Как выбирали Бориса Ельцина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как выбирали Бориса Ельцина Не принято официально отмечать такие даты, как 10-я годовщина вступления на второй президентский срок, к тому же когда полномочия давно окончены. Разве что сам Борис Ельцин в узком кругу соратников 3 июля может поднять бокал за свою былую победу. Впрочем, была ли это победа, если ни президенту, ни большей части общества удовлетворения она не принесла?.. О том, какой ценой далась эта "победа", размышляют непосредственные участники избирательной кампании лета 1996 года. Всего десять лет назад на фоне арестантской робы или телогрейки с телеэкранов ежедневно раздавался призыв: "Голосуй, а то проиграешь!" Проголосовали. Вскоре Бориса Ельцина постигла операция шунтирования сердца, а по стране поползли слухи, что победителем выборов был лидер КПРФ. Что происходило в стане Ельцина в тот смутный для страны период? Об этом обозреватель "МН" беседует с заместителем председателя Общероссийского движения поддержки Б.Н. Ельцина, президентом фонда "Политика" Вячеславом НИКОНОВЫМ.

"- Вячеслав Алексеевич, так что там было на самом деле? Были ли это свободные демократические альтернативные выборы? - Во всей второй избирательной кампании президента Бориса Ельцина был элемент политического лукавства. Все СМИ, кроме газеты "Правда", поддерживали Бориса Николаевича. Затраченные на его выборы деньги многократно превышали официально установленный лимит. Наверное, были и фальсификации. Во всяком случае, административный ресурс использовался по полной программе. Цель оправдывала средства, и я бы не стал называть ту кампанию демократическими выборами. - Некоторые уже забыли, но многим политикам, политологам и журналистам не забыть никогда, что между первым и вторым турами выборов Ельцин не появлялся на публике и в эфире. Вам было известно, что у него случился инфаркт? - Конечно. Самая большая сложность избирательной кампании - проводить ее в отсутствие кандидата и в условиях колоссального распространения слухов о том, насколько он тяжело болен. Кстати, в период между турами по телевидению был показан сюжет, как Ельцин встречается с членами своего избирательного штаба. Но этот сюжет был снят за несколько месяцев до показа. Так что в это время шли поиски каких-то не выходивших в эфир кадров с участием Бориса Николаевича, которые были призваны продемонстрировать его высокий жизненный тонус. Самое главное, что о болезни Ельцина знали коммунисты. В последний день перед голосованием Зюганов и Говорухин приехали в "Останкино" требовать предоставления им оплаченного эфирного времени, чтобы поведать стране о том, что Ельцин мертв. Но оплаченного эфира они не получили, потому что руководители ведущего федерального канала "не обнаружили платежек" КПРФ. - То есть их "потеряли"? - Просто они "не были найдены". - Как члены избирательного штаба выкручивались из ситуации? - Шел большой вал пропагандистских материалов, рекламы, готовились аналитические программы, в телеэфире демонстрировались фильмы о деятельности президента. То есть в информационном плане кампания продолжалась. - Что вы почувствовали 3 июля, когда Ельцин победил? - Напомню, что я возглавлял пресс-центр избирательного штаба, который работал и на следующий день после выборов. Так что они для меня закончились позже всех. Это были круглосуточные бдения, колоссальная усталость. Когда наконец ночью 4 июля пресс-центр закончил работу, я приехал в "Президент-отель" и... принял ванну. - Кто были самые эффективные члены избирательного штаба? - С большим отрывом ото всех - безусловно, Чубайс. Он был главной пружиной избирательной кампании, поставив нашу работу на менеджерскую основу. Он очень организованный человек. - Как написала в своей книге Ирина Хакамада, если Чубайс решит строить либеральную империю, он завтра встанет в шесть утра и действительно начнет ее строить. - Правильно. Он облек нашу работу в форму проектов: назначались ответственные, определялась система контроля и так далее. Это была хорошо сменеджированная кампания. Я считаю, что в стране есть два-три человека, способных быть менеджерами избирательных кампаний национального масштаба. - И кто эти люди? - Сурков, Чубайс и в прошлом Василий Шахновский, бывший членом избирательного штаба Ельцина. - За это его и пощадили в "деле ЮКОСа"? - Этого я не знаю. Думаю, что Шахновский легко отделался в "деле ЮКОСа" потому, что он единственный из фигурантов занял правильную позицию. Он признал, что да, были ошибки. А остальные твердили, что Кремль - кровавая собака, а мы - белые и пушистые. При такой постановке вопроса шансов ни у кого из ЮКОСовцев не было. - Как вы полагаете, после победы Ельцина произошел какой-то перелом в политике? - Два-три года после победы, когда Чубайс руководил администрацией президента, а Немцов был первым вице-премьером, стали пиком либеральной эры. Хотя поначалу ощущался националистический лебедевский уклон. Это был период расцвета влияния Березовского, который я вообще не берусь определить идеологическими мерками. Это был период залоговых аукционов, когда основная доля крупной собственности перешла в руки нескольких человек. И еще это был период, когда страной правила так называемая Семья, ведь Борис Николаевич продолжал болеть. - Так нужен ли был этот второй срок Ельцина или лучше бы он уже до выборов нашел себе преемника, как сделал это в 1999 году? - Так ведь действительно Ельцину в то время не было альтернативы. Рассматривались многие варианты. Я вспоминаю февраль 1996 года, когда было заседание Президентского совета, и Ельцин еще далеко не решил, что он будет баллотироваться на следующий срок. Он уже тогда искал возможность ухода с политической арены. И в избирательном штабе рассматривались все возможные кандидатуры преемника. Естественно, в первую очередь - кандидатура Черномырдина, поскольку он был премьером и наиболее раскрученной фигурой. Но никакие опросы и исследования не давали Черномырдину возможности занять это кресло. К тому же победа была возможна только как результат полной консолидации элит, которую мог обеспечить только Ельцин. Премьеру это было абсолютно не под силу, что, кстати, Черномырдин продемонстрировал на выборах в качестве лидера партии "Наш дом - Россия": он не смог консолидировать элиты. А президент смог это сделать: консолидировать элиты, напуганные возможностью прихода коммунистов к власти. То есть на самом деле вариантов в то время не было никаких. - Так что все-таки символизировал второй президентский срок Ельцина для России, для общества? - Это был переходный период - завершения революционного процесса в России, революционного передела собственности. Быстрая смена вех. А лично для Ельцина это был период поиска ответа на вопрос, кто будет ему наследовать. Этим объяснялась постоянная чехарда премьеров, над чем все смеялись. А на самом деле президент перебирал всю колоду и в процессе выяснял, что одна, вторая, третья карта - все они недостаточно весомы. Пока не вытащил Джокера, которым оказался Владимир Путин. А с точки зрения экономики это был самый противоречивый этап в развитии России. С одной стороны, это был расцвет либеральной экономики, апогей передела собственности, которая (вся!) ушла в частные руки за 4 млрд. долларов. А с другой стороны, это был период финансовых пирамид и экономического коллапса 1998 года. - Давайте попробуем перекинуть мостик из 1996 в 2008 год. Как будут коррелироваться будущие президентские выборы с теми, ельцинскими? - Ситуации абсолютно разные, с какой точки зрения ни посмотри. Экономика к 1996 году пережила резкое падение, а сейчас наблюдаются гораздо большие финансовые возможности, гораздо лучшее социальное самочувствие населения. 1996 год - президент в начале избирательной кампании имеет поддержку максимум в 5%. 2008 год - даже преемник президента будет иметь как минимум половину рейтинга Путина, что уже теоретически обеспечивает победу в первом туре. Плюс абсолютное отсутствие необходимости каких-либо фальсификаций. - Однако весенние выборы в региональные законодательные собрания в ряде случаев показали, что избирательные технологии времен Ельцина живут и побеждают... - На всех выборах используются примерно одни и те же технологии. Просто необходимости в фальсификациях, судя по всему, в 2008 году не будет. - А вот если через много лет один из трех ваших сыновей или внук вас спросят: "Отец (дед), а какого черта ты во всем этом участвовал?". Что вы им ответите? - Думаю, у меня будет лукавое оправдание, отвечу им вопросом на вопрос: "А какова была реальная альтернатива?". Либо ничего не делать, что мне не свойственно. Либо поддерживать коммунистов. Но Геннадий Андреевич в те времена неоднократно, отведя меня в сторону и вертя пуговицу на моем пиджаке, обещал внести меня в расстрельный список первого разряда. - Надеюсь, в шутку? - Хотелось бы надеяться. Но в целом у меня тогда было большое удовлетворение от того, что мы сделали почти невозможное. И у меня нет сомнений в том, что Ельцин реально получил больше голосов, чем Зюганов. "Я устал от разных баек!" Слухи о своей победе на выборах-1996 лидер КПРФ считает "психической атакой" Тамара Замятина Геннадий Зюганов согласился в беседе с обозревателем "МН" развеять мифы 10-летней давности. - Геннадий Андреевич, как вы относитесь к слухам о том, что на выборах-96 вы уже в первом туре набрали голосов больше, чем Борис Ельцин? - Эти разговоры начались спустя 5 лет, когда развернулась подготовка к новым выборам. Слухи распускали Жириновский и компания, их подхватили лидеры "Единства", в свое время безгранично поддерживавшие Ельцина. Это была своего рода психическая атака для того, чтобы отпугнуть моих избирателей. - В каком смысле отпугнуть? - Да очень просто: внушить избирателям, что они голосовали за лидера КПРФ, а Зюганов побоялся отстоять победу. Так какой смысл снова за него голосовать? Это была хорошо продуманная PR-акция. Проверить истинность результатов в тот период не было возможности ни на одном участке. В Татарстане, например, была дикая фальсификация. Я вынужден был нанять большую команду юристов, 3 года судился, Верховный суд РФ признал фальсификацию, которая якобы не повлияла на окончательные итоги. Но провести проверку по всей стране было невозможно. Хотя все регионы южнее Москвы голосовали за меня, а города-миллионники, Сибирь и Дальний Восток - за Ельцина. Страна разделилась пополам. - Почему вы тогда не устроили акции протеста с требованием пересчета голосов? - Мои избиратели - это люди преимущественно зрелого и преклонного возраста. Сталкивать старших с молодежью, север с югом и погрузить страну в пожар? Я считаю это недопустимым. Мы обсудили тогда свои возможные действия и решили выдвигать кандидатуры на выборах губернаторов, а не организовывать гражданскую войну. - Ваши оппоненты говорят, что вы просто боялись стать победителем и что у вас не было команды для управления государством... - Это чушь. Я единственный из всех кандидатов в президенты опубликовал свою программу на два газетных разворота. И команда была готова. Аграрный сектор - Кондратенко, Стародубцев, Харитонов. Нашего кандидата в премьеры Маслюкова Ельцин вынужден был в 1998 году призвать вместе с Примаковым, и они за 8 месяцев вытащили экономику из дефолта. Я Примакова три раза уговаривал пойти в премьеры, а он отвечал: "Я без Маслюкова не пойду". Так что страну от края пропасти оттягивала скорее наша, а не ельцинская команда. Что, Илюхин как прокурор слабее нынешних? Он опытнее и принципиальнее. Или Алферов с Мельниковым. Они на порядок лучше Фурсенко (глава Минобразования. - "МН") знают проблемы образования! Вся фракция отработала в Совете Европы. У меня опытная команда. Я устал от разных баек! - Одна из таких "баек" гласит, что вы с Говорухиным между двумя турами хотели объявить, будто Ельцин мертв. - Не знаю, кто это вам сказал, но это немножко не так. У меня как кандидата было оплаченное на Первом канале эфирное время для обращения к своим избирателям. Мы подготовили кассету-обращение, где было показано, что электронная система подсчета голосов позволяет ввести любые данные о ходе голосования и сфальсифицировать выборы. На телевидении перепугались. Кроме того, я знал, в каком состоянии находится Ельцин. - Откуда знали? - Во-первых, он был моим соседом по подъезду. Во-вторых, я служил в контрразведке в Германии и умею добывать информацию. Так вот, мы хотели сказать избирателям, что в случае победы Ельцина работать он не сможет. Но эфира мне не дали: из Останкино провожали с собаками и автоматчиками. Тогда я собрал пресс-конференцию. Но показали ее только иностранцы. А мне пришлось всех близких надолго отправить подальше. Думаю, очередная версия выборов в 2008 году будет еще хуже... Сергей Степашин:"Я сказал, с оружием их в Кремль не пустят" Как достигался мир на Кавказе летом 96-го Между турами выборов мы приостановили войну в Чечне. В Назрани между российской и чеченской сторонами были подписаны соглашения, в соответствии с которыми Чечня никуда не уходила из состава РФ, оставались три военные базы. С нашей стороны подписи поставили я, Вячеслав Михайлов, Вячеслав Тихомиров и Владимир Страшко, со стороны Чечни - Масхадов "энд компани". Но вскоре договоренности были сорваны... Я был секретарем комиссии по урегулированию чеченского кризиса. Перед выборами мы с Тимом Гульдиманом (шефом миссии ОБСЕ в Чечне) организовали приезд в Москву делегации во главе с Зелимханом Яндарбиевым - я его лично встречал и привозил в Кремль. Вошел в самолет - смрад отнюдь не табачный... Они не хотели выходить из самолета без оружия, но я сказал, что с оружием их в Кремль не пустят. После встречи с Ельциным делегацию сутки продержали в Москве, а Ельцин в это время совершил блицкриг в Чечню, где на танке подписал указ, что война закончилась. Операцию проводили мы с Юрием Батуриным (помощником президента по нацбезопасности. - Ред.) и Олегом Лобовым (секретарем Совбеза. - Ред.) А Коржаков? Саша узнал об операции последним, когда Яндарбиева с делегацией нужно было "запереть" в Москве. Затем Черномырдин направил нас с Михайловым в Чечню, где мы в Новых и Старых Атагах встречались со всем тогдашним руководством республики, чтобы демонстрировать установление мирной жизни перед вторым туром выборов. Кстати, покойный Масхадов это прекрасно понимал и тоже в то время на что-то хорошее надеялся... О результатах второго тура мы узнали в Чечне. А 9 августа Басаев с Масхадовым взяли Грозный. Из грозненского аэропорта мы вылетели в Москву, доложили Ельцину, что город в руках бандитов. Борис Николаевич слег, ему было тяжело. К делу подключился Александр Лебедь. Мне кажется, что он, сжимая слабеющую руку президента, считал дни, когда станет главой государства. Потом он подмахнул Хасавюртские соглашения... Но не буду продолжать: о покойных нельзя говорить плохо. Сергей СТЕПАШИН председатель Счетной палаты РФ Путин как Ельцин Почему нынешний президент вынужден прибегать к "рокировочкам" Светлана Бабаева Путин выиграл на отрицании Ельцина, на противопоставлении себя ему, и страна благодарно потянулась к новому лидеру. Он дал надежду (и основания в нее поверить), что отстроенная вертикаль власти преодолеет "анархию 90-х". Но проходят годы, и подчас в манерах, стилистике действий Путина просматривается в чем-то стилистика Ельцина. Не спешите возмущаться. Владимир Путин пообещал экс-генпрокурору Владимиру Устинову место, достойное его таланта и опыта, и он такое место ему подобрал. Юрий Чайка отправился из Минюста в прокуратуру, Устинов отправился из прокуратуры в Минюст - ведомство, которое он костерил последние годы. И кто-нибудь после этого скажет, что это не "рокировочка"? Как будто на определенном этапе все представители высших уровней власти начинают следовать одними и теми же тропами. То ли замкнутая петля российской политики (как в незнакомом лесу люди, блуждая, постоянно возвращаются на одно и то же место) создает цикличность и толкает каждого следующего лидера к тем же по сути действиям и шагам, что совершал предшественник. То ли в самой структуре российской политики существует что-то такое, что объективно порождает цикл за циклом с похожими признаками, а следовательно, шагами и действиями. Ведь по большому счету Путин все время находится в процессе выстраивания своих "сдержек и противовесов", за которые был так бичуем Борис Ельцин. Взять, к примеру, весеннюю, 2004 года, реформу администрации президента: два заместителя, к ним - группа советников и помощников. В чистом виде балансирование групп влияния в ближайшем окружении, к которым регулярно прибегал первый президент России. Или неожиданные назначения-перемещения. Сначала назначить Дмитрия Медведева главой администрации, затем - стремительно перебросить его в правительство, причем де-факто сохранив за ним некоторое число обязанностей, сопряженных с прежней позицией. Например, организацию некоторых президентских встреч... Или, к примеру, появление во главе кабинета Михаила Фрадкова. Когда Путин объявлял фамилию премьера, даже искушенные депутаты не могли скрыть глубочайшего изумления на лицах. Тут можно вспомнить неожиданную отставку Сергея Степашина в 1999 году и появление на премьерском посту почти никому тогда неизвестного Владимира Путина. В сколь глубокий шок было ввергнуто политическое сообщество, многие представители которого уже считали Степашина преемником. Ан нет, не случилось. ... В свое время Путин много наслушался про себя как политика загадочного происхождения, без харизмы, хотя, несомненно, в противовес предшественнику, здорового, сильного и трезвого. Трезвомыслящего в том числе. И все же, очевидно, некоторые инстинкты, которые у Ельцина срабатывали, что называется, на уровне спинного мозга, приходят с годами и к другим. Ельцин не любил, когда его пытались подменить, даже если это был вроде бы до гроба преданный соратник. Ельцин нередко "вытаскивал" на свет божий людей, казавшихся в политике случайными. Проходило время - и именно они оказывались самыми явными, очевидными и насущными. А с Путиным разве не так? Разве не осадил он некоторое число группировок, в определенный момент возомнивших себя слишком самостоятельными? Причем осадил неожиданно, на пике их силы. Более того, как сказал один из его ближайших соратников, "Путин может до последнего дня наращивать полномочия, давать новые сферы ответственности, а потом отправить в отставку". С Касьяновым, помнится, так было. Премьер не ожидал смены кабинета и вряд ли мечтал обнаружить себя несколько месяцев спустя в стане оппозиции... Ельцин делал так же, просто в те годы возможностей для трудоустройства на ниве оппозиции было больше. Вспомните Чубайса - то любимого, то гонимого, Немцова, приближенного и отдаленного, Примакова, назначенного, а потом собственноручно снятого, когда тот уже присматривался к президентскому креслу. Теперь Путин. Отставок-назначений в целом, конечно, меньше. Но когда они случаются, то основываются во многом на тех же принципах. Недавно назначенный Собянин. Недавно отставленный генпрокурор. Козак, сначала приближенный до главного ответственного за судебную, административную реформы, а затем сосланный на Кавказ. Говорят, он по-прежнему в большом доверии у президента, но все же пока остается на позиции полпреда и периодически даже совершает ошибки, которые, как заверяют некоторые, можно было не совершать, посоветуйся он вовремя с президентом. Так что либералов и ортодоксов, сильных и слабых, сверхлояльных и в меру - всего этого в окружении Путина не меньше, чем у его предшественника. Что толкает лидеров на подобные шаги и схемы? Сама ли природа российской власти, ориентированная прежде всего на личность, не сбалансированная многоопытными и уважаемыми институтами и их представителями? Или дело не в природе, а, наоборот, в людях, которые доверяют своему окружению лишь до известной степени, контролируют все сами, а в случае, когда инстинкт "что-то подсказывает", предпочитают упредить, а не разгребать потом последствия? Ельцин, помнится, блестяще проявлял себя в патовых ситуациях, в режиме аврала, когда, казалось, одно мгновение до импичмента, coup detat, провала. Последняя секунда решала все, и решала в пользу президента. Летели головы, импичмент проваливался, заговорщики изгонялись. Кстати, любопытное совпадение: аккурат в дни обсуждений причин отставки Устинова кому-то вздумалось организовать в прессе кампанию отмечания "годовщины" изгнания Ельциным группировки Коржакова - Барсукова. На что это намекали?.. Путин, возразят другие наблюдатели, не таков, как его импульсивный предшественник. Он работает методично, цейтнота не любит, искусственных авралов не создает. Так ли? Вспомните историю с приморским губернатором и единственной губернаторской отставкой в годы, когда их еще избирали прямым голосованием. Было еще вмешательство в дела Красноярского края, когда там сверх меры раскалилась выборная обстановка. Пример из другой сферы - "Гранд", "Три кита", противостояние ведомств. А сколько случаев из сферы международных отношений, когда личная встреча Путина в последний момент снимала все вопросы и напряжение. От первых контактов с Джорджем Бушем до брюссельских чиновников и лидеров стран СНГ. Взять последний саммит Россия - ЕС в Сочи: предрекали провалы соглашениям по визам, реадмиссии, а Путин взял и с блеском все довел до конца. Чем еще похожи два президента? Оба, в общем, с недоверием относятся к парламенту. Один побаивался повторения 1993 года, другой счел, что парламент должен существовать как механизм проведения в жизнь нужных стране решений. Площадка для дискуссий - да, но в меру. Надо же и работать иногда, не только дискутировать. Оба нельзя сказать, чтобы в большом восторге от губернаторского корпуса, просто Путин пошел дальше в этом вопросе. Оба скептически относятся к партиям, потому оба до сих пор беспартийные. Членства в КПСС, видимо, хватило обоим... Оба считают, что правоохранительные органы и силовые структуры вообще эффективны и полезны, но все же требуют бдительного, буквально ежечасного, присмотра. Оба склонны к импровизациям и эпатирующим действиям. Оба не любят, когда их "вычисляют" и предсказывают. Внезапность и нетривиальность - уже половина успеха. У обоих две дочери наконец! Остаются еще две неожиданности, которые преподнес Ельцин - ушел досрочно, на пике слухов о том, что он мертвой хваткой держится за власть и правдами-неправдами пойдет на третий срок. А он внезапно оставил всю эту власть человеку, в общем, вылепленному из другого теста, малознакомому и не называвшемуся среди явных преемников. Что, любопытно, сделает Путин?.. Но не из одной же прихоти и любви к неожиданностям лидеры вынуждены совершать все эти поступки. Тогда почему? Почему Путин вынужден оборачиваться Ельциным? Потому что такова логика системы, созданной фактически по макиавеллиевским принципам, которую не смогли разрушить ни первый президент России, ни второй. Внутри системы нет балансов, способных придать ей устойчивости и предсказуемости. Не существует ни механизмов взращивания чиновников для высоких постов, этаких карьерных лифтов, ни структур, где они могли бы существовать после отставки, не теряясь и не переходя в оппозицию. Система как система по-прежнему ненадежна, непрозрачна, неустойчива, воровата и конъюнктурна. Путин знал все это, приходя к президентству, и быстро убедился в справедливости этих знаний. Потому и начал строить вертикаль власти, ослабляя одних, понижая других, низводя третьих. Однако любое действие, в том числе в политике, должно быть основано на некой логике. В данном случае главной и по сути единственной логикой существования конструкции все эти годы была воля одного лица. А раньше - воля другого лица. Даже механизмы повиновения во многом одинаковые. В случае с Ельциным времен второго срока это была боязнь коммунистического реванша со стороны так называемого правящего класса. Опасались не столько прихода коммунистов, которые "все национализируют", сколько того, что рядом с коммунистами окажутся персоналии, желающие быть наверху. Одна из основных причин, заставляющих сплачиваться вокруг Путина, - опять же боязнь того, что придут новые, голодные, которые тоже захотят стать "правящим классом". Отсюда - интриги, группы влияния, желание закрепиться и усилиться. Отсюда - "сдержки и противовесы", "рокировочки". Иной логики у системы, увы, нет. И лишь тот, кто сможет предложить иную логику, разорвет нынешний порочный круг и перестанет быть "Ельциным". А пока та же участь может ждать и преемника Путина, независимо от того, уйдет ли он сам досрочно или нет, оставит ли после себя одного из явных или назовет иного, третьего."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации