Как в "КП" увольняют журналисток-декретниц (стенограмма разговора, записанного на мобильный)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как в "Комсомолке" увольняют журналисток-декретниц (стенограмма разговора, записанного на мобильный)

Главред Cунгоркин: "Да тебя уже никто никогда не возьмет на работу, я за этим прослежу...  Я обанкрочу "Комсомолку", лишь бы тебе не платить"

Оригинал этого материала
© sseba, origindate::18.06.2009, mediaguide.ru

Как разговаривают цари с непокорными:)Трудовой кодекс им не знаком и не указ

Разговор состоялся в кабинете главного редактора ЗАО ИД «Комсомольская правда» 24 декабря 2008 года. В разговоре принимали участие главный редактор Сунгоркин, нач. отдела кадров     Новикова, директор по  Интернет-проектам Чекшин и  Горбачевская.

Compromat.Ru

Владимир Сунгоркин

Сунгоркин -- Нету у нее никакого личного дела .Значит Горбачевская, ааа потому как ааа наемные работники относятся и работают со своими аааа работодателями можно судить насколько они вменяемые, соответствуют занимаемой должности и т.д. так или нет? Я считаю что так. У нас ситуация …ла на два с тобой разговора. Первый разговор: жесткий юридический как ты тут значит бум бум бум, я тебе так же юридически отвечу, мы тебя уволим. Юридически тебя восстановит суд, после этого я тебя снова уволю, я найму человека, который будет ходить с секундомером и смотреть, как ты соблюдаешь и значит для меня это будет вопросом принципа. Второе… и вторая тема, по товарищески: че ты хочешь?

Горбачевская – Я вышла работать Владимир Николаевич

Сунгоркин– Нее давай только по честному говорить, ты чего-то хочешь? ты хочешь работать?

Горбачевская – Я хотела работать, получать нормальные деньги

Сунгоркин – Тебя сколько здесь не было?

Горбачевская – два года

Сунгоркин – за два года много изменилось, тебе все это объяснили. Мы опять же по человечески, учитывая, что ты основоположник, давно здесь работаешь тря ля ля и тому подобное, мы тебе по человечески нашли работу, которая соответствует ситуации, мы тебе предложили пятьдесят тысяч  ааа на дворе кризис, я сокращаю порядка 15 % населения или практически 17  знаешь что, ты сейчас не устроишься никуда

Горбачевская – да нет устроюсь

Сунгоркин – устроишься? Так иди устраивайся, чего тебе от меня надо?

Горбачевская – я хотела работать на своем месте

Сунгоркин – ну нету места, дальше чо

Горбачевская – ну как нету, если есть?

Сунгоркин – как есть, кто на её месте сидит сейчас

Чекшин – так его нет

Сунгоркин – ааа места нет, значит с тобой разговаривал чекшин, с тобой разговаривала Новикова, нету возможности сейчас, дальше чего ты хочешь. Извини, но решать где, какие функции кому выполнять, всегда будет работодатель точка аминь, чего ты дальше хочешь?

Горбачевская – хорошо, ничего

Сунгоркин – будешь нас кошмарить, там есть уже первый акт на неё?

Новикова – да, есть

Сунгоркин – опоздала на двадцать минут? давай её сейчас будем упаковывать и все дела, как тебя еще упаковать? Хочешь сделаем еще какие то на тебя претензии.

Горбачевская ну делайте что-нибудь

Сунгоркин – ну тебе…. Ты молодая девка, зачем ты в такие игры играешь

Горбачевская – В какие игры Владимир Николаевич? Я вышла на работу, совершенно нормально, со мной начали действительно играть в игры: обманывать меня, говорить что так не так этак

Сунгоркин– я не знаю кто тебя обманывал, я по-большевистски сказал, что Горбачевская вышла на работу, её эээ значит её функции давным давно у нас исчезли, нам надо либо,  создавать ради Горбачевской и её красивого соблюдения закона и конституции и это самое с людьми договориться, но если договоритесь то и работайте с ней

Горбачевская – Владимир Николаевич, извините, не исчезли мои функции, мои функции выполняет

Сунгоркин – ну мы не хотим, чтобы ты их выполняла

Горбачевская – А ну это другое дело

Сунгоркин – нуу, чего ты хочешь то он нас?

Горбачевская – ничего от вас не хочу, я хотела работать, вот и все

Сунгоркин – так… значит мы тебе, вот ты согласилась мы тебе говорили, чего мы сейчас ей предложили, какую работу?

Чекшин пятьдесят тысяч за, причем разрешили работать дома потому что няню нужно нанимать, частично дома, частично у нас

Сунгоркин – оооо это кто придумал, нее это не подходит

Горбачевская – Я придумала Владимир Николаевич, но меня такое не устраивает тоже

 Сунгоркин – нее ненне нне она пусть ходит каждый день и так далее это самое если она хочет поработать, мы её значит будем каждый день встречать и провожать и следить за тем как она соблюдает график, она обратиться в суд, она в суде победит, вот, давай бороться с комсомольской правдой, давай бороться, она победит…

Новикова – дело в том, Владимир Николаевич, она сейчас не выполняет функции зав. Отделом, она сейчас выполняет функции обычного контент – менеджера, соответственно и её оплата ниже

Сунгоркин – скажи, чего ты нам нервы мотаешь?

Горбачевская – а вы мне не мотаете нервы, нет? У меня маленький ребенок дома, который от меня зависит, я вышла нормально работать

Сунгоркин – слушай мы тебя гуманистически приняли на работу, отлично понимая, что ты не работник с маленьким ребенком, мы отлично понимаем…

Горбачевская – почемуж это я не работник, если я работаю в полную силу?

Сунгоркин – ты будешь у нас работает на тех условиях которые мы тебе предлагали?

Горбачевская – на тех пятидесяти тысячах? Нет не буду

Сунгоркин – так хорошо, увольняйся

Горбачевская – увольняйте, увольняйте по закону как прописано в трудовом кодексе

Сунгоркин – что мы ей должны, чтоб она ушла?

Новикова – ну у неё ребенок маленький, мы не можем её сократить, только по соглашению сторон

Сунгоркин – так соглашение сторон согласны уходить или нет?

Горбачевская – а что вы мне предложите?

Сунгоркин – мы тебе предложим два оклада двести тысяч дадим иии

Горбачевская – да вы что, два оклада…и кто меня возьмет на работу с таким маленьким ребенком

Сунгоркин – да тебя уже никто никогда не возьмет на работу, я за этим прослежу Если в Америку уедешь..

Горбачевская – да ну что вы говорите? Да есть же жизнь за пределами комсомольской правды

Сунгоркин – ну и на хера тебе это надо? На хера тебе это надо?

Горбачевская – что надо?

Сунгоркин– играть в эти игры, мы тебе дали работу, работай и работай

Горбачевская – Владимир Николаевич, я чем вам навредила, что я сделала? Вы на меня нападаете, как будто бы я не знаю за вами родина - мать

Новикова – Лен, у тебя квалификация не соответствует сегодняшнему дню, вот еще почему, потому что на твоём месте сидит Носова

Горбачевская – ну почему это квалификация не соответствует

Сунгоркин – … слушай ну времени нет, мы с тобой оба раза… ты не хочешь работать, чего ты раз, два, три чего ты нам нервы мотаешь?

Горбачевская – на моём месте сейчас сидит Антипов, по моим перечисленным обязанностям

Сунгоркин – ну и что, что сидит

Новикова – обязанности Носовой ты не выполнишь никогда, так же как ты не выполнишь обязанности Антипова, потому что Антипов сильней тебя в три раза

Горбачевская – да вы знаете…

Новикова – хорошо с завтрашнего дня мы тебе даём обязанности Антипова, ты их не выполняешь, мы тебе будем давать письменно, и после создаем официальную комиссию, ты будешь уволена за несоответствие своей должности, вот чего ты добиваешься.

Сунгоркин – Если ты хочешь,  как что бы мы с тобой так же, давай и мы с тобой будем так же по документам.

Сунгоркин  как будто в стране нет кризиса. Я не могу тебе на встречу пойти по простой причине, мне еще сокращать кучу народа, если каждый будет вот так вот вставать на … нет вот два оклада меня не устроят, мне надо плюс двадцать давай иначе ???? (революция будет), меня извини я не могу это это как сила сила работодателя и сила …

Горбачевская – у меня отягощающие обстоятельства  - маленький ребенок

Сунгоркин – слушай, мы дали работать, тебе дали нормальную должность,  чего ты не работаешь?

Горбачевская –я работаю…но не на своей должности

Сунгоркин – ну работай…

Горбачевская –  … но не на своих обязанностях

Сунгоркин – тебя пятьдесят тысяч не устраивают?

Горбачевская – не устраивают…

Сунгоркин – и поэтому ты решила нас покошмарить?

Горбачевская – я этого так не говорила …

Сунгоркин – а я тебе говорю… а я тебе говорю…

Горбачевская – я хочу своё место.

Сунгоркин – … я даже пятьдесят тебе не хочу давать, значит честно. Значит мммм не хочу давать вот сейчас не хочу. Когда пришли твои документы, ты возвращаешься, я действительно сказал, давайте мы её оставим, найдем ей место, там два дня или сколько дома…

Чекшин – да-да

Сунгоркин – …слушай, к тебе все по человечески относились, пусть она работает, вот пятьдесят тысяч, ну короче … «не я там… закон… трали-вали» ну хорошо закон, у вас закон, а у меня мои проблемы кризисные, а мне что делать совсем этим? А мне что делать?

Горбачевская – на моём месте сидит человек и получает большие деньги

Сунгоркин – он сидит на этих деньгах с большей квалификацией. Точка. Решать какая квалификация чего это наша, наша прерогатива

Горбачевская – ну решайте так …

Сунгоркин – чо предлагаешь?

Горбачевская – ничего не предлагаю, вы предлагайте

Сунгоркин – значит, её рабочий день как устроен?

Чекшин – с десяти до шести

Сунгоркин – моё предложение, первое, два предложения, первое: согласиться на пятьдесят тысяч, работать добросовестно, мы еще посмотрим, как ты работаешь, работаешь добросовестно, приносишь пользу издательскому дому комсомольская правда – это первое предложение согласится и работать. Второе предложение: ты говоришь «нееет мне нужно личное дело мое, я буду сейчас это самое…, мне надо то…, закон на моей стороне» ради бога, закон на твоей стороне. Значит, ты будешь действовать по закону – это называется «итальянская забастовка» вообще в принципе, значит, все стороны решают действовать по закону, вот просто жестко. Мы значит юристам сейчас ??парусь ногой то? им делать сейчас нечего мы сделаем такое файл значит «Г-А-Р-Б-А-Ч-Е-В-С-К-А-Я-как мне работать по закону» ну поработаем ничего

Горбачевская – ну и я поработаю …

Сунгоркин – я, значит, тебе отвечаю, что в итоге мы тебя уволим. Вот эту мы зарплату можем у неё снизить через какое-то время?

Новикова – Да

Сунгоркин -  Мы её снизим до пяти тысяч, до трех, доскольки можно, до тысячи рублей снизится, как она с нами, так и мы с ней будем. Она не слушала… у нас кризис … да ради бога…

Новикова Чекшин – тооочна

Сунгоркин - … она говорит, да я вот так буду… ради бога. Значит, зарплату мы ей снизим, все, жестко по закону. ???? (тудааа) пусть она проходит, а мы будем все все что здесь на нашей стороне будет потерпим, дальше я тебе торжественно клянусь, что я не думаю что ты где то устроишься на работу, такие работники как ты, не нужны нигде …

Горбачевская – я отличный работник, с высокой квалификацией, я за три недели …

Сунгоркин – ты никакой уже ни работник стала…

Горбачевская – да конечно…

Сунгоркин – знаешь почему? Потому что кроме квалификации в условиях кризиса надо чтобы люди могли нормально договариваться, понимаешь со своими начальниками, потому что всем сейчас сложно, ему сложно, ей сложно, она с утра до вечера в истерике, мне сложно потому что у нас бюджет сыпется. Приходит Горбачевска­­­я, «неее ребят это все ваше сплошь херня, а у меня ребёночек, я девяносто тысяч хочу, я знаю закон». Вот как это выглядит, ну ладно. Поворачивайте все я буду знать закон я буду по закону. Сейчас вы у меня все попляшете, ты, и ты и ты тоже попляшешь. Вот что происходит.

Горбачевская – нет Владимир Николаевич, я не так все себе совершенно представляю. Я представляю, что Антипов работает на моем месте и он исполнял мои обязанности …

Сунгоркин – ну не хотим мы чтобы Антипов уходил, не хотим, мы имеем право ну не хотим …

Горбачевская – ну ваше право

Сунгоркин – ааммм этот Чекшин и Носова считают, что надо сохранить Антипова

Чекшин – он и не исполнял твои обязанности

Сунгоркин – ну я там не вникаю, ну они предлагают, что сейчас это не надо. Сейчас у меня тут все матери, которые есть, все заскочут, а сейчас мы этой комсомольской правде покажем, не покажете. Я именно этого не допущу, я на твоем прецеденте сделаю ситуацию, что ничего не покажете.         Я обанкрочу комсомолку, лишь бы тебе не платить…

Горбачевская – хорошо…

Сунгоркин – знаешь почему? В воспитательных целях

Горбачевская – да? …

Сунгоркин – дааа, чтобы не выпендривалась

Горбачевская – я не выпендриваюсь…

Сунгоркин – значит, размышления до утра, утром, прийти и сказать: хорошо Владимир Николаевич, можешь ему сказать, можешь её сказать «я буду работать на этих условиях, я буду работать добросовестно и я буду выполнять те поручения, которые мне поручены и я буду стараться приносить пользу комсомольской правде». Засунуть все свои идеи, что Антипова извольте туда, это туда – это наши проблемы, кого и куда двигать. Второй сценарий: ты говоришь «не я не понялааа, я вообще-то мать, на моей стороне закон, поэтому измените мне надо первое девяносто тысяч, мне надо вот тут должность, и я должна быть вот так вот, вся в шоколаде здесь и все всё что мы ей дали Владимир Николаевич дорогой можете …. Вот.  Я знаю закон. Тогда мы с завтрашнего дня, а можем и с сегодняшнего включаем все меры законной защиты корпарации и начинаем тоже действовать. Айнц, цвай, драй, не отходя ни на йоту от закона, закон не нарушаем.

Значит первое, мы предупреждаем её сейчас по снижению по зарплаты, второе мы следим за то чтобы она посещала значит корпорацию, чтобы она работала, чем она занимается.  А она к нам вот таким вот???? Все честно и добросовестно.

***

Оригинал этого материала
© sseba, origindate::18.06.2009

Как увольняют работниц, вышедших после декрета: стенограмма разговора, записанного на мобильный

Фролов- Смотри,  у меня …. Миссия ……

Ругаться у меня с тобой нет ни малейшего желания …. Корпорацию….

Я хочу как бы, даже не я хочу назначили меня этим человеком нормально поговорить по поводу  того в каком состоянии ты находишься с точки зрения работодателя и работника. Вот, Знач смотри, рассказываю, может быть это не так. Та информация, которая есть у меня. Ты вышла из декрета... По закону должа выйти на ту же должность,на ту же зарплату, которая у тебя была до декрета. Вот…Контора тебе этих денег платить не хочет. Ни Сунгоркин, ни Чекшин, ни  Света и так далее. Знач, моя позиция какая. Моя позиция такая, что упираться рогами против конторы я не буду. И строить  из себя Бэтмена впрягаться за тебя я естественно тоже  не буду.

Горбачевская - Да конечно.

Фролов - Вот. Поэтому как бы  рассказываю типа я немножко в стороне . Э. Соответственно контора будет придумывать всякие возможные варианты, для того чтобы или избавиться от тебя или найти какой-то компромисс, который устроит и тебя и контору. По деньгам прежде всего. Вот. Короче, ту зарплату, которую ты получала до декрета…. (Не слышно) …….Сунгоркин….. Че-то у него как бы это че-то повернулось по поводу тебя он тебя помнит очень хорошо,  типа, и говорит – в жопу. Вот. Чекшин с Носовой тебе предложили вариант вот этот вот на полтинник, делать вот работу которую примерно сейчас ты делаешь, типа два дня ходить сюда, три дня сидеть дома. Правильно я говорю?

Горбачевская - Ну да. Было так

Фролов - Примерно так, примерно так. Вот. Ты сначала, вроде, приняла, потом, я так, ну эт  мои домыслы, потом я так понял с юристами проконсультировалась…  решила , что плохое предложение. Нужно как бы по-другому решать вопрос. Соответственно, по-другому решать вопрос, это типа идите вы в жопу со своими компромиссами., Возвращайте, знач, мне  должность и мои деньги. Вот. Света, знач, вместе с Сунгоркиным со всеми накусили и сказали, что нет, мы этого делать не будем, вот…. Значит, и сейчас ситуация такая, что контора против тебя. Просто работает в качестве как бы монстра. Вот. Знач по закону какие ситуации возможны. Эээ. Сокращать тебя никто не будет, вот, то есть бумаги о том, что у тебя сокращается длжость, с которой ты можешь пойти в суд у тебя на руках не будет. Вот. Они сделают что. Они сделают бумагу, где будет написано, что отдел, который ты когда-то возглавляла, реорганизован, это совершенно теперь другая структура, называется по-другому, и вообще как бы совершенно другие функции, другое бла-бла-бла. Они напишут, что тех должностные обязанности, которые у тебя были раньше, теперь, в новой структуре у тебя нет.  На основе того что этих должностных обязанностей, могу их перечислить, меня обязали их написать эээ. Управление коллективом, формирование редакционной политики, ну в общем некоторая редакторская  нет……

Горбачевская - Ну на самом деле это все не так. И ты об этом знаешь. Ну Бог с ним.

Фролов - Да. Короче, будет телега такая, что они значит, ознакомят тебя с бумагой, где будет написано, что отдел реорганизован, должностные обязанности были  как бы… Те должностные обязанности которые ты несла в качестве зав. Отделом, старым, теперь у тебя их нет и на этом основании,

Горбачевская -А где бумага какие были должностные обязанности

- Этой бумаги нет

Горбачевская - Она будет задним числом составлена?

Фролов - Нет. Они, значит, сделают какую бумагу э… даже не сделают бумагу. Есть как бы реальая… положения, приказы о том, что отдел реорганизован в совершенно другую структуру. Вот. И на основе этого они как бы скажут, что вот, как бы был один отдел, а теперь другой отдел. В рамках новой структуры теперь у тебя как бы должностные обязанности вот такие. И за  эти должностные обязанности, знач, зарплата вот такая. Вот, короче, вот такая телега будет выкатываться. И они, как бы, сделают  что. Что  вот они тебя ознакомят что теперь у тебя должностные обязанности вот такие и зарплата у тебя будет вот такая. Сильно меньше. То есть Суня …эээ..типа там даже пятьдесят уже не хочет платить. Вот. Эээ. Ругается, типа того.

Варианты какие. Знач, и, соответственно по закону получается что. Они тебя с этим знакомят, ты как бы или подписываешь эту бумагу или не  подписываешь. Скорей всего не подписываешь, вот, но они как бы проводят это вот по конторе. Через два месяца по закону у тебя, ну, например, там с завтрашнего числа, не важно с какого, э, старые как бы  должностные обязанности и старая должность прекращается, вот как вот  они два месяца вот например, там с 20 декабря по 20 февраля тебе выплачивают зарплату, которая как бы была вот в полном объеме. Через два месяца это…

Горбачевская - Была какая ты имеешь ввиду зарплата?

Фролов - Ну я не знаю какая у тебя была там девяносто или там типа того…

- Ну да

Фролов - Вот. Точно просто не знаю, порядок такой. Вот. Через два месяца как бы вступают в силу типа новые должностные обязанности, которые как бы вот уже на другую зарплату. И они тебе начинают платить другую зарплату. Маленькую. Вот. И они готовы судиться. Вот именно по такому как бы раскладу.

Горбачевская - Мы тоже готовы судиться.

Фролов - То есть если ты как бы готова судиться, ну, вот я тебе рассказал, че будет.

Горбачевская - Я тоже готова судиться, что я могу тебе сказать.

Фролов - Ну тогда будем… Ну я не буду судиться, будет  Света судиться. Вот. То есть меня делегировали узнать че ты вообще как бы будешь типа предпринимать вот при таком раскладе. Вот. То есть вернуться на компромиссное решение там типа полтинник за работу, какую ты делаешь, ты не готова.

Горбачевская - Нет. Есть мое место, есть мои обязанности, которые выполняет другой человек, который был «и.о» зав. Отделом, потом его переименовали просто. Так что сказать что той работы, которую я делала ее теперь нет – ну, говорите, что я могу сказать. Я тоже готова судиться.

Фролов - Ну вообще я тебе примерно рассказал, какой план контора будует реализовывать. ТО есть бумаги о сокращении ты не получишь. Вот будет вот эта развиваться тема реорганизации отдела и соответственно,  усечению твоих должностных обязанностей и под эти усчения будет секвестирована зарплата. Ну и соответственно, ну и Суня говорит типа, ну не мне, а Свете сказал, ну давай судиться.

Горбачевская - Давай.

Фролов - Ну ладно.

Горбачевская - У меня большая вероятность, что я  выиграю. И мне заплатят зарплату за год. Пока мне ребенку не исполнится трех лет.

Фролов - Ну это понятно дело, что суд тебе присвоит всюю… если тебя как бы суд приговорит, что контора тебя прессует и все такое, то суд обяжет контору выплатить тебе там я не знаю за полгода или за год ….

Горбачевская - Давайте судиться. Что я могу сказать…

Фролов - Ну ладно, я тогда  как бы Свете это передам, но мне просто не хотелось бы , чтоб этот разговор как-то сказался на наших отношениях… Вот, Те меня твоя работа сейчас устраивает, процесс идет, трафик растет и все нормально.

Понятно, что ты хочешь заниматься иной работой, но я против конторы не попру как бы, и с тобой мне бодаться совершенно нет ни малейшего желания…. Там устраивать ругань всякую…

Горбачевская - Да это, наверное, и не в твоих полномочиях… Так что передавай, что я готова судиться.