Как продаются депутаты

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Депутатские запросы подчас оборачиваются конфузами

1044544990-0.jpg То, что организация депутатских запросов в различные инстанции уже давно превратилась в бизнес, ни для кого не секрет. Об этом изумленному электорату поведал еще народный избранник Госдумы прошлого созыва Владимир Семаго, который честно рассказал о расценках на тот или иной вид депутатской деятельности. После этого в парламентских кругах заговорили о необходимости начать борьбу с проявлениями коррупции в собственных рядах. Однако в конце концов приговор корыстолюбивым депутатам изменили на более мягкий: любителей подзаработать на запросах и обращениях договорились называть помягче – лоббистами. Изживать это явление было решено на заседаниях комиссии по депутатской этике, а также при помощи Кодекса чести российского парламентария. Впрочем, дальше слов дело так и не пошло. Если за другие проступки депутатам иногда выносят общественное порицание в виде лишения слова, то лоббизм в действиях парламентария практически не доказуем.

Так считалось до недавних пор, пока еще депутаты нынешней Госдумы лоббировали сторонние коммерческие интересы с оглядкой да с опаской. Но чем ближе срок сложения депутатских мандатов, тем иные избранники становятся смелее и даже безрассуднее. В результате выдают себя с головой! Взять недавний случай с депутатом Павлом Бурдуковым, который в конце января направил запросы главе МВД и Генеральному прокурору, а уже спустя неделю их аннулировал. В этих поспешно отозванных посланиях на бланках Госдумы содержалась просьба разобраться с бывшими руководителями «Ингосстраха», «Автобанка» и компании «Носта», которые якобы использовали связи в правоохранительных органах для решения проблем в бизнесе. В просьбах же об аннулировании этих запросов депутат Бурдуков признался, что почерпнул заинтересовавшие его сведения из публикации в газете интервью с находящимся в розыске одним из лидеров Красноярской ОПГ Родионом Гамзаевым по кличке Радик.

Собственно говоря, депутат мог и не пускаться в долгие разъяснения: и в МВД и в прокуратуре наверняка и без него во всех подробностях знали историю захвата «Ингосстраха», «Автобанка» и «Носты», по которой в конце прошлого года было вынесено решение Пресненского суда. А вот что для милиционеров и прокуроров оказалось неожиданностью, так это то, что МВД в коррупции обвинили по заказу, сразу несколько депутатов Госдумы. Но если депутат Бурдуков хотя бы попытался откреститься от дурно пахнущей истории тем, что оказался введен в заблуждение, то парламентарии Георгий Майтаков, Мидхат Хакимов, Олег Мащенко и Леонид Маевский, также отправившие в МВД и Генпрокуратуру похожие запросы, по-прежнему упорствуют в своей позиции записных правдоискателей.

Понять депутатов нетрудно. Они оказались перед сложным выбором: или фактически признать, что водили ручкой по бланку парламентского запроса под чью-то диктовку, или и дальше бить себя в грудь, утверждая, что для них нет ничего авторитетнее, чем слово находящегося в розыске бандита Радика. Но в таком случае история многостаночных думских запросов становится еще прозрачнее, а роль депутатов-запросчиков уже не вызывает сомнения ни у их коллег, ни у избирателей.

Между тем, по словам председателя думской комиссии по этике Галины Стрельченко, в российском парламенте до сих пор не выработан механизм санкций по отношению к «продавцам депутатских запросов». Если, например, в парламенте Германии пойманных за руку депутатов подвергают серьезному штрафу, а то и вовсе лишают мандатов, то у нас можно строчить коммерческие запросы не стесняясь. А жаль: авторитет высшего законодательного органа и без того не так чтоб уж очень высок. А тут еще эта история с сомнительными запросами. В общем, есть о чем призадуматься руководству и совету Госдумы

Николай КРОТОВ.