Как из "Российского капитала" вывели 5 млрд руб

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как из "Российского капитала" вывели 5 млрд руб.

Силовики-покровители и невозвратные кредиты, фирмы-однодневки, офшорные счета в схемах экс-владельцев банка Алексея Иващенко, Ирины Киреевой и Олега Мартынова

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::10.02.2011, Вывоз "Российского капитала"

Роман Анин

18 февраля «Национальный резервный банк» (НРБ), принадлежащий акционеру «Новой газеты» Александру Лебедеву, могут закрыть. Формальный повод — административное дело, возбужденное пожарными, посчитавшими, что офис НРБ, располагающийся в одном из лучших бизнес-центров России, не соответствует требованиям безопасности. До визита пожарных в офис НРБ нагрянули «маски-шоу» из числа сотрудников Управления «К» ФСБ и отряда милиции специального назначения. Формальный повод — уголовное дело о хищении 450 млн рублей из банка «Российский капитал», который санировался НРБ в 2008—2009 годах. Реальная причина этих наездов — попытка запугать Александра Лебедева, заставить его замолчать и прекратить расследование хищения 5 млрд рублей из «Российского капитала», которое было обнаружено им в ходе санации. Сегодня мы продолжаем наше расследование о пропавших миллиардах, главных бенефициарах этого вывода активов и их силовой «крыши» из самых различных спецслужб. […]

Все началось 17 октября 2008 года […]. На совещании у Кудрина «Национальному резервному банку» было дано поручение провести санацию «Российского капитала», для чего на счетах НРБ бал размещен депозит Центрального банка в 300 млн долларов. (Спустя год все деньги вместе с процентами Лебедев вернул, хотя, заметим, эти средства он получил до принятия соответствующего закона о санации, по которому сегодня банки кредитуются на гораздо более льготных финансовых и временных условиях.) [...]

Когда специалисты НРБ приступили к санации, они обнаружили, что причиной плачевного состояния «Российского капитала» стал не столько разразившийся финансовый кризис, сколько сомнительные операции бывших владельцев банка. Узнав об этом, Александр Лебедев начал писать во все инстанции тонны писем, в которых сообщал, что с помощью сомнительных сделок, невозвратных кредитов, фирм-однодневок и офшорных счетов из банка было выведено 5 млрд рублей. Схема этих операций была видна даже при самом поверхностном анализе, и владелец НРБ называл конкретных, на его взгляд, виновников — основных владельцев банка: Алексея Иващенко, Ирину Кирееву и Олега Мартынова. У каждого из них достаточно занятная биография, и «Российский капитал» — далеко не единственный рухнувший банк на их трудовом пути.

Алексей Иващенко родился в 1960 году. Он входил в советы директоров «Торгового дома «ГУМ» и «Новокузнецкого алюминиевого завода», возглавлял санкт-петербургское ЗАО «Вагонмаш» — одно из старейших вагоностроительных предприятий России, которое производит вагоны для метрополитена и железных дорог. А свою финансовую деятельность Иващенко начинал в печально известном Мосбизнесбанке, в котором он проработал с 1993 по 1998 год и занимал должности вице-президента и первого зампреда правления. И так совпало, что именно в 1998 году — перед уходом Иващенко — в банке начались проблемы: его кредиторская задолженность превышала 10 млрд рублей. Один из крупнейших на тот момент и системообразующий для Москвы Мосбизнесбанк тоже пытались спасти — его санацией занимался Банк Москвы. Но даже это не помогло: у банка была отозвана лицензия. Более того, стало известно, что Главным следственным управлением (ГСУ) ГУВД Москвы было возбуждено уголовное дело. Следователи выяснили, что только в период с 1994 по 1996 год из Мосбизнесбанка было похищено более 200 млн долларов. Схема до мелочей повторяла ту, о которой сегодня пишет во все инстанции Александр Лебедев: создавались фиктивные фирмы, которым выдавались заведомо невозвратные кредиты, деньги переводились на офшорные счета и обналичивались. Именно это, по мнению следователей, и стало в 1998 году главной причиной краха Мосбизнесбанка. Алексей Иващенко в том скандале никак не пострадал, однако, как говорили в финансовых кругах, появившийся в том же году «Российский капитал» якобы создавался на деньги рухнувшего Мосбизнесбанка.

У Олега Мартынова «послужной список» банков-банкротов гораздо больше. Мартынов родился в 1955 году, в «Российский капитал» пришел в 1998-м, а начинал свою финансовую карьеру в банке «Индустрия-Сервис», который специализировался на обслуживании концерна «Олби», принадлежавшего известному предпринимателю Олегу Бойко. С тех пор Мартынов с Бойко тесно сотрудничали и встречались в руководстве практически всех совместно создаваемых структур. Они учреждали банк «Шонкор-Олби» (лицензия отозвана в 1997 г.), они же участвовали в создании банка «Фаворит» (лицензия отозвана в 1995 г.), они же были акционерами Росмедбанка (лицензия отозвана в 1996 г.), и, заметим, у самого банка «Индустрия-Сервис» лицензия была тоже отозвана в 1996 году.

Но особого внимания заслуживает история банкротства банка «Большая Волга», в котором Олег Мартынов был председателем совета директоров. В 2004 году у банка была отозвана лицензия, а его ликвидацией занималось «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ). В ходе инвентаризации имущества сотрудники АСВ обнаружили, что практически вся масса дебиторской задолженности приходится на непогашенные векселя различных коммерческих структур — ООО «Газ Строй Пром», ООО «Первая судоходная компания», ООО «Современные системы связи»… Казус заключался в том, что эти компании принадлежали самому Олегу Мартынову и являлись учредителями «Большой Волги». Глядя на эту схему, можно предположить, что Мартынов как руководитель банка, видимо, используя деньги вкладчиков, кредитовал собственные фирмы, которые, как показала проверка АСВ, не спешили возвращать долги, что и привело к отзыву лицензии и банкротству.

Что любопытно, такая схема использовалась не только в собственном банке: компании, подконтрольные Мартынову, умудрялись брать и не возвращать кредиты и в сторонних организациях. В феврале 2007 года Арбитражный суд Москвы удовлетворил исковые требования «Инвестиционного торгового банка» к ООО «Строительная жилищно-инвестиционная компания», генеральным директором которой был Мартынов, а учредителями — принадлежащие ему же «Газ Строй Пром» и «Современные системы связи». Как установил суд, банк пытался взыскать с должника 103 млн рублей за то, что фирма Олега Мартынова в 2005 году получила на год кредит в 75 млн рублей, который так и не вернула к моменту судебного заседания. Суд удовлетворил требования истца частично и постановил взыскать с должника 86 млн рублей.

Спустя годы судьбу Мосбизнесбанка, «Большой Волги» и всех остальных банков, к которым имели отношение наши герои, повторил и «Российский капитал».

Завязка. Как это происходило в "Российском капитале"

Когда по поручению правительства НРБ приступил к санации «Российского капитала», схема вывода активов была обнаружена при первых же проверках. Причем использовались все те средства, которые были опробованы и обкатаны ранее в десятках других банков.

Схема I. "Тупой распил"
В течение всего 2008 года «Российский капитал» кредитовал или оплачивал услуги фирмам с типичными признаками однодневок, которые, переводя их на счета друг друга, в конечном итоге аккумулировали деньги в так называемых «окнах» со счетами в кипрском банке FBME Bank Limited. Основным «окном» в этой схеме было ООО «Фирма «Квант» с уставным капиталом в 10 тыс рублей и генеральным директором, который числился учредителем еще в 37 коммерческих структурах. Проверка службы безопасности «Российского капитала» показала, что эта фирма с февраля по июнь 2008 года провела 77 подозрительных операций по переводу денежных средств в офшорную зону. Как написано в одной из конфиденциальных справок, подготовленной в ходе проверки, операции с этими однодневками были завершены 15 октября 2008 года, и это «объясняется тем обстоятельством, что руководившие в то время банком должностные лица полагали, что с 16 октября у банка будет отозвана лицензия (что подтверждается рядовыми сотрудниками), и активно «готовились» к этому». К этой же схеме проверявшие банк специалисты относили и операции дочерней компании «Российского капитала» — ООО «Великолукские ткани» («Велиткан»). Кредиторская задолженность «Велиткана» к началу 2008 года составляла 180 млн рублей, предприятие на протяжении трех лет было убыточным, и тем не менее получало кредиты от «Российского капитала», которые впоследствии шли на оплату фиктивных, как считали проверяющие, работ фирмам-однодневкам, которые, в свою очередь, перечисляли те же суммы за якобы выполненные работы другим однодневкам и так до бесконечности, пока деньги не оседали в тех же «окнах» со счетами на Кипре.

Схема II. "Цепочки перекредитования"
С 2004 года Алексей Иващенко и ряд аффилированных с ним компаний стали приобретать акции «Липецкого областного банка». Покупка осуществлялась на кредиты «Российского капитала». Проверяющие могли вначале удивиться тому, что все деньги были возвращены, однако вскоре обнаружили, что возврат происходил по достаточно странной схеме, которая работала следующим образом. Фирма получала кредит от «Российского капитала», покупала акции «Липецкого областного банка», а деньги на погашение долга через длинную цепочку однодневок приходили от другой компании, также получившей кредиты в «Российском капитале». То есть, грубо говоря, возврат средств происходил за счет перекредитации, отчего размеры финансовой ямы, естественно, не уменьшались, потому что если закрывалась одна дыра, в другом месте появлялась другая. В отношении сделки по покупке «Липецкого областного банка» проводилось служебное расследование, в ходе которого было выявлено, что многие участвовавшие в этом порочном круге фирмы были аффилированны с Алексеем Иващенко и Ириной Киреевой, а счета некоторых из них находились в тогда еще не ликвидированном банке «Большая Волга», принадлежавшем Олегу Мартынову.

Схема III. "Жилищная"
Другим способом вывода активов из «Российского капитала» стали ипотечные договора. В ходе служебной проверки, которой занималась комиссия из пяти банковских специалистов, было обнаружено, что в период с 2006 по 2008 год «Российский капитал» заключил пять кредитных договоров на приобретение недвижимости с некой семьей Жестянкиных. Как сказано в служебной записке, операции проводились «на основании единоличного решения», «по прямому указанию» бывшего председателя правления «Российского капитала» Ирины Киреевой. В чем заключался ее интерес к недвижимости семьи Жестянкиных? Цитирую материалы проверки: «Ипатов (начальник управления кредитования физических лиц банка. — Р.А.) указал в объяснении, что кредитная линия предоставлена на приобретение для сына Жестянкиной квартиры, принадлежащей на правах собственности Киреевой…». Ипатов, по его словам, не раз пытался заставить Кирееву подписать эти договоры, однако она все время отказывалась, займы не обсуждались и кредитным комитетом банка. В итоге комиссия пришла к неутешительным выводам: «…Кредиты фактически не обеспечены, в силу чего обращение взыскания на залоги в судебном порядке бесперспективно… С ноября 2008 года (того самого времени, когда бывшие владельцы ожидали, что у банка отнимут лицензию. — Р.А.) погашение кредитов со стороны заемщиков было остановлено, в настоящее время общая задолженность… превышает 308 млн рублей и 670 тыс долларов». Обо всем этом сотрудники «Российского капитала» и НРБ писали в правоохранительные органы. Их заявление приняли, однако следователь УВД по ЦАО Москвы, переписав все претензии проверяющих, не нашел в действиях Киреевой события преступления.

Схема IV. "Кидок с наездом"
В марте 2009 года назначенный НРБ как банком-санатором председатель правления «Российского капитала» Михаил Докучаев отправил заявление начальнику Управления по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) ГУВД Москвы. Докучаев писал, что 11 апреля 2007 года между «Российским капиталом» и заемщиком Олегом Мартыновым был заключен кредитный договор на 17 млн долларов на приобретение нежилых помещений со сроком погашения 10 апреля 2008 года. Деньги, «согласно имеющимся расходным кассовым ордерам, тринадцатью траншами с 16 по 28 апреля 2007 года были выданы наличными из кассы банка заемщику». «Все ордера подписаны Мартыновым», — сообщал Докучаев. Однако Мартынов обратился в Третейский суд, в котором заявил, что никаких договоров не подписывал, и в подтверждение показал отметки в загранпаспорте о том, что с 15 по 30 апреля он находился за пределами России и, следовательно, не мог получать деньги. Суд его иск удовлетворил, а значит, и 11 млн долларов как будто не было. Однако проведенное служебное расследование показало обратное. Цитирую: «Мартынов как акционер и VIP-клиент банка в начале апреля 2007 года обратился… с просьбой подготовить платежные распоряжения по его счету… без конкретной даты. С разрешения бывшего председателя правления банка Киреевой… такие документы… были подготовлены и подписаны лично Мартыновым. Начиная с 16 апреля 2007 года по телефонным распоряжениям Мартынова с указанием суммы и назначения платежа, эти… документы исполнялись. По устным распоряжениям… Киреевой… кассиры выдавали деньги из кассы на основании подготовленных… расходных кассовых ордеров доверенным лицам Мартынова…». На этом «кидок» заканчивается, и дальше начинается «наезд».

Мартынов не только выиграл суд, но и подал заявление в Следственный комитет, где было возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество». Чем руководствовался следователь, не совсем понятно, потому что если верить материалам служебной проверки, факт получения 17 млн долларов доказывался не только показаниями сотрудников банка, но и результатами исследования Экспертно-криминалистического центра МВД, подтвердившими, что расходно-кассовые ордера подписывал именно Мартынов. Но что любопытно, тут же в рамках уголовного дела следователь запросил из «Российского капитала» оригиналы расходных кассовых ордеров и банковских документов, на основании которых как раз и предоставлялись деньги. Интересно, увидят ли когда-нибудь эти документы свет, или так и затеряются в архивах следственных комитетов вместе с 17 млн долларов?

Кульминация. "Маски-шоу", пожарные и ходоки с "корочками" СВР

Все схемы вывода активов из «Российского капитала» были подробно изложены в письмах Александра Лебедева в Минфин, Центральный банк, АСВ, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, ФСБ. Какая последовала на них реакция? Для начала в офис НРБ зачастили странные люди с векселями на сотни миллионов рублей. Они признавались, что являются номинальными держателями, а реальные владельцы — генералы самых различных спецслужб. Бывало и так, что генералы не утруждали себя поиском посыльных. Так, по словам Александра Лебедева, с векселем на 130 млн рублей в банк пришел бывший начальник банковского отдела Управления «К» СЭБ ФСБ генерал Сергеев.

А в ноябре 2010 года в офис НРБ нагрянул взвод спецназа во главе со следователем Павлом Крыловым, который потребовал встречи с Александром Лебедевым и финансовые документы банка. Необходимость привлечения тяжелой артиллерии, как потом выяснилось, объяснялась тем, что «сотрудники банка могли оказать вооруженное сопротивление» (можете себе представить банковских клерков, «отстреливающихся» скоросшивателями от добрых молодцев с автоматами?). Одновременно другая бригада «масок» во главе с майором Андреевым направилась в хранилище банка, где находились сейфовые ячейки. Дело в том, что сам Лебедев накануне в разговорах по телефону несколько раз говорил, что именно там находится диск с материалами о хищениях в «Российском капитале».

После «масок-шоу» в банк с проверкой пришли пожарные и обнаружили, что помещения не соответствуют требованиям безопасности. […]

Возможно, упор авторов спецоперации делался на то, что после публичного «наезда» из банка разбегутся клиенты, и банк рухнет. В первые недели после «масок-шоу» отток вкладчиков действительно был — из НРБ «ушло» около 1,5 млрд рублей. [...] не случайно сегодня ФСБ рассылает по региональным управлениям ориентировку собирать компромат на филиалы НРБ, а какие-то серые личности бегают по кабинетам в правительстве и рекомендуют заблокировать проект заказа 44 новых самолетов Ту-204-СМ (этот крупнейший в истории отечественного авиастроения проект является спасительным для Ульяновского завода и всей отрасли) принадлежащей Лебедеву авиакомпанией Red Wings, так как НРБ, который будет финансировать сделку со стороны заказчика, «вот-вот рухнет».

Помимо прямых «наездов» произошло еще одно крайне важное событие, которое связало эти два звена единой цепью и общим ощущением полного идиотизма всего происходящего. В декабре 2010 года в офис НРБ позвонил человек, представившийся директором Службы внешней разведки (СВР) Михаилом Фрадковым, и попросил принять своего генерала. Вскоре появился и сам визитер, он козырнул «корочкой» СВР и представился Яковлевым Константином Михайловичем. Дальше, следуя заявлению Александра Лебедева на имя начальника ГУВД Владимира Колокольцева, незнакомец для начала попросил продать ему квартиру с дисконтом, а затем сообщил, что Управлением «К» ФСБ при участии МВД «состряпано уголовное дело в отношении неустановленных лиц из банка «Российский капитал», конечной целью которого является «наезд» на «Национальный резервный банк», осуществивший санацию». Яковлев также сообщил, что по инициативе Главного следственного управления при ГУВД будет проводиться «специальная» проверка сотрудниками Центрального банка. По словам Лебедева, часть информации Яковлев излагал на листе бумаги, в частности, «предложил урегулировать возникшие проблемы через начальника ГСУ ГУВД Москвы Глухова и начальника отдела Габышева за денежное вознаграждение в 1 млн долларов, которое можно передать потом, при закрытии дела».

Оцените эти события в хронологической последовательности — и сюрреалистичность картины станет очевидной. Трудно даже предположить, что после обыска, вызвавшего огромный общественный резонанс, директор СВР Фрадков будет звонить в офис НРБ и ходатайствовать за какого-то «генерала». […]

Слова липового генерала подтверждались документами из уголовного дела, которые могли попасть к нему только из следственной бригады и которые он передал Лебедеву при встрече. Из них, наконец, становилось понятно, кто стал инициатором этой силовой кампании. Цитирую докладную записку следователя: «Поводом к возбуждению уголовного дела послужил материал проверки, проведенной сотрудниками Управления «К» СЭБ ФСБ…». Из этой же докладной записки следовало, что в рамках уголовного дела расследуется и эпизод хищения денежных средств Центрального банка, то есть того самого депозита, размещенного в НРБ для санации «Российского капитала», который вместе с процентами был еще год назад возвращен, что самим Центральным банком и подтверждается. Вот интересно: это в ГСУ ГУВД прикидываются идиотами, или им просто в Управлении «К» ФСБ забыли об этом рассказать?

К докладной записке прикладывалось и письмо начальника ГСУ ГУВД Ивана Глухова к первому зампреду Центрального банка Геннадию Меликьяну. В этом письме Глухов просил провести ту самую обещанную «специальную» проверку. Трудно предположить, читал ли банкир Меликьян справки ФСБ, или полагался на свои знания в области финансов, но проверка действительно началась и сопровождается теми же сюжетами за гранью здравого смысла. (В скобках заметим, что сразу после завершения процедуры санации ЦБ уже проверял деятельность НРБ и не нашел никаких нарушений, а АСВ даже прислало специальное письмо о том, что никаких претензий к НРБ по санации «Российского капитала» не имеет.) Вот последний пример. 7 февраля 2011 года председатель правления НРБ Андрей Манойло отправил письмо начальнику Московского главного территориального управления Банка России Константину Шору, в котором излагал детали длящейся проверки. Манойло, в частности, писал: «…После окончания совещания, которое проводил ваш заместитель г-н Галустьян К.О., последний мне сообщил, что истинной причиной проведения проверки стала публикация некоторых материалов юмористического характера в иностранной газете, принадлежащей одному из акционеров банка, и негативной реакцией по этому поводу руководителя Правительства России». Нетрудно предположить, кого имел в виду господин Галустьян, но вот понять, как подобное могло прийти ему в голову, просто невозможно, как невозможно представить звонящего по городскому телефону Фрадкова с просьбой продать квартиру генералу.

Эпилог. Магия всеобщего идиотизма, или Дымовая завеса

Перед публикацией мы отправили запросы в Минфин и Центральный банк с просьбой оценить, как проходила процедура санации, имеются ли у них какие-то претензии к НРБ и собираются ли они предпринимать какие-то меры по фактам вывода активов из «Российского капитала». В ФСБ ответили, что не могут разглашать материалы предворительного расследования ГСУ при ГУВД. Мы отправили запрос в ФСБ с просьбой подтвердить, действительно ли Управление «К» этой службы стало инициатором наездов на НРБ, а также с вопросом о том, собираются ли они искать пропавшие миллиарды. В ФСБ ответили, что не могут разглашать материалы предварительного расследования, которое ведет ГСУ при ГУВД. Мы отправили запрос начальнику ГСУ при ГУВД Ивану Глухову с просьбой ответить, почему странные люди с «корками» СВР предлагают передать ему 1 млн долларов, чтобы решить проблемы; почему эти люди обладают материалами из уголовного дела и его личными письмами; а также с вопросом, готовы ли они искать выведенные активы «Российского капитала». На следующий же день нам перезвонил тот самый следователь Павел Крылов, который возглавлял «маски-шоу» в офисе НРБ, и сильно интересовался, какие материалы «утекли» из уголовного дела — видимо, для того чтобы понять, чем располагает редакция. С тех пор известий из ГСУ при ГУВД нет. […]