Как потрошили благотворительные фонды Гергиева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Паритет-пресс", origindate::07.03.2013, Фото: via "Паритет-пресс"

Как потрошили благотворительные фонды Гергиева

"Герой Труда" Евгений Резвов и борец Беслан Берсиров закопали 500 миллионов на стройке

Дмитрий Васильчук

Тверской суд Москвы начал рассматривать уголовное дело в отношении Игоря Зотова — сейчас уже бывшего директора-распорядителя прославленного дирижера Валерия Гергиева, руководителя благотворительных фондов маэстро. Он обвиняется в хищениях из этих самых фондов 245 млн рублей. Впрочем, эта сумма — только верхушка айсберга многочисленных сомнительных финансовых операций структур Гергиева. За несколько лет они перечислили около полумиллиарда рублей фирмам, подконтрольным санкт-петербургским строительным магнатам — 52-летнему Беслану Берсирову и 76-летнему Евгению Резвову. Все эти деньги были пущены не на продвижение Мариинского театра и помощь талантливым детям, как это указано в уставах фондов, а на возведение недвижимости. Проще говоря, их разворовали. Впрочем, Берсирову и Резвову уже не в первый раз приходится участвовать в подобных аферах, в том числе связанных с детьми. При этом они всегда остаются безнаказанными, обладая колоссальными связями в правоохранительных органах Санкт-Петербурга и Смольном.

Compromat.Ru

Беслан Берсиров

Как питерские строители "развели" маэстро Гергиева на 500 млн рублей

Игорь Зотов был «правой рукой» Валерия Гергиева на протяжении десяти лет и отвечал за финансирование всех проектов маэстро, в том числе связанных с Мариинским театром. Он также являлся руководителем автономной некоммерческой организации "Музыкальный фестиваль "Звезды белых ночей", благотворительного "Фонда Валерия Гергиева", "Московского пасхального фестиваля".

Compromat.Ru

Игорь Зотов больше десяти лет отвечал за все финансы маэстро Валерия Гергиева (справа)

История этого гигантского мошенничества своими истоками уходит в середину 2000-х годов. Тогда шли поиски подрядчика для реконструкции концертного зала Мариинки на улице Писарева, 20, возведения вспомогательного корпуса для хранения декораций и обустройства складской базы театра в поселке Шушары. Занимались этим вопросом Зотов и один из руководителей «Фонда Гергиева», близкий родственник маэстро Казбек Лакути, которые были знакомы с Бесланом Берсировым — совладельцем ЗАО «Строительный трест», специализирующегося на возведении жилых домов в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Берсиров посоветовал «заказать» возведение объектов для Мариинского театра у фирмы «МДК-Инвест». На самом деле эта была структура, подконтрольная Берсирову и другому совладельцу «Строительного треста» Евгению Резвову. «МДК-Инвест» являлась фактически дочерней структурой ООО «Петростройкомплект», которым владеет бизнесмен Ефим Ирзак. Одновременно Ефим Ирзак — младший партнер Берсирова и Резвова, вместе с ними он владеет ЗАО «Балтстальпpокат ПЛЮС» и т.д.

«МДК-Инвест» довольно резво начал выполнять подряды для Мариинки, и тут Зотову и Лакути поступило новое предложение от Берсирова и Резвова.

Compromat.Ru

Евгений Резвов

Фонды Гергиева различные затратные фестивали проводили довольно редко. Тем временем на их счетах «мертвым» грузом лежали сотни миллионов рублей, предназначенных на культурные мероприятия и благотворительные цели. Происхождение этих денег весьма туманное. Есть все основания полагать, что они выделялись маэстро государством.

А Берсиров и Резвов посоветовали помощникам Гергиева вкладывать благотворительные средства в почти уже построенные жилые дома, а потом с прибылью продавать недвижимость. Часть денег можно было бы пускать на закрытие недостач в фондах, а прибыль оставлять себе. Строителям поступали бы так нужные им инвестиции, причем без всяких процентов и необходимости обращаться в банки.

Сам Валерий Гергиев утверждал на допросах, что все эти финансовые манипуляции проводились за его спиной. Однако сложно поверить, что пусть даже очень увлеченный искусством человек не заметил, как со счетов фондов пропали 500 млн рублей. А именно такую сумму из благотворительных средств пустили в строительство.

Схема, придуманная Берсировым и Резвовым, была предельно проста. Благотворительные фонды не имеют права заниматься коммерческой деятельностью, а вот давать в долг им законодательство разрешает. В результате структуры Гергиева переводили деньги стройкомпаниям под видом займов. Ровно на сумму этих займов застройщики выделяли квартиры в еще не до конца возведенных домах, которые записывались на подставных частных лиц. Затем фонды Гергиева давали разрешение требовать займы фирмам-однодневкам. Большинство из них были зарегистрированы в КБР, в этой республике давние и отлаженные связи у Берсирова. Стройкомпании исключительно на бумаге погашали задолженности, однодневки исчезали. А вот на этом этапе и происходил сбой. Квартиры были проданы, но реальные, а не фиктивные деньги в фонды Гергиева так и не поступили. Куда делись эти средства, так пока и остается непонятным.

Так, 100 млн рублей «Фонд Валерия Гергиева» выделил в качестве займа все тому же «МДК-Инвест». В конце 2012 года ООО «Петростройкомплект» через Арбитражный суд обанкротил «МДК-Инвест», у которого так и остался этот крупный долг перед «Фондом Валерия Гергиева». Причем получить его шансов нет — почти никаких активов у «МДК-Инвест» не оказалось.

Почти 400 млн рублей «Фонд Валерия Гергиева» и АНО «Звезды белых ночей», по совету Берсирова и Резвова, передали в качестве займа другой строительной фирме — «Асмато». Она возводила жилые дома в Москве, а курировал этот проект сын Беслана Берсирова Артур. Люди, присутствовавшие на XII Петербургском международном экономическом форуме, до сих пор вспоминают, как участники этого мероприятия Артур Берсиров, Игорь Зотов и Казбек Лакути постоянно обсуждали, как они здорово осваивают благотворительные деньги. Беседы эти не прошли впустую. Выделенные «Асмато» средства тоже в фонды не вернулись.

В результате к 2011 году в структурах Гергиева возникла гигантская «дыра» в 500 млн рублей, скрыть которую было просто невозможно. Причем люди, знакомые с ситуацией, высказывают две версии событий. Финансовые операции проходили с одобрения маэстро, а потом он решил сделать «крайним» Зотова. По другой — Зотов и Казбек Лакути вместе с Берсировым и Резвовым попросту решили «кинуть» Гергиева. Так или иначе, в том же 2011 году Зотова отправили в СИЗО, сейчас над ним начался суд. А все другие участники этих событий благополучно избежали неприятностей с правоохранительными органами. Впрочем, Берсиров и Резвов не в первый раз с легкостью выходят из подобных сомнительных ситуаций.

Липовый "Герой Труда" и борец с "авторитетным" прошлым

В 2008 году во многих питерских СМИ появилось письмо, подписанное «блокадником», «академиком», «Героем Труда» Евгением Георгиевичем Резвовым. В нем он рассказал, что Комитет по охране и использованию памятников Санкт-Петербурга мешает тому, чтобы тяжелобольные дети лечились в современном здании. Речь в послании шла о детской клинике костного туберкулеза, расположенной на Муринском, 12 в большом саду. Мол, некие добрые инвесторы хотят провести рекультивацию этой территории и построить новую современную больницу на севере северной столицы. А комитет этому вредит. «Больные дети так и будут дальше болеть и умирать», — закончил свое письмо «Герой Труда» Евгений Резвов. Только вот о многих вещах он упомянуть забыл. Дело в том, что этот «замечательный» проект по «рекультивации» и «строительству» был поручен ЗАО «Строительный трест», принадлежащему Резвову, который родился в 1936 году. А компания решила поступить следующим образом: снести памятник архитектуры «Ольгин приют» (построен в 1911 году), в котором и находится детская клиника. И при этом на его месте, в роскошном столетнем саду, возвести гостиницу и жилой комплекс. А детскую больницу отправить на окраину города с неясными перспективами, когда для нее построят новое здание.

Забыл Евгений Резвов упомянуть и многие другие факты. Например, что званиями «академика» и «Героя Труда» он был награжден некоей Международной Академией Общественных Наук (МАОН), созданной гражданином Вазгеном Шмавоновичем Худоянцем. Эта академия за определенную плату готова присвоить любому гражданину звание и выдать один из своих орденов. Причем Резвов, похоже, их скупает у МАОН оптом. За непродолжительное время академия вручила ему: орден «Возрождение России XXI век», орден третьей степени Святого Димитрия Московского, почетную грамоту «За доблестный труд во славу Отечества» и т.д. Все эти свои регалии, особенно «Герой Труда», Резвов не забывает указывать в своей официальной биографии.

Некоторые питерцы сомневались и в том, что он был блокадником. А вот это зря. Его имя даже фигурирует в воспоминаниях Мирры Самсоновны Разумовской — воспитателя, которая в 1942 году сопровождала группу детей во время их эвакуации из Ленинграда в деревню Железцово, расположенную на берегу Унжи. Правда, «черноволосого угрюмоватого Женю Резвова» она вспоминает недобрым словом. Дети по очереди должны были топить печь в помещении. А Женя как-то не дождался, когда головешки полностью прогорят, закрыл печные вьюшки и ушел спать в другую комнату. В результате в помещении, где находилась печка, за которой должен был следить Женя, угорела группа спавших там малышей.

А в 1950-60-е годы в Питере Евгения Резвого знали как воришку по кличке Женя Резвый. Он даже по молодости схлопотал судимость, о которой крайне не любит вспоминать.

Другой соучредитель ЗАО «Строительный трест» Беслан Берсиров родился в 1958 году в Абхазии, потом учился в Кабардино-Балкарии, где также занимался борьбой. В результате Беслан до сих пор поддерживает отношения со многими бывшими борцами из этого региона, некоторые из которых влились в различные ОПГ. Однако своей родиной Берсиров называет Адыгею. Что и неудивительно. По данным оперативников, именно влиятельный «авторитет» из этого региона Хазрем Тлиап (Тляп, убит в 1999 году) помог становлению Берсирова как бизнесмена и успешному развитию ЗАО «Строительный трест».

У Беслана есть и два сына. Первый из них, Анзор, отучившись в Лондоне, стал одним из топ-менеджеров «Строительного треста». Другой сын, Артур, закончил факультет международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета. Во время учебы он связался с плохой компанией и оказался замешан в историях с квартирной кражей и кражей из офиса самого «Строительного треста». В результате папа отправил его в Москву. Сначала Беслан Берсиров пристроил отпрыска специалистом в Комитет Государственной думы по делам национальностей, а потом в «дочернюю» структуру МИД РФ — Российский центр международного научного и культурного сотрудничества (Россотрудничество).

Compromat.Ru

Артур Берсиров

Но и там Артур оказался замешан в нехорошей истории. Россотрудничество курировал замдиректора департамента МИД РФ Александр Гусев, который «обложил» данью фирмы, занимавшиеся организацией зарубежных мероприятий центра. Обирать коммерсантов ему помогал и Артур Берсиров. В результате Гусев был задержан сотрудниками ФСБ РФ, в уголовном деле фигурировал и Берсиров, но загадочным образом избежал ответственности. А папа сделал его замгендиректора «Строительного треста» по международному сотрудничеству. Молодой человек является активным участником «белоленточного» движения. Он активно поддерживает оппозиционеров, пишет на соответствующих форумах, что чувствует себя «обманутым» после того, как Путина выбрали президентом, участвует во всех протестных митингах. Хотя, конечно, сомнительно, что его возьмут под стражу, например, по делу о событиях на Болотной площади.

Тем более, кому-кому, а Артуру Берсирову грех жаловаться на нынешние власти. Его отец пользуется неимоверной поддержкой у чиновников, порой возникает ощущение, что он и сам какой-то ответственный госслужащий. Так, например, Беслан Берсиров и Евгений Резвов разъезжают по Питеру на двух новых Audi A8L с правительственными номерами О074МР98 и О075МР98.

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Под "крышей" Смольного

В последние годы кураторами благополучия «Строительного треста» в администрации Санкт-Петербурга были руководитель местного Горстройнадзора Александр Орт и вице-губернатор Игорь Метельский (недавно они покинули свои посты). Порой доходило до смешного. В начале сентября 2012 года губернатор Георгий Полтавченко посадил дерево в парке Сосновка и публично пообещал местным жителям, что он не допустит здесь никого масштабного строительства. А спустя месяц значительная часть этой территории (там, где расположен велотрек) была обнесена забором и началась массовая вырубка деревьев. Это «Строительный трест» начал осуществлять свой очередной проект по возведению жилого комплекса.

Если уж к мнению Полтавченко так относятся Резвов и Берсиров, то что говорить об обычных петербуржцах, покупателях квартир компании. В период с 2003 по 2009 год ЗАО «Строительный трест» вело строительство жилого комплекса по адресу Санкт-Петербург, Коломяжский пр., д.15 к. 2. План застройки был формализован в градостроительном плане №RU78167000-952, утвержденном городским Комитетом по градостроительству и архитектуре. На всех этапах строительства, в том числе при выдаче разрешений, осуществлении строительного надзора и вводе в эксплуатацию отдельных объектов, просматриваются очевидные нарушения градостроительного, жилищного и земельного законодательства, допустить которые без содействия должностных лиц, занимающих далеко не последние посты в профильных госструктурах, невозможно. Значительная часть этих нарушений подразумевает уголовную ответственность.

Развернутая информация о незаконных действиях руководителей «Строительного треста» и их соучастников направлялась не только в линейные подразделения правоохранительных органов, но и главе Следственного комитета России Александру Бастрыкину, руководителю петербургского подразделения СК РФ Андрею Лавренко, прокурору Санкт-Петербурга Сергею Литвиненко, губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко, в администрацию президента и главе правительства РФ. Ответы поступали за подписью рядовых исполнителей, причем регулярно в письмах содержались пространные ответы на второстепенные вопросы, а главные оставались без каких-либо комментариев. И с каждым ответом становилось все более понятным то, что действующая российская правовая система гарантирует соблюдение закона и наказание тех, кто его нарушает только в случае прямой заинтересованности в расследовании дела конкретных правоохранителей. Если этой заинтересованности нет — никакие доводы не сдвинут машину правосудия с места.

Неприкасаемые строители и чиновники

Эта история обросла десятками официальных документов, о ней подробно рассказывала «Российская газета».

И первое, что бросается в глаза, в отношении как руководителей "Строительного треста" Евгения Резвова и Беслана Берсирова, так и госслужащих, фамилии которых фигурируют в обращениях жителей дома на Коломяжском, по-прежнему не предпринято ни одного процессуального действия. Читаем в заявлениях жильцов: "В нарушение положений жилищного кодекса и действующих СНиП ЗАО "Строительный трест" возвел на территории жилого комплекса по адресу Коломяжский, 15 корп. 2 многоэтажный паркинг, не предусмотренный градостроительным планом".

Считается ли это нарушением? Безусловно, говорят специалисты. Именно градостроительный план является документом, определяющим, какие объекты и в какой конфигурации должны быть построены на выделенном застройщику участке. Любые импровизации без внесения корректировок в градостроительный план не допускаются.

Дальше. "Тем не менее, начальник Службы государственного строительного надзора и экспертизы (СГСНиЭ) Санкт-Петербурга Александр Орт, — говорится в заявлении, — в феврале 2008 выдает ЗАО "Строительный трест" разрешение на строительство не существующего в градостроительном плане паркинга, а в декабре 2009 — разрешение на его ввод в эксплуатацию".

Допустимо ли это? Открываю Градостроительный кодекс РФ. Нахожу: согласно статьям 51 и 55 разрешение на строительство и разрешение на ввод объекта в эксплуатацию может быть выдано только при условии соответствия объекта градостроительному плану. Несоответствие объекта капитального строительства требованиям градостроительного плана земельного участка является основанием для отказа в выдаче разрешения.

Причем парковка построена на земле, принадлежащей собственникам земельного участка — а с момента продажи первой квартиры это не "Строительный трест", а владельцы квартир и коммерческих помещений. С ними, заявляют жильцы, строительство паркинга не согласовывалось. Таким образом, по мнению юристов, очевидно нарушение законных интересов граждан.

Противоправность деяния налицо — разрешения выданы в нарушение Градостроительного кодекса, то есть незаконно. Общественная опасность очевидна — благодаря выдаче незаконных разрешений руководители ЗАО "Строительный трест" получили возможность по своему усмотрению использовать чужую собственность. И, наконец, А.И. Орт подписывал разрешения собственноручно. И надо полагать, понимал, что вправе подписывать только разрешения в отношении объектов, предусмотренных градостроительным планом, и осознавая последствия своих действий и, наконец, их наказуемость.

Статья 286 УК РФ гласит, что совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, квалифицируется как превышение должностных полномочий. А если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности, то применима статья 285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями).

Но интересно, как прокомментировали этот комплект признаков правонарушений в действиях А. Орта правоохранительные органы. Выясняется, что обращение было переслано в прокуратуру для организации проверки доводов. "Размещение открытой стоянки не соответствует градостроительному плану, и по данному факту прокуратурой города в УМВД по Приморскому району направлены материалы для проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ".

А вот совсем интересный ответ. В нем большой питерский начальник сообщает, что в ходе проведенной проверки установлено, что доводы заявителей сводятся "к оспариванию действий начальника СГСНиЭ Орта А.И., выдавшего разрешение на строительство".

Что это: неспособность или нежелание принимать процессуальные решения в отношении Александра Орта?

Последний вопрос особенно актуален с учетом того, что дом на Коломяжском, 15 корп. 2 — не единственный, насколько известно, объект ЗАО "Строительный трест", на котором зафиксированы подобного рода нарушения.

Какие препятствия стоят на пути правоохранительных органов? Слишком высокий руководитель (теперь, правда, бывший) службы Стройнадзора? Влиятельность руководителей ЗАО "Строительный трест" Резвова и Берсирова, без учета интересов которых Орту не было смысла выдавать незаконные разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию объекта, не предусмотренного градостроительным планом? Или?

Вопросов много, и некоторые из них не очень-то хочется произносить вслух. Особенно прочитав очередной ответ заявителям, что еще origindate::06.07.2012 г. копия их заявления в отношении А.И. Орта была направлена в городскую прокуратуру. Но вот беда… оттуда "материалы в отношении начальника Службы Стройнадзора А.И. Орта не поступали".

— А ведь деяния А.И. Орта, — говорит Светлана Скляр, одна из заявительниц, — лишь звено в последовательной цепи пренебрежения законом в истории на Коломяжском.

По данным «Российской газеты», в 2011 году ЗАО "Строительный трест" предъявило правительству Санкт-Петербурга иск о взыскании из городского бюджета 144 миллионов рублей, которые городское правительство якобы обязалось выплатить "Строительному тресту" в связи с выкупом земельного участка для государственных нужд (строительство общеобразовательной школы). Арбитражный суд первой инстанции иск удовлетворил, так как представители правительства СПб, комитета по строительству, Санкт-Петербургского государственного учреждения "Фонд капитального строительства и реконструкции" на судебное заседание не только не явились, но даже не представили отзывы на иск. При этом суд был вынужден признать оценку стоимости участка, предложенную "Строительным трестом", поскольку она не была оспорена ответчиками.

Но, к счастью, вмешалась пресса. В правительство Санкт-Петербурга была подана апелляционная жалоба, и на судебном заседании, состоявшемся 20 сентября 2011 года, представитель ЗАО "Строительный трест" заявил об отказе от иска. И бюджетные деньги из казны не ушли. Но этим никто из правоохранительных органов снова не заинтересовался.