Как миллиардер Карапетян удвоил свой бизнес во время кризиса

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Не дающий никому интервью владелец «Ташира» поставил на армянскую диаспору и хорошие отношения с мэром Москвы Сергеем Собяниным  

79801-150x112.jpgПустынная стройплощадка. Повсюду валяются бетонные блоки, строительный мусор, забор по периметру светит тусклыми лампочками. Строительство бизнес-центра на юго-западе Москвы заморожено, и непонятно, когда возобновится. В советские времена люди терпели подобный пейзаж десятилетиями, но сейчас мы привыкли, что новые жилые дома, бизнес-центры и гостиницы вырастают моментально, как по мановению волшебной палочки. Однако правила игры поменялись: за два года команда Сергея Собянина остановила работы по 9 млн кв. м недвижимости (даже до 2008-го все московские строители за год возводили меньше). До кризиса практически каждый миллионер считал себя девелопером и финансировал какую-нибудь стройку в столице, сейчас все стали осторожнее. Исключение — компания «Ташир», принадлежащая участнику российского списка Forbes (63-е место, состояние —  $1,6 млрд) Самвелу Карапетяну.  В последнее время «Ташир» практически каждый месяц заявляет о начале строительства новых объектов: торговых центров, офисов, жилья. Как это получается у уроженца небольшого армянского городка, сколотившего состояние в расположенной в 170 км от Москвы Калуге?

Когда рынка нет. В Москве очень много торговых центров. Чтобы в этом убедиться, достаточно проехать по МКАД. Но владелец шести работающих и трех строящихся здесь моллов Самвел Карапетян убежден, что рынок еще пустой и столица способна переварить еще минимум столько же. По собственным оценкам, «Ташир» сейчас строит около 25% всей коммерческой недвижимости столицы. По прогнозам главы московского стройкомплекса Марата Хуснуллина, в 2012 году в Москве построят около 7 млн кв. м недвижимости. Эксперты рынка этому не верят, тем не менее показатели «Ташира» по вводу жилых домов, офисов и торговых центров в 2012 году приближаются к 1 млн кв. м. «Ташир» растет, и это в условиях, которые некоторые девелоперы лаконично описывают как «рынка нет». Чтобы распоряжаться столичной землей, Сергей Собянин создал и возглавил особый правительственный орган — Градостроительно-земельную комиссию. От ее решения зависит выдача градостроительного плана земельного участка — основного документа, разрешающего стройку. Инвесторов на заседания ГЗК не приглашают, протоколы не публикуются. За одно заседание комиссия может рассмотреть 100–150 вопросов, и чаще всего она просто визирует решения, подготовленные двумя рабочими группами. Одну из них возглавляет Марат Хуснуллин, вторую — другой заместитель мэра Андрей Шаронов.

«Вопросы рассматриваются коллегиально с привлечением всех заинтересованных ведомств, — сказал Хуснуллин в интервью Forbes. — Строим только то, что нужно городу». Некоторые решения комиссии эксперты целиком одобряют — например, отказ от строительства торгового комплекса на площади Тверской заставы. По идее, ГЗК призвана решать градостроительные проблемы: сопротивляться излишней плотности застройки, ограничивать аппетиты девелоперов, бороться с долгостроями. Однако, сведя в одно русло все ручейки, ГЗК принимает на себя и огромную ответственность. Количество жалоб на действия этой комиссии, поданных в Московский арбитражный суд, исчисляется сотнями. Девелоперы, в свое время заплатившие миллионы долларов за «право аренды» участка или другие правоустанавливающие документы, столкнулись с тем, что их бумаги больше ничего не стоят. Вот пример: компания «Зар» в конце 2007 года получила от правительства Москвы право построить на Сиреневом бульваре торговый центр, вышло специальное постановление. Пережив кризис, «Зар» готовилась начать стройку, однако ГЗК решила изменить разрешенный вид использования участка на «благоустройство, озеленение», то есть фактически проект запретила.

3108985.jpg

Самвел Карапетян фото Photoxpress

Таких примеров множество. Но, как говорит вице-президент компании Игорь Булатов, «у «Ташира» не застряло ни одного проекта». До конца года «Ташир» достроит многофункциональный комплекс на Поклонной улице площадью 150 000 кв. м, многофункциональный центр на Шереметьевской (прежнее название — Центр имени Аркадия Райкина, проект куплен у «Открытых инвестиций» Михаила Прохорова), торговый центр РИО на Ленинском проспекте и жилой комплекс площадью 207 000 кв. м. В планах — торговый центр на Юго-Западной, гостиницы и апартаменты в центре города, на Тишинской площади и множество других проектов. По количеству торговых центров в Москве компания Самвела Карапетяна соперничает только с «Киевской площадью».

Калужский старт. Самвел Карапетян уже 10 лет не дает интервью — последнее было в 2003 году в журнале «Босс». Однако назвать единственного владельца «Ташира» человеком малоизвестным нельзя. В его компании работает более 40 000 человек, объекты «Ташира» есть в 20 регионах, а на гала-концерте учрежденной Карапетяном всеармянской премии «Ташир» в Государственном Кремлевском дворце выступает Стас Михайлов и другие звезды. Родился Карапетян в 1965 году в небольшом армянском городке Калинино (сейчас у города старинное название Ташир). Карьеру начинал на местном заводе эмалированной посуды. Его старший брат Карен Карапетян работал тогда в райкоме комсомола, затем стал главой администрации президента Армении (сейчас депутат армянского парламента).

В начале 1990-х братьям удалось взять завод под контроль. Предприятие производило не только посуду, но и другие металлические изделия. Самвел Карапетян в поисках рынка сбыта и поставщиков обзавелся связями: завод работал по бартерным схемам с Новолипецким металлургическим комбинатом до прихода на него Владимира Лисина. Бизнес рос, Карапетян начал торговать товарами народного потребления и другой продукцией, бизнес ширился, распространился в несколько регионов России, и вскоре Карапетян стал владельцем крупной торговой компании. В 1992 году он переехал в Москву, но потом перебрался жить в Калугу.

Почему туда? По словам знакомого Карапетяна, в этом городе жил с семьей его двоюродный брат, знакомые и друзья. Опора на 2,5-миллионную армянскую диаспору всегда была отличительной чертой «Ташира». Центр торговой компании был в Москве, и несколько лет Карапетян каждый день ездил туда из Калуги на работу. В Калуге стали открываться небольшие магазинчики и рестораны «Ташир», но заметным по местным меркам бизнесменом Карапетян стал только в 1997 году, купив у менеджмента компанию «Калугаглавснаб». После этого был Калужский завод железобетонных изделий, фармзавод в центре города, на месте которого в центре Калуги «Ташир» построил сейчас торговый комплекс, целый ряд других предприятий. Обычный региональный бизнес, но вот одна деталь: со времен «Калугаглавснаба» важным контрагентом Карапетяна является «Газпром».

Партнер «Газпрома». В советское время через сеть организаций, имевших в названии слово «главснаб», распределялись товары между предприятиями, то есть по сути шла оптовая торговля. У «Калугаглавснаба» сохранились старые связи с промышленными предприятиями области, но основными контрагентами компании были дочерние предприятия «Газпрома». Сегодня оборот «Ташира» составляет около $2,6 млрд, из них миллиард приходится на строительство и поставку оборудования для «Газпрома». Это в разы меньше, чем у известных подрядчиков монополии вроде «Стройгазконсалтинга» Зияда Манасира или «Стройгазмонтажа» Аркадия Ротенберга, но тоже немало. Как далекая от газовых месторождений Калуга помогла Самвелу Карапетяну наладить бизнес с «Газпромом»?

В 1992–1995 годах «Газпром» построил в Малоярославце под Калугой кластер промышленных предприятий. На сайте города сказано, что объем инвестиций госмонополии в экономику города, в том числе в компанию «Агрисовгаз», которая производит трубы и алюминиевые конструкции, превысил $700 млн. Проект курировал член правления «Газпрома» Николай Гуслистый. Построенные тогда заводы и сейчас являются основой экономики города, монополия вкладывала деньги в жилой микрорайон, в котором должны были поселиться специалисты. Так что владельцам «Калугаглавснаба» было с кем торговать.

С 2000 года Карапетяну принадлежит Малоярославецкая швейная фабрика. В августе 2001 года Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил восстановленный храм в селе Недельное под Малоярославцем. Награды от патриарха получили глава «Газпрома» Алексей Миллер, его заместитель Николай Гуслистый и Самвел Карапетян.

«Мы всегда все делаем быстро и в срок, «Газпрому» удобно с нами работать, — говорит Игорь Булатов. — Никто сверху нас не лоббирует». Однако на каком-то этапе связи Карапетяна с топ-менеджерами калужских газпромовских «дочек» все же были довольно крепкими.

Вот небольшой пример. Один из девяти вице-президентов компании, который курирует некоторые московские стройки, в частности самый большой в арсенале «Ташира» торговый центр — РИО на Дмитровском шоссе, Андрей Ильяев попал в компанию после института. Паспорт Андрей Георгиевич Ильяев получил в 1975 году в Малоярославце. А Георгий Ильяев в 1990-е годы руководил Малоярославецким филиалом «дочки» Газпрома «Газпромторгстрой» и входил в одно охотничье общество с руководителями заводов «Агрисовгаза». Понятно, что это не уровень Алексея Миллера или хотя бы Николая Гуслистого, но все-таки «Газпрому» Карапетян не чужой. Сегодня «Агрисовгаз» принадлежит Зияду Манасиру, а среди акционеров отделившегося от «Агрисовгаза» завода «Росметалл» есть родственники Гуслистого.

У ворот Москвы«Калуга не Ташир!» — с такими плакатами митинговали горожане под окнами главы города в 2004 году. В начале 2000-х в Калуге стало так много объектов «Ташира», что многих горожан (необязательно шовинистов) это стало раздражать. «Ташир» построил два огромных торговых комплекса и три бизнес-центра на центральной улице города, реконструировал одну из центральных площадей, построил 40 000 кв. м жилья и едва не выкупил городские электрические сети. Торги состоялись в 2003 году, две компании-участницы соревновались за 74%-ный пакет   в обмен на инвестиции, объем которых вырос с $15 млн до $21 млн, обе принадлежали Карапетяну. Однако потом городские власти одумались и аукцион отменили. Дети Самвела Карапетяна учились в калужской школе №5, где когда-то учителем литературы работал Булат Окуджава, бизнесмен спонсировал школу и даже намеревался открыть на ее базе армянский культурный центр, но идея не встретила одобрения жителей. Параллельно Карапетян продолжал скупать предприятия: к заводу ЖБИ добавился кирпичный, а также производство алюминиевых конструкций, окон, фасадов.

Смена власти в области в 2000 году (вместо Валерия Сударенкова губернатором стал его бывший заместитель Анатолий Артамонов) для «Ташира» ничего не изменила. «Власти в Калуге раньше всех научились ценить инвесторов», — говорит наш собеседник в «Ташире». Губернатор Артамонов с удовольствием катается на лыжах в построенном «Таширом» горнолыжном комплексе «Квань». Но рынок стал уже тесен, и «Ташир» начал экспансию в другие регионы. Первые торговые центры открылись в Ярославле и Туле, а в 2003 году Карапетян купил московский «Автокомбинат-23», на месте которого через два года открылся первый торговый центр РИО. Затем центры РИО открылись в Орле, Архангельске, Ростове-на-Дону, Белгороде и других регионах.

«Стратегия у Карапетяна простая: в каждом городе обязательно есть какой-то армянин, который знает все правила игры», — объясняет знакомый бизнесмена. Опора на диаспору особенно заметна на московском рынке. Первый московский участок Карапетян купил у одного из владельцев Микомс-банка Артура Аракеляна. Самый дорогой объект в расчете на метр площади «Ереван Плаза» на Тульской начинал строить владелец компании «Стинком групп» Геннадий Степанян, он сумел получить участок, а структуры Карапетяна построили комплекс и управляют им. Торговый центр «Европарк», который сейчас входит в «Ташир», принадлежал бизнесмену Ашоту Егиазаряну. В «Москва-Сити» Карапетян пришел, согласившись проинвестировать и достроить объект Ары Абрамяна, главы Союза армян России.

Когда в 2005 году «Ташир» вышел на московский рынок, тот был уже довольно конкурентным. Работали торговые центры «Мега», «Золотой Вавилон», «Мосмарт», строился «Крокус» Араса Агаларова. Подбирать арендаторов для РИО Карапетяну помогала компания Colliers: ее топ-менеджер Максим Гасиев работал раньше в «Даев Плазе» Ашота Егиазаряна и именно тогда познакомился с Карапетяном. «Они уже тогда не дети были в бизнесе, — вспоминает Гасиев. — Самвел Карапетян сам вникал в детали, включая интерьер». К моменту открытия РИО был заполнен почти на 100%, однако в дальнейшем «Ташир» от услуг брокеров отказался. «Самвел Саркисович сам провел переговоры и сдал помещения гораздо дороже, чем договорились риелторы», — рассказывает вице-президент Игорь Булатов.

Полная самообеспеченность — фишка «Ташира». Кирпич и бетонные конструкции для московских строек компании возят с ее калужских заводов. Из необходимых стройматериалов холдинг не производит только цемент, арматуру и лифты с эскалаторами. Все остальное, включая окна, отделочные материалы и т. д., поставляется компаниями холдинга. Даже электроэнергию «Таширу» поставляет собственная сетевая компания «Каскад-Энергосбыт». «Иметь собственные сетевые компании — правильная стратегия, если у тебя много объектов, — говорит Евгений Шлеменков из «ОПОРЫ России». — Но построить ее очень дорого и сложно». Арендаторы торговых центров РИО и офисного комплекса Gazoil Plaza, который «Ташир» построил в двух шагах от офиса «Газпрома» на улице Наметкина, покупают электричество у Карапетяна. Следующий шаг — генерация. Возле одного из заводов «Ташира» в Калуге уже строится электростанция: оттуда энергия по сетям «Ташира» будет поступать на предприятие.

По торговому центру РИО гуляешь будто по странице тетради в клетку. Пространство разделено на квадраты, нет излишеств вроде огромных открытых территорий для фудкортов. «Очень простой в смысле планировочных решений» — так говорит Дмитрий Бурлов, эксперт компании «Магазин Магазинов» о «Ереван Плазе». Проектировщики у «Ташира», разумеется, тоже свои. Таким образом минимизируются потери, и Булатов уверен, что эти торговые комплексы приносят больше выручки, чем объекты конкурентов, и окупаются за два-три года. «РИО — успешные проекты, — говорит руководитель департамента торговой недвижимости компании Penny Lane Realty Алексей Могила. — «Ташир» — молодцы, на всем зарабатывают».

Когда в 2008 году открывался второй ТЦ РИО на Дмитровском шоссе, конкуренты злорадствовали, поскольку у него были проблемы с заполняемостью. Но Карапетян их решил, сдав существенную часть площади самому себе. В «Ташир» входят розничные сети «Модный альянс», Wild West и другие, кинотеатрами управляет собственная сеть «Синема Стар», есть свои операторы ресторанов и кафе.

Еще одна деталь: при огромном объеме строительства у «Ташира» нет единой генподрядной компании, которая показывала бы огромную выручку. В группе несколько крупных управляющих компаний, которые созданы по географическому принципу и управляются вице-президентами. В Москве, например, таких компаний три: во главе с Андреем Ильяевым, Виталием Ефимкиным и Игорем Булатовым. Каждая управляющая компания автономна и имеет собственную генподрядную структуру. Это обеспечивает внутреннюю конкуренцию: если один строитель сорвал сроки, его быстро заменяют другим. Это принципиально для Карапетяна: когда-то в Калуге он распустил любовно созданную им футбольную команду «Ташир» после неудачного сезона.

У Карапетяна есть собственный Фора-банк. Кредиты «Ташир» берет только под залог уже построенных объектов, поэтому кредитная нагрузка компании невелика — около $300 млн, меньше, чем годовой доход от аренды. Осенью 2008 года Самвел Карапетян уже был крупным региональным бизнесменом, но довольно средним игроком рынка коммерческой недвижимости Москвы: «Ереван Плаза» и два торговых центра РИО, один из которых только что открылся. Прошло четыре года — и готовых торгово-развлекательных комплексов уже шесть, еще пять строится или проектируется. В посткризисные годы и во время болезненного периода смены власти в Москве Самвел Карапетян выбился в лидеры рынка. Но только ли опора на диаспору, самообеспеченность и умение не влезать в долги способствовали этому?

При новых властях. Бывшего госслужащего и неудачливого бизнесмена Сергея Гляделкина к Самвелу Карапетяну привел знакомый из армянской диаспоры. У Гляделкина в кризис были серьезные проблемы: два недостроенных дома, разъяренные дольщики, недовольство властей. Карапетян купил у него компанию целиком, дома достроил и остался владельцем нескольких участков в Москве, которые бывший руководитель ГУП «Москва-центр» заботливо подбирал для себя, а также торгового центра «Тряпка» на Ленинградском шоссе. Торговый центр «Европарк» ему достался от депутата Госдумы Ашота Егиазаряна, который схлестнулся в борьбе за гостиницу «Москва» с Сулейманом Керимовым и не смог его одолеть. Половину проекта многофункционального комплекса с офисами и гостиницами «Ташир» получил от Ары Абрамяна за обещание их достроить и финансирование. Таким образом, к 2010 году, когда в Москву пришла команда Сергея Собянина, Карапетян вложил в московские стройки несколько сотен миллионов долларов. Он рисковал так же, как другие московские девелоперы.

«С новой командой [московских руководителей] работать стало гораздо приятнее, —уверяет Игорь Булатов. — Если ты умеешь правильно оформлять бумаги, то ГЗК принимает по тебе решение, и дальше все работает автоматически. Ты даже не видишь никаких чиновников, поэтому стало гораздо меньше коррупции». Это, увы, не объясняет, почему новая система взаимоотношений со столичными властями совсем по-другому повлияла на судьбу других крупных девелоперов «лужковской» поры.

«С крупными инвесторами у нас составлены планы работы, с некоторыми — на пять лет, — рассказывает глава столичного стройкомплекса Марат Хуснуллин. — Среди них, в первую очередь могу назвать «Ташир». Они не просто хотят, но и умеют строить».

Участники рынка утверждают, что с Сергеем Собяниным Самвел Карапетян познакомился в связи с газовым бизнесом, когда тот еще руководил Тюменской областью. Игорь Булатов отказывается комментировать эту информацию. В любом случае Самвел Карапетян умеет налаживать отношения с сильными мира сего. В 2001 году он получал награду от патриарха Алексия II за восстановление храма в Малоярославце. В 2012 году удостоился благодарности президента за финансирование восстановления Морского собора в Кронштадте (другие спонсоры — совладелец компании «Киевская площадь» Год Нисанов и владелец группы «Сумма» Зиявудин Магомедов). Этот величественный собор входит в тройку крупнейших в России, в состав общественно-попечительского совета входят несколько федеральных министров, супруга премьер-министра Светлана Медведева и другие влиятельные люди. Из $20 млн, которые Карапетян в год тратит на благотворительность, $5 млн в прошлом году ушли на собор.

В «Ташире» Москву считают лучшим городом на земле. Если сейчас на столицу приходится примерно половина портфеля недвижимости Самвела Карапетяна, то в будущем он намерен довести эту долю до 70%. Новые площадки в регионах он пока не берет — достаточно интересных предложений в столице. Не боится ли великой и ужасной ГЗК? «Просто не надо жадничать и на том участке, где можно построить 10 000 кв. м, проектировать 100 000 м», — отмахивается Игорь Булатов. Впрочем, по его словам, «Ташир» тоже уже сталкивался с урезанием объемов — ничего, урезали.

Новая идея Самвела Карапетяна — создать возле РИО на Дмитровке китайский торговый центр. Речь идет о том, чтобы помещения в построенном «Таширом» торговом комплексе арендовала китайская компания-оператор, которая будет закупать товары у производителей и легально, без серых схем, ввозить их в Россию. Предварительный договор с китайцами уже подписан. Марат Хуснуллин сказал Forbes, что не слышал об этом проекте.

Оригинал материала: forbes.ru