Как долги сыграли в "черный ящик"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как долги сыграли в "черный ящик"

"Основной час расплаты по российскому государственному долгу настанет в будущем году. Многочисленные экономические просветители придумали даже специальный термин: «Проблема 2003 года». Только в отличие от проблемы-2000 обещанные неприятности грядут не по причине неизменности течения времени, а ввиду элементарного головотяпства. Ну если и не на сто процентов, так на пятьдесят.

       Если разобраться, вся наша задолженность Западу на две трети состоит из долгов бывшего СССР. Россия выплачивает их в качестве преемницы. И дернуло же кого-то за язык взвалить на себя подобные обязательства… Может быть, конечно, в тот момент посчитали, что, став правопреемницей, Россия сможет и вернуть себе те деньги, которые бывшему Союзу задолжали его бывшие друзья (кстати, суммы, вполне сравнимые с размером внешнего долга).
       Но альтруизм оказался сильнее расчета. Россия фактически простила своих должников. Большая часть долгов «реструктурирована», некоторые долговые обязательства выкуплены по минимальному курсу, а отдельные попросту приватизированы. 
       Именно так, например, частная компания «Авиаэкспорт» получила возможность распоряжаться десятками миллионов долларов, которые были в свое время получены Советским Союзом от зарубежных покупателей отечественной авиатехники.
       «Ту-104» — самый лучший самолет
       Территория, над которой летали самолеты советского производства, как правило, точно совпадала с границами стран «социалистического лагеря». А штатовские «Боинги», соответственно, обслуживали «агрессивный блок НАТО». Соревнование двух систем велось по всем правилам капиталистического рынка.
       Призом в этом соревновании служили страны третьего мира. Конечно, кроме клятв в классовой верности, оборонные ведомства пытались получить и хорошую прибыль, проставляя в контрактах миллионные суммы в валюте. Но денег за танки, самолеты и тракторы Советский Союз не получал. 
       Далекое от коммерции Политбюро, понимая всю тяжесть финансового положения союзников, позволяло Вьетнаму, Анголе и прочим «народным демократиям» получать дорогостоящую технику в кредит.
       Технику наши союзники получали через специальные внешнеэкономические объединения. Там же копились огромные суммы дебиторской задолженности (другими словами – долги наших зарубежных партнеров). Кредиторская, то есть наша задолженность, естественно, тоже была, но в гораздо меньших размерах. Ее предполагалось гасить за счет долгов иностранных клиентов, за вычетом комиссионных.
       С этими самыми комиссионными как раз и вышла неувязка. После распада Союза напичканные валютой внешнеторговые конторы моментально превратились в частные фирмы. А вместе с приватизацией внешнеэкономических объединений сменили форму собственности и миллионные долги некогда братских стран. Со всеми вытекающими отсюда неприятными для российского бюджета последствиями…
       Полет миллионов
       Продажей «крыльев Советов» занималось внешнеторговое объединение «Авиаэкспорт». Можно себе представить, какие суммы проходили через его счета во Внешэкономбанке, если средняя стоимость только одного среднемагистрального самолета – несколько миллионов долларов, а продавали их десятками.
       Сбор долгов тоже входил в компетенцию «Авиаэкспорта», чьи бухгалтеры делили с трудом выбитые деньги на две неравные части: маленький процент в виде комиссионных оставался у посредника, а остальное отсылалось производителям техники. То есть, проще говоря, государству. После распада Союза в этой налаженной схеме произошел сбой, который сложно назвать случайным.
       Дело в том, что Внешэкономбанк в соответствии с постановлением Президиума Верховного совета (от 13 января 1992 года) приостановил использование валютных средств клиентов ВЭБа, поступивших до 1 января 1992 года. То есть попросту заблокировал счета, в том числе и счета «Авиаэкспорта», на которых к тому времени по непонятным причинам скопилась внушительная сумма в несколько десятков миллионов долларов. Спустя восемь лет руководство «Авиаэкспорта» будет убеждать комиссию Счетной палаты в том, что это были собственные средства объединения, а документы, это подтверждающие, уничтожены по недоразумению. Но об этом позже.
       А пока заблокированные валютные средства переоформили в государственные долговые обязательства – так называемые облигации внутреннего государственного валютного займа (ОВГВЗ) 4-й и 5-й серий. Как объяснил нашим корреспондентам высокопоставленный сотрудник Внешэкономбанка, облигации получали те организации, чьи счета были заблокированы в 1992 году, либо их правопреемники. (Как вы сами понимаете, банку нет дела до формы собственности клиента.) Таким образом, по замыслу финансистов, «Авиаэкспорт» должен был, распорядившись полученными ОВГВЗ, погасить кредиторскую задолженность перед всеми поставщиками техники. Что, по словам руководства «Авиаэкспорта», и было сделано…
       ТАКТичность альтруистов
       Облигации, конечно, не деньги — в магазин с ними не пойдешь. Зато на них, как выяснилось, можно прикупить пару-тройку предприятий. Уже в июне 1994 года первые обналиченные через облигации 5 миллионов долларов были переданы в уставной фонд Межкомбанка. С таким паем компания легко получила контроль над банком. 
       А еще через три месяца «Авиаэкспорт» становится одним из учредителей АОЗТ «Промышленно-инвестиционная группа «ТАКТ», внеся в уставной капитал 9 млн 250 тысяч долларов. Спустя полгода «ТАКТ» получила еще около полутора миллионов долларов бывшего долга развивающихся стран...
       Конечно, такое щедрое инвестирование еще не может служить доказательством вывода капитала. Настораживает, правда, что среди всех учредителей «ТАКТа» только «Авиаэкспорт» и родственное ему ЗАО «МГМ-Шанс» внесли столь впечатляющие суммы. (Совместный взнос «потянул» на пятнадцать с лишним миллионов долларов.) Плюс к этому 3,5 миллиона «зеленых» того же происхождения ушли в некое ЗАО «Экофин».
       Но, вкладывая деньги в бизнес, рассчитывают на прибыль. Именно этим инвестиционная деятельность отличается от благотворительной. С точки зрения любого западного капиталиста, руководство «Авиаэкспорта» должно считаться чистой воды бессребрениками. Поскольку, если верить аудиторам Счетной палаты, какого-нибудь ощутимого дохода многомиллионные вложения «Авиаэкспорту» не принесли. 
       Цитируем: «От участия в МКБ «Межкомбанк» дивиденды в 96-м году составили 1250 долларов (это от пяти-то миллионов. – Авт.)». Ну а с ЗАО «Экофин» и АОЗТ «ПИГ «ТАКТ» дивидендов не было вовсе. 
       Если аудиторы Счетной палаты и верят в такой оголтелый альтруизм, то только не в рабочее время. В акте проверки операций с «вэбовками» по поводу обоснованности подобных инвестиций сказано буквально следующее: «Доход от вложения ОВГВЗ в уставные фонды различных организаций оказался ниже купонного дохода». То есть, если бы облигации не трогали вообще, «Авиаэкспорт» заработал бы гораздо больше. 
       При этом мы не можем быть уверены в том, что «Авиаэкспорт» в тот период «спонсировал» только эти, по сути, свои дочерние конторы, поскольку, как оказалось, все документы, подтверждающие или опровергающие, были «по неосторожности уничтожены».
       Одновременно с грандиозными инвестициями «Авиаэкспорт» понемногу рассчитывался с кредиторами – иногда довольно странным способом. Взять, к примеру, погашение долга в миллион долларов и купонного дохода в 30 с небольшим тысяч у.е. перед Московским приборостроительным заводом им. Казакова. Так вот, завод попросил выдать 1 миллион облигациями, а 30 с хвостиком — перечислить от имени завода в страховой фонд компании «Росно». Со второй частью просьбы «Авиаэкспорт» справился на славу, а вот куда девался миллион долларов, не смог объяснить даже его гендиректор Мясников…
       Золотые россыпи ВЭБа 
       В 1999 год ОАО «В/О «Авиаэкспорт» вошло уже в качестве сугубо коммерческой фирмы. ВЭБ же продолжил выдачу облигаций. (Повторяем: вопрос формы собственности не входит в компетенцию банка, ему все равно — коммерческая палатка или оборонный завод. А вот как быть с теми, кто допустил приватизацию бюджетных денег?) На этот раз пакет выплат «весил» 6,5 миллиона долларов. «Вэбовки», согласно пожеланию клиента, перевели в «АПР-Банк» (на 80 процентов принадлежащий «Авиаэкспорту» и дружественным ему структурам). А когда пришла пора продолжить выплаты кредиторам, «Авиаэкспорт» отправил им извещения: получите деньги. Все под одним номером – 76Б/355. При этом в реестре исходящей корреспонденции «Авиаэкспорта» и в реестре бухгалтерии ничего подобного не значилось. А под номером 355 значилась… доверенность для представления в «АПР-Банк». 
       Сами кредиторы, к слову сказать, повели себя довольно странно. Во всяком случае, в ответе на запрос Счетной палаты ОАО «Холдинговая компания «Ленинец», например, сообщила, что «Авиаэкспорт» ей ничего не должен. То же самое поначалу заявил Казанский вертолетный завод, которому наши герои хотели вернуть долг 487 тысяч долларов. Потом, правда, заводчане одумались и решили деньги забрать. Но здесь уже заупрямился «Авиаэкспорт». В итоге должник и кредитор договорились: с выплатой нужно подождать. Ждут до сих пор.
       Со временем выяснилось, что мухлевать можно не только с бескорыстным инвестированием. В апреле 1999 года, например, «Авиаэкспорт» купил у своего же Межкомбанка ОВГВЗ 5-й серии по номиналу — то есть почти за 8 млн долларов, хотя их балансовая стоимость недотягивала до 1 млн, а рыночная вообще составляла около 500 тысяч, поскольку срок их погашения еще не пришел. 
       Финансисты гендиректора Мясникова убили сразу двух зайцев: во-первых, увеличили расходы «Авиаэкспорта» на 7 с лишним миллионов долларов, что зачлось как значительное уменьшение налогооблагаемой базы. А во-вторых, вырученные таким образом деньги были выведены в дружественную структуру на совершенно законных основаниях. Фирма-то частная.
       В мае 99-го такую же операцию провернули с «АПР-Банком». «Авиаэкспорт» купил у него пачку облигаций номиналом 2 миллиона долларов чуть-чуть дороже – всего на шестьдесят тысяч. Правда, в это же время их рыночная стоимость — жалкие 270 тысяч «зеленых». Невыгодно, спросите вы? Но это уже личное дело гендиректора Мясникова. «АПР-Банк», напомним, «Авиаэкспорту» не чужой.
       Резонный вопрос: куда подевались деньги? Для исчерпывающего ответа достаточно посмотреть на схему взаимоотношений «Авиаэкспорта» и дружественных компаний. 
       В свое время «Авиаэкспорт» учредил массу небольших фирм. При желании только из директоров этих предприятий можно составить настоящую футбольную команду: ТОО «Эксми», страховая компания «Трейд-риск», Ассоциация делового сотрудничества «Меркурий» и т.д.. Те, в свою очередь, породили еще целую кучу структур, в том числе и офшорных. Вот туда в полном, кстати, соответствии с нашим несовершенным законом все и «проинвестировалось»…
       Все не мое – мое
       Вывод комиссии Счетной палаты звучит приговором: «В составе блокированных валютных средств В/О «Авиаэкспорт» сумма собственных средств объединения не могла превышать 4330 долларов и 40 центов»… Следовательно, миллионы, которыми Мясников и его сподвижники распоряжались в течение нескольких лет, были чужими. То есть, пардон, государственными. Они, эти самые миллионы, были в свое время перечислены на счет «Авиаэкспорта» иностранными государствами, расплачивающимися с Россией за авиатехнику. И предназначались не дружественным «Авиаэкспорту» банкам, а российским авиапромышленникам. 
       По большому счету, читать дальше отчет Счетной палаты не имеет смысла. Все и так ясно. Хотя некоторые формулировки позволяют раскрыть некоторые секреты подобной безнаказанности: «В ходе проверки имело место преднамеренное сокрытие должностными лицами В/О «Авиаэкспорт» запрашиваемой информации по операциям с ОВГВЗ в период по 1995 год включительно». Кстати, на момент проведения проверки у «Авиаэкспорта» денег хватало. Причем в виде тех же ОВГВЗ: на счету «депо» в «АПР-Банке» «остатки» ОВГВЗ составили… 36 миллионов долларов. 
       А еще «Авиаэкспорт» защищала настоящая мужская дружба. Например, с руководителем Российского авиационно-космического агентства Коптевым. Тот даже чуть было не пошел ради друзей на нарушение закона. 
       В 1999 году не без участия «Росавиакосмоса» был подготовлен проект правительственного постановления, которое предписывало бы: «Российскому авиационно-космическому агентству с привлечением ОАО В/О «Авиаэкспорт»… обеспечивать организацию на выставках (международные авиакосмические салоны по всему миру) единых российских экспозиций, осуществление согласованной рекламно-маркетинговой деятельности, контроль за доставкой экспонатов и их защиту от копирования». Представьте на минуту объем средств, выделяемых под подобные выставки… К счастью, премьер-министр постановление не утвердил. 
       Зато другим проявлением дружеского расположения со стороны федерального ведомства обязательно должен был заинтересоваться министр антимонопольной политики Илья Южанов. Дело в том, что глава «Росавиакосмоса» Коптев дал прямое указание нескольким авиазаводам экспортировать особенно ходовые модели вертолетов только через «Авиаэкспорт». Вот такой вот подарочек. Жаль, что антимонопольный министр опять проморгал рождение новой монополии. 
       Полное название мясниковской компании – ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Авиаэкспорт». Этакий намек на преемственность со старым государственным авиапоставщиком. Как говорится, для понятливых. Не беда, что новое ОАО – полностью частная структура. Быть похожим на государственное предприятие в такой сложной сфере бизнеса, как торговля авиатехникой, выгодно. Есть, правда, одна неувязка. Россия, к примеру, — тоже преемник СССР. Вот только в отличие от «Авиаэкспорта» Россия долговые обязательства неукоснительно выполняет… 
P.S. Мы обращались с запросом в Генеральную прокуратуру, сопроводив его копией акта Счетной палаты. Нам ответили, что информация отправлена на рассмотрение в УФСБ по Москве и Московской области и Мосгорпрокуратуру. С тех пор, вот уже два месяца, никаких новостей о расследовании «инвестиционной» деятельности «Авиаэкспорта» мы не получали…"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации