Как моджахед моджахеду

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::05.08.2005

Частная жизнь моджахеда

Максим Соколов

Converted 19448.jpg

Очередной подвиг чеченского моджахеда А.М. Бабицкого, [page_17212.htm#1 донесшего до мира речи правоверного эмира Басаева], создал известную закавыку. Моджахед работает на радиостанции, финансируемой конгрессом США, и отблеск его подвига падает также и на работодателей. Ситуация получилась деликатной, и на радио "Свобода" предпочли ссылаться не на Первую поправку к Конституции США, а на то, что в свободное время работник, финансируемый конгрессом США, волен делать что хочет. Как разъяснил радиодиректор по связям со СМИ Дональд Дженсен, "во второй половине июня Бабицкий официально находился в отпуске", а "когда работник находится в отпуске, он сам выбирает и решает, где ему находиться. Это - его частная жизнь". Тем более что орудие труда, использованное в борьбе за свободу Ичкерии, т.е. видеокамера, не являлось имуществом радиостанции, которая, таким образом, со всех сторон чиста и к борьбе своего моджахеда не имеет никакого касательства.

Оно было бы совсем хорошо и убедительно, когда бы четыре года назад начальник московского бюро радиостанции С.М. Шустер не был стремительно уволен за существенно меньшее, на иной взгляд, прегрешение. В 2001 г. Шустер решил совместить свои труды на радио с футбольными комментариями на НТВ, которые он, собственно, делал и раньше, но затем на 4-м канале случилась перемена руководства, страстный же любитель футбола Шустер так желал комментировать и далее, что предпочел не заметить, как НТВ оказалось в руках злодеев, за каковую утерю бдительности был немедля и с треском уволен. Между тем, согласно гуманистической концепции, оглашенной Дональдом Дженсеном, увольнять его было совершенно не за что. [page_10400.htm Каков бы ни был тогдашний начальник НТВ Б.А. Йордан], он никогда не был - в отличие от Басаева - причислен ООН к списку особо опасных террористов, а сами телевизионные рассуждения Шустера о центрфорвардах и голкиперах были сугубо аполитичны. Опять же заметим, что в свободное от служебных обязанностей время он, согласно превосходным принципам радио "Свобода", "сам выбирал и решал, где ему находиться. Это - его частная жизнь". Более того: и видеоаппаратура, использованная для подготовки футбольных обозрений, радиостанции отнюдь не принадлежала. Так что в рамках наступившего на "Свободе" гуманизма незаконно репрессированного Шустера в ближайшее время реабилитируют и восстановят в должности с выплатой компенсации за вынужденный прогул.[...]

***

Басаев обсудил с Бабицким геморрой и простатит

Оригинал этого материала
© "Русский Newsweek", origindate::14.08.2005, "Ярость из-за самой встречи с Басаевым"

Артем Вернидуб

Интервью корреспондента радио «Свобода» Андрея Бабицкого с Шамилем Басаевым вызвало международный скандал, каких давно не бывало. Сначала журналистов телекомпании АВС, которая показала интервью, объявили нежелательными персонами в России, а теперь уже говорят чуть ли не о новой холодной войне. Корреспондент Newsweek Артем Вернидуб выяснил у Бабицкого, как и зачем он встретился с террористом.

Как вы попали в Чечню?

Я взял отпуск. Выехал из Праги на своей машине. Проехал Чехию, Польшу и всю Украину до Керченского пролива. Машину на пароме мне ввезти не удалось - выяснилось, что российский гражданин не может въехать на машине с чешскими номерами. Я поставил ее на платную стоянку и добирался до Ингушетии на такси.

И вас не узнали?

Мне кажется, нет. Последние два года ко мне на улице не приглядываются.

С какой целью вы отправились туда, где вас пять лет назад брали в заложники?

Хотел встретиться с [видным полевым командиром] Доку Умаровым и, если получится, с новым ичкерийским президентом Абдул-Халимом Садулаевым. Я довольно давно готовил эту поездку.

А как это делается?

Я обратился к представителям ичкерийского правительства за рубежом. Со мной связался человек из Турции, которого я не знаю. Доехав до Ингушетии, я купил сим-карту и дал этому человеку номер телефона. На следующий день позвонили какие-то люди и сказали, что будут ждать меня в определенном месте. Я подъехал, меня посадили в машину и привезли в одну из ингушских станиц. Насколько я понимаю, это была станица Нестеровская. Было, кажется, полдвенадцатого ночи, когда подъехала еще одна машина и мне сказали, чтобы я пересел. Я пересел и обнаружил, что моим спутником является Шамиль Басаев.

И что он сказал? Здравствуйте, Андрей?

Нет. Он сказал: вот и для меня тоже было неожиданностью, что ты здесь. Мы с ним на ты.

Мы довольно много общались еще во время первой войны. Но это не дружеские отношения, а отношения людей, которые хорошо знакомы.

А вы что?

А я поначалу хватал ртом воздух. Я не был готов к этой встрече. В первую очередь я подумал о последствиях, которые будет иметь эта встреча. Я еще решал, брать мне интервью или нет.

Что за машина?

По-моему, это была 99-я модель «Жигулей». Двое впереди и мы с Басаевым на заднем сиденье. Басаев тоже ехал на встречу с Умаровым. У них было назначено совещание.

И куда вы поехали?

У меня было такое ощущение, что водитель специально выбирал такой маршрут, который не задержался бы у меня в памяти. Мы около часа ехали по [проселочным дорогам].

О чем вы разговаривали в пути? Может быть, он спрашивал, как жизнь?

Нет, он особенно не расспрашивал. Мы провели с ним два дня, и у меня сложилось впечатление, что ему нужен был человек со стороны. Я думаю, он хотел проверить, насколько его аргументы могут подействовать на человека из внешнего мира. Он все эти два дня говорил не останавливаясь.

Докуда вы доехали?

До опушки леса. Там к нам присоединился Умаров и еще несколько человек. Дальше шли пешком. Я предполагаю, что это могла быть все еще Ингушетия или окрестности [чеченского селения] Бамута. Это была холмистая местность, потом мы спустились по крайне обрывистому берегу к реке. Меня поразило, что Басаев почти не хромает.

Я пару раз упал. Впереди шел какой-то молодой парень, который указывал мне дорогу. Без фонаря, конечно. Шли часа два. Потом я почти до утра сидел и разговаривал с Басаевым.

О чем говорили?

Я спрашивал об обстоятельствах его пребывания в Кабардино-Балкарии два года назад. Он подробно рассказал, как они сняли два дома в городе Баксане, как [правоохранительные органы] вышли на место их обитания, после того как [террористка-смертница Зарема] Мужахоева сдалась в Москве и навела на одного из тех, кто по своим документам снимал дом, как они дали бой и уходили кукурузными полями.

А он объяснил, как ему удается путешествовать?

Он мне сказал несколько слов на эту тему, но они совпадали с тем, что он говорил ранее в своих заявлениях (что у него повсюду есть сочувствующие. - Newsweek). Его возят, он ходит пешком, регулярно бывает в республиках Северного Кавказа. Меня больше интересовало, как часто ему приходится уходить от преследования и как он скрывается. Тут было много любопытных деталей. Он, например, сказал, что в этом году его уже два раза могли убить. В одном случае прислали носок специальный, который надевается на обрубок ноги. Но после смерти Хаттаба они проверяют все посылки: кладут в клетку с курицей. Положили носок, курица сразу сдохла. И тогда они взяли этот носок и устроили лжесхрон. Собрали какие-то поломанные рации, бумаги, закопали и навели на тайник кадыровцев. Он сказал, что, по его cведениям, четыре человека отравились. Про другой случай рассказывал: сидел в специально оборудованном подвале и услышал, что в дом вошли российские военнослужащие. Один из них постучал по стенке и сказал: «Шамиль Басаев, выходи». И Басаев решил, что пришел его смертный час, приготовил гранату. Но они ушли. Наверное, у одного из офицеров было такое чувство юмора.

Басаев живет в домашних условиях?

У меня возникло ощущение, что большую часть времени он все-таки проводит в приличных условиях. Он очень хорошо информирован. У него в рюкзаке лежала огромная кипа свежих газет, он говорил о каких-то телесюжетах. Но много жаловался на болезни - что у него остеохондроз еще с молодых лет, что у него геморрой и простатит. Они все в той или иной степени больны. Условия достаточно суровые. У них огромное количество медикаментов, и они великолепно разбираются в лекарствах. Когда они совещались, это была одна из самых важных тем.

Совещание Басаева и Умарова проходило в вашем присутствии?

Ну да, они же говорили по-чеченски.

А спросили, откуда деньги?

Басаев утверждает, что в основном они поступают от сочувствующих чеченцев и от чиновников, которые обложены данью.

Как выглядел лагерь?

Это три палатки и два целлофановых навеса. Мне дали отдельную палатку, но спать я не мог - было чудовищно холодно. Утром я встал совершенно разбитым. Басаев еще спал, Умаров уже проснулся, и тогда я взял у него интервью, которое вышло в эфире «Свободы». Через какое-то время вылез Басаев. И я сказал ему, что хотел бы записать интервью и с ним тоже.

Откуда взялась видеокамера? 

Это была моя личная камера Sony DVCAM. Покупал ее три года назад, когда ездил в Афганистан.

Вам не показалось, что он не на вопросы отвечал, а свою речь говорил?

Слушать это было слегка утомительно. Первый вопрос, который не вошел в интервью, - не считает ли он, что сам привел войну в Чечню? Он очень долго объяснял, что это была провокация ФСБ, что в нее втянули сначала дагестанцев, которые находились на территории Чечни, а потом ему пришлось идти им на помощь. Звучит глупо, но казалось, что он в этом убежден.

Он говорил, будто не знал, что в бесланской школе будут дети?

Чушь собачья. Он сказал, что не знал о грудных детях. Говорил, что по плану смотрел и что напротив там детский садик. Еще он сказал, что дал указание отпустить всех детей до 10 лет, если будут приняты требования. Я думал, за годы войны он трансформировался в законченного ваххабита, а он называет это национально-освободительной войной. Я спросил о религиозной мотивации, а он сказал, что она на втором плане. Хотя он и цитирует все время Коран. Численность он так и не раскрыл - сказал только, что у них, по-моему, 38 секторов и 6 фронтов. Закончилось интервью очень просто. Я сидел на камне, на который положили седло. Интервью продолжалось где-то час двадцать, и больше так сидеть я был не в состоянии.

Потом вы еще полтора дня жили с боевиками? Что делали?

Да ничего особенного - разговаривал, что-то выяснял. Когда я уходил из лагеря, Басаев поинтересовался, что я думаю о нем, удалось ли ему хоть в чем-то меня переубедить. Я ему ответил: нет, Шамиль, ты как был для меня террористом, так и остаешься. Он как-то по-детски обиделся. Сказал: я тебе говорил, что я самодостаточен? Залез в палатку и сказал, что будет спать.

Как вы уехали?

Провожал меня Умаров. С ним было еще человека три или четыре. Везли меня на «Ниве» в два раза дольше. Я не знаю в Ингушетии мест, по которым можно так долго кататься. Привезли в Карбулак.

Почему вы вышли именно на АВС?

Я вышел не на телекомпанию, я вышел на программу Nightline. В США это лучшая аналитическая программа. Я знал, что если я передам интервью [ведущему программы] Теду Коппелу, то интервью будет придан правильный контекст и оно не будет использовано как однодневная сенсация.

АВС уже получило от российских властей отказ в аккредитации.

Тед Коппел назвал Басаева и террористом, и преступником, то есть его оценка мало чем отличается от российской. Просто российские спецслужбы попали в крайне неприятную ситуацию: они в течение многих лет не могут ликвидировать Басаева, а он встречается с журналистом и спокойно перемещается по Ингушетии. Ярость вызвало не содержание интервью, а сам факт встречи с Басаевым.

Теперь вы уверены, что стоило брать это интервью?

Да. Во-первых, это способ напомнить, что над реальной Чечней Кремль выстроил виртуальный мир. Во-вторых, терроризм сейчас занимает такое место в цивилизации, что мы должны изучать это явление. А самое главное, мы должны доказать, что наши ценности выше. В противостоянии коммунизма и западного мира коммунизм проиграл благодаря слову. А теперь слово должно быть использовано против терроризма.

То есть вы считаете себя не пособником терроризма, а активным борцом с ним?

Конечно.

***

Оригинал этого материала
© Kirill Pankratov (neznaika_nalune), origindate::29.07.2005

Басайкины байки

Некоторые соображения по поводу чтения транскрипта басаевского интервью ABC.

Басаев выглядит как мудак. Что не ново, конечно. "Да, я террорист, но они там, в Русне ваще ещё большие казлы". Повторяется знакомая чушь про "40 тысяч убитых чеченских детей". Новые элементы - "мы не знали что в школе в Беслане будет так много маленьких детей", а так же что якобы самолёты были только захвачены, а не взорваны - и сбиты российским ПВО. Дурь, мягко говоря.

Бабицкий охотно поддакивает во всём, что опять же не ново. Коппель упоминает об основных терактах к которым причастен Басаев - весьма лапидарно. гораздо охотнее и дольше рассуждает о том какие они (ABC) крутые, не поддались на давление российского посольства и предоставляют эфир для "непопулярных точек зрения".[...]

***

Оригинал этого материала
© Kirill Pankratov (neznaika_nalune), origindate::29.07.2005

Бабицкий - лжец

Безотносительно его интервью с Басаевым, показанного в программе Nightline канала ABC, сам факт которого ставит вопросы о двойных стандартах в так называемой "войне с терроризмом", За ним уже давно тянется шлейф лжи и провокаций. Самый вопиющий случай - его "сенсационное сообщение" из Грозного в середине декабря 1999-го о якобы виденном им лично разгроме российской бронеколонны, пытавшейся штурмовать центр города. Тогда Грозный был практически окружён, но в центре боёв ещё не было.

Бабицкий, работавший на "Радио Свобода", утверждал что сам видел и насчитал более 100 погибших солдат. Его слова подтверждала только Мария Эйсмонт, корреспондентка Рейтера. Никаких документальных свидетельств представлено не было. Потом Бабицкий путанно обьяснял почему же у него нет никаких фотографий этого: в одном интервью сказал что камера сломалась, в другом, что мертвые русские солдаты на улицах Грозного - настолько обычное зрелище, чего, мол стараться по каждому поводу. Выглядело это совершено невнятно.

Большинство серьёзных западных журналистов не подтверждали версию Бабицкого: в тот день не было отмечено какого-то повышенного передвижения войск, беготни начальства или телефонного и радио траффика. Впоследствии подтвердилось что сообщение Бабицкого действительно было полным враньём.

Впрочем, это враньё преследовало весьма определённую цель: через несколько дней должны было состояться выборы в Думу. Раздутая сенсация о том что что в чеченской кампании не было сделано никаких выводов из войны 94-96 года, и что солдаты так же посылаются в центр города на верную смерть, могло бы сыграть серьёзную роль в предвыборной кампании. К счастью, Бабицкому и "Свободе" не удалось раздуть эту историю.

Но вопрос стоит более широко: насколько легко было позволено иностранному пропагандистскому органу организовать широкомасштабную, омерзительную провокацию. Вы думаете что-то подобное было возможно в американских СМИ? Абсолютно нет! В США иностранные медиа вообще не получают лицензию на вещание, не то что привилегированных условий, которые имела "Свобода". Если бы любой американский СМИ был уличён в подобной провокации, он был бы с треском вышвырнут с медиапространства. [...]