Как из чеченки-студентки сделать шахидку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как из чеченки-студентки сделать шахидку В распоряжении "РК" попал интересный документ. Постановление о привлечении в качестве обвиняемой Муртазалиевой Зары Хасановны. Эти четыре листа текста, подписанные старшим следователем Никулинской межрайонной прокуратуры г.Москвы, юристом 3-го класса Филипчуком П.И., положили начало громкому уголовному делу по обвинению студентки-заочницы Лингвистического университета города Пятигорска в вербовке москвичек в террористки-смертницы. В виду "особой важности" дело Муртазалиевой из Никулинской прокуратуры было передано в городскую, а потом и в следственную службу ФСБ. Сейчас расследование закончено. В скором времени дело будет передано в суд. И уже Мосгорсуду придется разбираться в совершенно фантастической истории, которую, по всей видимости, совместно сочинили в РУБОП УВД по Северо-Восточному административному округу столицы, в Никулинской межрайонной прокуратуре и в ФСБ.

" Назначена террористкой "Муртазалиева Зара Хасановна, являясь организатором, совершила приготовление к терроризму, т.е. совершила приискание орудий, соучастников, а также умышленно создала условия для совершения взрыва в целях нарушения общественной безопасностии, устрашения населения и оказания воздействия на принятие решений органами власти," - так следователь Филипчук начинает свою историю о чеченской девушке-террористке. Именно "свою", потому что, как выяснилось впоследствии, к реальной Заре Муртазалиевой все написанное следователем, имеет достаточно опосредованное отношение. Вот, например, Филипчук написал, что Зара проходила специальную подготовку в лагере террористов- смертников под Баку и "прибыла в Москву в сентябре 2003 года для организации совершения террористических актов ". Далее, по версии следствия в Москве, Зара познакомилась в столичной мечети с двумя русскими девушками, принявшими ислам и "осуществляла их моральную и психологическую подготовку к совершению террористического акта путем самоподрыва." А тепепрь факты. 4 марта 2003 года Зара была задержана, когда выходила с работы около метро "Китай-город". Девушку посадили в машину, отвезли в ОВД "Проспект Вернадского" якобы для проверки личности и проверки регистрации. Там у нее взяли отпечатки пальцев. Дело для московских чеченцев - вполне привычное. Зара пошла помыть руки и уже собиралась уходить, когда сотрудники милиции неожиданно для девушки достали из ее маленькой сумочки пакетик с 196 граммами пластита, пригласили понятых и обвинили ее по 222-й статье УК РФ (хранение, перевозка взрывчатых веществ"). Муртазалиева , естественно, говорила, что пластит ей не принадлежит. Но ее никто не слушал. Что было дальше? Три подружки "под колпаком" А дальше стали происходить совершенно невероятные вещи. Провели обыск в комнате общежития, где Зара жила вместе со своми двумя подружками - русскими мусульманками Аней и Машей. Нашли фотографии, которые девочки снимали в торговом центре на "Охотном ряду", вызвали на допросы Аню и Машу. Им предъявили распечатки разговоров, которые они вели с Зарой в общежитии. И оказалось, что на протяжении нескольких месяцев за тремя подружками велось неусыпное наблюдение. Их пасли сотрудники РУБОП УВД по Северо-Восточному административному округу Москвы. Почему и зачем? "Все началось в конце декабря 2003 года, - рассказывает адвокат Зары Зезаг Усманова. - Мою подзащитную задержали для проверки документов. И в отделении милиции она познакомилась с оперативником - чеченцем по имени Саид, который отнесся к ней очень сочувственно. Через несколько дней он пришел к Заре на работу в страховую компанию. Предложил снять для нее комнату в общежитии. Бесплатно. Перевез туда Аню и Машу". Когда Зару задержали у "Китай-города", она звонила Саиду с просьбой о помощи, но он ей уже ничем помочь не смог. Как потом выяснилось из материалов уголовного дела, все эти добрые поступки Саид совершал не по дружбе, а исключительно "по указанию руководства". Именно ему было поручена разработка "террористки-вербовщицы". По словам адвоката Зары, недавно следователь ФСБ сообщил ей, что Саид уехал за границу. Значит, на суд прийти вряд ли сможет. Дальше вокруг дела Муртазалиевой начались и другие "чудеса". "Ко мне обратилась Валентина Михайловна Куликова, мама подруги Зары Ани Куликовой. - Для меня это было достаточно неожиданно, - рассказывает председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. - Обычно к нам обращаются чеченцы. Валентина Михайловна сказала мне, что она не хочет, чтобы показания против Зары, которые дает ее дочь Аня, повредили обвиняемой. "Мы не хотим, чтобы это осталось на нашей совести", -заявила мать Ани. Оказывается 18-летние Аня и Маша являются главными и единственными свидетелями обвинения против Зары Муртазалиевой. А к Валентине Михайловне на работу за несколько месяцев до ареста Зары приходил сотрудник ФСБ. Потом он пришел и к ней домой. Это было еще до переезда девочек в общежитие. Куликова была удивлена, что сотрудник ФСБ разглядывал фотографии, проверял сумочку Зары. Но он объяснил встревоженной матери, что дело - серьезное, что "поступил сигнал", и Зарой интересуются органы, но "все под контролем". Уже после ареста Муртазалиевой на допросах Аню и Машу пугали, что, если они не скажут всю правду о том, как Зара вербовала их в шахидки, они из свидетелей превратятся в обвиняемых. По словам адвоката, первые показания, которые девочки давали без адвокатов, написаны, как под копирку, и изложены такими словами, которые 18-летние девушки в своей речи никогда не употребляют. "Маша и Аня рассказывают о чем они говорили с Зарой: о войне в Чечне, о шахидах, о том, что теракты совершаются из-за войны . Но они не утверждают, что Муртазалиева вербовала их совершить теракт. Они просто предполагают, что она могла бы оказать на них влияние. Но не оказала", - объясняет адвокат. Валентина Куликова считает, что Зара оказывала на ее дочь Аню и на Машу только хорошее влияние. После знакомства с чеченкой Маша, например, перестала принимать наркотики. Пресловутые фотографии улыбающихся молодых людей на экскалаторе в торговом центре на "Охотном ряду" , которые следствие выдает за доказательства, свидетельствующие об "организации и осуществлении теракта путем взрыва", по словам Ани и Маши, они сделали , потому что им понравились чеченцы, парень и девушка, которые спускались по эскалатору и целовались. Учебник фальсификации "Никакого лагеря под Баку, в котором якобы обучалась Муртазалиева, просто не существует, - говорит Светлана Ганнушкина. - В этом месте находятся известные в Азербайджане здравницы. Посольство Азербайджана оборатилось в российский МИД, протестуя против подобных обвинений. Но ведь следователь Филипчук написал это в постановлении о привлечении Муртазалиевой в качестве обвиняемой. И это прямое доказательство фальсификации. Если был изобретен лагерь под Баку и было придумано, что девочка там прошла подготовку, то как можно верить всему остальному?" В дальнейшем эти обвинения с Зары были сняты. Так же, как и были сняты обвинения в том, что 20-летняя Муртазалиева участвовала в военных действиях во время войны 1994-1996 годов. Матери Зары пришлось представить следствию справки из средней школы, где училась ее дочь в те годы. Но остались обвинения по ч.1 ст. 222-й ("хранение взрывчатых веществ") и 205-й, 1 УК РФ ("вовлечение лица в совершение преступлений террористического характера"). И это при том, что по словам адвоката, никаких отпечатков пальцев Зары на пластите, который оперативники вынули из ее сумочки, нет. А обвинение Зары в терроризме и о вовлечении ее подруг в террористичекскую деятельность основываются лишь на домыслах и предположениях ее подруг, что по УПК никак не может считаться доказательствами. Между тем , Зара Муртазалиева уже девять месяцев находится в тюрьме. И это несмотря на то, что следствию так и не удалось установить никаких ее связей с террористическим подпольем. "Фальсификация уголовных дел против чеченцев в последние годы стала делом обыденным, - говорит Светлана Ганнушкина.- Это ничего не дает в отношении борьбы с терроризмом. Напротив, чем больше невинно осужденных, тем больше террористов остается на свободе. Я написала письмо на имя директора ФСБ Николая Патрушева. Я полагаю, что такой с позволения сказать "метод борьбы с терроризмом" представляет собой проблему национальной безопасности и относится к вопросам государственной важности". Ответа от Патрушева пока нет. Дело Зары Муртазалиевой в ближайшее время будет передано в Мосгорсуд. Хватил ли у судьи гражданского мужества, чтобы, разобравшись в фальсифицировании обвинения, оправдать подсудимую или прекратить дело, которое в лучшем случае годится в "учебники по фабрикации обвинений?"

"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации