними наружное наблюдение. Количество фирм, подконтрольных «России», увеличивалось, и Стародубцев нанял команду бухгалтеров. Отдел кадров брал на работу студентов юрфаков, желавших подработать, уговаривал пьяниц за небольшие деньги выступать номинальными директорами фирм-однодневок, искал людей для захватов. «Россия» купила несколько частных охранных предприятий.

Дела у компании шли в гору, вздыхает Сычев: в 2003 г. скромный студент Стародубцев ездил на метро, а к концу 2004 г. у него было несколько лимузинов, он ездил с охраной на бронированном автомобиле с флажком и мигалкой. В начале 2005 г. Стародубцев усилил меры безопасности: Красный дом обнесли дополнительным высоким металлическим забором, а некоторые отделы переехали по другим адресам: «Россия» арендовала еще первый этаж в здании на Долгоруковской улице, где проводились собеседования при найме на работу и скупка акций у акционеров намеченных к захвату предприятий, а также офис в бизнес-центре «Александр-хаус» для переговоров с покупателями захваченных компаний.

Бывший охранник «России» вспоминает, что нес службу в «Александр-хаус» сутками, чтобы охрана бизнес-центра не имела доступа в офис, где была установлена видеоаппаратура, реагирующая на шаги.

Стародубцев и его команда

Ближайшим сподвижником Стародубцева в обвинительном заключении назван бывший сотрудник ФСО Станислав Карпач. Из ФСО Карпач уволился в 1999 г. — как следует из характеристики оперативного отдела ФСО, за невыполнение условий контракта: во время службы занимался внеслужебной деятельностью, которая приносила ему крупные суммы наличности.

Количество захваченных объектов росло, и Стародубцев начал налаживать отношения с правоохранительными органами, говорится в заключении. Это направление возглавил другой его соратник — Александр Седов, с которым Стародубцев познакомился в спортклубе. Седов отвечал и за отношения с прокуратурой и госучреждениями для лоббирования интересов «России».

Бывший сотрудник «России» Сергей Коркин, до того как попасть в компанию Стародубцева, работал юристом в Московской конфедерации промышленников и предпринимателей до конца августа 2004 г. Он рассказал следователям, что по интернету нашел объявление о работе в области уголовного права, приехал на собеседование на Долгоруковскую улицу и Седов уговорил его работать без оформления с зарплатой $1000 в месяц.

«Россия» почти всегда действовала по одной схеме, рассказывает Сычев, у нее был огромный архив информации об акционерах приглянувшихся компаний, их пристрастиях, нарушениях закона, любой компромат. Специальный отдел «России» собирал и обрабатывал информацию.

«Далее составлялся психологический портрет акционера предприятия: можно его шантажировать или нет, — продолжает Сычев, — если да, то рейдеры предпочитали договариваться. Это гораздо дешевле». Если же договориться или найти компромат не удавалось, сотрудники «России», по словам Сычева, подделывали документы о проведении акционерного собрания и смене собственника. После этого регистрировали фиктивные сведения в налоговой службе, а она не обязана проверять подлинность предоставляемых документов. Дальше распродавали имущество как им заблагорассудится.

Покупателей на захваченные и «очищенные» объекты «Россия» искала разными способами: часто действовала под конкретного заказчика, иногда искала бизнесменов из отрасли или давала рекламу.

По словам Сычева, часто сотрудники «России» использовали решения судов, основанные на поддельных документах о смене собственника.

Часто Стародубцев скупал акции, а затем инициировал арбитражные процессы, говорится в заключении.

После скупки акций часто применяли и силовой захват — добивали особо строптивых собственников. По такой схеме, например, удалось захватить здание аптеки № 224 на Валовой улице в декабре 2004 г. Как говорится в материалах следствия, сначала были подготовлены документы о проведении внеочередного собрания акционеров и смене гендиректора, а затем подконтрольная Стародубцеву группа быстрого реагирования — около 40 молодых людей — прорвалась в здание и юристы «России» отыскали и забрали все документы, включая бухгалтерские книги и трудовые книжки сотрудников.

Гендиректор и совладелец аптеки и несколько других акционеров поняли, что сопротивляться бесполезно и в марте поехали в «Александр хаус» на встречу с Карпачом, говорится в обвинительном заключении. Тот предложил директору аптеки продать ее акции, а также подписать передаточные документы по акциям других акционеров и приказ об освобождении с занимаемой должности. Он пообещал вернуть гендиректору трудовую книжку и другие личные документы. Позже директор аптеки убеждала следователей, что была так потрясена, что подписала все предоставленные Карпачом документы, не читая, хотя и успела заметить, что в них не были проставлены даты.

В 2004 г. Стародубцеву приглянулась территория красногорского конноспортивного комплекса (КСК) «Новый век» — 10 га земли недалеко от Рублево-Успенского шоссе. Захватив его по стандартной схеме с помощью номинальных директоров и созданием фирм-однодневок, Стародубцев долго не мог найти покупателя, а содержание «Нового века» обходилось недешево. «России» пришлось даже размещать объявления о продаже. Пока искали нового хозяина на захваченный конезавод, сотрудники инвесткомпании собирали выручку от владельцев лошадей и сдавали ее в кассу Стародубцева в Красном доме, говорится в обвинительном заключении. Несколько человек от «России» жили непосредственно в самом комплексе, чтобы контролировать ситуацию. Покупателя найти не успели, потому что владелец КСК Анатолий Меркулов обратился в ГУВД и комплекс вернулся в собственность бывшего владельца.

Солидный, но очень нахрапистый

Одним из самых громких дел «России» стал захват летом 2004 г. завода «Мосвторцветмет» в Огородном проезде. Предприятие приглянулось рейдерам из-за его недвижимости общей площадью почти 17 000 кв. м.

Акционерами «Мосвторцветмета» были частные лица и доход они получали, по данным следователей, в основном от сдачи в аренду этих площадей разным фирмам, нежели от переработки, реализации лома и отходов цветных металлов.

Стародубцев и Карпач cначала выяснили, кто основные акционеры предприятия, а затем Карпач решил познакомиться с ними лично. За две недели до рейдерского захвата он со своим помощником пришел на встречу с тогдашним гендиректором «Мосвторцветмета» Львом Симоновым, рассказал «Ведомостям» заместитель Симонова Геннадий Басалаев. Карпач, по его описанию, был солидным, респектабельным человеком, но «очень нахрапистым». «Мы люди скромные, а он пришел и говорит: «Нам нужен такой же бизнес, и мы готовы заплатить вам очень много денег», — пересказывает состоявшийся разговор Басалаев. — На вопрос «сколько?» мы с Симоновым получили ответ: «Много, но в разумных пределах». После этих слов, вспоминает Басалаев, они с Симоновым начали сомневаться в искренности собеседников. Басалаев и Симонов ответили на это, что решения о продаже долей в предприятии принимаются на собрании акционеров.

«Карпач сразу же заинтересовался и стал выяснять, когда оно будет, — вспоминает Басалаев, — получив ответ, что через две недели, Карпач повернулся к своему подельнику и спросил: “А мы успеем?” Тот кивнул. После этого Карпач с нами попрощался и вышел — больше мы его не видели». А «Россия» начала готовиться к захвату. Сотрудники «России» учредили пять компаний («Гермес-альянс», «Контрэктюни», «Элитастрой-м», «Кристал плюс» и «Верона») для проведения сделок по купле-продаже имущества. Были изготовлены поддельные печати «Мосвторцветмета» и документы.

Операция была проста: была подготовлена выписка из протокола внеочередного собрания акционеров «Мосвторцветмета» от 1 июня 2004 г. о смене гендиректора на ставленника «России» Андрея Джаниашвили. А уже 7 июня в ИМНС Северо-Восточного округа запись об этих изменениях была зарегистрирована и внесена в ЕГРЮЛ.

Еще в одной выписке из протокола внеочередного собрания акционеров предприятия, прошедшего якобы 8 июня, была одобрена сделка по продаже недвижимости «Мосвторцветмета» компании «Гермес-альянс» всего за 1,5 млн руб. 25 июня был зарегистрирован переход прав собственности трех зданий от «Мосвторцветмета» к «Гермес-альянсу».

Сотрудник «России» Вячеслав Федченков, как единственный акционер «Гермес-альянса», стал собственником зданий предприятия, а 30 июня продал недвижимость подконтрольным Стародубцеву и Карпачу компаниям. Изменения были внесены в реестр, но финансовых расчетов между компаниями не было.

«Мы выяснили, что нам завод больше не принадлежит, случайно, — рассказывает Басалаев. — В июне мы решили открыть счет в Сбербанке, и там нам сказали, что мы больше не имеем к нему никакого отношения». Работники «Мосвторцветмета» отказались подчиниться новым собственникам. Они не готовы были ни покинуть здание предприятия, ни пустить туда людей Стародубцева. 3 августа Стародубцев и команда попытались захватить здание силой. Карпач и Стародубцев со своей охраной расположились напротив центрального входа, чтобы посмотреть, как будет происходить захват.

Территорию завода начали штурмовать люди в зеленых жилетах — сотрудники ООО «ЧОП «СТЭЛС», которые часто помогали Стародубцеву решать подобные вопросы, вспоминает Сычев. Сотрудники ЧОПа, для того чтобы проникнуть на территорию завода, использовали болгарки и гидравлические ножницы, также у нападавших были пожарные лестницы. На территории, по рассказам очевидцев, были слышны хлопки, крики и взрывы. Силовое противостояние продолжалось около часа, но проникнуть в здание людям Стародубцева не удалось: руководители завода вызвали наряд милиции, который не пустил чоповцев в здание, рассказывает сотрудник «Мосвторцветмета», присутствовавший при захвате.

Тогда Стародубцев придумал, как сказано в обвинительном заключении, «хитроумный план»: «приискал лицо нетрадиционной сексуальной ориентации — Шимко Ю. Н., — говорится в материалах обвинительного заключения, — и, используя низменные качества и корыстные побуждения которого, предоставил для подписания последнему заявление <...> о якобы имевшем место сексуальном домогательстве в отношении Шимко со стороны представителя арендаторов “Мосвторцветмета” Бруевича А. В.». Это заявление было представлено в Хамовническую межрайонную прокуратуру. Но за отсутствием состава преступления уголовное дело в отношении Бруевича не было возбуждено.

Только спустя девять месяцев «России» удалось захватить «Мосвторцветмет». «На тот момент ситуация была — мрак. Мы потеряли клиентуру, многих не удалось вернуть до сих пор, — жалуется Геннадий Басалаев. — Выручка снизилась на 40%, около 15% арендаторов сразу же ушло, как только разгорелся конфликт. Но сейчас предприятие опять у нас». Акционеры завода в ходе судебных разбирательств вернули «Мосвторцветмет» себе.

Но Карпач, отбывающий сейчас наказание в колонии, отрицает, что захватывал предприятие, а лишь занимался скупкой недвижимости. «Переговоры с собственниками недвижимости, цель которых — склонить к продаже, не образуют состава преступления, даже если собственникам предлагается выкупить их активы по заниженной цене», — передал Карпач «Ведомостям» через своего адвоката.

Монтажники-наемники

Осенью 2004 г. «Россия» выбрала новую мишень — торговое предприятие «НИИпроектэлектромонтаж» (НИИПЭМ) по адресу: ул. Большая Почтовая, 7. В складских помещениях НИИПЭМ (6000 кв. м) более 10 000 наименований товара, но предприятие зарабатывало деньги не на продаже товаров, а на сдаче в аренду своих помещений, говорится в материалах следствия. Сотрудники «России» изготовили договор аренды от 11 октября 2004 г., подписанный якобы гендиректором НИИПЭМ Евгением Феськовым о том, что здание предприятия сдано в аренду подконтрольной Стародубцеву фирме «Трансхимсервис» с юридическим адресом в г. Бийске (Алтайский край). Был изготовлен и документ о том, что «Трансхимсервис» в качестве арендной платы за IV квартал 2004 г. якобы предоставил вексель на 1 млн руб. Был изготовлен акт о недопуске гендиректора «Трансхимсервиса» на территорию арендуемых им зданий в НИИПЭМ — и «Трансхимсервис» подал иск в Зональный районный суд Алтайского края «о взыскании пени и понуждении к исполнению обязательства», говорится в обвинительном заключении.

Местный судья Палагин, как пишут следователи, «не распознав в этих документах фальшивку», определил, что ответчик (НИИПЭМ) и его представители лишаются права находиться в здании предприятия, а истцы в лице подконтрольного Стародубцеву гендиректора «Трансхимсервиса», напротив, имеют полное право беспрепятственно находиться на территории НИИПЭМ. Исполнительный лист Зонального районного суда Карпач передал в канцелярию 2-го межрайонного отдела службы судебных приставов по ЦАО Москвы, и пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство.

Вечером 26 ноября 2004 г., гласит обвинительное заключение, группа отдела службы судебных приставов, а также представители ИК «Россия» с привлечением «многочисленных наемников в количестве около 100 человек» проникли в здание НИИПЭМ. После силового захвата сотрудники ИК «Россия» подделали ряд документов о проведении внеочередного собрания акционеров и избрании нового лояльного им гендиректора, говорится в материалах следствия. Стародубцев собирался продать здание подконтрольной «России» фирме «Рилас» за 5 млн руб., но не успел.

Пока, говорит Сычев, приговор вынесен по девяти эпизодам, их доказанный ущерб — около 270 млн руб.

Осуждены семь руководителей «России». «Ведомостям» удалось связаться с адвокатами трех, все они сейчас обжалуют приговор.

Адвокат Михаила Широкова, занимавшегося в «России» регистрациями и продажами фирм-однодневок, Андрей Чувилев утверждает, что его клиент не входил в состав объединенной преступной группировки. «Он там знал всего пару человек, и те сейчас находятся на свободе, — говорит Чувилев. — Торговля фирмами — широкое поле. Широков вполне мог нанять человека за $100, чтобы тот выступил гендиректором (условно — “Гермес-альянса”). Далее фирма регистрировалась, а кто впоследствии будет ее покупателем и с какими целями она будет в дальнейшем использоваться, Широкова не интересовало. Допустим, деятельность Широкова была не очень законна, но не в той мере, в которой это представлено следствием. Мошенничество — это не участие в ОПГ».

«Не был я ни правой рукой, ни левой ногой Стародубцева, — передал через адвоката Александра Кукушкина Карпач. — Вывод суда о том, что я как член «организованной группы» принимал участие в создании «России» и от ее имени вел переговоры с владельцами недвижимости, не подтвердился в ходе судебного следствия и основан на домыслах и предположениях суда. Меня осудили по статье «Мошенничество», но действия по «фактическому силовому захвату», которые мне инкриминируются, не содержат признаков «мошенничества».

«Мы не согласны ни с одним из пунктов обвинительного заключения, — сказала “Ведомостям” адвокат Седова Марина Вартанян. — Я считаю, что “Россия” — абсолютно нормальная организация и должна продолжать осуществлять экономическую деятельность».

Связаться с адвокатами Стародубцева «Ведомостям» не удалось.

Столпы «России»

Осужденные


Семь руководителей «России» осуждены по статьям 159 УК РФ («Мошенничество») и 174 («Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления»).

Меры пресечения:

Станислав Карпач — 13 лет лишения свободы и 600 000 руб. штрафа

Александр Седов — 12 лет и 500 000 руб. штрафа

Михаил Широков — 11 лет

Сергей Коркин — 9 лет

Владимир Хмелев, Андрей Джаниашвили, Вячеслав Федченков приговорены к условным срокам лишения свободы на шесть лет.

Основатель «России» Константин Стародубцев скрылся за границей.