Как казаки от гражданства России отказывались

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как казаки от гражданства России отказывались Ставропольский городок, едва не ставший год назад новой Кондопогой, снова громко напомнил о себе

"Новоалександровск - небольшой 25-тысячник в часе езды от Ставрополя. Тихий, уютный город со скромными, но добротными домиками, длинными одноэтажными улочками, размеренным укладом жизни и двухсотлетней историей. Историей, в которую в феврале прошлого года едва не были вписаны «погромы по национальному признаку» (подробнее читайте в «КП» от 20.03 и 21.03.2007 г.). Дерзкое убийство районного атамана Андрея Ханина очень многие здесь восприняли как месть кавказцев. 34-летний идейный правдоруб, которого если не боготворил, то искренне уважал и знал в лицо весь район, долгое время воевал за экологическое благополучие города. Главный «враг» - местный мясоперерабатывающий комбинат. Когда-то акции завода принадлежали краевому правительству, но в лихие 90-е перекочевали в руки предпринимателя Тимура Гулуа - этнического грузина. Комбинат, как говорят местные, без зазрения совести сбрасывал тонны отходов от «санитарного забоя» скота в речку Расшеватку. А Ханин предпринимал партизанские вылазки на завод, дабы запечатлеть нарушения на фото и видео. И даже, говорят, преуспел в этом, собирался обнародовать записи, но его расследование было прервано пятью выстрелами в упор. Местные жители сразу вынесли свой вердикт: заказчик - Гулуа. Зазвенели разбитые витрины ларьков местного мини-олигарха, побежали из города представители других кавказских республик, потянулись в Новоалександровск из Москвы делегаты от русских националистов. Последних, впрочем, в город не пустили казаки и ОМОН. «Убийца Ханина задержан», - объявили по телевизору, и «Кондопогу-2» срубили на корню. Глава администрации по собственному желанию освободил свою должность, и. о. директора мясокомбината стал местный житель (правда, акции остались у Гулуа). Казалось бы, история закончена... Николая Выходцева, главного бунтаря и баламута, поддержали многие. Письмо казаков директору ФСБ Спустя год, аккурат под печальную годовщину, вдруг появляется письмо казаков, адресованное директору ФСБ России. Представители Нижнекубанского отдела Терского казачества жалуются Николаю Патрушеву на необъективное расследование убийства атамана и просят принять меры. В противном случае «неравнодушная часть жителей на 43 населенных пункта» грозится... отказаться от российского гражданства. Картина Репина «Приплыли», точнее, «Запорожцы». Впрочем, в отличие от украинских «собратьев» XVII века, обложивших в своем послании матюками султана Османской империи, ставропольцы были сдержаннее: « ...Для нас Вы не Турецкий султан, а руководитель Безопасности нашей любимой матушки России... ...Убит атаман Нижнекубанского казачьего войска Ханин А. П. Все, включая милицию и прокуратуру, знают имя убийцы, но никаких действий к его привлечению не принято... ...Сложившиеся обстоятельства вынуждают нас выйти из государственного реестра и отказаться от российского гражданства». Вот те на. Опасаясь, что и так не шибко рожающая страна осиротеет сразу на 43 хутора, я вылетел в Ставрополь. «Уголовное дело в отношении жителя станицы Григорополисской Александра Сергеева, подозреваемого в убийстве атамана Ханина, с обвинительным заключением передано в суд», - заверили меня в краевой прокуратуре. «Фактов отказа от гражданства не зафиксировано», - успокоили в местной миграционной службе. Да и главные заповеди казачества, которые я проштудировал по дороге на Ставрополье, вселяли надежду: «Люби Россию, ибо она твоя Мать, и ничто в мире не заменит тебе Ее». - В том-то и дело! - ловит мою мысль зам. главы Новоалександровского района Людмила Горовенко, отвечающая тут за межнациональные отношения и казачество. К ней меня отправили из приемной главы района, сославшись на занятость оного. - Что такое казачество? Это военно-служивое сословие. Чему всегда посвящал казак жизнь? Служению и защите Отечества. Казака, который плевал на это Отечество, отец запорол бы плетьми. Почему гражданская война в наших местах шла дольше? Когда центральная Россия уже сдалась, казаки защищали самодержавие. - Так все-таки обращались казаки к Патрушеву? - успеваю вставить вопрос. - Не будем обобщать, - вздыхает Людмила Николаевна. - Перед годовщиной убийства правление Нижнекубанского казачьего отдела пришло к нам. От него мы и узнали, что зам нынешнего атамана Сергея Здвижкова Николай Выходцев предложил написать такое ультимативное письмо. Но казаки в этой акции участвовать отказались. - Но письмо же кто-то подписал? - заподозрил я след «мертвых душ». - Николай Александрович посчитал нужным обозначить себя и «выстрелил», - витиевато ответила Людмила Горовенко. - Потом мы его пригласили. Пришли и сторонники Выходцева - человек 15 молодых людей от 18 до 25 лет. Глава администрации Сергей Сагалаев говорит: «Давайте разбираться. Вот сидит прокурор, вот руководитель райсуда. Они вам сейчас на все ответят». Выходцев горячится: «Не надо мне ничего отвечать. Убийца не найден!» Он еще требовал мясокомбинат закрыть, но на нем давно с приходом нашей команды в район установили очистные сооружения. Сергей Здвижков туда с казачьим патрулем выезжает периодически. Но Выходцев об этом и слушать не хочет, на публику работает. Об одном из «спектаклей» казака-бунтаря мне полушепотом рассказали в местном паспортном столе: «Пришел разгоряченный, заявление написал, мол, отказываюсь от гражданства. Мы объясняем, что это процедура непростая, надо обратиться на имя президента, заполнить специальный бланк... А он встал, развернулся и ушел». - Баламут он, - подвела замглавы итог нашей беседы. Атамана Андрея Ханина расстреляли год назад пятью выстрелами в упор. За раскол - отставка Странное определение для человека, который призывает «коллег» нарушить основополагающие каноны русского казачества. Создалось впечатление, что чиновница не слишком-то серьезно восприняла угрозы Выходцева. «А что, может, и правда баламут? И письма провокационные пишет забавы ради?» - подумал я вечером в гостинице, листая местную прессу. И тут мой взгляд уперся в свежую заметку: «Казаки Ставропольского окружного казачьего общества на внеочередном круге отстранили от должности атамана Терского казачьего войска Михаила Серкова (по иерархии он выше руководителя Нижнекубанского отдела. - Авт.). На этом же круге освобожден от должности Николай Выходцев». Набираю номер пресс-секретаря Серкова: «У Михаила Ивановича температура за 40, - сообщил печальный женский голос. - Переживает. Его обвинили в организации этой акции об отказе от гражданства России. Хотя идея была не его. Просто он был кому-то неугоден в казачьем правлении. Вот его и очернили». Михаил Серков - казак боевой. Ветеран чеченской войны, стоял у истоков возрождения ставропольского казачества, был «ближайшим другом и соратником» Андрея Ханина. Он тоже резко выступал по поводу расследования громкого уголовного дела. Правда, письма Патрушеву не подписывал, но и открыто против него не выступал. Наутро снова выезжаю в Новоалександровск, заинтригованный личностью уже экс-заместителя атамана, взбаламутившего все ставропольское казачество. В уме - образ статного молодого хлопца, обязательно с усами, в бурке и папахе. Ну и с шашкой, само собой. А встретил меня здоровый взрослый мужик в черной куртке, джинсах, с бородой и колючими глазами. Николай Александрович сразу посадил за стол: «Сам я не буду, пост держу, а ты с дороги поешь», - резал он копченый окорок. Через кухню из комнаты в комнату сновали молодые люди, скрипя половицами. «Сторонники бунтаря», - подумал я. - Сынки это мои, - прочитал мысли Выходцев. - Пятеро у меня их. Да еще вот дочурка - сирота-девочка, из приюта себе забрали. На табуретку вскарабкалась трехлетняя кроха и по-деловому запустила ручку в мою тарелку, выудив из нее огурец. - Мне Горовенко поведала, вы молодежь баламутите... - осторожно начал я. - Людмила Николаевна? - переспросил казак. - У-у-у, вражина. Ситуация какая - мы год прождали, а убийца так и не пойман... - А как же Александр Сергеев, которого сейчас судят? - Да, сидит там хлопчик, - махнул рукой Николай Александрович. - Якобы на почве личной неприязни застрелил Ханина. Но они никогда в жизни не встречались. Сергеева три раза проверяли на полиграфе, и тот показал, что это не он. А ведь Ханин перед смертью на атаманском совете сказал, что его преследует глава мясокомбината Тимур Гулуа за то, что телевидение сняло эту скверну на нашей земле. А сейчас тут началась такая возня: стали друзей Андрея на полиграф сажать, меня в том числе. Мол, я завидовал Андрею и его заказал. А я же сам его на атамана и выдвигал. Глупости. Гадко, противно, даже брата его родного на детектор сажали. А все же прекрасно знают, что сделал это Гулуа. Его на детекторе почему-то никто не проверял. 89 «отказников» - И вы решили написать письмо... - Не я один, - отрезал Николай. - Собрались на атаманском совете, единогласно проголосовали «любо». Атаман Сергей Здвижков первым подписал письмо, потом я, а потом председатель совета стариков. Через три дня атаман «заднюю включает». Я перепечатал письмо со своей подписью плюс еще казаки неравнодушные подписали. Ты окорок-то ешь, ешь, я его сам коптил. «Очень харизматичный человек, - думал я, жуя угощения. - Эмоциональный, резкий, напористый. Такой, пожалуй, запросто может убедить неокрепших молодых казаков поставить автограф на любую бумагу»... - Кто ж подписался под посланием? Вместо ответа Выходцев кладет передо мной ксерокопию письма и 16 (!) листов с фамилиями (список в редакции. - Авт.): «Зайцев Василий, женат, двое детей. Черепухин Владимир, женат, трое детей. Орлова Людмила, замужем, двое детей». Всего - 89 фамилий из разных поселков. И большая часть - взрослые семейные люди с наследниками. Неувязочка получается в версии зам. главы администрации района. - Могли и больше собрать, времени мало было. - А люди знали, что именно они подписывали? - не унимался я. И мы решили сыграть в «рулетку». Я тыкал пальцем в фамилию, и мы на машине неслись по адресу. Для чистоты эксперимента выбрали три населенных пункта - станицы Расшевайская, Григорополисская и поселок Светлый. В каждой хате меня убеждали в решимости отречься от гражданства, если власти не отреагируют на чаяния народа. В феврале 2007 года расправа над лидером казаков вызвала волну кавказских погромов в Новоалександровске. - Письмо вообще дошло до адресата? - спросил я Николая Выходцева. - Я лично отвозил письмо в Москву, - заверил казак. - Нас уже вызывали в УФСБ по Ставрополью, там серьезные дядьки, обещали разобраться. Эти люди же не кукурузу охраняют, правда? И сдвиги пошли. Сейчас ждем, должны снимать кое-кого из руководства, пособников Гулуа. Сам он неизвестно где, может, за границей. А на заводе никаких подвижек нет. Ну ямку сделали, несколько бетонных плит положили. Хотя должны быть огромные очистные сооружения стоимостью в 30 миллионов. Николай задумался, потемнел лицом, вздохнул и поднял на меня тяжелый взгляд: - Буденновские события помнишь? Мы туда ездили, предлагали Басаеву поменять детей на себя. Басаев не согласился. Если мы тогда не испугались, то и здесь до конца пойдем. Хотя что греха таить, отказываться от собственного отечества никто не хочет. Этим письмом мы попытались обратить на себя внимание. Вот ты приехал, другие приедут. Только не пиши, что в казачестве раскол. Это один атаман с парой-тройкой людей отделились. А все казачество - едино, и оно не с ним. - А если подвижек все-таки не будет? - спросил я на прощание. - Набьем наволочку паспортами и отправим в Москву! - твердо закончил беседу казак. По глазам видно, что не хочет он этого делать. Но почему-то верится, что может, и казаки за ним пойдут. «Чиновники бросили Андрея» С такой невеселой мыслью я снова направился в администрацию. В приемной аудиенции главы ожидала телевизионная группа. На прием к Сергею Сагалаеву я попал как второй корреспондент канала. Разговор оказался коротким и пустым: - Я не могу давать оценку, следствие идет, а оценку дает суд... ...Мясокомбинат сегодня - лучшее предприятие Ставропольского края в системе переработки. Его проверяли и Ростехнадзор, и Роспотребнадзор, и ветслужба, и Минприроды... ...Подавляющая часть казаков поддерживает то сотрудничество с властью, которое намечено в районе. Есть, наверное, те, кому это не нравится. Это дело на их совести... ...Я не могу давать оценку раскола казачества. Это компетенция Ставропольского казачьего войска... Наборы чиновничьих штампов и ни тени простой человеческой заинтересованности и сочувствия. Зато его хоть отбавляй в доме матери убитого атамана Надежды Ханиной. Казаки часто навещают ее, и в тот вечер их собралось около 10 человек. - Все чиновники, которые Андрюшу поддерживали в его борьбе, после убийства о нем забыли, - сокрушалась пожилая женщина в тесной гостиной своего маленького домика. В углу - иконки, на стенах - фотографии сына, его двоих сыновей, жены... - Вот он еще школьник, - плача, показывает она мне карточки. - Это его младшенький сын Никитка, до сих пор ждет папу. У меня была надежда, что убийцу все-таки найдут, такие люди с ним рядом большие были - и глава администрации, и депутаты разные. А они бросили Андрея. Трусы! Если бы не ребята-казаки, давно бы на тормозах дело спустили. Седовласый хорунжий Среднекубанского казачьего отдела Виктор Конобейский молча достал гитару: - Как в последний путь на плечах несли, Поклонясь ему до сырой земли, В даль далекую, да со стонами Казаки несли Андрея воина. Надежда Ханина беззвучно плакала, сидя на стуле. Десять казаков во главе с Николаем Выходцевым слушали песню стоя. Все они подписались под его письмом... ОФИЦИАЛЬНО «За действия, направленные на дискредитацию Cтавропольского казачьего округа, Николай Выходцев исключен из его членов. За действия, направленные на раскол Ставропольского окружного казачьего общества, казачий полковник Михаил Серков освобожден от должности атамана Ставропольского окружного казачьего общества Терского войскового казачьего общества. Пресс-служба губернатора Ставропольского края». ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА Что дороже - правда или Родина? Можно понять казаков, решившихся на такой отчаянный поступок - отказ от гражданства. Выходцев - один из ближайших друзей убитого атамана Ханина, непререкаемый авторитет для молодых казаков и стариков - пошел на отчаянный шаг. Несправедливость можно встретить где угодно. Но только ставропольские казаки решились на такой отчаянный поступок - демонстративно стать чужими на своей Родине. Понять Николая Выходцева и его соратников можно: он писал губернатору, в прокуратуру, в краевое правительство, в столичные инстанции. Но, как и везде по России, эти жалобы бюрократические жернова спускали обратно - в Новоалександровск. Вместо того чтобы приехать с проверкой, сходить вместе с Николаем Выходцевым на этот злосчастный комбинат, показать ему очистные сооружения, в существовании которых заверяют в администрации, показать очистные сооружения по телевизору. Ан нет, корреспондента «КП» на территорию комбината не пустили - начальство в отъезде. И на том спасибо. Год назад местные секьюрити также едва не намылили шею корреспонденту «КП», пытавшемуся проникнуть на комбинат и посмотреть на очистные сооружения. Лично убедиться, что они существуют. Есть извечные вопросы и по ходу следствия. Они укладываются в общую канву современного правосудия: тюрьмы набиты мелкими крадунами, а крупные собственники всегда вне подозрений. Владельца завода Тимура Галуа следователи даже не пригласили на беседу, и он, по слухам, покинул Россию. Что делает обычный гражданин, столкнувшийся с несправедливостью, подлостью или равнодушием? Утирается, пытается все забыть и как-то жить дальше. Казаки не такие, а потому в борьбе за правду выбрали самую радикальную меру. Почти замятое бюрократами дело опять всплыло и получило огласку в прессе. Тактически казаки своих целей достигли. А стратегически... обесценили слово «Родина», использовав ее как инструмент для достижения определенных целей. Хочется надеяться, что власть сделает из этой истории выводы, а у казаков не будет последователей."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации