Как государственная собственность оказалась в частны карманах. Строев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Воздух уже становится чище

— Сегодня самая замалчиваемая местными властями и их «рупорами», но зато самая обсуждаемая орловцами тема — это коррупционные скандалы в области. История с «Орел-облэнерго», кажется, стронула лавину... И это во многих из нас вселило надежду на какие-то возможные перемены к лучшему на Орловщине уже в ближайшем будущем. Как бы вы прокомментировали ситацию?

— По моим наблюдениям, в голосах и президента Дмитрия Медведева, и председателя правительства Владимира Путина, когда они в последнее время говорят о коррупции, все отчетливее звучит металл. И это вполне закономерно: если мы хотим и дальше наводить порядок в стране, то с коррупцией, разлагающей государство и общество, надо бороться беспощадно. И Орловская область в этом отношении не представляет исключения. Наоборот, специфическая особенность нашего региона заключается в том, что многие годы эта тема в области вообще не звучала, ее старались «закрыть», снивелировать. Зато факторы, способствующие развитию коррупции, с каждым годом только усиливались.

Во-первых, не зря же Конституция ограничивает полномочия не только губернаторов, но и президента всего лишь двумя сроками. А если один человек руководит регионом 25—30 лет, то, естественно, происходит загнивание. Второй закон термодинамики наука пока не отменяла.

Во-вторых, коррупция выражается не только в том, что какой-то чиновник берет мешки взяток. Начинается с «малого» — с расстановки кадров. Ведь сегодня в нашей области основное прибыльное «предприятие» — это органы власти и, в частности, областная администрация. Вот поэтому руководители разного калибра и устраивают туда своих жен, детей, племянников... Помните, при Советской власти было четкое правило: родственники в подчинении друг у друга в органах власти не работали. А сегодня, напротив, масса таких примеров.

А в-третьих, по моим ощущениям, у многих руководителей развилось чувство вседозволенности. Они думают: а, ничего не будет! Ну, пошумят... Егор Семенович стукнет кулаком по столу, и всё успокоится.

И, наконец, еще одно, что способствует коррупции, — это отсутствие реальной здоровой оппозиционной силы и свободных средств массовой информации. Я говорю не о той оппозиции, что со штыками идет на штурм, но о той, что может серьезно поднять злободневные проблемы, задать вопросы, на которые надо отвечать, то есть держать действующую власть в постоянной боевой готовности, в форме, что называется. Когда же ничего этого нет, а СМИ опущены на уровень безропотной прислуги и если кто-то пытается поднять голову, то ему стараются сразу же ее отсечь, — ни к чему хорошему это не приводит.

Вот поэтому наша область переживает наступающие события более болезненно, чем многие другие регионы: слишком все переплетено и запущенно. Но порядок все равно будут наводить. И в этой связи, думаю, кое-кому дают понять, что давно пора уходить на заслуженный отдых, а другим — что пора перестать заниматься неблаговидными делами.

— Щекотливый вопрос: вы ведь и сами в прежние годы занимали руководящие посты в структурах областной власти, в том числе — должность первого заместителя губернатора, а с 1998 по конец 1999 годов в вашем ведении был так называемый имущественный блок? С одной строны, это, конечно, дало вам и опыт, и доступ к серьезной информации, но с другой — люди могут рассуждать: «А сам он не участвовал ли в подобных делишках?»

— В те годы, о которых вы упоминаете, мы, напротив, начали потихоньку собирать то, что было разбазарено в смутное время начала 90-х. Так, например, в областную собственность тогда были возвращены агрофирма «Мценская», санаторий «Дубрава»... А те же «Орловская нива», агрокомбинат, «Развитие» были ведь стопроцентно государственными. Государственным было и имущество, которое передавалось в эти структуры. А вот в начале 2000-х годов все это как-то вдруг оказалось в частных карманах...

— Далеко за примером ходить не надо: ОАО «Орловская промышленная компания» тоже создавалось как структура, принадлежащая государству. И так оно всегда до последнего времени и озвучивалось: это же наше, мол, государственное, принадлежит области! Десятки заводов туда позагоняли... И вдруг в связи со скандалом вокруг «Орел-облэнерго» выяснилось, что эта компания находится полностью в частных руках...

— Так вот и она «уплыла» в частные карманы после 2000-го года...
— А почему именно после 2000-го?

— Думаю, в известной степени это связано с отменой выборности губернаторов.

— Что, именно после этого начался процесс обвального загнивания?

— Видите ли, выборы — это все-таки были выборы. Надо было идти к людям, публично высказываться, учитывать, как это может отозваться... А когда перешли к назначениям, наши руководители решили, что достаточно выстраивать отношения наверху, а тут, на месте, особенно если все расставлено «как положено», никто не пикнет. А если и пикнет, то пока этот «писк» долетит до верха, то... Вот и начали тащить все подряд.

И агрокомбинат, и «Орловская нива», и «Развитие» зачастую использовались как прокладки для «увода» собственности. Им передавали какой-то объект, оттуда этот объект уходил в уставный капитал некой вновь создаваемой структуры... А с агрокомбинатом вообще картина ясная: в него были вложены очень большие активы, а потом его подвели под умышленное банкротство. Раз — и все имущество оказалось где-то в стороне. И если проанализировать, кому оно сейчас принадлежит, то сразу станет ясно, в чьих интересах это банкротство проводилось.

Так же можно поинтересоваться, кому принадлежит, например, Ломовский комплекс, кому принадлежит та же агрофирма «Мценская» (а ведь там был ни много ни мало 81% государственной собственности)?

И если мы посмотрим на сегодняшних собственников всего этого имущества, то это будут люди и структуры, близкие к нынешнему руководству области.

— А что происходит с «Развитием», что происходит с «Орловской нивой»?

— На мой взгляд, здесь ситуация как в старом советском анекдоте. Звонят первому секретарю: «Заготконтора сгорела!» А тот отвечает: «Странно, по моим подсчетам, она еще месяца три назад должна была сгореть...»

Видимость сохранена: в наличии имеются некие акционерные общества. Но они были стопроцентно государственными, а стали стопроцентно частными. И возникает законный вопрос: а когда и каким образом прошла приватизация пакетов акций? Кто давал согласие и определял порядок? По закону, деньгами и имуществом области распоряжается областной Совет народных депутатов. Рассматривал он эти вопросы? Нет. Все делалось просто распоряжением губернатора или его зама. Нарушив закон здесь, они и дальше нарушали... Не побоюсь этого слова, сегодня это — криминальная тема, так как любые действия во вред государственной собственности — криминал. А здесь к тому же речь идет не о сотнях тысяч, а о сотнях миллионов рублей.

Путин сказал, что пересмотра итогов приватизации не будет...

— А я и не призываю пересматривать итоги законной, справедливой приватизации. Но представьте такую ситуацию: бандиты, угрожая ножом, отняли у вас какое-то имущество. Они тоже могут это называть «приватизацией», однако с точки зрения закона — это разбой. Аналогия жесткая, но...

К слову, если госимущество было, грубо говоря, украдено, то срок давности по таким делам очень большой. И концы отыскать не так уж сложно. Например, бумаги по банкротству агрокомбината лежат в архиве арбитражного суда. И можно без особого труда установить, что, откуда и куда уходило, кому реализовывалось и по какой цене...
25 апреля я направил Генпрокурору РФ Ю. А. Чайке, начальнику УФСБ по Орловской области В. В. Назарову, прокурору области С. Д. Воробьеву и начальнику УВД В. А. Колокольцеву депутатский запрос следующего содержания: «18 мая 2004 года вышел Закон Орловской области № 402-ОЗ «О приватизации государственного имущества Орловской области» с последующими изменениями от 11 октября 2005 г., 30 мая 2006 г.

В ст. 2 определяется компетенция органов государственной власти в сфере приватизации. Так, областной Совет народных депутатов ежегодно утверждает прогнозный план (программу) приватизации госимущества на соответствующий год, устанавливает порядок приватизации объектов, а Коллегия Орловской области в том числе организует разработку плана приватизации, принимает решения о приватизации госимущества и об условиях приватизации госимущества.

Одним из ключевых моментов прогнозного плана (программы) приватизации государственного имущества является раздел, который должен содержать, по закону, «перечни областных государственных унитарных предприятий, акций открытых акционерных обществ, объектов, не завершенных строительством, согласно приложениям 1, 2, 3 к указанному закону». В приложениях четко указано, какая информация о предприятиях, предлагаемых к приватизации, должна содержаться. В том числе для целого ряда приватизируемых объектов (ОГУПов, ОАО и проч.) предусмотрено указание способа приватизации.

Однако начиная с принятия закона в 2004 году и по настоящее время все прогнозные планы по приватизации госимущества были приняты с нарушениями данного закона, так как в них не был указан один из основных пунктов — форма приватизации, а также ряд других параметров. Областная администрация взяла на себя несвойственные функции, госчиновники превысили свои служебные полномочия и самовольно определяли форму приватизации госимущества — продавали с аукциона, вносили имущество в уставный капитал без утверждения областным Советом народных депутатов. Полагаю, что если проанализировать, кому в конечном результате досталось приватизированное имущество, то оно обнаружится либо у родственников руководства обладминистрации, либо в аффилированных структурах...

Прошу провести проверку законности приватизации государственного имущества с 2004 года, установить сегодняшних владельцев данных объектов, дабы установить личный интерес в приватизации госимущества, вернуть незаконно приватизированное имущество в госсобственность и наказать виновных».

Этот запрос, по моей информации, взбудоражил областную администрацию и аппарат губернатора, так что даже во время празднования Дня Победы чиновники только об этом и говорили...

Больше скажу: если с 2004 года планы приватизации принимались с нарушениями закона, то в 2000—2004 годах даже и таких планов не было, имущество просто раздавалось!

— В распоряжении «Красной строки» имеется постановление облсовета № 14/276-ОС от 4 апреля 2003 года «Об отчете Контрольно-счетной палаты Орловской области за 2002 год» и текст самого отчета. Так вот этот отчет полностью подтверждает ваши слова. Например, в нем говорится: «В нарушение Закона Орловской области «О государственной собственности Орловской области» (в редакции Закона от 25 марта 2002 года № 249-ОЗ) областная программа приватизации объектов государственной собственности области на 2001 год областным Советом народных депутатов не утверждалась. Объекты, подлежащие закреплению и отчуждению в областную собственность, были определены отдельным постановлением главы администрации № 185 от 16 апреля 2001 года». Не могли бы вы прокомментировать этот документ?

— Я знаю об этом отчете. Председателя КСП В. Толстошеину тогда разве что не заставляли его публично съесть. В нем приведена масса нарушений законодательства при приватизации госимущества, на отдельную публикацию хватит: это и продажа по договорам купли-продажи, минуя аукционы, и продажа по цене ниже инвентаризационной... Вот, навскидку, как говорится, первый попавшийся пример:

«Нарушение действующего законодательства по отчуждению государственного имущества было выявлено при продаже ОГУП «Плодоовощ-ФОК» трех зданий: лукохранилища, капустохранилища и корнеплодохранилища. Все указанные здания были проданы 17 июля 2001 года, минуя аукцион, по договорам купли-продажи», — говорится в этом документе. Причем по цене в 4—9 раз ниже инвентаризационной стоимости. Правоохранительные органы могут возбуждать уголовное дело по каждому факту.
Таких примеров множество не только по 2002 году, о ряде из них писала и ваша газета.

Чего стоит хотя бы история «Орелкиносервиса»: сначала сам Е. С. Строев распорядился приватизировать находящиеся в госсобственности акции этого АО через аукцион, а всего через несколько месяцев первый заместитель губернатора В. А. Кочуев подписывает распоряжение внести эти же самые акции «в качестве вклада в уставный капитал ОАО ООЦРО «Развитие»!

— В последнее время мы видим всевозрастающий интерес к земле; имущество, как видно, уже распределено по частным карманам...

— Да, на тот период основным был имущественный комплекс, а сейчас стали заниматься землей, в первую очередь — вокруг населенных пунктов. Схема простая: границы — изменить, а земельку — прихватить. А потом отдать в нужные руки. А уж чья она там — федеральная, муниципальная... Так вот начали «уплывать» земли НИИСПК — это «классический» пример.

Так же в самом г. Орле: пользуясь тем, что город землю не оформил, сделали систему «двух ключей» — якобы для того, чтобы маневрировать ею, и для ускорения оформления. На самом деле все это привело к еще большей волоките с явными элементами коррупции.
Следом пошли земли сельхозпользования...

— Кстати, «Красная строка» недавно столкнулась с таким удивительным фактом, когда некая «Орловская инвестиционная ипотечная корпорация» предлагает частным застройщикам под строительство жилых домов 92,5 га земель сельхозназначения, находящихся у нее в аренде. И обещает потом когда-нибудь перевести их в категорию «земли поселений», но деньги просит уже сегодня!

— Это вопиющее нарушение законодательства. Не говоря уже о том, что у нас ведь в области свободной, ничейной сельскохозяйственной земли нет, она вся уже давно поделена на паи. Так что тут прокуратуре — полный простор для изучения темы.

— Кстати, еще в мае 2003 года тогдашний прокурор Орловской области Н. П. Руднев направил губернатору Е. С. Строеву информацию под № 7-22-03 «О результатах проверки соблюдения земельного законодательства». В ней восемь страниц плотного текста, в котором приведена масса нарушений земельного законодательства...

— Воз и ныне там. И даже еще больше увяз. Вот ваша газета не так давно рассказывала о «хитром» поселке Горки в Орловском районе. А знаете, как он возник? ОАО «Орелстрой» по договору мены в 2001 году приобрело у федерации проф-союзов 17 объектов недвижимости на территории спортивно-оздоровительного лагеря «Олимпиец». В 2002 году администрация Орловского района предоставила «Орелстрою» земельный участок площадью 4,6 га из земель особо охраняемых территорий и объектов (земли рекреационного назначения) на праве аренды — «для использования и эксплуатации объектов спортивно-оздоровительного лагеря».

А в 2003 году по заявке все того же «Орелстроя» глава администрации Орловского района принял решение о предоставлении в собственность этому акционерному обществу за плату данного земельного участка. Насколько мне известно, договор купли-продажи земельного участка до настоящего времени не заключен. А коттеджный поселок за крепким забором уже стоит...

Может быть, там кто-то, каждый по отдельности, конечно, и оздоравливается в собственной сауне, но массовых заплывов и забегов я там в последнее время не наблюдал.

— Вот прочтет кто-нибудь нашу с вами беседу и за голову схватится: почему же никто мер не принимает?! И кто, собственно, должен их принимать?

— Тут есть одна интересная закавыка: заявление о возврате имущества должна подавать пострадавшая сторона, то есть, в данном случае, исполнительная власть, представляющая государственные интересы Орловской области. Но она ведь сама осуществляла сделки, которые нанесли ущерб области, государственному имуществу, то есть как бы сама у себя украла и сама же на себя должна подавать заявление в суд: просим вернуть.

Вот почему, я думаю, в такой ситуации государственные интересы должны отстаивать прокуратура, органы милиции и госбезопасности. Управления ВД и ФСБ на Орловщине в последние годы возглавили новые люди — честные, порядочные, настоящие профессионалы, и они реально встали на страже закона.
Своей же депутатской обязанностью я считаю поднимать эти болезненные, запущенные проблемы, бить во все колокола. И уже ощутимо, что воздух в нашей области становится чище... (14 мая 2008 г.) "