Как один мороженщик дву генералов кормит. Мирилашвили

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"На ежегодном фестивале мороженого наш корреспондент нашел откровенного собеседника - работника хладокомбината с Черниговской. В праздничный для себя день он почему-то выглядел довольно грустно.

"Все правильно, мороженое y нас самое то, - поведал новый знакомый. - Не знаю, правда, что будет дальше. Уже лет десять на комбинате - странные лич-ности..." На этом он замолчал и вдруг предложил: "Хотите, я вам напишу? Только на машинке и без подписи?" Мы согласились. А дальше, как говорится, письмо позвало в дорогу...

Выводы двухмесячного расследования не радуют. В проведенных разговорах на каждом шагу звучали кавказские географические названия и слова типа "анаша", "героин", "стволы". Хотя, конечно, мороженое здесь по-прежнему изготовляется. И неплохое.

Замороженный разбор

Эволюция хладокомбината не может быть понята без детального знакомства с биографией его руководителя - Александра Мусаева. Известный специалист-пищевик и опытный менеджер, он несомненно принадлежит к "первой сотне" питерского директората. А начался его взлет десять лет назад, в кабинете на Черниговской.

В те времена в бизнесе царили пещерные нравы. Споры хозяйствующих субъектов велись не так, как сейчас. Направление финансовых потоков определяли крепкие молодые люди, по-спортивному разминавшиеся в чужих офисах.

Сегодня трудно сказать, насколько обоснованные претензии предъявлялись Александру Мусаеву десять лет назад. Так или иначе, к нему пришли люди знаменитого ныне Артура Кжижевича, в ту пору "казанского" авторитета. Рассказывают, будто к столу Александра Васильевича эти люди подошли размашистым шагом, разбили лицо, потребовали завтра же оплатить эту "косметическую" услугу и без помех ушли.

Первым ответом Мусаева были рыдания. Затем он набрал некий телефонный номер. На другом конце провода трубку снял бригадир "тамбовской ОПГ". Назавтра в том же кабинете состоялась деловая встреча, итогами которой остались довольны все. "Казанцы" стали безвозмездно получать на реализацию пять тонн мороженого в месяц (Артур Кжижевич продолжает собирать этот оброк и сейчас). "Тамбовцы" получили весомый пакет акций при приватизации комбината. А Мусаев остался гендиректором предприятия.

Два генерала

Сегодня Мусаев уже не умоляет о защите. На прием к нему надо записываться за три недели. И только по серьезному вопросу, который стоит того, чтобы беспокоить сильных мира сего.

"Я когда в Карелии работал, у меня такие люди с руки кормились... Теперь все вопросы, если надо, решат..." Эта любимая присказка Александра Мусаева ходит по городу и прослушивается с кон-фиденциальных аудиозаписей в ресторанных VIP-кабинетах. На несознательных рэкетиров это производит сильное впечатление. Особенно когда звучат имена "таких людей" - двоих высокопоставленных федеральных чиновников из административной верхушки и силовой структуры.

Дело в том, что в свое время Александр Мусаев работал в Карельской АССР, возглавляя там систему республиканских продмагов. Там же служили люди, имена которых ныне отпугивают недоброжелателей господина Мусаева. В советские времена, как известно, начальник торга по должности обязан был быть лучшим другом партийного секретаря и начальника УКГБ.

Дружба на троих пережила испытание временем. Такое чувство нужно уважать. А значит, понимать мотивы высокопоставленных мусаевских покровителей, "прикомандировавших" к хладокомбинату двух своих людей. Поскольку объект г-на Мусаева имеет, надо полагать, стратегическое значение, эти люди состоят в генеральских чинах.

Один из них постоянно находится в Петербурге. Другой, фамилия которого вызывает ассоциации с любимым сталинским асом, регулярно прилетает из Москвы.

Оба генерала мало интересуются мороженым. Судя по их привычкам, о которых нам довелось узнать, они предпочли бы работать в ликеро-водочной отрасли. Однако с задачами справляются.

Уже не раз и не два телефонные звонки со ссылкой на центральный аппарат смежной силовой структуры оглашали кабинеты милицейских отделов, куда доставлялись задержанные азербайджанцы. Гостей города быстро освобождали. Больше они не попадались, а если что - светили серьезными "корочками". Сам Мусаев тоже имеет удостоверение за "сильной" подписью.

Бывали ситуации и посложнее. Скажем, два уголовных дела, возбужденные налоговой полицией.

Но и тут генералы не подкачали - оба дела закрыты.

"Ждите, ждите..."

Люди с удостоверениями далеко не всегда подчинены Мусаеву. Зато каждый из них работает у другого земляка - лидера "азербайджанской ОПГ" по имени Исмаил. Собственно, именно он, поговаривают, и является подлинным хозяином комбината. Даже формально: он давно выкупил акции, некогда отданные "тамбовцам" за защиту от "казанцев".

Ликвидная продукция и финансовые активы предприятия создают Исмаилу прочную материальную опору. По мнению наших источников, здесь образовался своеобразный коммуникационный узел - идут финансовые проводки на Юг.

Говорят, что Мусаев лично вылетал в Азербайджан, где, помахивая московским удостоверением, улаживал вопросы с партнерами Исмаила. Все это очень по-могает Исмаилу разбираться с "молодыми волками", претендующими на лидерство в ОПГ.

Последняя вспышка интереса правоохранительных органов к Мусаеву была спровоцирована "делом Мирилашвили". Согласно полученной нами информации, один из свидетелей якобы встречал Мусаева в офисе Мирилашвили с одним из "азербайджанских киллеров". Но тема ушла в песок - нашлись серьезные люди, посоветовавшие не углубляться в расследование этого эпизода.

Тем более молчат работники комбината. На редкие проявления недовольства Мусаев отвечает: "Хотите, уйду в Москву? Мне давно министерство предлагают.
Оставайтесь без меня и ждите, пока вами займутся".

Воры на морозе

Смешно сказать, но питерское мороженое превращается в важный фактор теневой политики. Люди, повстречавшиеся десять лет назад на Черниговской, прошли большой путь. И снова собираются вместе.
Артур Кжижевич, если верить прессе, сегодня фаворит самого Деда Хасана, кандидат на пост питерского "смотрящего" от воров в законе. В детально разработанном плане установления воровского контроля над Петербургом важное место, по всей видимости, отводится "этническим группировкам".

Одним из первых шагнул под воровские знамена Исмаил. А месяца полтора назад на хладокомбинате был замечен грузинский вор в законе Отари. Его разговор с Мусаевым, смеем предположить, прошел вполне успешно. Иного ждать и не приходилось, если допустить, что Мусаев по сей день выплачивает дань Кжижевичу.

Производство мороженого становится одной из баз воровского десанта, сбрасываемого на Петербург.

Таков вкратце абрис проведенного журналистского расследования. Но представим себе маловероятную вещь.

Может быть, Александр Мусаев и впрямь не знает, что такое "азербайджанская ОПГ"? Допустим, ему кажется, что Исмаил просто помогает в бизнесе, как помогали в разное время "тамбовцы" и "казанцы", воры и силовики? Но московские покро-вители не могут быть столь близоруки. Они-то не могут не знать, кто такие Исмаил и Артур, как назревает очередная "криминальная война", какая роль отводится в ней... мороженому. Значит, в конце концов должны отреагировать. Кого бы Мусаев ни кормил когда-то в Карелии.
"