Как и для чего устроен альянс либералов и радикальны националистов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Содержание

Сотрудник АСК: "Осенью 2003 года мы по прямому указанию Невзлина вели работу по созданию молодежного движения фашистского типа. Была даже готова эмблема движения — дорожный знак ''Остановка запрещена'', чем-то напоминающий свастику

Белов: "В прошлом году ДПНИ жило за счет средств движения "Наши". Они обеспечивали снятие зала для тренировок, лекции, которые читали известные националисты, телефоны, компьютеры, зарплату нескольким людям дали"

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::27.11.2006, Фото: soberminded, Русский марш Мендельсона

Как и для чего устроен альянс либералов и радикальных националистов

Олег Кашин

"Куда маршируют русские?"

Converted 22773.jpg

10 ноября 2006. Белов на банкете в Кремле в честь Дня милиции

Вечером 22 ноября в московском клубе "Билингва" - дебаты. Вопрос "Куда маршируют русские?" [[[Как_и_для_чего_устроен_альянс_либералов_и_радикальны_националистов#1|Расшифровка записи дебатов]]] обсуждают два оппонента - лидеры Республиканской партии России Владимир Рыжков и Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александр Белов-как-все-уже-знают-Поткин.

Случилось, казалось бы, невероятное - опытный политик, депутат Госдумы трех созывов Рыжков провалил дебаты политику-новичку Белову, о существовании которого и сейчас-то мало кто знает, а несколько месяцев назад не знал вообще никто. После дебатов кто-то из собравшихся в зале спросил Рыжкова: "Вы что, специально договорились вести себя так, чтобы Белов победил?" Рыжков с ответом не нашелся.

Зато нашелся мой сосед по залу — колумнист "Известий" Сергей Ильин:

— Интересно, — сказал он мне, — если бы дебатировали Сурков (заместитель главы администрации президента. — "Известия") и Якеменко (лидер движения "Наши". — "Известия"), кто бы победил?

— Ответ очевиден, — деликатно ушел от ответа я, не понимая, к чему клонит собеседник.

— Правильно, победил бы Якеменко, — невозмутимо продолжал Ильин. — Потому что Суркову совершенно ни к чему побеждать своего младшего единомышленника.

Я был вынужден согласиться с коллегой.

Спор Рыжкова с Беловым и в самом деле выглядел достаточно странно.

— Власть проводит антирусскую политику! — говорит националист Белов.

— Не антирусскую, а антинародную! — не возражает, а доброжелательно уточняет либерал Рыжков. В самом деле, у этих политиков при всем несовпадении взглядов есть самое главное, что их объединяет, — отношение к Кремлю. По этому вопросу разногласий у них нет, остальное же может легко отойти на второй план.

Идеологи и политтехнологи "несистемной оппозиции" уже который месяц не скрывают, что присматриваются к ДПНИ и возлагают на него серьезные надежды. После состоявшегося 4 ноября "Русского марша" слово "присматриваются" звучит, пожалуй, даже слишком слабо. Дружат. Над колоннами "Русского марша" все увереннее звучит марш Мендельсона, символизирующий, как известно, прочность брачных союзов. "ДПНИ, безусловно, претерпит еще массу трансформаций и едва ли сохранится в нынешнем виде. Но националистические силы в процессе трансформации власти в 2007—2008 годах сыграют большую роль — в этом сомневаться не приходится", — говорит глава Института национальной стратегии и один из лидеров коалиции "Другая Россия" Станислав Белковский. Он же — окормляющий и пропагандирующий ДПНИ на своих интернет-ресурсах и в публичных выступлениях политтехнолог. На организованном ДПНИ "круглом столе" "Гражданское общество и защита прав русского народа" аплодисментами встречали приветственную телеграмму лидера "Другой России" Гарри Каспарова, а сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса Георгий Сатаров и президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан посетили мероприятие лично. "В своем выступлении Сатаров признал, что был не прав, подписывая обращение к московским властям о запрете "Русского марша". Он отметил, что необходимо расширять сотрудничество на правозащитной почве" — это из пресс-релиза по итогам "круглого стола". Был не прав. Надеется, что господа националисты простят. Наверное, и в самом деле простят — что, трудно что ли?

Из партнеров Сатарова и Белковского по "Другой России", пожалуй, только НБП Эдуарда Лимонова относится к ДПНИ с нескрываемой неприязнью, больше похожей на ревность, заявляя: "В России давно существует здоровая организация националистов — это Национал-большевистская партия". Лимонов прекрасно знает, что лидеры "Другой России" не в восторге от неоднозначной репутации лидера НБП и терпят его в своих рядах потому, что он, в отличие от них, способен вывести на улицу хоть сколько-то своих активных сторонников. Впрочем, эти "хоть сколько-то" — по большому счету, созданный самим Лимоновым миф. За последние пять лет национал-большевикам не удавалось вывести на свои акции более полусотни активистов. ДПНИ собирает сотни и явно выигрывает у НБП право быть ударным уличным отрядом "несистемных". И вот уже Александр Белов, вытесняя Лимонова, становится частым гостем радиостанции "Эхо Москвы" и постоянным автором сайтов Станислава Белковского. Популярность ДПНИ среди либералов — главная новость политического сезона. Альянс "несистемной оппозиции" и радикальных националистов стал свершившимся фактом.

Еврейский вопрос

Начиналось все, впрочем, гораздо скромнее. Формальной датой создания Движения против нелегальной иммиграции считается 12 июля 2002 года — о создании ДПНИ бывший пресс-секретарь лидера общества "Память" Дмитрия Васильева Александр Белов объявил через несколько дней после армянского погрома в подмосковном Красноармейске.

Собственно, тогда же и появился этот псевдоним — Белов. Сам лидер ДПНИ, в паспорте которого значится фамилия Поткин, объясняет, что после погрома ему не хотелось лишний раз попадать в поле зрения милиции, поэтому для заочного общения с прессой он взял фамилию своей бабушки. Оппоненты Белова, в свою очередь, любят повторять, что Поткин — это еврейская фамилия, и националист ее просто стесняется.

Между тем для современного русского националиста "еврейский вопрос" уже лет десять как неактуален — чеченцы и азербайджанцы сейчас раздражают гораздо сильнее, и даже если рядовой активист ДПНИ вдруг узнает, что Белов тайно посещает синагогу, по имиджу Белова это не ударит никак. Как у Бабеля — "Ничего подобного!.. Троцкий не жид. Троцкий боевой!.. Наш... Русский... А вот Ленин — тот коммунист... жид, а Троцкий наш... боевой... Русский!"

Официальная биография Белова не публиковалась. По образованию он юрист (окончил юрфак Московского экстерного гуманитарного университета). После смерти лидера "Памяти" Дмитрия Васильева в 2003 году стал зампредом фронта "Память", до сих пор числится учредителем одноименной газеты.

О ДПНИ часто говорят как о наследнице общества "Память" — проекта КГБ, призванного аккумулировать вокруг себя державников на фоне прозападного курса перестройки. Теперь вот ДПНИ тоже вроде бы должно в себя кого-то вобрать и кого-то контролировать.

Белов занимается (или занимался) мелким бизнесом — по некоторым данным, ему принадлежат ООО "Интайм Лтд" (оптовая торговля фармацевтической и парфюмерной продукцией) и ООО "Стиль флер" (продажа свадебных аксессуаров от дорогих европейских производителей). В 1997 году судился по ч. 1 ст. 222 УК РФ ("Незаконное хранение оружия"), получил год лишения свободы условно. В 1996 году в отношении Белова возбуждали уголовное дело по ст. 200 УК РСФСР ("Самоуправство"), позднее прекращенное. "Знак ГТО на груди у него, больше не знают о нем ничего".

"ЮКОС" против неславянской иммиграции

В 2002-м не знали и этого — просто никого не интересовало. О создании ДПНИ не писали в газетах — тогда, четыре года назад, вряд ли кто-то мог всерьез подумать о том, что малозаметная националистическая группировка сможет стать реальной политической силой. Она и не стала — по крайней мере, тогда. Весь первый год после создания ДПНИ о движении никто ничего не слышал. Для большинства наблюдателей знакомство с ДПНИ началось только в конце 2003 года — накануне выборов мэра Москвы, когда аутсайдер Герман Стерлигов объявил, что идет на выборы при поддержке ДПНИ. Мэром Стерлигов, естественно, не стал, но ДПНИ с тех пор осталось на слуху — с начала 2004 года о деятельности движения в интернете и СМИ говорят регулярно.

Впрочем, не выборы московского мэра стоит считать датой второго рождения ДПНИ. Скорее всего, случилось все немного раньше — осенью 2003 года, когда [[:Категория:Лебедев, Платон Леонидович|Платон Лебедев]] уже был арестован, а [[:Категория:Ходорковский, Михаил Борисович|Михаил Ходорковский]] еще только ждал ареста. Той осенью близкие к стремительно впадавшей в опалу компании "[[:Категория:ЮКОС|ЮКОС]]" пиар-структуры начинали кампанию по защите "[[:Категория:ЮКОС|ЮКОСа]]" в СМИ. Кампания велась сразу несколькими PR-группами. Сотрудник одной из таких структур — агентства АСК (в начале 2004 года обыски по "делу "[[:Категория:ЮКОС|ЮКОСа]]" пройдут и в нем), ознакомившись с агитпродукцией ДПНИ, заметил в ней что-то очень знакомое. Вот что он рассказывает: "Осенью 2003 года мы по прямому указанию Леонида Невзлина (я сам тогда с ним разговаривал по этому вопросу) вели работу по созданию праворадикального молодежного движения, представлявшего собой организацию фашистского типа. Идея заключалась в расшатывании системы социального порядка, нагнетании смуты, пропаганде фашистских догм якобы при поддержке [[:Категория:Московский Кремль|Кремля]], а также в продвижении в обществе тезисов о попрании [[:Категория:Путин, Владимир Владимирович|Путиным]] либеральных ценностей и ликвидации по его приказу зачатков "гражданского общества". Была даже готова эмблема движения — дорожный знак ''Остановка запрещена'', чем-то напоминающий свастику. Работа, впрочем, продлилась чуть больше месяца. После ареста [[:Категория:Ходорковский, Михаил Борисович|Ходорковского]] вся деятельность по этому направлению была свернута". Впрочем, бывший руководитель агентства АСК Вадим Малкин наличие такого заказа отрицает.

Так или иначе, именно тогда ДПНИ (букву "Н" в аббревиатуре членам движения лидеры предлагали расшифровывать не как "нелегальной", а как "неславянской") начало активную деятельность против "иноземной экспансии", ударным отрядом которой "являются выходцы из кавказских государств, стран Центральной и Юго-Восточной Азии" (из листовок тогдашнего ДПНИ). Как именно должна была идти борьба? Сайт движения давал туманные рекомендации с прозрачными намеками: "Всем подразделениям ДПНИ приступить в ближайшее время к организационным мероприятиям, основываясь на данных о воинских званиях, навыках боевых действий, владении оружием, военно-спортивной подготовке, автотранспорте. Необходимо распространить и принять к исполнению инструкцию о порядке приобретения и хранения легального оружия". Намек до адресатов дошел — уже в начале 2004 года многие группировки московских и подмосковных скинхедов стали называть себя "боевыми отрядами" или "бригадами" ДПНИ.

Имена и солдаты

Тогда же началась и активная публичная деятельность движения, пик которой пришелся на известные события в карельской Кондопоге, — через несколько часов после начала беспорядков в городе оказались московские активисты ДПНИ и Белов, который руководил "народным сходом" в центре Кондопоги. Примерно так же Белов вел себя и в Сальске Ростовской области. В городе — столкновения на национальной почве, испуганные власти молчат, приезжает Белов и говорит: "Я — Белов, я наведу порядок". Ему верят. Не потому, что он способен навести порядок, а потому, что верить больше некому.

Собственно, в этом и состоит главный парадокс ДПНИ: каждый факт в отдельности — то ли материал для криминальной хроники (причем не самой сенсационной; юридическое образование Белова даром не пропало — придраться к его выступлениям с точки зрения статей Уголовного кодекса практически невозможно), то ли строчка в правозащитном докладе о росте ксенофобских настроений. Если же все факты суммировать, то вопреки всякой логике получится история успешного политического проекта. Именно политического — самые радикальные активисты вроде фашистов из "Славянского союза" (СС) Дмитрия Демушкина (на дебатах в "Билингве" Демушкин скромно наблюдал из задних рядов зала за поединком соратника с либералом) стараются не афишировать свою интегрированность в движение Белова. Они как бы сами по себе.

ДПНИ — незарегистрированная организация. Белов — вообще такого человека нет, он присутствует только на сайте, а официальный Поткин — нигде не числится. Недаром он скептически оценивает шансы движения "Местные" добиться запрета на его деятельность через Генпрокуратуру.

Таким образом, ДПНИ вроде как и нет — просто политический проект. "Ничьих" проектов не бывает.

Предпродажная подготовка или нары?

"Кто стоит за ДПНИ?" — этот вопрос уже не первый месяц задают многие наблюдатели, и никто не может дать четкого ответа.

По большому счету, это и неудивительно, потому что ответа на этот вопрос не существует в принципе. ДПНИ в равной мере можно считать проектом и депутата Госдумы Николая Курьяновича, чей аппарат полностью работает на нужды движения, и Дмитрия Рогозина, который принимал активное, в том числе финансовое, участие в организации "Русского марша". Да и слухи об особых отношениях между ДПНИ и российскими спецслужбами сбрасывать со счетов нельзя — в конце концов, сам Белов открыто говорит о своих контактах с высокопоставленными офицерами контрразведки.

Но самое реалистичное объяснение, очевидно, выглядит гораздо проще. Проект мог быть создан и какой-то силой, но, как часто бывает, теперь, что называется, уже сам выставляется на продажу. Судя по радикально изменившимся отношениям между ДПНИ и российскими либералами, вполне может быть, что соответствующая сделка уже состоялась.

Философию подобных сделок сформулировал три года назад, предлагая свое сотрудничество "Комитету-2008" (фактически тогдашней "Другой России"), Эдуард Лимонов: "У них есть имена, но у них нет солдат. У нас есть солдаты". Не изменилось почти ничего — либеральная оппозиция по-прежнему состоит только из лидеров и очень нуждается в "солдатах". И находит их в самых экзотических местах — то в НБП, то в ДПНИ.

Кто конкретно купил "солдат" в этой сделке — значения, по большому счету, не имеет. Покупателем вполне мог быть тот же Дмитрий Рогозин. Список его контактов в Государственном департаменте США полностью идентичен списку контактов "Другой России" — одни и те же чиновники "Вашингтонского обкома" общаются и с Рогозиным, и, например, с Михаилом Касьяновым. Тем более что Рогозин как объединенный кандидат "несистемной оппозиции" имеет на порядок более серьезные перспективы на выборах, чем Касьянов. К тому же "солдаты" из ДПНИ за Касьяновым пойдут вряд ли — в конце концов, это же не фанатики-лимоновцы, готовые принять каждого, на кого им укажет вождь. Впрочем, и риски в этом случае выше — в отличие от Касьянова, Рогозин вполне может всерьез надеяться переиграть своих партнеров, провоцируя консервативное крыло Кремля на поведение, которое принято называть "коржаковщиной" — в конце концов, "день опричника" как образ будущей России для Рогозина вполне приемлем. В любом случае борьба "несистемной оппозиции" за власть, как видим, обещает быть нешуточной.

Но именно что обещает быть — как известно, в конце октября МВД, ФСБ и Генпрокуратура предложили Федеральному собранию ужесточить антиэкстремистское законодательство, переведя преступления в сфере экстремизма (в том числе вовлечение в экстремистские сообщества несовершеннолетних) в разряд тяжких преступлений. Обе эти поправки, если они будут приняты, могут разбить все игры "имен" с "солдатами", которым в политике все-таки не место.

***

Оригинал этого материала
© "Новый Регион", origindate::23.11.2006

Лидер ДПНИ: Давайте лучше таджиков в Госдуму наберем, будем платить им по сто баксов, а они за «хавку» будут голосовать как надо

Ольга Шибанова

В Москве в клубе «Билингва» прошли политические дебаты между лидером Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ) Александром Беловым и депутатом Госдумы Владимиром Рыжковым. Тема дебатов: «Куда маршируют русские?». Оппонентов судили Олег Кашин (журналист «Эксперта»), Сергей Ильин (колумнист «Известий», политолог), Анастасия Каримова (журналист), Сергей Варшавчик (заместитель главного редактора Национального банковского журнала) и Денис Яцутко (редактор газеты «Реакция»).

Еще за час до начала дебатов клуб «Билингва» был заполнен до отказа. Белова пришли поддержать десятки его соратников. В числе почетных гостей были депутаты ГД Николай Курьянович, Дмитрий Рогозин и Андрей Савельев. У Рыжкова группа поддержки была заметно слабее. Его немногочисленные сторонники лишь изредка поддерживали депутата слабыми аплодисментами.

Первый раунд – вопросы ведущего

Ведущий: Кто подталкивает и спонсирует сегодня национальное движение: Кремль, немцы, фашисты, инопланетяне и т.д.?

Александр Белов: Я просто скажу. То, что с нами происходит, не только с национальным движением, но и с нашей страной – это, действительно, управляется силой, которую вряд ли удастся победить. Потому что рулит нами сам Господь Бог.

Владимир Рыжков: Я не думаю, что мой оппонент и его единомышленники являются порождением Кремля. По крайней мере, до сегодняшнего дня у меня нет таких фактов.

В.: Владимир, вы как-то спокойно настроены. Ведь ваш коллега Лысенко вступил в антифашистский фронт, ваша партия была одним из организаторов контрмитинга, который прошел 4 ноября. Вы говорили, что будете бороться с Русским маршем, вот сидит теперь перед вами Белов, расскажите, как вы собираетесь с ним бороться?

В.Р.: Я думаю, что с Беловым есть кому бороться, есть ОМОН, СОБР, ФСБ и другие структуры. Что касается меня, то моя позиция по отношению к ДПНИ и всем людям, которые говорят «Вся власть славянам!», «Русские вперед!» и вскидывают руку в фашистском приветствии, я считаю их деятельность вредной для страны.

Крик из зала: Лох ты!

В.Р.: Вредной, но пока неопасной. Они преувеличивают свою значимость. Я вот как раз прихватил с собой опрос центра Левады. И согласно ему 60 процентов русских не считают, что они подвергаются дискриминации со стороны иммигрантов. Сегодня рейтинги националистических партий невелики.

В.: На митинге ты, Саша, обозвал Суркова разными нехорошими словами, все-таки претензия к нему заключается, в основном, в том, что он чеченец или в том, что он запретил Русский марш?

А.Б.: Сегодня чеченцы все больше и больше доминируют в нашей политике, у них много прав. Я считаю, что если бы Русский марш запретил русский – это не было бы так ужасно, но Русский марш запретил именно чеченец. У нас вообще администрация президента стала выдавать свою волю, как волю самого президента. А мои оскорбления, это был ответ на то, что он пытался всех убедить, что я не Белов, а Поткин, что я еврей. Я ему ответил также.

В.: Владимир, как вы считаете, правильно ли сделали власти, что запретили Русский марш?

В.Р.: Я считаю, что на Русском марше нужно было задерживать людей. Я видел, как его участники вскидывали руку, используя фашистское приветствие, а лично вы, Александр, кричали лозунг «Русские вперед!». Это разжигание национальной вражды, это преступление. Кстати, вам хочу сказать, что марш запретил не Сурков, а Юрий Лужков.

А.Б.: А что такого? «Русские вперед!» То есть если мы будем кричать «Русские назад!», это не будет разжиганием межнациональной вражды! А, если кричать «Русские вперед!», то это может кого-то обидеть! (Овации зала).

В.: На той неделе все итоговые новостные программы были наполнены буквально твоей риторикой, Саша. По ТВ даже показали душераздирающий фильм про русского фермера, которому нерусские мешают работать Основной мотив всех передач был – «давно пора погнать этих иммигрантов». Тебе не обидно, что власти твою тему забирают?

А.Б.: Нет, не обидно. 4 года назад мы поставили цель – заставить власть говорить нашим языком, и мы победили. Мы делаем эту работу, может быть, нам не дадут за это гонораров и постов, но мы добьемся, чтобы все эти нехорошие люди (иммигранты – «НР») поняли свое место в России, и поняли – кто в доме хозяин.

В.: Все-таки в ДПНИ очень много странных людей. Вот, например, ко мне на Русском марше подошел человек и на полном серьезе сказал, что в синагоге в напиток добавляют кровь младенца. Что ты будешь делать с такими нездоровыми людьми, Саша?

А.Б.: Я считаю, каждый имеет свое мнение, хотят в синагоге кровь христианских младенцев лить, пусть это делают. Но, если они попадутся, то будут наказаны. Хотят скинхеды резать армян, пусть режут. Но, если их поймают, то посадят. В любой демократии есть такие люди, но мы к ним не имеем никакое отношение.

Второй раунд – вопросы оппонентов друг к другу

В.Р.: Вы не думаете, что окончательно развалите страну своими межрасовыми конфликтами?

А.Б.: Нет, не думаю. Я считаю, что русские должны объединяться. Что должно быть модно – стать русским, чтобы люди хотели сменить свою фамилию на русскую.

В.Р.: Ну, на счет фамилии, это вам, Александр, виднее. В этом году произошло 200 нападений на лиц нерусской национальности. И 30 процентов этих историй окончились летальным исходом, в том числе и по вине сторонников ДПНИ. Как вы на это смотрите, Александр?

А.Б.: В этом году, в России, было совершено 40 тысяч убийств, и из них менее одной сотой, убийств, которые произошли на почве расовой неприязни. Вы лучше другое скажите. Ежегодно олигархи воруют из страны несколько миллиардов. Владимир, вы чувствуете ответственность за своих сторонников?

В.Р.: Мои сторонники этим не занимаются. Мои сторонники живут в России и являются патриотами. Так что вы мне, как говорится, мокруху не шейте. Александр, вот вы боритесь с иммигрантами. Знаете ли вы, что каждый 6-ой работник в стране является иммигрантом. Значит, шестая часть нашего ВВП создается ими. Понимаете ли вы, что, создавая враждебное отношение к иммигрантам, вы создаете проблему для будущего страны?

А.Б.: У нас русские люди остаются без работы, и эта безработица растет. А вы все в ВТО рветесь?

Крик из зала: Фу, фу, Белов!

А.Б.: (обращается к ведущему) Слушайте, дайте уже этому человеку пи.ды! (Овации зала). Сегодня государство в первую очередь должно обеспечить работой русских, а уже потом приглашать иммигрантов. Причем именно приглашать, а не так, что они сами приезжают, и что хотят, то и делают. Представьте такую ситуацию: приходит господин Рыжков на работу за своей зарплатой. Кстати, сколько сейчас депутат получает?

В.Р.: Думаю, тысячи две долларов.

А.Б.: Ну вот представляете, такая ситуация. Высшая власть у нас подумает – зачем нам брать на работу депутатов «Единой России», они же будут требовать зарплату – 2 тысячи долларов. Давайте лучше таджиков наберем, будем платить им по сто баксов в месяц. А они за «хавку» будут голосовать так, как нам надо. (Зал аплодирует) Пока нас русских больше у нас есть шанс оставить эту страну себе.

Третий раунд – вопросы жюри

Сергей Ильин: Перед Русским маршем в «прокремлевских» СМИ шла жесткая критика ДПНИ. В свое время также критиковали и либералов за съезд «Другая Россия». Кроме того, говорили о том, что и ДПНИ, и «Другую Россию» спонсирует один источник. Ребята, может, вам, правда, объединить свои усилия? Не возникает ли у вас желания, как говорил Владимир Вольфович, собраться и вместе долбануть по Кремлю?

В.Р.: Боже упаси меня объединяться с этими ребятами, никогда!

А.Б.: А я считаю, зря ты так, честное слово зря. Если когда-нибудь случится так, что какие-нибудь нелегальные иммигранты наступят на ногу Владимиру Рыжкову, я всегда откликнусь и с удовольствием помогу.

В.Р.: Я учту это, Саша.

Олег Кашин: Александр, если вдруг вам позвонит Сурков и скажет: «Саша, надо сформировать молодежь так, чтобы она была за нас. Мы тебе дадим деньги, Первый канал и все, что угодно. Давай будь с нами!» Вы будете или нет?

А.Б.: Я сейчас вам расскажу секрет, который никогда не говорил, это была тайная информация. В прошлом году Движение против нелегальной иммиграции жило за счет средств движения «Наши». К нам обратились из этого движения и сказали: «Слушайте, нам тут поручили организовать народные дружины, будете помогать?» Мы согласились. Они нам обеспечивали снятие зала для тренировок, лекции, которые читали известные националисты, телефоны, компьютеры, зарплату нескольким людям дали. Но, когда мы стали говорить от лица ДПНИ, что мы осуществляем рейды и так далее, «Наши» сразу сняли нас с довольствия. Вопрос в том – хорошо это было или плохо? Я отвечаю – это было офигенно, мы получили с этих лохов и будем дальше таких лохов разводить. (Зал смеется).

Четвертый раунд – вопросы зала

Зритель: Скажите, Александр, если вы все-таки являетесь таким защитником традиций, почему вы сменили фамилию?

А.Б.: Хороший вопрос. Я повторю, что фамилию я не менял, в паспорте у меня записано Александр Поткин.

Крик из зала: А показать можешь?

А.Б.: Нет, не могу. Я паспорт сдал на «загранку», съездить хочу кое-куда.

В.Р.: Куда вы нанесете свой первый визит?

А.Б.: Я хотел съездить в Голландию, там скоро пройдет съезд европейских националистов, хочу пообщаться с ними. Так что поеду не за травой, честное слово.

По итогам голосования в дебатах «Куда маршируют русские?» победу одержал Александр Белов. За него проголосовало большинство членов жюри и зала. Лидер ДПНИ получил 115 голосов, депутат ГД Владимир Рыжков – 80. В конце выступления Белов поблагодарил Рыжкова за то, что «хоть кто-то соглашается с нами дискутировать».