Как сделать миллионное состояние. За счет состояния миллионов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::24.05.2004

Как сделать миллионное состояние

За счет состояния миллионов

Ярослав Тихий

Converted 16770.jpg

Слава Кантор, родившийся 13 сентября 1953 года, вырос в обстановке, благодатной для развития коммерческой жилки. Его отец, Владимир Исаакович, работал по торговой части и доработался в начале 80-х до поста директора Сокольнического универмага столицы. В 1989 году (в разгул гражданских свобод и кооперативного движения) он был осужден, как следует из архива Мосгорсуда, к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима за спекуляцию и хищение государственного имущества в особо крупных размерах, получение взятки и должностной подлог (статьи 93, 154, 173, 175).

Вячеслав Кантор не мог не продавать. И он продавал. Оборонные секреты, дамское белье, минеральные удобрения, российские земли. Впрочем, обо всем по порядку.

Расследование обстоятельств внезапного обогащения Вячеслава Кантора выявило интересную деталь. Его биография местами будто списана под копирку с биографии небезызвестного Бориса Березовского, кстати, хорошего знакомого и делового партнера Кантора. Вячеслав Кантор, окончивший в 1976 году Московский авиационный институт по специальности инженер-системотехник, вскоре сдал кандидатский минимум и с начала 1980-х годов возглавил закрытую лабораторию при МАИ по проектированию межорбитальных космических летательных аппаратов.

Карьера ученого прервалась в 1986 году после скандала вокруг продажи секретов оборонного характера за рубеж. После скоропостижного завершения научной карьеры Кантор возглавил российско-американское СП «Интелмас» (Интеллектуальные материалы и системы). СП занималось очень модным и непонятным по тем временам делом – проведением экологического мониторинга.

Не гнушался бывший ученый и коммерцией. В начале 1990-х годов Кантор замечен в главном магазине страны – в ГУМе, где распоряжался целой секцией с дамским бельем.

Однако путь Кантора к миллионам начался не с трусиков и чулочков. Путь этот начался с полезных знакомств. Среди знакомцев оказался Геннадий Бурбулис, ставший вскоре госсекретарем Российской Федерации. С подачи последнего будущий миллионер оказывается в Великом Новгороде, где располагалось самое современное химическое производство СССР – ПО «Азот», производитель минеральных удобрений.

Тогда, в далеком 1992 году в головах государственных мужей созрела мысль о приватизации новгородского химкомбината. С подачи своих покровителей Вячеслав Кантор во главе «Интелмаса» был призван на ПО «Азот» для того чтобы оценить активы предприятия и помочь в проведении приватизации. Оценил. Понравилось. Помог.

Правильно оценив комбинат и грамотно проконсультировав его руководство, глава «Интелмас» приобрел попутно около 35% акций «Азота», ставшего после приватизации «Акроном», выплатив реально менее 350 миллионов рублей по ценам 1993 года (около 200 тысяч долларов).

В то время стоимость готовой продукции «Азота»-«Акрона» на мировых рынках составляла около 140 долларов за тонну, а годовой объем выпуска достигал 4 млн. тонн. То есть по действующим сегодня методикам комбинат, который Кантор оценил в 600 тысяч долларов, должен был быть оценен примерно в 550 – 600 млн. долларов.

Немножко обсчитался, с кем не бывает, тем более что дело-то новое, незнакомое. Потом показательно, в открытую наплевал на план приватизации, выполнение которого и было условием приобретения права собственности на предприятие. Потом технично лишил акций трудящихся «Акрона», проведя операцию «Консолидация». Суть ее в том, что крупные пакеты в 29 000 акций номиналом 1 тысяча рублей обменивались на 1 акцию номиналом 29 миллионов рублей. При этом акционеры, обладающие пакетом меньшим, нежели 29 000 акций (стоимостью около 6 тыс долларов по тем временам), были вынуждены продавать его правлению «Акрона» (Кантору) по «договорной» невыгодной для себя цене.

Вам это ничего не напоминает? Конечно, именно за такие прегрешения – занижение стоимости активов и невыполнение инвестпрограммы сейчас наблюдают небо в крупную клетку Лебедев с Ходорковским.

Приватизация новгородского химкомбината, проведенная Кантором в 1992 – 1993 годах стала учебным пособием по проведению залоговых аукционов и переводу государственной собственности в частную. Это уже потом будут всевозможные ЮКОСы, Норникели и прочая черная металлургия, алюминий и лес. Скромный 53-й номер из списка олигархов показал всем, как это надо делать.

Однако у читателя возникает вопрос – как из одного пусть и самого современного по советским меркам химкомбината выжать одно из самых серьезных личных состояний в России? Ответ простой – надо уметь выжимать. Точнее надо уметь выжимать все. Кантор овладел этой наукой в совершенстве.

Вернемся в 1993 год. После получения контроля над предприятием Кантор привел на комбинат своих управленцев, а денежные потоки «Акрона» ушли в АвтоВАЗбанк-Москва, известный как банк Бориса Березовского. Как следует из результатов многочисленных расследований, с приходом на заводы новых менеджеров Кантора экспорт аммиака и минеральных удобрений стал осуществляться через ряд оффшорных компаний, зарегистрированных в Панаме и Гибралтаре и подконтрольных председателю наблюдательного совета ОАО «Акрон» Кантору. По мнению экспертов, это позволило выводить часть валютной выручки предприятия (до $140 млн. в год) за рубеж на личные счета.

Именно эти доходы позволяли В.Кантору приобретать влиятельных покровителей, организовывать административное и PR-давление на поставщиков сырья и конкурентов, осуществлять масштабные проекты в самых разнообразных сферах. Одним из таких проектов должно было стать строительство элитных коттеджных поселков на землях Московского конного завода №1.

В 1999 году Кантору приглянулся большой участок земли в Подмосковье в стратегическом месте – на Рублево-Успенском шоссе; в непосредственной близости от президентских резиденций «Барвиха» и «Горки-9», от особняков старых и новых хозяев жизни. Земля эта на правах пользования принадлежала Московскому конному заводу №1 и использовалась по прямому назначению – для содержания и разведения племенного поголовья лошадей орловской породы. К тому моменту конный завод имел статус закрытого акционерного общества, поэтому его акции не мог приобрести кто-либо кроме члена общества.

Для Кантора препятствие, установленное законом, похоже, лишь повод для начала хитроумной сомнительной операции. Сначала установили контакт с директором конного завода. Затем нашелся человек, «подаривший» акции доверенному человеку Кантора, тот, став акционером ЗАО «Московский конный завод №1» прикупил еще, а там и «Акрон» появился как юридическое лицо. Началась скупка акций у рядовых акционеров. К 2002 году Кантор контролировал более 80% акций конезавода.

Казалось бы, дело сделано – вместе с акциями в руки Кантора перешло и право управлять 2300 га элитной земли, которую столичные риэлтеры оценивают минимум в 20 тыс. (!) долларов за сотку. Рыночная стоимость всех земельных угодий МКЗ№1 составляет около 4,5 млрд. долларов и продолжает расти год от года.

Такие пустяки как судьба самого конного завода, и его племенного табуна не могли испортить праздничного настроения победителя. Оставалось только выкупить у работников МКЗ №1 земельные паи, которые принадлежали трудовому коллективу конезавода после его приватизации.

Но здесь подвела бизнесмена привычка покупать за 10 копеек (а еще лучше за обещание 10 копеек), то, что стоит как минимум 100 рублей. Затратив на приобретение контрольного пакета акций конного завода и показную реставрацию заводского манежа около 2 млн. долларов, Кантор предложил работникам МКЗ 50 долларов (!) за сотку. Работники обиделись и послали Вячеслава Кантора по известному адресу, а сами пошли по другому, - к представителям знаменитого концерна «Алроса», которые дали владельцам паев рыночную цену за их паи. Именно поэтому Московский конный завод №1 и не стал очередным «источником благосостояния» Вячеслава Кантора.

Что интересно, сам Кантор в своих интервью не скрывал, что выступает в качестве портфельного инвестора, то есть он купил «Акрон» для будущей перепродажи. И заинтересованная общественность ждала, когда же Кантор надумает «Акрон» продавать. Время шло, Кантор продолжал владеть химкомбинатом и количество заинтересованных в приобретении Акрона лиц стало стремительно сокращаться.

За 10 лет хозяйствования Кантора «Акрон» пришел в весьма плачевное состояние. Износ мощностей достиг критического уровня (53% на 1 января 2000 года), вследствие чего серьезно возросло количество аварий (только в 2003 году произошло 4 крупных инцидента) и прочих нештатных ситуаций, каждая из которых чревата катастрофическими последствиями как для работников химкомбината, так и для всех жителей Новгорода Великого. Заработная плата на «Акроне» не дотягивает даже до средних показателей по округу. За прошлый год на 5-тысячный коллектив пришлось почти 7 тысяч заболеваний, 22 человека переведены на инвалидность, еще 9 уволены по инвалидности.

В то время, когда большинство олигархов, пусть и захватив некогда госсобственность не самым честным путем, ныне стараются вести себя по-человечески, модернизируя производства, внедряя новые технологии, развивая социальную сферу, минимизируя экологические риски, Кантор предпочитает не забивать себе голову подобной ерундой. Потому что забивать карман конечно, гораздо приятнее.

Он, стоявший первым на старте приватизационной гонки, бывший организатором и главным выгодоприобретателем чуть ли не самой первой приватизационной сделки, и в дальнейшем продолжал идти на полшага впереди всех. При этом, в отличие о многих, он всегда помнил как все это началось и чем может закончится. Он всегда был уверен в том, что государство не забудет и не простит ему всех этих фокусов 1992-93 годов. Он всегда знал, что наступит время, когда придется отвечать.

Именно поэтому в середине 90-х он приобрел израильское гражданство и швейцарскую виллу, которую практически не покидает. Именно поэтому по настоящему своим Кантор считает только то, что удалось вывезти из страны. Именно поэтому слова «социальная ответственность» не вызывают у него ничего кроме усмешки. Именно поэтому он в 2002 году, когда Абрамович еще и не задумывался о своем Челси, купил в Китае химкомбинат «Red Sun», впоследствии переименованный в «Хунжи-Акрон» (которого, кстати на баланса ОАО «Акрон» нет). Именно поэтому деньги, заработные «Акроном», он предпочитает хранить в швейцарских банках, вкладывать в развитие китайского химического комбината, реставрацию особняка в центре Москвы, оформленного на СП «Интелмас», а также в произведения искусства и антиквариат.

В сущности, покупка химкомбината в Китае ставит крест на интересах Кантора в России и точку в мучениях новгородского «Акрона». Дело в том, что 99% своей продукции «Акрон» поставляет на экспорт, причем львиная доля новгородских удобрений поставляется в Китай. Развивая китайское производство, Кантор вытесняет с рынка собственный «Акрон». Глупость? Случайность? Конечно нет, у такого опытного бизнесмена не бывает случайных и непродуманных решений.

В некоторых СМИ уже прошла информация о выводе части производственных мощностей «Акрона» в Китай и готовящейся продаже того, что останется от новгородского комбината, бывшего в конце 80-х годов лидером минерально-химической отрасли страны. По всей видимости, «Акрон» уже обречен. Для Кантора дешевле построить в Китае новый химкомбинат, чем реконструировать старый в России. «Акрон» проще продать по остаточной стоимости.

А, учитывая, что в ходе приватизации «Акрона» были допущены существенные нарушения, Кантору надо торопиться. Он и торопится, так как вопрос о возвращении «Акрона» в государственную собственность может быть поднят в любой момент.

Речь идет не только о существенном занижении стоимости предприятия в момент приватизации. По плану приватизации «Акрон» должен был передать на баланс городу 5 общежитий, в которых помимо работников химкомбината проживали учителя, милиционеры и другие бюджетники. Теперь уже непонятно, зачем Кантору так уж понадобились эти общежития, однако передавать их в муниципальную собственность он отказался, а вскоре и вовсе начал процесс выселения. Около 40 семей (в основном тех, что уволились с «Акрона») оказались на улице – в полном смысле слова. В результате были не только нарушены права людей, но оказался не выполненным и план приватизации. Нарушения не укрылись от правоохранительных органов и прокуратура Новгородской области подала иск в суд.

В «Плане приватизации новгородского производственного объединения «Азот», согласованном на конференции трудового коллектива НПО «Азот» в конце 1992 года , четко указано:

«Объекты жилого и нежилого фонда в соответствии с прилагаемым перечнем (Приложение №2) остаточной стоимостью 45 567 тыс руб передать в муниципальную собственность г.Новгорода до origindate::1.01.93.

В приложении №2 «Перечень объектов социально-бытового назначения, не подлежащих приватизации» числятся среди прочих:
Общежитие ул.С.Устинова, 5
Общежитие ул.С.Устинова, 3
Общежитие ул.Космонавтов, 24
Общежитие ул.Космонавтов, 28
Общежитие ул.Щусева, 12

Из определении судьи А.В.Чепрасова арбитражного суда Новгородской области суда 30 мая 2003 года:
«План приватизации ОАО «Акрон» не был выполнен, так как общежтия в муниципальную собственность не передавались.

По мнению прокурора области, передача общежитий ОАО «Акрон» по решению КУГИ Новгородской области от origindate::22.06.1993 года № 870 является сделкой приватизации, так как передача осуществлялась без изменения уставного капитала ОАО «Акрон»

Указанная сделка совершена с грубым нарушением законодательства, действовавшего на момент ее совершения, в силу чего является ничтожной.

На горизонте всерьез замаячила возможность пересмотра итогов приватизации «Акрона». Дело всей жизни Кантора оказалось в подвешенном состоянии. Может оно и к лучшему. По крайней мере, чем быстрее генеральная прокуратура обратит свое внимание на деятельность 53-го номера в списке российских богачей, тем больше шансов спасти «Акрон» от полной остановки. Тем больше шансов избежать социальной катастрофы в историческом центре государства Российского – Новгороде Великом, тем больше шансов, что удобрения, произведенные новгородскими рабочими попадут на российские, а не на китайские поля.

***
Converted 16771.jpg

53. Вячеслав Кантор*
Состояние: $500 млн 
Источник: минеральные удобрения
50 лет, женат, двое детей

Участник многих приватизационных скандалов 90-х годов, владелец холдинга «Акрон» решил в 2001 году стать тихим помещиком—лендлордом и коннозаводчиком. С этой целью Кантор купил у государства контрольный пакет акций ЗАО «Московский конный завод №1», распоряжавшегося «золотым» куском земли в 2300 га по Рублево-Успенскому шоссе в 30 км от МКАД. Быть бы Кантору миллиардером, но и тут не обошлось без проблем: выяснилось, что часть этой земли уже скуплена неизвестными инвесторами, а свои права на оставшийся участок конезавод еще должен доказать.

  • по материалам русского издания журнала Форбс.
***

Майский номер всемирно известного журнала FORBES (русскоязычная версия) принес давно ожидаемую сенсацию. В нем впервые опубликован список «Золотая сотня», представляющий собой рейтинг «100 богатейших бизнесменов России 2004 года». Номер журнала с «Золотой сотней» сразу стал хитом и исчез с газетных прилавков. 

Всех читателей интересует вопрос – как можно нажить столь значительные состояния в столь сжатые сроки? Ответ лежит на поверхности. Практически все вошедшие в «золотую сотню» сколотили свое состояние в ходе приватизации государственных предприятий. То есть практически в одно время и по одной схеме. У этой схемы, как ни странно, есть автор, который тоже присутствует в рейтинге. Правда, его место в «золотой сотне» скромнее, чем та роль которую он сыграл в истории становления капитализма в России.

Строка № 53 – Вячеслав Кантор, 50 лет, 500 миллионов. В графе «источник благосостояния» читаем: «Акрон», Московский конный завод №1». Здесь в досье Форбс вкралась небольшая неточность, МКЗ №1 вряд ли можно считать «источником». Денег он пока не принес, только хлопоты и головную боль. Хотя по замыслу В.Кантора должен был принести именно деньги. Много. Очень много денег. О причинах по которым это не получилось – чуть ниже. Получается, что реальный источник 500 миллионов Кантора один – новгородский химический комбинат «Акрон», производящий минеральные удобрения.

Но «Акрон» – это вам не ЮКОС и не ЛУКОЙЛ, не АЛРОСА, не Магнитогорский металлургический комбинат, не АЛЬФА-групп и не АФК «СИСТЕМА». Как можно с помощью такого с позволения сказать «источника» стать миллиардером, пусть наполовину? Оказывается можно и для этого не надо быть магом и чародеем, достаточно быть просто Кантором Вячеславом Владимировичем. Хотя, наверное, и это не просто.