Как депутат депутату

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Слияния и поглощения", №5-6, июль-август 2003

Как депутат депутату...

Роль репутации агрессора в игре "Русский М&А (слияния & поглощения)"

Дмитрии Старицкий

«Всем строиться!
Теперь я зиг-зверюга!»
Кинофильм «Киллер-2» (Польша)

В русском М&А очень много значит репутация. Гораздо больше силы и денег. Репутация сильного и удачливого агрессора часто просто парализует жертву. Хотя никто сам себя никогда агрессором не пиарит. Спецы креативят больше над тем, чтобы нанявшую их акулу представить в общественном мнении белой, пушистой и травоядной. А репутацию страшного агрессора делают враги. Себе же на голову.

С середины 90-х сначала [page_9691.htm Быков], а потом [page_9481.htm Дерипаска] демонизировали [page_9819.htm Льва Черного] и TWG как страшную, неукротимую, враждебную стране силу. И этот черный пиар ничуть не мешал «демонам» ставить под свой контроль все новые предприятия. Только поглощение Николаевского глиноземного завода, подорвав экономический базис бизнеса группы, распылил и репутацию «зиг-зверюги», несмотря на то что черный пиар в их адрес не ослабевал ни на минуту.

[...] Пугают бизнесмены друг друга [page_10112.htm Пугачевым], Евтушенковым, [page_9620.htm «Альфой-эко»], Дерипаской. Правда, последний как-то пожух слегка в образе «зиг-зверюги русского М&А» после проигрыша [page_11639.htm «Илим палп энтерпрайзис»] битвы за ЦБК. Но все равно его репутации агрессора еще достаточно для того, чтобы «Илим» был готов вести переговоры об отступном.

Часто репутация агрессора находит свое проявление и в схеме «псевдо белого рыцаря». Когда один сильный игрок атакует «жертву» по всем «правилам» и в определенный согласованный с первым игроком момент появляется «белый рыцарь» с предложением «выкупить ситуацию», заявляя, что уж он то сможет справиться с «наездом». Как правило, все разрешается быстро и безболезненно: жертва получает небольшие отступные, агрессоры — компанию за деньги, гораздо меньшие, чем пришлось бы заплатить в обычной ситуации.

Мало того, чужую репутацию сильного агрессора берут на вооружение совсем левые пассажиры. При [page_12594.htm захвате реестра Нижегородского масложиркомбината] лихие ребята косили под «структуру МДМ». На Брянском машиностроительном заводе обе враждующие за власть и собственность группировки гордо заявляют, что «за ними стоит УГМК». И это сейчас, когда все озаботились репутацией «на экспорт». А что же было в период совсем дикого капитализма?

Converted 15011.jpg

Павел Федулев

Эдуарда Росселя привела к власти общественная организация под названием «Преображение Урала». Естественно «преображенцы» после победы не только заняли все ключевые посты в областном правительстве, но и активно включились в передел областной собственности, тесня по всем фронтам старую коммунистическую номенклатуру и красных директоров. Среди них было немало ярких личностей, но особенно прославились двое: [page_10270.htm Павел Федулев] и [page_9630.htm Антон Баков] — депутаты Палаты представителей областной Думы, непревзойденные игроки в «русский М&А».

Федулев получил всероссийскую известность как капиталистическая «акула» областного масштаба, который прибирал к рукам все, что, по его мнению, плохо лежало. В 90-е годы он был, наверное, самым агрессивным поглотителем производственных активов. К 95-му году ему принадлежали все гидролизные заводы области, лесоперерабатывающие, химические, металлургические и горные предприятия. Жемчужиной его империи был Качканарский ГОК «Ванадий».

В ту эпоху поголовных неплатежей и невыплат зарплаты, Федулев был, наверное, единственным, кто рабочим платил заработок полностью. Но... водкой. По пять бутылок в день. По желанию трудящихся он мог раз в месяц подогнать к дому грузовик и сгрузить у крыльца семь ящиков. При наличии трех спиртзаводов это ему было легко. Проблема в Качканаре была в том, что это город, в котором кончается асфальт в 380 км к северу от Екатеринбурга. И живет там всего 50 тысяч человек. Каждый второй работает на ГОКе. Ближайший населенный пункт, в котором можно было эту водку обменять на деньги, находился в 120 км южнее — Нижний Тагил. Да и то теоретически, потому как проблем с «огненной водой» тагильская торговля, стараниями того же Федулёва, не испытывала, а рабочие металлургического комбината живых денег не видели годами.

Федулев — удивительная фигура. Он контролировал финансовые потоки предприятий, не имея даже блокирующего пакета акций. В том же Качканаре ему принадлежало всего 19%. В области говорят, что маски-шоу при «заходе» на завод придумал именно он. Репутация у него была «зиг-зверюги». Часто «цель» выкидывала белый флаг только оттого, что узнавала, что на нее положил глаз Паша. Ему все сходило с рук, но только до тех пор, пока он покупал. Как только он начал продавать акции — сел. Ненадолго. Всего на год следствия. Придрались к пустяку: он продал акции Качканарского ГОКа сразу двум покупателям. И как откинулся, сразу же отметился вооруженным захватом химзавода.

В отсутствие на воле «мастера финансового доения» предприятий области его империю моментально растащили остальные «преображенцы». Но Паше удалось в несколько месяцев вернуть большую часть утраченного. Несмотря на то что со спиртзаводами ему пришлось окончательно расстаться, Федулев остается ярчайшей личностью уральского передела собственности и надолго останется персонажем местного бизнес-фольклора.

Баков, известный на всю страну лидер левофашистской (в итальянском толковании этого термина) организации «Май», был при губернаторе идеологом Уральской Республики и даже успел от имени областного правительства заказать в Европе наличную валюту нового государства — «уральский франк» — в достаточном для хождения по области количестве. Он получил в феодальное «кормление» Серовский металлургический комбинат.

Россель принял область не в лучшем состоянии. Устав ее, мягко говоря, странный. Есть Свердловская область и в ней столица -Екатеринбург. В столице мэр, независимый и враждебный губернатору. Остальная территория -муниципальные образования в границах советских сельских районов! Плюсы были в том, что вся социалка висела на муниципалах и у губернатора от нее голова не болела. Минус з том, что муниципалитет не входит в структуру государственной власти и от нее независим. Соответственно — неуправляем.

Converted 15012.jpg

Антон Баков

Любимец губернатора и генератор идей, Баков, выдвигает идею Уральской Республики с новой конституцией, под Росселя. Уж на что Ельцину было все «до фени», но тут он увидел в уральском сепаратизме подкоп под собственный трон и Росселя «нагнул». Республика не состоялась. Уже отпечатанные «уральские франки» заменяли отсутствующие в Серове рубли вплоть до того момента, как оттуда Бакова выставил Андрей Козицын, скупивший 48% акций АО «Завод им. А.К. Серова» у отчаявшихся собственников, которых Баков не подпускал к заводу на выстрел.

Но пока не появился Козицын, была у Бакова с губернатором большая любовь. Баков для того, чтобы найти для губернатора управу на муниципалитеты, создает псевдопролетарскую организацию «Май» (все баковские штурмовики числились рабочими серовского завода). Исключительно для «силового диалога с властью». Баков эффективно решает нужные губернатору вопросы, занимая своими штурмовиками кабинеты глав муниципалитетов, попутно пробивая выплату пенсий. Сопровождалось все большим пиаровским треском «социальной защиты населения». Областная милиция не вмешивалась.

На муниципальных выборах 1998 года «Май» решительно отодвинул коммунистов от электората, и Баков почувствовал за собой силу не только сортировать местных бизнесменов на «агнцев и козлищ» в зависимости от взносов в партийную кассу, но и попутно прихватывать предприятия «врагов народа» силами штурмовиков «Мая». «Враги» сопротивлялись. Но силы были неравными. И сопротивление с каждым разом становилось слабей.

Но ему показалось мало «кормиться» только с Серова и «попутной мелочевкой», потому как другие «преображенцы» имели большие феодальные корпоративные держания от сюзерена.

Рассказывают так... Баков потребовал увеличить свой феод и отдать ему в «кормление» Нижний Тагил. Покладистый «дедушка» решительно отказал на том основании, что с него кормится «Таня». Бакова какой-то там «Таней» не обескуражить.

—Давай кинем, — предложил он.

— Пацан, ты кого кидать собрался?! - возмутился сюзерен.

— Я — пацан? Да? Я тебе покажу пацана! — обиделся верный Баков и дверью хлопнул.

Может, это всего лишь местный анекдот. Но вскоре появились статьи в прессе с заголовками: «Хайль, Россель!» А на губернаторских выборах 1999 года ставленник «Мая» — Бурков занял второе место с минимальным разрывом от Росселя. «Май» действительно показал себя силой.

После выборов началась война. «Преображенцы» раскололись. А областная власть «прессовала» «Май» по полной программе весь 2000 и 2001 годы. Серовский комбинат был возвращен законному собственнику силами ОМОНа. Затем долго распутывали юридические«заморочки» с выводом производственных активов с АО «Завод им А.К. Серова» на подставные баковские фирмы. Но Баков — непотопляемый броненосец промышленного феодализма - не только не затерялся на уральских просторах, а занимает второе место в селезневской «России». Богатый опыт перенесения на русскую почву идей капитана Рэма, видимо, востребован нынче как бронепоезд на запасном пути.

В своей богатой практике «русского М&А» Федулёв и Баков пересеклись всего один раз. В 1997 году Федулёв решил жениться. Как положено «новому русскому», да еще с уральскими корнями, — с демидовским размахом. Достаточно сказать, что на всех контролируемых предприятиях рабочим раздали по «премиальной» бутылке водки: выпить за молодых. И вот когда «Мерседесы» с ленточками и мишками остановились в Екатеринбурге у Дворца бракосочетаний, дорогу преградил «взмыленный» мотоциклист с черной вестью: Баков захватил Качканарский ГОК.

Выкинув из «Мерседеса» невесту, Федулёв в смокинге, бабочке и лаковых штиблетах дал приказ водиле: гони! Гнали все 280 километров, на пределе брабусовского тюнинга. К концу дня Паша стоял лаковыми штиблетами в луже около заводоуправления в Качканаре. Баков возвышался на крыльце в камуфляже и американских армейских «говнодавах» и спокойно курил, глядя на него с высоты.

Федулёв, поправив бабочку, сделал пальцами «козу» и с нажимом сказал:

- Слухай, Антоха, я тебе как депутат депутату говорю: канай отсюда!

И, несмотря на то что Федулёв был один (водитель не в счет), а Баков с группой до зубов вооруженных «майских» штурмовиков, после короткой «терки» «майцы» загрузились в свой транспорт и «поканали» домой. Репутация...