Как скрывали убийство на даче зятя Батдыева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Regnum", origindate::02.12.2004, Фото: "Жизнь"

Как скрывали убийство на даче президентского зятя?

Эксклюзивные документы из Карачаево-Черкесии

Converted 17898.jpgУбийство в ночь на 11 октября 2004 года семи человек в Черкесске на даче Али Каитова – зятя президента Карачаево-Черкесии Мустафы Батдыева – стало одним из самых "громких" преступлений в уходящем году. Однако, обсуждая это трагическое событие, многие СМИ не обращали должного внимания на одну деталь: президент Батдыев и министр внутренних дел Карачаево-Черкесии Александр Обухов официально предали огласке исчезновение семи жителей республики только 18 октября, через несколько часов после того, как в Черкесске был застрелен вице-премьер Ансар Тебуев, курировавший в правительстве силовой блок. Между тем, о пропаже семи молодых людей (один из которых был депутатом Народного Собрания Карачаево-Черкесии), отправившихся в ночь на 11 октября на дачу Каитова, в республике, разумеется, неофициально стало известно до 18 октября. Как рассказали ИА REGNUM родственники одного из убитых, между 11 и 18 октября они обращались в правительство республики с просьбой помочь установить судьбу пропавших, но никакой реакции на эту просьбу не последовало.

В распоряжении ИА REGNUM оказались документы, согласно которым, ряд высокопоставленных сотрудников МВД Карачаево-Черкесии в первые дни после убийства на даче Каитова предпринимали сознательные усилия для того, чтобы расследование произошедшего не было начато. Это заявления, направленные тремя сотрудниками УБОП МВД Карачаево-Черкесии – подполковником милиции Хызыром Хубиевым, подполковником милиции Динисламом Саркитовым и майором милиции Пилялом Лепшковым – на имя заместителя генерального прокурора РФ по Южному федеральному округу Николая Шепеля. Все три заявления датированы 22 ноября. Отметим, что пока нет результатов служебного расследования, которое позволило бы с точностью установить, что факты, приведенные в заявлениях, целиком соответствуют истине. Ниже мы приводим фрагменты заявлений с сохранением стилистики и орфографии оригиналов.

Из докладной записки подполковника Хубиева: "В 8 часов 30 минут 10 октября 2004 года до 8 часов 30 минут 11 октября 2004 года я заступил оперативным дежурным по УБОП МВД КЧР. 11 октября 2004 года около 6 часов утра ко мне в дежурную часть позвонили из дежурной части МВД КЧР, чтобы я отправил оперативную группу в республиканскую больницу, так как туда доставлен некий Салпагаров… В республиканскую больницу я отправил Узденова Х.С. и Лепшкова П.А. Около 8 часов утра Лепшков П.А. и Узденов Х.С. приехали в УБОП МВД КЧР и доложили о том, что в республиканскую больницу доставлен Салпагаров Нюр-Ахмат из г. Усть-Джегута [в настоящее время задержан по подозрению в причастности к убийству на даче Каитова – ИА REGNUM] с огнестрельным ранением ноги, обстоятельства получения ранения они не установили в виду нахождения Салпагарова на операции, также они доложили, что Салпагарова привезли на автомашине марки "Джип", темно-синего цвета, без госномеров, принадлежащий Бостанову Темиру [в настоящее время задержан по подозрению в причастности к убийству на даче Каитова – ИА REGNUM], телохранителю директора ОАО "Кавказ-цемент" Каитова Алия. Пока я и Лепшоков обсуждали о происшествии в УБОП МВД КЧР зашел начальник УБОП МВД КЧР полковник милиции Хапаев А.М., и я доложил ему о утреннем происшествии, после чего Хапаев А.М. позвал к себе в кабинет Лепшокова П.А. и ушел к себе."

О разговоре, состоявшемся сразу после этого между начальником УБОП Хапаевым и Лепшоковым, рассказывается в заявлении последнего: "… Выслушав меня, начальник УБОП МВД КЧР полковник милиции Хапаев А.М. угрожающим тоном сказал мне, чтобы я держал "язык за зубами" и шел отдыхать после смены. Отдохнув после дежурства, 12 октября 2004 года в 8 часов 30 минут я вышел на работу, меня поставили в известность о том, что в результате орг. штатных изменений я нахожусь в распоряжении МВД КЧР и чтобы я сдал табельное оружие."

Из заявления Хубиева следует, что 11 октября на планерке начальник УБОП Хапаев, "читая сводки за истекшие сутки, прочитал, что в республиканскую больницу был доставлен Салпагаров Нюр-Ахмат с переломом ноги, после чего повернулся ко мне и сказал, что об огнестрельном ранении здесь ничего нет… По окончании планерки… Хапаев А.М. сказал, чтобы я остался после планерки, после чего мне сказал, чтоб я об этом происшествии молчал, и что я в "пенсионном возрасте", так как есть официальная версия, пусть так и останется".

Подполковник милиции Саркитов, как сказано в его заявлении, 11 октября по личным делам оказался в республиканской больнице, где встретил большую группу молодых людей, возужденно обсуждавших перестрелку, произошедшую ночью на даче Каитова, и доставление в больницу раненого в ходе этой перестрелки охранника Каитова. Саркитов немедленно написал об этом рапорт и вручил начальнику УБОП Хапаеву. "Прочитав мой рапорт, Хапаев А.М. перечеркнул мой рапорт по диагонали, после чего, порвав, угрожающим тоном сказал, что "все с ума посходили", что за это нас обоих уволят до обеда. Выходя, упрекнул меня в том, что непростительна моя "близорукость"," - сообщает Саркитов в заявлении.

Далее в заявлениях рассказывается о событиях, происходивших уже после убийства вице-премьера Тебуева, когда в республике начала работу следственная группа Генпрокуратуры РФ и одновременно началась проверка деятельности республиканского МВД. Вот что сообщает подполковник Хубиев: "24 октяря 2004 года подполковник Хапаев А.М. вызвал меня на работу и сказал о том, что приехал сотрудник МВД РФ и чтоб я не сказал ему о том, что утром 11 октября 2004 года я докладывал ему об огнестрельном ранении Салпагарова… Потом Хапаев А.М. принес напечатанный якобы от моего имени рапорт и под угрозой увольнения заставил подписаться под рапортом."

Таким образом, в заявлениях милиционеров утверждается, что начальник УБОП МВД Карачаево-Черкесии стремился скрыть факт перестрелки на даче Каитова.

Третьего ноября Хубиев, Лепшоков и Саркитов подали рапорты о случившемся министру внутренних дел Карачаево-Черкесии Александру Обухову, однако в течение девяти дней на их рапорты не было никакой реакции. Тогда, как рассказал корреспонденту ИА REGNUM подполковник Саркитов, все трое пошли на прием к Обухову. В ходе беседы с министром выяснилось, что рапорты до него де дошли. "Заинтересованная сторона решила не выносить сор из избы," – комментирует Саркитов.

В тот же день милиционеры обратились к генерал-майору милиции Геннадию Блинову, возглавляющему комиссию МВД РФ по проверке МВД Карачаево-Черкесии. Как рассказывает Саркитов, с Блиновым состоялся такой диалог: " "Почему нас не допрашивают?" "Извините, но Лепшоков и Хубиев отказались от дачи показаний." "Лепшоков и Хубиев – это мы, и на собеседование нас никто не приглашал". Вызвали заместителя Блинова – полковника Александра Ляпаха: "К вам приходили майор Лепшоков и подполковник Хубиев?" "Мы их вызывали. Они пришли и отказались от дачи показаний." "Это были эти двое?" "Нет, другие"". Саркитов заявил корреспонденту ИА REGNUM: "Не надо быть пинкертонами, чтобы понять, как была устроена "подстава" – вместо нас руководителям комиссии подсунули посторонних людей."

В заявлениях сотрудников УБОП на имя заместителя генпрокурора Николая Шепеля содержится просьба провести расследование изложенных фактов и отстранить начальника УБОП Хапаева от занимаемой должности на период расследования.