Как залететь в американский "стоп-лист"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  Как залететь в американский "стоп-лист" Спецслужбы США на основании расплывчатых правил запретили полеты более 700 тыс. человек

Оригинал этого материала © "Русская планета", 26.07.2014, Бесполетные лица, Фото: via The Intercept

Никита Сологуб, Артем Асташенков
Bb0dce8cf8372baab4237e9e37ef3124.jpeg

Власти США добавляют своих граждан и иностранцев в список наблюдения за террористами без наличия конкретных доказательств и на основании расплывчатых правил. Об этом свидетельствует выложенная в интернет внутренняя инструкция Национального антитеррористического центра.

Некоторые путешественники в американских аэропортах сталкиваются с тем, что их не пускают на рейс «из соображений национальной безопасности». Все потому, что они числятся в секретной базе данных. Человек зачастую не подозревает, что попал в стоп-лист, пока его не остановят на паспортном контроле. Для американцев арабского происхождения проблемы часто возникают за границей при попытке вернуться в Соединенные Штаты. Процедуры исключения из списка — по крайней мере такой, на которую пассажир мог бы повлиять, — не предусмотрено, а количество лиц под наблюдением постоянно растет. В 2009 году в базу занесли чуть больше 200 тысяч человек, а в 2013-м — уже почти 500 тысяч.

5e30e5a3a4e9574afea304cfdf9f7d6e.jpeg

169-страничный документ под названием «Руководство по наблюдательному списку» впервые был обнародован на сайте The Intercept. В нем содержатся инструкции по формированию черного списка пассажиров. Помимо эмблемы NCTC на титульном листе присутствуют логотипы Департамента национальной безопасности, Департамента казначейства, ЦРУ, ФБР, Госдепа и других ведомств. Каким образом документ оказался в распоряжении издания, The Intercept не поясняет, но отмечает, что полномочия по составлению инструкции имеет лишь один человек — нынешний директор ЦРУ Джон Бреннан. Доклад датирован мартом 2013 года — в то время Бреннан еще занимал пост советника президента США Барака Обамы по борьбе с терроризмом.

Документ состоит из пяти глав — «Процесс и процедуры ведения наблюдательного списка», «Минимальные критерии идентификации», «Основные умаляющие критерии», «Списки "Нет полета", "Отбор" и "Расширенный отбор": рекомендации к составлению» и «Управление встречами и их анализ».

Свод правил не содержит указаний на конкретные категории людей, которых могут включить в список. Из него, к примеру, неясно, интересуются ли спецслужбы всеми мужчинами призывного возраста из Йемена или же есть исключения. В нем содержатся пункты, из которых следует, что вопрос о попадании в список граждан США и обладателей «зеленой карты» рассматривается в ускоренном порядке, не более чем за 72 часа. После этого человек либо перестает интересовать спецслужбы, либо попадает в наблюдательный лист на 30 дней. Срок нахождения в списке продлевается каждый месяц, до тех пор, пока не перестает существовать «угроза».

В пятой главе детализируется, как именно NCTC получает информацию о претендентах на попадание в наблюдательный список. Чаще всего информация собирается при взаимодействии людей с подразделениями Департамента национальной безопасности, однако в этом участвуют и другие ведомства, начиная от Госдепа и заканчивая береговой охраной.

Основой для получения данных служат обращения за визой. В инструкциях подразделения говорится, что помимо стандартных маршрутов путешествий, документов, удостоверяющих личность и номеров страховых полисов, «поощряется» собирать данные и другими способами. Например, источниками информации могут стать «любые карты с электронными полосами на них (карты отелей, продуктовые карты, подарочные карты, карты часто летающих пассажиров)», номера телефонов, адреса электронной почты, номера банковских счетов, платежные квитанции, академические справки, штрафы за парковку, за превышение скорости и даже купоны на бесплатные объявления.

Среди цифровой информации авторы инструкции рекомендуют обращать внимание на аккаунты в социальных сетях, заметки в мобильных телефонах, номера быстрого набора, фотоизображения на ноутбуке, флэш-накопители, плееры IPod, ридеры Kindle и фотокамеры. Согласно документу, сборщики информации должны также стараться передавать NCTC информацию о любых вещах, которые претендент на попадание в список выкладывал перед рамками металлоискателей в аэропорту, библиотечными карточками, визитками и даже «информацией о животных» — подробностями о домашних питомцах от ветеринаров и данных с их чипов.

Немалую роль на «полетный» статус человека оказывает его сетевая активность. Из уклончивых формулировок документа следует, что сообщения в соцсетях хоть и не могут быть единственным основанием для включения в список (это было бы неконституционно), но должны анализироваться и учитываться. Так что в теории неудачная шутка про бомбу в сочетании с другим сомнительным фактором (например, билетом в арабскую страну) может навсегда лишить человека возможности пользоваться самолетами.

Огромное значение придается маршруту поездки. Основанием для включения в черный список может быть «путешествие без известной легальной или обоснованной причины в очаг терроризма». При этом термины «очаг терроризма» и «обоснованная причина» не определены, и практика показывает, что толкуются они предельно широко.

Известен, например, случай калифорнийца Али Ахмеда, который летел в Кению за невестой. Он сделал «крюк» через Саудовскую Аравию, чтобы совершить хадж, и в Кению уже не попал. Маршрут показался сомнительным американским властям, и они внесли его в черный список, а поскольку NCTC делится информацией с коллегами из других стран, а также делает ее доступной морским капитанам, Ахмед застрял в Бахрейне, куда его отправили прямо с кенийского паспортного контроля, без возможности вернуться домой или встретиться с будущей женой.

В другом похожем случае бывший морской пехотинец из Майами Айман Латиф после переезда в Египет не смог вернуться в США для медицинского освидетельствования и подтвердить права на пособие.

В список госучреждений, которым «рекомендуется» участвовать в сборе информации о потенциальных террористах, входит, в частности, Агентство США по международному развитию (USAID) . Это ведомство, не подчиняющееся ни гражданским, ни силовым органам власти, финансирует программы помощи другим странам, защиту окружающей среды, здравоохранения, образования и позиционирует себя как инструмент борьбы с глобальной бедностью, поэтому через него проходят личные данные множества иностранцев. Объем информации, поступающей от него в спецслужбы, в документе не указывается.

Вся добытая информация после обработки, согласно документу, должна загружаться в базу данных подозреваемых в причастности к международному терроризму Terrorist Identities Datamart Environment (TIDE). По данным The Independent, сейчас в ней содержится около 745 тысяч имен.

В документе отмечается, что смерть человека не гарантирует исключение его имени из списка. Согласно руководству, имя умершего остается в нем до тех пор, пока не становится очевидным, что данные о его личности не могут использовать другие предполагаемые пособники террористов. Каким образом это становится ясно, в документе не указывается. Тем более не считается достаточным основанием для удаления из базы данных оправдание или снятие обвинений по ранее заведенным делам, связанным с терроризмом, — достаточно «обоснованного подозрения» одного сотрудника спецслужб.

Если же человек при жизни узнает, что входит в наблюдательный список, например, столкнувшись с запретом на авиаперелеты, он имеет право подать жалобу через управление путешествий Департамента национальной безопасности, которое должно будет запустить внутреннее расследование, однако, не подлежащее надзору со стороны судов и юридических лиц, не входящих в контртеррористическую систему США.

Таким образом, «наблюдательный список» остается полностью непрозрачным для людей, попавших в него. Если же американский гражданин, попавший в раздел «Нет полета» наблюдательного списка, оказался за рубежом и столкнулся с трудностями при возвращении на родину, ему придется обратиться в ближайшее посольство или консульство США. При этом права оглашать причины, по которым он оказался в антитеррористической базе, дипломатические работники не имеют. Советник президента по внутренней безопасности имеет право временно повышать статус всех находящихся под наблюдением лиц до полного запрета полетов.

Непрозрачность системы и размытость формулировок создают огромное пространство для злоупотреблений. В американских судах сейчас рассматриваются, по крайней мере, два иска против спецслужб. Потерпевшие утверждают, что агенты предлагали исключить их из черного списка в обмен на работу информаторами. 30-летний Навид Шинвари из Небраски, например, не может летать с тех пор, как в 2012 году женился в Афганистане. Вернувшись в Соединенные Штаты, он попал на допрос в ФБР, но не смог сообщить ничего интересного об экстремистах в городе своего проживания.

В еще одном случае федеральные агенты требовали от американца арабского происхождения из Орегона шпионить за посетителями мечети в Портленде. Отказавшись, он не смог вернуться из поездки в ОАЭ, да еще и подвергся пыткам в аэропорту.

Власти США стали более жестко подходить к ведению «наблюдательного списка» после того, как боевик «Аль-Каиды» Умар Фарук Абдулмуталлаб попытался взорвать самолет, направлявшийся в Детройт на Рождество 2009 года. Как отмечает AFP, с 2009 года в черный список были добавлены около одного миллиона имен. Правозащитные организации неоднократно критиковали методы его ведения. «Вместо того, чтобы ограничить наблюдательный список только актуальными, общеизвестным террористами, правительство построило огромную систему, основанную на недосказанности, и нет предпосылок утверждать, что люди, попавшие в нее, намерены в будущем совершить теракт», — считает директор «Американского союза гражданских свобод» Хина Шамси.

Источник AFP в NCTC не смог ни подтвердить, ни опровергнуть подлинность опубликованного The Intercept документа.

 

Ссылки

Источник публикации