Как заработать на мандате

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::17.12.2004, "Купание в молочной реке"

Как заработать на мандате

Марина Озерова, Наталья Галимова

Converted 17961.jpg

Будни Государственной думы

Прибыльное ли дело — депутатство? Если в день заседания пройти мимо Госдумы и посмотреть, какие авто дожидаются там своих пассажиров с мандатами, можно убедиться: прибыльное. Из 120—130 едва ли найдется штук 10 отечественных. “БМВ”, “Мерседесы”, дорогие внедорожники, “Хаммер”... А если посмотреть, в каких костюмах, часах и туфлях выходят из этих машин народные избранники...

Народ уверен, что депутаты зарабатывают лоббизмом. Слово это в понятии народа — ругательное и обозначает чуть ли не взяточника с мандатом в кармане. Как сейчас с лоббизмом в Думе? Какими тропами ходят (и ходят ли) здесь представители компаний, регионов, ведомств?

Из досье “МК”

В парламентах демократических стран принято устанавливать для депутатов дополнительные правила декларирования доходов и имущества — чтобы народ не думал, будто при голосовании их избранники заботились лишь о своем кармане.

В Великобритании член палаты общин обязан заявлять о личной заинтересованности в обсуждаемом вопросе (вдруг в повестке дня — закон о повышении налога на спирт, а у него заводик по производству виски в Шотландии). После избрания надо представить подробную декларацию об акциях, недвижимости, должностях и спонсорах, а потом сообщать обо всех изменениях в материальном положении, в том числе — о подарках дороже 125 фунтов стерлингов и зарубежных поездках “за счет принимающей стороны”. То же самое должны делать и жены, и несовершеннолетние дети — владельцы акций. Вся эта информация доступна общественности. За вранье или нечистоплотность грозит позорная огласка, вычет из жалования или временное отстранение от исполнения депутатских обязанностей.

И в Германии от члена Бундестага требуют заявлять о побочных доходах, подарках и командировках “за счет принимающей стороны”, если они превышают определенную сумму, а также о личном интересе в том или ином законе. Декларации держат в тайне — обществу сообщат лишь о допущенных кем-то нарушениях.

В США ежегодные финансовые декларации обязаны подавать не только конгрессмены, их жены и несовершеннолетние дети, но и старшие помощники конгрессменов. Любой избиратель может получить копии этих документов. Подарки дороже 50 долларов принимать нельзя. За нарушение этических правил можно получить выговор от коллег, штраф и даже лишиться мандата.

А у нас?

Декларации об имуществе и денежных доходах депутаты представляют один раз — в бытность кандидатами, при регистрации, а Центризбирком их обнародует. Требования к декларациям меняются от выборов к выборам, и понять, насколько прибыльное дело депутатство, очень трудно.

Налоговые органы ни разу не обнародовали фактов, говорящих о финансовой нечестности действующего депутата РФ. Не было ни одного не замятого в зародыше разбирательства, связанного с тем, что депутат взял за что-то деньги.

В прошлом созыве думская Комиссия по этике объездила немало стран, знакомясь с опытом конгрессов, риксдагов и бундестагов, но так и не смогла родить кодекс этического поведения депутата, где подробно объяснялось бы, что можно, а что нельзя, чтобы не быть заподозренным в использовании служебного положения в личных целях. В Думе этого созыва про кодекс забыли.

Справка “МК”. “Лоббистом называют человека, который пытается повлиять на принимаемые властью решения в своих личных или групповых интересах. В парламенте речь может идти о выгодных кому-то строчках, цифрах или даже запятых в законах. 

“Что теперь толку ходить сюда?” — говорили в сердцах некоторые депутаты, намекая, что молочные реки с кисельными берегами текут теперь лишь в направлении Кремля и Белого дома. Решения принимаются там.

...Закон, ограничивающий рекламу пива, тихо лежал в комитете три года, потому что “пивники хорошо поработали”. В этом году измученные необходимостью принимать непопулярные решения, “единороссы” с отчаяния начали широкомасштабное наступление на пиво. И в Думе ахнули: “Пивники даже не пытались заносить!” (“Заносить” на местном сленге — значит подкупать.) Политическое решение принято, так что заноси — не заноси...

Этой осенью делегации областей во главе с президентами и губернаторами, в сопровождении “своего” депутата с красным от чувства собственного бессилия лицом, бродили из одного высокого кабинета Думы в другой, умоляя “добавить”, иначе после монетизации льгот им “точно не выжить”. “Это не к нам, это в Минфин, там теперь все решается!” — услужливо направляли ходоков обитатели здания на Охотном Ряду. Подавляющее большинство депутатов из “Единой России” не могут похвастать тем, что они выбили что-то для округа: хитрый Кудрин понял, что при такой централизации достаточно учесть просьбы руководства фракции. Что говорить про оппозицию!

Неужели лоббизму в Думе конец?

***

Слухи о смерти больного сильно преувеличены. Законы, даже внесенные президентом или правительством, выходят из Думы более-менее радикально переписанными. Поправки в них вносятся в стенах парламента. “Вкладываться в Думу компаниям сегодня смысла меньше, чем раньше, но совсем не вкладываться тоже нельзя”, — сделали вывод опытные лоббисты.

Конечно, чтобы тебя услышали, нужно идти в президиум “Единой России”, где оформляется политическая воля власти в поддержку или против какого-то закона, поправки, постановления. Говорят, полезно сходить к “серому кардиналу” фракции, председателю исполкома партии “Единая Россия” Юрию Волкову. Нужно идти к председателям комитетов, причем если вопрос принципиальный, надо говорить с председателями нескольких комитетов, чтобы на президиуме фракции они выступали сообща. Вообще глупо рассчитывать на успех, сходив к одному, пусть даже и очень влиятельному “единороссу”. Разве что этот один — Борис Грызлов...

Посадить “своего” депутата в кресло председателя экономического комитета, чтобы быть в курсе всех вносимых в законы изменений, — такое под силу лишь олигархическим структурам, имеющим большое влияние в Кремле и Белом доме, или компаниям, чьи руководители связаны личными отношениями с влиятельными сотрудниками этих вершин вертикали власти. Комитет по энергетике, транспорту и связи возглавляет “газпромовец” Валерий Язев. “РусалОлега Дерипаски держит руку на пульсе Комитета по промышленности, строительству и наукоемким технологиям с помощью первого зампреда комитета Николая Ашлапова. Представитель страхового бизнеса Владислав Резник возглавляет Комитет по кредитным организациям и финансовым рынкам и одновременно отвечает в “Единой России” за работу с правительством... И так далее. И тому подобное.

Золотое время для лоббистов — авралы, которые время от времени устраивает в Думе исполнительная власть, когда за неделю-две в спешке принимаются десятки законов, иногда больших по объему и очень важных. Тут за каждой запятой никто уследить не в состоянии, а значит, под шумок можно словить рыбку в мутной водичке.

...Может показаться, что к лидерам оппозиции и ее спецам ходить нечего: на президиумы “Единой России” они не званы, и голоса их фракций ничего не решают. Но голоса жириновцев, например, могут понадобиться власти, чтобы получился красивый результат (много больше 300 голосов “за”) при принятии конституционного или просто общественно значимого закона. И вот заключается сделка баш на баш: ЛДПР поддерживает важный для власти закон, а взамен получает возможность пролоббировать интересы дружественных компаний.

***

Раз лоббизм жив, значит, у некоторых, не очень скованных моральными принципами депутатов остается возможность заработать. Носят ли в Думу чемоданы или конверты с деньгами? “Если и носят, то намного меньше, чем раньше, — говорят знающие люди. И добавляют: — Дума — как дом из стекла, здесь все про всех знают, поэтому лучше втупую не работать”. После того как несколько лет назад с поличным задержали зампреда аппарата Комитета по международным делам, который за несколько тысяч долларов обещал ускорить рассмотрение выгодных наукограду Дубне законов, “черные лоббисты” стали вести себя намного осторожнее и в основном работают с безналом. Но не далее как в прошлом году, говорят, комендатура выводила каких-то ретивых граждан с “чемоданами”, а время от времени фразу “N забросал комитет бабками” можно услышать и сейчас.

Очень популярна и может избавить от угрызений совести система взаимных услуг — многие вообще не считают это коррупцией. За содействие в получении информации или помощь в проведении нужной поправки (закона) в округе, где живет депутат, построят стадион. И тем самым помогут переизбраться. Могут дать денег на предвыборную кампанию. Книга депутата увидит свет, сын его сестры не попадет в армию, дочь поступит в МГИМО (без взяток преподавателям), жена съездит на модный заграничный курорт. Да мало ли что!

От “вождей” до “макаронников”. Четыре отделения думских кошельков

Мы попробовали хотя бы приблизительно классифицировать депутатов по уровню благосостояния и сферам приложения лоббистских возможностей. Единственные документальные источники, которые можно цитировать, не опасаясь обвинений во лжи, — декларации о доходах и имуществе за 2002 год, которые депутаты подавали перед избранием в Думу, да официальные биографии. Среди обитателей здания на Охотном Ряду очень развита способность к мимикрии, когда депутат, по повадкам и образу жизни явно принадлежащий к одной категории, пытается выдать себя за кого-то другого. К тому же соотношение официальных доходов депутатов к реальным иногда примерно такое же, как между надводной и подводной частями айсберга.

“Бюджетники”

Лицо: Тамара Плетнева, фракция КПРФ. Бывший учитель истории. Гордится тем, что в Думу “пришла прямо от доски”. В декларации указала депутатскую зарплату, квартиру в 100 кв. м в Тамбовской области, гараж в Москве и автомобиль “Волга”. Ни акций, ни счетов в банках не заявила.

До депутатства “бюджетники” трудились в бюджетной сфере. Больших капиталов, если судить по внешнему виду и образу жизни, не нажили и в Думе (но мы не знаем, чем занимаются и какие деньги зарабатывают их мужья, жены, дети и внуки). Без особого успеха пытаются лоббировать социальные проекты, льготы, пенсии, науку, здравоохранение и повышение зарплат. Бизнесу они малоинтересны, к их кабинетам в дни рождения не стоят в очереди представителей компаний и банков. Но в качестве лоббистов региональных программ и проектов эти депутаты могут быть вполне эффективны. Есть среди них и такие, про которых в правительстве говорят: “Легче дать, чем отвязаться”.

“Бюджетники” встречаются во всех фракциях, но традиционный их оплот — КПРФ. Слабое место — трепетное отношение к депутатским статусным льготам.

Кстати, ежемесячно через кассу депутаты получают по 44 850 рублей. Если льготы пересчитать на деньги, то в зависимости от степени наглости, жадности или, наоборот, скромности от 200—300 до 3—4 тысяч долларов ежемесячно каждый из депутатов может смело писать себе в графу “доходы”. А рядовые члены фракции “Единая Россия”, по слухам, получают еще по 2 тысячи долларов США в конвертах — от партии. Некоторые из них называют это “пенсией”, другие — “компенсацией материального ущерба”.

“Макаронники”, “аграрии” и “водочники”

Крупный и средний столичный и провинциальный бизнес. Лицо: Игорь Игошин, бывший гендиректор ЗАО “Реал-Агро”. Попав в Думу по списку КПРФ, сразу “разочаровался” в левой идее и пошел во фракцию “Единая Россия”. В декларации за 2002 год указал лишь депутатскую зарплату да 3 небольших квартиры в разных городах. Ни счетов, ни акций, ни участков, ни машин.

ЦИК насчитал среди избранных в 2003 году в Думу лишь двух частных предпринимателей. Хотя даже поверхностное знакомство с биографиями думцев позволяет сделать вывод: бизнесом вплоть до ухода на выборные должности занимались из 450 человек 170 как минимум. Но если судить по декларациям — голь перекатная наши предприниматели. “Я хотел написать все как есть, но в последний момент передумал и переписал фирму, деньги и акции на жену и подставных лиц. Народ не любит богатых”, — признался как-то один довольно известный депутат. И вот у Мартина Шаккума (“ЕР”), независимого Геннадия Семигина, Ашота Егиазаряна (ЛДПР) в графе “денежные доходы” — одна депутатская зарплата. Бывший вице-премьер правительства Евгения Примакова Юрий Маслюков (КПРФ) официально живет на зарплату депутата и пенсию, в Думе почти не появляется, но, по словам коллег по фракции, “давно и успешно занимается бизнесом”.

Очень многие региональные бизнесмены до прихода в Думу не имели никакого представления о законодательной работе, а оказавшись в условиях жесткой централизации и контроля со стороны партийных структур, совсем заскучали. “Крутые” короли областей, городов и республик оказались в роли политических пешек. Поэтому они в Думе бывают редко, зато активно пользуются мандатом для получения информации, свободного посещения министерств в интересах своего дела, завязывают знакомства, связи, ищут новые рынки сбыта. Им по барабану, какой политический режим в стране — лишь бы не мешали деньги делать.

Именно эта категория депутатов проявляет особую склонность к понтам: евроремонт кабинета, навороченная машина, супердорогие часы или костюм, должность зампреда комитета...

“Олигархи”

Представители крупных ФПГ в парламенте. Лицо: Отари Аршба, председатель совета директоров Западно-Сибирского металлургического комбината. В 2002 году задекларировал денежный доход в 97,1 млн. рублей, 8 участков земли в Московской области и 2 — в Грузии, 2 дома в Московской области (186 и 1519 кв. м площади) и 1 дом в Грузии (242 кв. м). Плюс акции (от 17 до 90%) десяти компаний. На заседания Думы иногда ходит. Как-то счел нужным поучаствовать в дискуссии по закону о введении уголовного наказания за проституцию: “Проституция — это не антиобщественное, а общественное явление”, — сказал он.

Эта группа немногочисленна, но по степени влияния и богатству превосходит все остальные, вместе взятые. Олигархический бизнес покупал места для своих людей в списках всех фракций. Причем с прошлой Думы у олигархов стало модно представляться в парламенте лично: вице-президенты компаний, председатели советов директоров, советники... На первом месте, конечно, нефтяники. В “Единой России” их 13 (от всех крупнейших компаний: ЛУКОЙЛ, ЮКОС, “Сибнефть”, “Роснефть”, ТНК). В КПРФ два представителя ЮКОСа, в ЛДПР — один представитель ЛУКОЙЛа...

В зале эти люди копья не ломают, перед телекамерами не светятся: большие деньги любят тишину. Все думские “олигархи” заявили о доходах от 5 до 114 млн. рублей в год (от 14 до 350 тысяч долларов в месяц). Но странное дело: ни у одного из них нет земли, квартир и домов за рубежом (если не считать грузинских владений Аршбы). И ни одного счета в заграничных банках — разве что некрупные вклады в российских филиалах западных банков. Неужели тоже все “на родственников”?

“Вожди”

Лицо: Геннадий Зюганов, лидер фракции КПРФ. В декларации заявил зарплату депутата, две квартиры (167 кв. м в Москве и 30 кв. м в Кемеровской области) и два счета: 16,5 тысячи рублей в Сбербанке и 2 тыс. рублей в “Кузбассоцбанке”.

Перед прошлыми думскими выборами телевидением активно запускалась информация, что Зюганов — фактически подпольный миллионер. Владеет, например, заводом по переработке леса за рубежом. Но это скорее “липа”, придуманная кремлевскими политтехнологами. А вот уже после поражения компартии на выборах возник скандал внутри самой КПРФ. Ряд коммунистов потребовал от Зюганова ответа: куда делись деньги, заплаченные олигархами за включение их людей в партсписки? По оценкам возмущенных товарищей, КПРФ заработала на олигархах порядка $25—30 млн. На выборы же было потрачено лишь около $4 млн. При этом финансовыми вопросами занимался не тогдашний первый зампред ЦК Валентин Купцов, а сам Зюганов. На пару с “красным олигархом” Виктором Видьмановым. Ни тот ни другой “финансист” внятного ответа на вопрос: где деньги, Зин? — не дали...

Впрочем, повадки Геннадия Андреевича не похожи на повадки человека с крупным состоянием. Один из продавцов крупного торгового центра столицы рассказал “МК”, как однажды в их магазин (с весьма высокими ценами) пожаловал лидер КПРФ. Менеджеры, увидев такого человека, расцвели. Каково же было удивление продавцов, когда лицо клиента при виде цен вытянулось, и он ушел, так ничего и не купив... Как рассказывают наши источники, туфли Геннадия Андреевича обычно стоят в пределах 10 тысяч рублей, а костюмы (генсек предпочитает немецкие, потому что они добротные и дольше носятся) — порядка 15—20 тысяч. Даже ремонт на даче в Снегирях ему, по слухам, как-то раз делали за счет партии...

Лидеры фракций — держатели целых пакетов голосов. Они стоят на пути анархического, стихийного лоббизма депутатов и компаний и заинтересованы в том, чтобы лоббистские устремления и связанные с ними финансовые потоки были организованы и подчинены фракционному контролю: партийные кассы нуждаются в средствах, и содержание организаций дорого стоит.

Поскольку лидеры — это лицо партий, требования к безупречности их имиджа повышенные. Отсюда “чистые” декларации из разряда “хотите верьте, хотите — нет”. У Дмитрия Рогозина — зарплата депутата, квартира в 132 кв. м в Москве, там же — гараж и счет 10 065 рублей в банке. У вице-спикера Владимира Жириновского — зарплата депутата, небольшие деньги от МГУ, квартира 50 кв. м в Москве да вклад 66 643 рубля в Сбербанке. Правда, в случае с вождем ЛДПР какие-то следы семейного благополучия можно обнаружить в декларации его сына, формального лидера фракции ЛДПР Игоря Лебедева: два участка земли по 1500 кв. м и два дома в Подмосковье, 7 квартир в Москве (4 из них — по 300 с лишним кв. м каждая). Машина из лидеров партий есть только у Бориса Грызлова. Хотя ему, как и всем прочим, она пока ни к чему: постоянно закрепленный автомобиль из гаража управделами гарантирован.