Как говорил Могилевич (видео). Могилевич

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Og06 022 Page 1 Image 0001.jpg

Как вспоминает сам Мэнголд, с «доном Семеном» ему работалось в удовольствие. «С ним было забавно говорить», — сообщил он «Огоньку». Мы публикуем фрагменты из этого интервью, текст которого выложен в открытом доступе на сайте Би-би-си. Ответы Могилевича приводятся в обратном переводе с английского

ТОМ МЭНГОЛД: Хочу спросить, как вы сами определяете свою профессию?

СЕМЕН МОГИЛЕВИЧ: По профессии я бизнесмен.

Т М.: Расскажите о своем прошлом. Из какой вы семьи?

С М.: Я родился в Киеве. В районе под названием Подол Мать была ортопедом Отец работал в типографском бизнесе. Они оба умерли. Я один.

Т М.: Западные газеты прозвали вас «мозговитым доном» Вам нравится это прозвище? Оно оправданно?

С М.: Это из-за того, что у меня большая голова. 62-й размер.

Т М.: Где вас застал распад СССР?

С М.: В Венгрии.

Т М.: Вы там работали. Но по своей природе вы капиталист?

С М.: Я еврей.

Т М.: Вы уходите от ответа. Вы по природе капиталист?

С М.: Я предпочитаю работать меньше, а получать больше. Как это называется, капитализм или социализм, вам видней.


      • Т М.: Оправданно или нет, у вас теперь репутация международного Аль Капоне. Это помогает торговать пшеницей?

С М.: Это правда. Для торговли пшеницей эта репутация не годится. Не знаю, продавал ли Аль Капоне пшеницу. Но знаю, что он был связан с проституцией и тому подобное, а я с этим не связан.

Т М.: Как вы думаете, если заглянуть в будущее… Аль Капоне в итоге был арестован за уклонение от уплаты налогов Подобное может случиться с вами?

С М.: Я об этом читал. Со мной такого случиться не может, потому что я плачу налоги.
Т. М.: Потому что вы платите налоги?

С М.: Да. Как ни странно, я плачу налоги. И плачу их исправно. И сплю спокойно.

Т. М.: Если сложить все ваши вклады во всем мире и перевести в доллары—сколько это получится?

С М.: Это очень сложная математика, арифметика. Но для покупателя — приличная сумма. Довольно много.

Т М.: Я точно знаю, во сколько оценивается мое состояние. Как вы можете не знать?

С М.: Я даже не понимаю, что вы имеете в виду под словом «состояние». В американских долларах? В английских фунтах?

Т М.: Если перевести все ваше состояние в американские доллары.

С М.: Я не люблю американские доллары. Я к ним не привык. Пока мы говорим, деньги крутятся, прибывают…

Т М.: Я готов разрешить вам не отвечать на этот вопрос.

С М.: Я просто подсчитываю. Мне нужен листок бумаги и большой калькулятор.

Т М.: Насколько большой?

С М.: Чтобы давал одиннадцать знаков после запятой. Хочу быть точным.


      • Т М.: В документах Шестого отдела российского Министерства внутренних дел вас называют одним из главных «авторитетов» — простите, если неправильно произношу это слово. Я цитирую: «финансист, специализирующийся на проституции, игорном бизнесе и отмывании денег». С чего бы русским такое писать, если это неправда?

С М.: А что, русские не врут? Они всегда говорят только правду — научились этому у американцев. Откуда им знать, если я девять лет не жил в России? Авторитет — это человек, который пользуется уважением. Пустые слова, никаких официальных документов, подтверждающих это, не существует. И люди, которые их говорят, ничего не понимают.

Т М.: В секретном докладе ФБР за 1995 год говорится, что вы связаны с так называемой — сейчас постараюсь произнести — солнцевской группировкой. Так или нет?

С М.: Я вам больше скажу. Я об этом прочел в докладе ФБР за 1994 и 1996 годы. Когда жил в России, я действительно жил в Солнцевском районе, но это не значит, что я принадлежу к солнцевской группировке. Милиционер, который меня останавливает, может жить в Кунцеве, но это не делает его членом кунцевской группировки. […]

Т М.: У вас был доступ к докладу ФБР?

С М.: Да, был.

Т М.: Каким образом?

С М.: Друзья принесли.

Т М.: Какие друзья?

С М.: Вам назвать имена, адреса, телефоны? Просто друзья. Принесли и сказали: «Посмотри, что тут ФБР про тебя пишет».

Т М.: Как он к ним попал?

С М.: Им, наверное, тоже друзья принесли.

Т М.: А те друзья его от кого получили?

С М.: Наверное, сами его и написали. […]

Т М.: Ничего подобного ни в одном докладе я ни о ком еще не читал. Если вы, по вашим словам, скромный бизнесмен, почему вы фигурируете в этом докладе?

С М.: Ни один полицейский — ни рядовой, ни высокопоставленный — никогда не называл меня преступником. Я объездил весь мир. Пять раз был в Италии, десять раз в Германии, несколько раз в Англии, и ни один полицейский департамент не назвал меня преступником. Мне запретили въезд во Францию в 1997-м. Но в мае 1999-го запрет был снят, потому что обвинения не подтвердились.

Т М.: Вам закрыт въезд в Англию и США. Почему?

С М.: […] Да мне туда и не надо. Все, что надо, я посмотрел.

Т М.: Знаете ли вы Сергея Михайлова?

С М.: Да, конечно.

Т М.: И вы с ним работали, имели дело.

С М.: Он со мной, а не я с ним.

Т М.: Господину Михайлову были предъявлены очень серьезные обвинения в Швейцарии.

С М.: Да, я знаю об этом.

Т М.: Как, безусловно, и о том, что его, как и вас в Англии,оправдали за отсутствием доказательств, которые должны были предоставить, но не предоставили российские власти.

С М.: Может, это потому, что не было таких доказательств. Не было преступлений.

Т М.: Вам с Михайловым просто повезло? Или вы всех обвели вокруг пальца? Или невиновны?

С М.: За Михайлова не скажу. Я точно не младенец. Есть вещи, за которые мне стыдно. Но мне точно не стыдно за то, что мне приписывают итальянцы, немцы и другие. Иначе я бы уже был в тюрьме Меня бы давно арестовали, если бы было за что.

Т М.: Вам известно, что президент Клинтон подписал президентский указ о борьбе с организованной преступностью. И поэтому в США вас объявили персоной нон грата.

С М.: Если так, я просто не поеду в США. Страна, в которой президент спит со своей секретаршей, меня мало интересует.

Т М.: Перейдем к Чехии. Вы там бывали?

С М.: Много раз.

Т М.: Согласно докладу британской разведки за 1994 год, вы там организовали черный рынок по торговле оружием из республик бывшего Союза, включая торговлю крупнокалиберными снарядами, наркотиками и драгоценными камнями. Почему они это написали?

С М.: Видимо, у них есть снимки, на которых я торгую оружием, или запись моих телефонных разговоров, где я распоряжаюсь продать наркотики. Может, у них есть фото, как я крашу рынок в черный цвет. Но почему тогда они не передадут все это американцам? Не понимаю.

Т. М.: Категорически отрицаете?

С М.: Почему я должен отрицать? Если бы кто-то продавал оружие и меня бы в этом обвинили, я бы сказал: «Пожалуйста, докажите». А так что отрицать?

Т. М.: Почему же это все так против вас сговорились? Должна же быть причина.

С М.: Я сам не понимаю.

Т. М.: Но ведь вы наверняка думали об этом.

С М.: Я уже говорил в одном интервью. Люди из спецслужб меняются, а дело на Могилевича остается. Как объяснить, что никто из полиции ни разу не позвонил по телефону тех людей,в убийстве которых меня обвиняют, чтобы убедиться, что они живы. В газете «Вилидж Войс» Фридман описывает, с какой жестокостью я с ними расправился, и никого не интересует, что все эти люди живы, никто не потрудился проверить. Как это объяснить? […]

Т М.: Вы не отмыли ни пенни? […]

С М.: Однажды я стирал рубашку, и там в кармане было пять долларов…

Т М.: Понятно. Имели ли вы в последние 15 — 20 лет дело с проститутками?

С М.: Однажды в Гамбурге я увидел из окна проституток, и я извинился перед женой, что на них смотрю. Если я продаю наркотики и оружие, зачем мне еще проститутки? Или они действительно много денег приносят?

Т М.: Мы отклонились от Чехии. Вы помните ресторан U Holubu?

С М.: Да, конечно.

Т М.: 31 мая 1995 года полиция провела там рейд. […] Там должна была проходить встреча двух русскоговорящих преступных группировок из Москвы и Украины.

С М.: Да, 31 мая 1995 года мой товарищ Виктор Аверин отмечал свой 38-й день рождения. Он пригласил друзей с женами и детьми и предложил отпраздновать в U Holubu.

Т М.: Вы тоже собирались там быть?

С М.: Да.

Т М.: Но вас предупредили, что будет рейд?

С М.: Нет.

Т М.: Тогда почему не поехали?

С М.: Я летел из Израиля с пересадкой в Вене. Почему-то самолет задержался на 45 минут. Я должен был быть в ресторане в 9:30, так мы договорились по телефону. А приземлился только в 10:45. Когда я подъехал к U Holubu, рейд уже начался. Я пошел в соседнюю гостиницу, сел в баре и просидел часов до пяти или шести утра. Потом взял такси и уехал в Будапешт.

Т М.: Вас кто-то предупредил, что вас там могут убить?

С М.: Никто ничего не знал. Из всех присутствовавших работников и гостей арестовали 80 человек. Было задействовано 200 спецназовцев и вертолеты. Они окружили здание, сделали предупредительные выстрелы, заблокировали все выходы, но не нашли никаких доказательств преступной деятельности. Хотя они привезли с собой специальные автомобили для перевозки трупов и радиоактивных материалов. Они были уверены, что на русскую вечеринку приходят люди, хранящие на теле 100 граммов радиоактивных материалов, несмотря на все неудобства. Они не могли представить, что у русских может быть вечеринка без трупов. Они очень хорошо подготовились. Вертолеты летали над городом весь вечер, очень красиво. В пять утра всех отпустили.

Т М.: Почему вы открыли компанию на Нормандских островах?

С М.: Дело в том, что это единственные острова, про которые я знал. Когда мы проходили про другие острова на уроке географии в школе, я болел.

Т М.: Но почему вы выбрали именно это место?

С М.: Я не выбирал. Я купил то, что в тот момент продавалось.

Т М.: И это оказалась офшорная компания.

С М.: Я и покупал офшорную компанию.

Т М.: Зачем?

С М.: Чтобы платить меньше налогов.

Т М.: Пытались ли вы отмывать деньги через эту компанию?

С М.: Нет, естественно. […]

Т М.: Поговорим про YBM Magnex. По документам вы основатель и акционер этой компании.

С М.: Я действительно ее основал. Но продал все акции в 1996 году.

Т М.: Я знаю об этом. Но поначалу вы были акционером. Вам принадлежала треть всех акций. Вам и вашим друзьям, среди которых был Сергей Михайлов.

С М.: Да, в этом нет ничего особенного. Все учредители компании «Арбат Интернешнл» были акционерами, так же как все, кто организовывал компанию Arigon. Все мы были акционерами, включая меня. Только я продал свои акции в 1996 — 1997 годах.

Т М.: Вы владели третью всех акций?

С М.: Значительной частью. Не знаю, была ли это треть, может, больше, может, меньше. У меня было меньше пяти процентов. […]

Т М.: Проходили ли через компанию «грязные» деньги?

С М.: Я покинул YBM в октябре 1994 года. Через десять дней будет пять лет. О том, что было потом, не имею понятия. Но не думаю, что кто-то там отмывал деньги.

Т М.: В тот период, когда вы еще были в компании, согласно аудиторским документам, составленным после банкротства, были обнаружены многочисленные свидетельства связи между YBM и организованной преступностью. […]

С М.: Может, это какая-то проблема с переводом. Я не совсем понимаю вопрос.

Т М.: Компания объявила о банкротстве после того, как ФБР закрыло ее в 1998 году. Когда аудиторы стали проверять финансовые ведомости, они обнаружили документы, подтверждающие, что там отмывались деньги, шло откровенное надувательство.

С М.: Если было надувательство, пусть доказывают. К сожалению, у меня нет доступа к документам ФБР. Но мало вероятно. Какой смысл? Компания зарабатывала 30 миллионов в год. […] Перед моим уходом компания оценивалась в миллиард долларов. Какой был смысл в надувательстве?

Т. М.: Вы знали Якова Богатина?

С М.: Конечно.

Т. М.: И знали, что он связан с организованной преступностью?

С М.: Яков Богатин? Все зависит от того, что вы понимаете под организованной преступностью. Возможно, в профессиональных кругах, где Яков преподает, он доктор наук в Саратовском университете, профессор металлургии, известный всем металлургам страны, существует какая-то организованная преступная группа металлургов.

Т. М.: Нет, я имею в виду его брата Давида, отбывающего восьмилетнее заключение в Нью-Йорке за многомиллионные махинации с бензином.

С М.: Да. Его брат стал преступником в Америке. В России он был обычный человек. Не думаю, что кто-то его выдал. Америка делает из людей преступников. Такая это страна. Поэтому я там не живу.

Подготовил Василий АРКАНОВ, Нью-Йорк

Фото: UNIAN; BBC.CO.UK
http://www.ogoniok.com/5033/3/

Герой своего времени

01.jpg

«Дон на миллиард долларов» - так назывался документальный фильм, снятый о Могилевиче британской компанией Би-би-си в 1999 году Ae086960-6082-5e2b-5ea9-1df84ce2562e.jpg 6ffc917c-1108-2b10-2eb0-78f95624bdcd.jpg 949326e3-8a49-389b-b2d1-59d91048c988.jpg 6b9fd63c-07f1-b386-10c8-31080272ef9c.jpg
09cb743c-47c0-851f-6c36-4ef9ef87c90e.jpg 6f2c5476-9533-3465-c8a5-383b7cae2c03.jpg 8e7f664b-1112-eb85-361c-facbed01ef87.jpg 86c9cdc8-8305-01f8-49e4-9dea7b0ec733.jpg 1beff59c-1238-65f5-ee37-c0336e7b5692.jpg

Чем больше знакомишься с материалами бурной биографии арестованного в Москве 62-летнего Семена Могилевича (он же Сергей Шнайдер, он же Сайман, он же Суворов, он же просто Сева), тем больше убеждаешься, что страна в самом деле плохо знает своих «героев»

Подоплеку, а главное, причины московского ареста Могилевича-Шнайдера, случившегося на минувшей неделе, широкая публика, видимо, узнает еще не скоро. Если вообще узнает. Обвинение в уклонении от уплаты налогов по делу компании «Арбат Престиж» с самого начала выглядело не очень убедительно. Что такое недоимка в 2 миллиона долларов (50 миллионов рублей), если общее состояние обвиняемого, который юридически к «Арбат Престижу» никакого отношения не имеет, по некоторым данным, оценивается в несколько миллиардов тех же самых единиц и все претензии налоговиков могли быть погашены без лишнего шума и пыли в пять минут? Что-то здесь явно не так. Зачем весь этот сыр-бор и «маски-шоу»? Кое-что, однако, в этой необычной истории можно понять, если хотя бы бегло проследить этапы большого пути одного из главных, а на самом деле, пожалуй, главного фигуранта дела «Арбат Престижа».

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

Семен Юдкович Могилевич, киевлянин, 1946 года рождения. Окончил экономический факультет Львовского университета. В советские времена, на заре туманной юности, дважды судим. Вот как он сам об этом рассказывал несколько лет назад в интервью киевской газете «Столичные новости»: «.. В Киеве первый раз меня арестовали в 1975 году. Я купил золотую монету из клада. Собирался изготовить медальончик своей девушке. Это по тем временам называлось «нарушение правил валютных операций». Приобретение золота и драгметаллов в обход Центробанка СССР. И если бы я купил монету, например, в Российской Федерации, то отделался бы только конфискацией этой золотой монетки. Она была размером в двухкопеечную монету, стоила 60 рублей.

Но поскольку это случилось на Украине, то меня судили Ну, была еще причина. Я дружил с сыном первого секретаря ЦК КП Украины, а Владимир Васильевич Щербицкий не хотел, чтобы его сына окружали лица с сомнительным настоя-щим.. Была дана команда каким-то образом это прекратить. Валера был парень очень своенравный, не слушался отца. Ему со мной и подобными мне было интересно. И тогда правоохранительные органы нашли зацепочку — вот эту золотую монетку, которая и привела меня на скамью подсудимых. Папа любил ему повторять: «Смотри, сынок, сионисты до хорошего не доведут…» Второй раз был судим тоже на Украине Эта история похожа на детективный роман... В нем участвовали министр обороны Республики Конго, работники правоохранительных органов... Это был легкий детектив, который закончился четырьмя годами лишения свободы. Статья традиционная, когда хотят упрятать невинного человека за решетку, — мошенничество».

Со слов работников правоохранительных органов, все выглядело несколько иначе. По версии следствия, Могилевич обобрал на приличную сумму некоего мясника Юхимовича (кличка Бык)—53 тысячи рублей при «покупке» валюты у «негра-дипломата» с классической «поста-новкой» — уходом с деньгами через проходной двор на улице Горького. После случившегося Юхимович пришел в бар, где сидели «разводяги», и начал палить из двух пистолетов. В результате инцидент был разрешен в пользу мирных переговоров — деньги были возвращены. Но свой срок молодой Сева получил вместе с «потерпевшим» Юхимовичем.

Говорят, что после тюрьмы Семен одно время пытался найти себя на гражданке: работал художником, инженером, технологом, начальником цеха на одном из киевских заводов. Но продолжалось это недолго.

В начале и середине 70-х годов тысячи еврейских семей покидали Киев и выезжали на историческую родину. Однако вывозить с собой имущество в Израиль им не разрешалось. Молва утверждает, что Сева придумал бизнес: за бесценок скупал их имущество: мебель, золото, ковры, обещая позже рассчитаться сполна в твердой валюте. Однако обещания своего не выполнял или, мягко говоря, выполнял не всегда. Впрочем, сам он обвинения на этот счет отвергает. Хотя перестройку 40-летний Семен Могилевич встретил уже с солидным стартовым капиталом, который вскоре и вложил в дело.

В самом начале перестройки, в 1985-м, Могилевич переехал в Москву, где, согласно оперативным сводкам, сошелся с известным криминальным авторитетом Сильвестром Создал известную фирму «Арбат Интернешнл», занимался перевозкой грузов,арендуя суда в Черноморском пароходстве. Совместно с Сильвестром организовал сеть платных туалетов на вокзалах от фирмы «Внуково-1». Это приносило баснословные барыши, что, как говорят, дало возможность… материально поддерживать московскую милицию. Чуть позже открыл сеть платных туалетов в КиевеВнуково-2»), делая упор на железнодорожный вокзал, передав их под кураторство тому самому Юхимовичу, с которым столкнулся «по жизни» в годы киевской юности.

ВЕНГЕРСКАЯ ПЛОЩАДКА

Однако по-настоящему, с размахом, развернулся Сева уже в соседней с Украиной Венгрии, куда переехал на постоянное место жительства. Переезд случился вроде бы по семейным обстоя-тельствам — брак Могилевича с венгерской гражданкой Каталин Папп был зарегистрирован в апреле 1989-го, но в Будапешт Семен приехал не один, а с целой командой «единомышленников».

Поначалу их было человек десять-двадцать, позже, по оценкам западных спецслужб, стало человек двести-триста. По другим данным, в два-три раза больше. Почему, собственно, в Венгрию? Скорее всего, причина здесь в том, что эта страна в самом центре Европы еще в 70— 80-е годы стала проводить рыночные реформы. Здесь уже тогда можно было зарегистрировать свою компанию, одним словом, вполне легально делать деньги. А потом, до родного Киева и Москвы рукой подать. Венгерский бизнес Севы, по крайней мере, на первых порах был вполне легальным и законным.

Сам Семен Могилевич так рассказывает о своем венгерском периоде жизни: «В 1991 году рухнула вся система и образовался колоссальный дефицит всего импортного. В то время в Венгрии был завод, который выпускал какую-то сладкую воду с приставкой «кола» Я купил одну машину этой воды по смешной цене и отправил в Россию. Чистая прибыль составила 12 тысяч долларов. Таких машин было отправлено много». Одной сладкой водой, однако, дело не ограничивалось. Тогда же, как недавно поведало одно московское издание, он провел свою первую крупномасштабную операцию с безналичными рублями. В начале 90-х рубль резко падал, а на счетах предприятий скопились огромные суммы безналичных рублей. Некоторые руководители перекачивали их в наличные рубли.
Но Могилевич построил более доходный бизнес. Он предложил директорам приобретать за безнал не рубли, а доллары. Сделка казалась такой привлекательной, что ее санкционировали даже банковские чиновники федерального уровня. Назначили даже уполномоченный банк — это был Статус-Кредит-Банк.

Но вскоре выяснилось, что это не что иное, как грандиозная афера. Могилевич получил на счета подконтрольных фирм сотни миллионов безналичных рублей, а расплачиваться долларами не спешил, отделываясь обещаниями сделать это позже. Дошло до того, что банк и несколько его особо крупных клиентов, купившихся на обещания Могилевича, попросили разобраться с товарищем. Этот эпизод уже звучал в прессе как рассказ человека, принимавшего участие в выколачивании долга: «Приехали в Будапешт. Без труда нашли Севу, он и не прятался. Зашли в номер гостиницы, поговорили. Сказали, что очень серьезные люди хотят получить обещанные деньги. На Могилевича это произвело впечатление. Он сказал: «Хорошо, я все понял». С этого момента Могилевич стал возвращать деньги, но выборочно. Крупные суммы возвращались только по ходатайству авторитетных людей либо спецслужб».

Венгерское «хозяйство» Могилевича поступательно расширялось. Сначала в активе появился ночной клуб с дискотекой с многоговорящим названием Black and White. Затем завод по выпуску магнитов Для этого создается фирма Arigon, которую Могилевич регистрирует в офшорной зоне на Британских островах. Эта фирма приобретает в Филадельфии компанию YBM Magnex, которую возглавил ближайший сподвижник Могилевича Яков Богатин, доктор технических наук, специалист по порошковой металлургии. Появляются свои увеселительные заведения, рестораны, автосалоны, магазины, новые заводы. Среди них сразу два оружейных…

Вот что он сам говорит по этому поводу: «В 1993-м я со своими друзьями приобрел в Венгрии оружейный завод. Варшавский договор к тому времени распался, технику девать было некуда, а государству невыгодно содержать завод. Оно устроило тендер, который мы выиграли. Обязательным условием было содержание не менее 500 рабочих в течение шести месяцев, оплата всех долгов, накопившихся у предприятия. Стоило нам все это 9 миллионов долларов. Содержание завода, отчисления в бюджет, зарплата, вся социалка обходилась нам порядка 350 — 400 тысяч долларов. В месяц. После четырех-пяти месяцев борьбы за кредиты и госзаказ мы поняли, что никогда этого не получим.

Более того, русским было запрещено появляться на территории завода, даже владельцам. Продажа этого предприятия была самой удачной сделкой за всю мою бизнес-карьеру».
Насчет самой удачной сделки Могилевич явно лукавит. Рассказывают, что в складчину с «друзьями» он приобрел крупный ювелирный завод в Будапеште, а его агенты оповестили музеи Украины, Венгрии, Польши, Чехии, что завод занимается реставрацией ювелирных раритетов. Многие музеи сих стран начали сотрудничество с заводом. Но, как оказалось позже, назад они получали вместо отреставрированных раритетов так называемые чистые копии ценностей, сделанные квалифицированными ювелирами.

Есть слух, что подлинные яйца работы Фаберже, поступившие на реставрацию из России, вскоре были выставлены через подставных лиц на торги аукциона «Сотбис». Вообще в Венгрии Могиле-вич вел себя спокойно и тихо, живя, как на курорте. Пребывал в хороших отношениях с начальником полиции нравов Будапешта, руководителем МВД и представителем Интерпола. Давняя традиция материально помогать работе полиции хорошо прижилась и на местной почве. Ничто, казалось, не предвещало неприятностей. Даже с чеченцами ему удалось договориться. В середине 90-х среди русскоязычной диаспоры в Будапеште упорно ходили разговоры, что команда Севы успешно (был всего один пострадавший) отвадила кавказцев, пытавшихся закрепиться в Венгрии.

МАГНИТНЫЕ ПОЛЯ ФБР

Гром прогремел 13 мая 1998 года — подразделение в составе 60 сотрудников ФБР, налоговой службы, службы иммиграции и натурализации во главе с прокурором Р. Кортни арестовывает все имущество в главном офисе YBM Magnex в городе Ньютауне, штат Пенсильвания. В ходе расследования выясняется, что компания фиктивно завышала стоимость своих ценных бумаг путем создания видимости наличия больших объемов продаж и доходов. В частности, аудиторы выяснили, что информация о 15,7 миллиона долларов США, полученных якобы от продажи магнитов на Ближнем Востоке, была сфабрикована. А инвесторы тем временем активно скупали акции венгерской «магнитки» на Нью-Йоркской бирже в надежде на получение высоких прибылей. Позднее выяснится, что свыше полумиллиарда долларов, полученных компанией от продажи своих акций, исчезли бесследно. Тысячи американских вкладчиков остались ни с чем. ФБР объявляет владельцев YBM Magnex в международный розыск.

Чуть позже в «американском послужном списке» Могилевича появилась еще одна графа — «Бэнк оф Нью-Йорк». История наделала много шума в период погони Москвы за траншами МВФ накануне дефолта 1998-го. По данным ФБР, в 1998 — 1999 годах через счет в Bank of New York, принадлежавший Могилевичу, прошло 10 миллиардов долларов!
Деятельность Могилевича в США стала объектом расследования нескольких служб. В результате через некоторое время на свет появился любопытный документ. Это сводка подразделения по борьбе с оргпреступностью ФБР, озаглавленная так: «Организация Семена Могиле-вича. Евразийская организованная преступность». Вот выдержки из этого документа: «Численность — около 250 человек. Лидер — Семен Могилевич, кличка Сева. Главные виды деятельно-сти—контрабанда оружия, ядерных материалов, наркотиков, ценностей, организация проституции и отмывание преступно добытых средств.

Преступная организация Семена Могилевича действует по всей Европе, в том числе в городах Праге (Чехия), Вене (Австрия), распространила свою деятельность на Соединенные Штаты Америки, Великобританию, Францию, Словакию, Израиль, Украину... Центром финансовых операций организации Могилевича является зарегистрированная на Нормандских островах (Великобритания) компания Arigon Ltd., которая в больших объемах продает нефть Государственной администрации железнодорожного транспорта Украины («Укрзалізниця»)...».

… В конце концов, ФБР достало Могилевича в Венгрии. Произошло это в 1999 году,накануне вступления Венгрии в НАТО, когда сотрудничество спецслужб ряда западных стран принесло свои плоды. Судя по всему, будапештский офис Севы долгое время находился под колпаком американских и венгерских служб, пока в разработку не попали все «бизнес-компаньо-ны» По рассказам очевидцев, облава на команду Могилевича прошла согласованно по всему Будапешту. Вооруженный спецназ пришел в дома ночью. По слухам, сам лидер был предупрежден о готовящейся акции и успел не только вовремя удалиться и избежать ареста, но и вывести свои активы из Венгрии, переведя их в Россию и на Украину.

ГАЗ УКРАИНЫ

Неожиданный арест Могилевича в Москве, по мнению многих экспертов, связан не столько с делом «Арбат Престижа», сколько с поставками туркменского газа на Украину и намерением нового правительства Юлии Тимошенко отказаться от услуг посредников в этом бизнесе. Еще летом 2005 года экс-руководитель Службы безопасности Украины Александр Турчинов сообщил, что Могилевич может контролировать бизнес газового трейдера «Росукрэнерго», продающего на Украину туркменский газ.
В апреле 2006 года деятельностью и собственниками «Росукрэнерго» заинтересовался Минюст США. Следователи отдела по борьбе с оргпреступностью Минюста встречались с представителями «Росукрэнерго» и Raiffeisen Investment в Вашингтоне. Вскоре владельцы «австрийской половины» швейцарского трейдера назвали себя: это украинские предприниматели Дмитрий Фирташ и Иван Фурсин. Фирташ категорически опровергал информацию о каком-либо партнерстве с Могилевичем.

Тогда, как пишет The Wall Street Journal, следователи заинтересовались возможными связями Могилевича с кипрской Highrock Holdings, главным владельцем которой является Фирташ. Минюст и ФБР изучали связи Highrock Holdings с Могилевичем и его партнером Игорем Фишерманом. Фирташ утверждал, что, хотя и является главным владельцем Highrock Holdings, лишь несколько раз видел Мо-гилевича и не был с ним близко знаком. Между тем Highrock Holdings была основана в 2000 году юристом… Ольгой Шнайдер. В деле «Арбат Престижа» Ольга Шнайдер упоминается как экс-супруга Могилевича и соучредитель «Арбат Престижа». Вместе с ней в списке владельцев, по последним данным, фигурирует и жена господина Фирташа. Вряд ли это случайное совпадение.

http://www.ogoniok.com/5033/2/

«Огонек», Алексей ФЕДОРОВ, Будапешт—Москва

Фильм о Могилевиче The Billion Dollar Don - Semion Mogilevich
(BBC)

About This Video

Semion Mogilevich, AKA "Seva" and called "The Billion Dollar Don" and "The Brainy Don", has been on the FBI's Most Wanted List since 2003. Mogilevich and associates are wanted in connection with dealings in YBM Magnex International Inc.

In 1997 and 1998, journalists exposed the presence of Mogilevich, Sergei Mikhailov and others associated with the Russian Mafia behind YBM Magnex, then a public company trading on Canada's Toronto Stock Exchange (TSE). YBM was fronted by a former Premier of Ontario and other prominent Canadian businessmen.

On May 13, 1998 dozens of agents for the FBI and other U.S. government agencies raided YBM's headquarters in Newtown, Pennsylvania. Shares in the public company, which had been valued at $1 billion on the TSE, became worthless.

In 1999 the BBC television program Panorama first interviewed Mogilevich for a documentary that looks at transnational criminal activities from the street to the boardroom.

The Billion Dollar Don - Semion Mogilevich -Part 1


The Billion Dollar Don - Semion Mogilevich - Part 2

The Billion Dollar Don - Semion Mogilevich - Part 3

The Billion Dollar Don - Semion Mogilevich - Part 4

"