Как разграбили «Стрижамент»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Управляющий ликероводочного завода «нашел» имущество предприятия в закромах фирмы, контролируемой краевым правительством

1193385757-0.jpg Эта фирма называется солидно: Государственное унитарное предприятие правительства Ставропольского края «Ставропольагроуниверсал», а возглавляет его в настоящее время свежеиспеченный и.о. генерального директора Вячеслав Цуканов, в миру более известный как хозяин Михайловских бань.

Речь идет об активах ликероводочного завода, оцениваемых в десятки миллионов рублей. Сделки, граничащие с криминалом, были совершены несколько лет назад, но именно на долю В. Цуканова выпала нелегкая миссия СЕГОДНЯ ответить за чужие грехи (ох, как много «грешников» в этой афере! – А.В.): исполнить решение арбитражного суда и возвратить «Стрижаменту» дорогостоящее имущество. Правда, пока господин Цуканов чужое добро отдавать не хочет, или не может(?), за что его нещадно штрафуют судебные приставы. Как бы там ни было, имущество ликероводочного завода, в т.ч. рассованное по темным углам, вскоре будет выставлено на торги – возможно, уже до конца года. Многочисленные кредиторы, среди которых и бюджет края, все-таки получат свои деньги, а покойный «Стрижамент» наконец-таки будет похоронен по-людски, как того требует обычай, то бишь закон о банкротстве…

ПОХОРОННАЯ КОМАНДА

В связи с этим возникают нескромные вопросы: кто будет идти в траурной процессии, нести венки от друзей и сослуживцев, наконец – гроб с заводом-покойником? Кто будет причитать: «На кого ты нас покинул!» — и вспоминать добрым словом о благих деяниях усопшего, подарившего Ставрополью и всей стране замечательную настойку «Стрижамент», которую так любили простые россияне и непростые тоже?! Ежели по протоколу, то под тяжестью домовины должны сгибаться последний директор ОАО «Ставропольский ЛВЗ «Стрижамент» В. Чесноков и хорошо знавший покойного М. Ширшов – один из последних гендиректоров ГУП СК «Ставропольагроуниверсал» (этот ГУП в соответствии с распоряжением краевого правительства управлял заводом). Кстати, М. Ширшов «в нагрузку» и возглавлял Совет директоров ликероводочного предприятия.

Увы… В. Чеснокову не позволяет здоровье, надорванное в камере следственного изолятора, где он провел более года – сел в марте 2006-го по решению суда. Впрочем, суд его и выпустил недавно домой. Пока. Под подписку о невыезде: адвокат убедил Фемиду, что у его клиента хлипкое здоровье, болезни обострились, и никуда он, мол, не убежит, и обязательно будет присутствовать в качестве обвиняемого на рассмотрении в суде. (Говорят, процесс вот-вот состоится). Напомню, что в отношении В. Чеснокова было возбуждено уголовное дело по ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство) и плюс к этому предъявлено обвинение в производстве с целью сбыта немаркированной продукции и в сокрытии имущества завода, за счет которого должно быть предъявлено взыскание по налогам и сборам. В общем, как уверяет следствие, завод, не имея лицензии, – ее действие закончилось перед новым, 2006 годом – гнал «левую» водку на многие миллионы. Продавал ее «уполномоченным» фирмам и, разумеется, не платил налоги. Под чутким руководством А. Чеснокова и Ко «Стрижамент» наработал долгов примерно на 100 миллионов рублей, в т.ч. в бюджеты федеральный и краевой, и оказался банкротом. Как полагают знающие люди, — искусственным образом.

В общем, В. Чесноков гроб не понесет. Может быть, плечо подставит М. Ширшов, тоже приложивший руку к выводу активов «Стрижамента»? Уволился он (думаю, «попросили» старшие товарищи – от греха подальше) и теперь, говорят, делает бизнес где-то в Москве. Нет, точно не понесет, а то вдруг кто-нибудь полезет в душу с глупыми расспросами и попросит научить, как можно быстро довести до банкротства ранее процветающее предприятие и не платить налоги.

А траурный митинг, по всему, должны открыть близкие, в трудные времена окормлявшие завод – заместитель министра экономического развития и торговли СК Ю. Белолапенко, заместитель министра финансов СК Ю. Суслов, начальник отдела госсобственности министерства имущественных отношений СК Г. Скороход и начальник отдела координации развития пищевой промышленности министерства сельского хозяйства СК Н. Мищенко. Все они были членами Совета директоров ОАО «Ставропольский ЛВЗ «Стрижамент», так сказать, коллективным «мозгом», призванным краевым правительством определять приоритетные направления деятельности предприятия. Не думаю, что краевое правительство, являющееся, кстати, 100-процентным собственником «Стрижамента», то бишь его полным хозяином, выдало вышеозначенным товарищам секретную директиву: в кратчайшие сроки угробить завод. Но ведь угробили! А «мозг» он потому и коллективный, что крайних, при случае, не найти. Впрочем, как поведал мне в приватной беседе один из членов совета директоров, его очень редко приглашали на заседания, а судьбу завода реально вершили «совсем другие люди». Но слова, как известно, к делу не подошьешь… Нет, думаю, не придет «мозг» на эти похороны – других дел полно: в краевой собственности еще много госпредприятий, за которыми глаз да глаз нужен.

Так что остается один Дмитрий Перехода, конкурсный управляющий «Стрижамента», назначенный на эту должность судом. Но поскольку в период банкротства многие «партнеры» только и думают, как бы чего стырить под шумок, то Д. Перехода должен проявлять как лицо должностное особую бдительность, а потому на похороны вряд ли пойдет. Да и о чем ему там говорить – о долгах покойника?

Ну что ж, в жизни такое бывает часто: родственников – полно, а в последний путь провожают случайные люди. Милиционер, прокурор, судья…

В РАЗДЕВАЛКЕ

На одном из заседаний коллегии краевой прокуратуры – кажется, оно было посвящено борьбе с коррупцией – губернатор А. Черногоров завел речь о банкроте «Стрижаменте»: мол, пока все сидят сложа руки, некие темные силы растаскивают имущество завода. Точно, Александр Леонидович! Только не растаскивают, а давно растащили (глагол прошедшего времени). А Дмитрий Перехода, конкурсный управляющий банкрота, судится с несунами и потихоньку возвращает это имущество заводу. Для этой цели он даже нанял одну из самых известных и результативных фирм – ООО «Юридическое агентство «СРВ», возглавляет которое, между прочим, депутат ГДСК Роман Савичев. Потом Д. Перехода это добро продаст, а денежки пойдут, в том числе и в бюджет края. Управляющий радеет о государственном интересе и, по идее, должен получить за свои труды какую-нибудь медаль! Не получит. Более того, люди из губернаторского окружения потребовали от Д. Переходы отозвать все иски из арбитражного суда.

- Это правда, — комментирует ситуацию Р. Савичев, — я воочию видел, как Д. Перехода стал «неудобным» для правительственных чиновников высокого ранга, которые затеяли подковерную борьбу, всячески препятствуя возвращению имущества, незаконно выведенного со «Стрижамента». По большому счету здесь широкое поле деятельности для правоохранительных органов, для прокуратуры, куда, кстати, Д. Перехода направлял заявление о возбуждении уголовного дела по фактам махинаций с имуществом завода. Однако результата по этому заявлению нет. На конкурсного управляющего стали «давить», с тем чтобы он отозвал иски. Министерство имущественных отношений в «колиевские» времена даже пыталось «снять» Д. Переходу с должности в судебном порядке. Не удалось. Я могу сказать одно: управляющий действует строго по закону. При банкротстве предприятия его задача по большому счету заключается в том, чтобы, разобравшись в «бухгалтерии», сформировать так называемую конкурсную массу – необремененное долгами имущество, продать его и рассчитаться с кредиторами. Конечно, никто не признается, что считал это имущество уже своим, а тут явился Д. Перехода и сказал: отдай…

Активы «Стрижамента» начали растаскивать не вчера, и «первопроходцы» этого дела уже вряд ли могут попасть в руки даже самого настырного следователя (хотя всякое бывает). И, что примечательно, когда в очередной раз бойкие ребята «распиливали» новый кусок завода, он менял свою организационно-правовую форму, название, учредителей и т.д. На последнем этапе к делу подключились краевое правительство и минимущество, которое, с трудом оторвав от водочного бизнеса присосавшихся пиявок, выступило единственным учредителем «Стрижамента». Всем сомневающимся было заявлено: государство наведет на заводе порядок, акцизы польются в казну рекой. Навели. В год, предшествующий аресту гендиректора В. Чеснокова, «Стрижамент» заплатил в бюджет по налогам и сборам… чуть больше 2 млн. рублей. А долги его составили громадную сумму – около 100 миллионов. Причем долги «нарабатывались» осознанно, чтобы завод в дальнейшем обанкротить – и концы в воду. Процедура банкротства была запущена в августе 2005 года.

В общем, хозяева прирезали отощавшую буренку, забрали мясо, а шкуру, кишки, рога и копыта отдали для расчетов с набежавшими кредиторами.

Чтобы читатели имели представление о том, кто и как «раздевал» завод, я приведу несколько эпизодов. Причем все это не предположения, а суровые факты, основанные на документах и решениях судов, вступивших в законную силу. Итак, есть фирмочка ООО «Стрижамент-Ставрополь» (не путать с ОАО «Ставропольский ЛВЗ «Стрижамент»!) со смешным уставным капиталом в 100 тыс. рублей, которую контролируют краевые власти. Думается, она была создана в качестве этакого «запасного аэродрома», потому что именно на ее территорию приземлилось все технологическое оборудование для производства спирта и розлива водки. Договоры купли-продажи этого оборудования «Стрижамент» заключил с фирмочкой, когда уже трясся в агонии. Как отметил Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, «фактически оспариваемые сделки совершены после наложения ареста на имущество завода». Кстати, линии по розливу и прочее добро «ушло» всего за 6,3 млн. рублей, хотя, конечно, реально все это стоит гораздо дороже. Но даже названная сумма, похоже, фигурировала лишь «на бумаге». Суд констатирует факт: «ответчик (т.е. ООО «Стрижамент — Ставрополь». – А.В.) не предоставил доказательств выплаты истцу денежных средств по векселю, переданному в счет оплаты отчужденного оборудования». Итог: суд признал сделки недействительными и обязал фирмочку отдать заводу оборудование. Это решение Фемиды уже исполнено. Но…

- Имущество уже на месте, — говорит Р. Савичев, — но оно передано большей частью в неудовлетворительном состоянии. Это похоже, скорее, на металлолом, а не на оборудование, на котором делали знаменитую настойку. Д. Перехода подсчитал убытки, нанесенные заводу в результате этой «сделки». Предварительно это 43 млн. рублей, будем привлекать к делу судебную экспертизу и взыскивать деньги с ответчика…

Следующий иск Д. Переходы был рассмотрен Арбитражным судом Ставропольского края в мае этого года, ответчик – ГУП ПСК «Ставропольагроуниверсал», в качестве третьего лица был привлечен его учредитель – министерство имущественных отношений края. Конкурсный управляющий просил признать недействительным договор беспроцентного займа на 50 млн. рублей(!), заключенный между «Ставропольагроуниверсалом» и «Стрижаментом». (К слову, эта сумма равнялась стоимости почти половины активов завода, а сам договор займа был одобрен минимуществом). Д. Перехода настаивал, что эта сделка «являлась притворной, прикрывающей сделку дарения и создание искусственной кредиторской задолженности». Не буду утомлять читателей сложной «бухгалтерией» — проведением всевозможных зачетов, движением векселей (заметьте, опять не «живых» денег). Суд сделал вывод, что «действия сторон по перечислению 12 млн. рублей (это часть суммы. – А.В.) содержат в себе признаки притворности сделки…», а «договор займа был заключен и исполнялся с целью заведомо противной основам правопорядка». В общем, договор признан недействительным, Д. Перехода выиграл.

Третий эпизод — пожалуй, самый яркий – касается уже непосредственно недвижимого имущества завода, «отошедшего» по договору об отступном все тому же ГУП ПСК «Ставропольагроуниверсал» за смешные 8 млн. 37 тыс. рублей. Кстати, немногие знают, что «Стрижамент» — старейшее предприятие Ставрополя. Когда в конце XIX века империя приняла решение о государственной монополии на выпуск алкогольной продукции и строительстве трехсот ликероводочных заводов по специальным типовым проектам, в число их вошел и ставропольский «Стрижамент». Между прочим, само здание, построенное более 100 лет назад, представляет собой архитектурную ценность. И это раритетное здание, расположенное в центре города, а также весь недвижимый комплекс со всеми потрохами – производственными строениями, спирто-хранилищем, складами, гаражами, котельной, мастерскими и т.д. (в списке 26 объектов) – за восемь миллионов! Согласитесь, очень круто.

Подробности этой «суперсделки» таковы: в конце 2002 года «Стрижамент» взял кредит в «Ставропольпромстройбанке» — 15 миллионов на год — и в обеспечение этого кредита заложил названную выше недвижимость, т. е. заключил договор ипотеки. Погасив почти половину долга, руководство «Стрижамента» почему-то (!) подписало с банком дополнительное соглашение о не выгодных для завода переносах сроков платежей и… не смогло выполнить это соглашение. В результате банк получил возможность в любой момент «продать» долг завода любому человеку с улицы. Следуя логике событий, нетрудно догадаться, что этим «любым» совершенно случайно (!) оказалось ГУП ПСК «Ставропольагроуниверсал», которое и «купило» этот долг у банка за 8 млн. 37 тыс. рублей и в дальнейшем получило по договору об отступном всю недвижимость, заложенную «Стрижаментом». Кстати, на этот счет не было даже решения суда: завод добровольно «сдал» свое имущество, несмотря на очевидную убыточность сделки. Такой вывод мог бы сделать даже до-школьник, знающий, что два яблока больше, чем одно.

Любопытно, что на заседании совета директоров «Стрижамента», предшествующему заключению судьбоносного решения об отступном, у гендиректора что-то «шевельнулось» в душе, и он сообщил собратьям о грядущем убытке: рыночная стоимость объектов — более 22 млн., а отдаем, мол, все добро за 8 млн., стало быть, чистый минус — более 11 миллионов. Однако сия арифметика никого не смутила: не для того задумывалось «дело», чтобы отказаться от поставленной цели. В дальнейшем заводу, у которого из своего имущества осталась только вывеска «Стрижамент», было передано его же «отступное» оборудование в аренду за 300 тысяч в месяц: от обязанности гнать водку никто не освободил.

По мнению конкурсного управляющего, эту сомнительную сделку инициировало министерство имущественных отношений края, являющееся одновременно учредителем и «Ставропольагроуниверсала» и «Стрижамента». Цель — вывод имущественного комплекса из состава завода, который уже несколько лет подряд показывал убыточный результат, и чем дальше, тем больше залезал в долги и в итоге объявил себя банкротом.

Арбитражный суд Ставропольского края, рассмотрев иск, отметил в своем решении, что «…комплекс объектов недвижимости ОАО «Стрижамент» был передан в ГУП ПСК «Ставропольагроуниверсал» по стоимости, в два раза ниже балансовой и в три раза ниже рыночной. Данные обстоятельства свидетельствуют о явной несоразмерности сделки… и о фактическом дарении имущества, в нарушение ст. 575 ГК РФ». Суд признал недействительным соглашение об отступном и обязал «Ставрополь-агроуниверсал» вернуть заводу все недвижимое имущество. Апелляционная инстанция 6 августа сего года оставила жалобу ответчика без удовлетворения, т. е. решение вступило в законную силу, и исполнить его должен и.о. гендиректора «Ставропольагроуниверсал» В. Цуканов. Но не сделал этого (возможно, не разрешает вышестоящее руководство), за что уже дважды был оштрафован. Кажется, он надеется на благополучное рассмотрение кассационной жалобы в Краснодаре, назначенное на конец октября, но шансы на это, по мнению экспертов, ничтожно малы. Все это лишь затягивает агонию.

ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ

Пожалуй, на этом в статье можно поставить и точку, но будет неправильным умолчать о продолжающихся спекуляциях, «подогреваемых» некоторыми правительственными чиновниками высокого ранга, о том, что завод-де можно было сохранить, не погубить «марку края»… У них «виноваты» все: чекисты, посадившие В. Чеснокова, Д. Перехода, вскрывший механизм аферы, суды, принявшие «неправильные» решения, и т. д. При этом стыдливо забывают, кто реально погубил эту марку — причем осознанно.

Да, у Д. Переходы был выбор. Он мог закрыть глаза на грязную «бухгалтерию» завода-банкрота, получить за это немалую «благодарность» и спокойно довести дело до конца, выставив на торги «найденное» имущество — пару веников и ящик пустых бутылок. Может быть, потом с «запасных аэродромов», куда сволакивалось имущество завода, взлетел бы новый ликеро-водочный завод, учредителем которого опять бы выступило министерство имущественных отношений. Может быть… Но конкурсный управляющий сделал тот выбор, который сделал. Не думаю, что честные люди бросят за это в него камень.

Сегодня уже не подлежит сомнению факт, что все имущество банкрота, которое удалось вернуть Д. Переходе, будет продано на торгах, соответствующее объявление появится в «Российской газете» — не исключено, что уже до конца года. Как полагает конкурсный управляющий, вырученных денег хватит, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами и, главное, с государством. Что решит новый собственник завода, который победит на торгах, — неизвестно. Может быть, просто все снесет и построит очередную высотку для богатых жильцов – благо за заводом числится 4 га земли. Но ведь и краевая власть, неоднократно выражавшая озабоченность сохранением «марки края», вполне может посостязаться на торгах с любым «инвестором».

Захочет ли?

Оригинал материала

«Ставропольская правда» от origindate::26.10.07