Как пилили Телеком

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В интернете появился текст заключения Счетной палаты за подписью аудитора Михаила Бесхмельницына, проводившего проверку реорганизации «Связьинвеста»

Telecom2009 a500d-150x122.jpgЭтот документ проливает свет на скрытые механизмы реорганизации крупнейшего в стране телекоммуникационного холдинга, но не дает ответа на ключевой вопрос: кто же виноват в том, что государство утратило контроль над «Ростелекомом»?

«Целью реорганизации было заявлено создание на базе ОАО «Ростелеком» подконтрольной государству конкурентоспособной интегрированной телекоммуникационной компании», — говорится в документе. Вместо этого «Росимущество… не обеспечило должной юридической и экономической оценки предложенного механизма конвертации обыкновенных и привилегированных акций МРК и ОАО «Дагсвязьинформ» в обыкновенные акции ОАО «Ростелеком», сравнения его с другими возможными вариантами конвертации с целью соблюдения имущественных интересов государства».

Как следствие, реорганизация позволила фонду Marshall Capital Partners, управляющий партнер которого Константин Малофеев с 2009 года по июнь 2011-го был членом совета директоров «Ростелекома», а в 2009 — 2010 гг. — «Связьинвеста», получить порядка 7% акций объединенного «Ростелекома». А государство этого контроля лишилось, признают аудиторы Счетной палаты. «Текущий формат реформы телекоммуникационной отрасли на данном этапе не обеспечивает прямого контроля государства над ОАО «Ростелеком» — сообщается в заключении СП.

Согласно документу, госконтроль над «Ростелекомом» на сегодняшний день возможен только опосредованно, через «Связьинвест», да и то при наличии акционерного соглашения между холдингом и Внешэкономбанком, контролирующим 9,8% акций объединенного «Ростелекома». Хотя аудиторы тут же дают простой и четкий ответ, что нужно было сделать, чтобы контроль над компанией остался в руках государства. Достаточно было лишь провести конвертацию привилегированных акций МРК в привилегированные акции объединенного «Ростелекома», а не в обычные акции, как было сделано. В этом случае по итогам реорганизации контрольный пакет остался бы у государства, аудиторы даже называют его размер — 50,8%. Но по какой-то неизвестной причине чиновники Минсвязи приняли решение провести реорганизацию по самому невыгодному для государства сценарию.

Кроме того, у аудиторов много вопросов вызвала оценка, проведенная ООО «Эрнст энд Янг — Оценка» в отношении компаний группы. Она, по мнению экспертов, «не соответствует требованиям Российской Федерации об оценочной деятельности». Росимущество даже обратилось по этому вопросу в Минэкономразвития, но в конечном итоге все было спущено на тормозах, да и Росимущество не слишком добивалось перепроверки результатов оценки.

Халатность это или «злой умысел», в документах не говорится, хотя стоило бы задать этот вопрос правоохранительным органам, ведь реорганизация холдинга привела к многомиллиардным потерям для государства, отмечают аналитики. Стоило бы задать вопрос в том числе и заместителю директора «Связьинвеста» Михаилу Лещенко, который отвечает за стратегию и под чьим оперативным руководством проходил весь процесс реорганизации. Тем более что на прошлой неделе господин Лещенко вошел во вновь образованный комитет по стратегическому развитию «Связьинвеста». Но в заключении Счетной палаты о нем не говорится ни слова, хотя аудиторы и констатируют фактическое игнорирование интересов государства при реорганизации холдинга.

Опрошенные «Ко» эксперты не исключают, что это было сделано сознательно. Во-первых, если бы историю стали «раскручивать», чиновникам из Минсвязи пришлось бы отвечать, как они допустили подобную ситуацию. Во-вторых, в контексте недавних заявлений о возможной приватизации 100% акций «Ростелекома» аудиторы, вполне возможно, не захотели портить имидж компании как инвестиционно привлекательного актива и связывать ее с очередными скандалами. Но потенциальным инвесторам все же стоит задуматься о том, имеет ли смысл вкладывать деньги в компанию, где даже мажоритарный акционер (государство) не может отстоять свои права и интересы. Не говоря уже о том, что Счетная палата нашла массу нарушений в текущей деятельности компании.

В частности, как говорится в заключении СП, «выявлены неоднократные случаи невыполнения взаимных обязательств по договорам, заключенным компаниями группы в рамках инвестиционных проектов, в части нарушения сроков их исполнения, а также отклонения фактического объема инвестиций ОАО «Ростелеком» от их плановых значений». Кроме того, было указано, что работа с потенциальными контрагентами сосредоточена в подразделениях, инициирующих закупки, что «создает риски субъективного подхода в процессе привлечения и выбора потенциальных контрагентов, в том числе для участия в тендерах, и вытекающие отсюда коррупционные риски».

Кстати, о коррупции: президент Института национальной стратегии Станислав Белковский прямо указал на то, что отдельные бизнесмены, близкие к руководству Минсвязи, прибегают к методам нерыночной борьбы с конкурентами «Связьинвеста». Речь идет о компании «Скартел» (бренд Yota), еще в августе 2010-го запустившей сеть LTE в режиме тестовой эксплуатации. На развитие этой сети также претендовал и «Связьинвест», «дочки» которого в марте 2010-го выиграли большинство тендеров в регионах. Но «Скартел» опередил «национального лидера», и в ситуацию пришлось вмешаться директивными методами. «Скартел» был вынужден прекратить эксперимент из-за претензий Роскомнадзора. Господин Белковский назвал «заказчиков» этой атаки. По его словам, это собственник «Русэнерготелекома» Григорий Березкин и бывший управляющий партнер фонда Marshall Capital Partners Константин Малофеев. Они отстаивали интересы объединенного «Ростелекома», крупнейшим миноритарием которого Marshall Capital Partners стал после реорганизации. Иными словами, защищали свои инвестиции.

Ирина САБУРОВА

Оригинал материала: "Компания"