Как сплавляют «Сплав»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как сплавляют «Сплав» Гендиректора корпорации «Сплав» Владимира Федорова арестовали через 10 дней после того как Владимир Путин наградил его орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени

" Владимир Федоров за 10 дней до ареста. Кремль Бывают ситуации, которые при внешней благопристойности имеют столь явный коррупционный душок, что его невозможно прикрыть ни правильными словами, ни вроде бы допустимыми процессуальными действиями. Даже если «обставить» неблаговидные цели доверено большим специалистам по этой части: оперативникам, следователям, судьям. Потому что правда имеет свойство всегда выходить наружу. Если есть желание до нее докопаться. От ордена – к ордеру ВЕЧЕРОМ 12 мая с. г. Великий Новгород загудел, как потревоженный улей: новгородцы с удивлением узнали, что городской суд под председательством судьи Л. Цветковой по ходатайству старшего следователя СЧ при ГУ МВД России по Северо-Западному федеральному округу А. Юрьева все-таки санкционировал арест генерального директора ЗАО «Корпорация «Сплав» Владимира Федорова. Чуть раньше, 10 мая, почему-то в 10 часов вечера Владимир Михайлович – руководитель одного из крупнейших предприятий региона, человек, до сего момента никогда ни в чем предосудительном не уличенный, был взят под стражу по подозрению… в вымогательстве. Абсурдность ситуации была в том, что не далее как 29 апреля 2008 г. в Москве, в Екатерининском зале Кремля, состоялась торжественная церемония вручения государственных наград России. В этот день Владимир Федоров – единственный из представителей частного бизнеса – за вклад в развитие атомной энергетики и многолетний добросовестный труд получил орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени из рук Президента страны В. Путина. А спустя всего каких-то две недели, как видим, уже другие «официальные лица» посчитали возможным выставить свою оценку труду Федорова. И тому, чем, словно вехами, обозначен весь жизненный путь этого человека: орден «Знак почета», медали «За трудовое отличие», «За заслуги перед Отечеством» II степени, знаки «Заслуженный машиностроитель РФ» и «Ветеран атомной энергетики и промышленности». Не смутило их и то обстоятельство, что несколько лет назад за большой вклад в осуществление социальных проектов города Владимир Федоров удостоен звания «Почетный гражданин Великого Новгорода». А впрочем, похоже, подобные мелочи ни заезжих питерских милиционеров, ни местных прокуроров и судейских не смущали нимало. Почему? На это, как выясняется, у них были свои весьма веские причины. К ним мы вернемся чуть позже. Пока же запомним следующее: 9 октября 2007 г. СУ при УВД Новгородской области возбуждает уголовное дело в отношении неких неустановленных лиц по факту вымогательства у новгородки Т. Щетининой имущества ООО «Дом бухгалтера» на общую сумму 332 тыс. рублей. А уже 12 октября на территории «Сплава» разыгрывается действо, сильно смахивающее на плохой детектив: люди в масках, с автоматами и… гвоздодером (видимо, для взламывания дверей) на проходной, команда «лицом к стенке!» всем, кто оказался в это время на предприятии, перекрытые на несколько часов этажи административных корпусов… Люди недоумевали: зачем нужен этот некрасивый спектакль? Тем более что руководство предприятия никаких препятствий сотрудникам милиции не чинило и чинить не пыталось!.. Хотя искали те, как выяснилось позже, знаменитую черную кошку в темной комнате: документы о захвате имущества ООО «Дом бухгалтера», якобы осуществленном ОАО «МК «Сплав». Почему мы так в этом уверены, станет ясно в ходе нашего расследования. Пока же заметим, что после первого милицейского блицкрига следствие пошло ни шатко ни валко: слишком хлипкая фактура не располагала местных правоохранителей к особой активности. Да и город-то небольшой: все обо всех все знают. В нашем деле это весьма важный момент. Но в апреле сего года дело вдруг изымается и передается «для расследования» в Питер, в ГУВД МВД по Северо-Западному ФО. Причем сделано это было по решению заместителя генерального прокурора России, курирующего регион, А. Гуцана. На том основании, что следственной группе-де необходимо допросить много свидетелей, в том числе и в других регионах России. Вот это размах, особенно если знаешь, что практически все «действующие лица» этой истории, включая спорную недвижимость, находятся в В. Новгороде! И, о чудо (!), именно после «переезда» в Северную столицу усилиями питерских милиционеров начинает стремительно вырисовываться фигура главного «подозреваемого» – Владимира Федорова. Это по его прямому указанию, как утверждают следователи, совершено особо тяжкое преступление. Причем в составе организованной им же преступной группы. Которая (вы не поверите!) прямо на глазах начинает обретать реальные очертания. акова официальная версия того, что происходит в течение последнего времени вокруг ЗАО «Корпорация «Сплав» и его гендиректора Владимира Федорова. Однако у нас есть все основания подозревать, что дело вовсе не в Щетининой и не в защите ее якобы попранных аж в 2000 г. интересов. И вот почему. Искусство молчания ВОЗМОЖНО, работники правоохранительных органов Великого Новгорода и его прокуроры имеют не слишком длинную память и просто «забыли» о такой «мелочи», как заказное убийство. А их питерские коллеги об этой истории и вовсе не слышали. По крайней мере, в материалах уголовного дела Владимира Федорова на это нет даже намека. Но истоки сегодняшних проблем «Сплава» кроются именно в событиях 2000 г., когда в собственном рабочем кабинете был убит генеральный директор и основной акционер ОАО «МК «Сплав» Евгений Шульман . Следствие шло больше года. И уже в ходе судебного расследования было установлено: заказчиком убийства Шульмана – спокойного, неконфликтного человека, который построил мощный машиностроительный холдинг буквально на пустом месте, стал Сергей Щетинин. Один из учредителей компании и муж той самой Т. Щетининой, по заявлению которой сегодня и разворачивается массированная милицейско-судейская атака на нынешнего главного акционера и руководителя корпорации «Сплав» Владимира Федорова. Как следует из судебного вердикта, конфликт между Шульманом и Щетининым, который официально на предприятии не работал, но, пользуясь доверием гендиректора, имел доступ к распределению денежных средств компании, случился в 1999 году. Его причиной (цитируем) «явилось дружеское и деловое общение последнего с лицами чеченской национальности, нецелевое использование финансовых средств ОАО «МК «Сплав», что негативно отражалось на экономическом положении компании». Дошло до того, что 16 августа того же года Шульман издает приказ, в котором указывает на «грубейшие нарушения учета и вывоза за пределы завода товарно-материальных ценностей, разбазаривание в огромных количествах ресурсов компании, вопиющую безответственность». В сентябре 1999 г. Щетинин «вынужден был выйти из состава учредителей ООО «Холдинг машиностроительных заводов» (ХМЗ). Мало того, Шульман потребовал от Щетинина к 2000 г. покинуть здание «Сплава», где арендовала помещение фирма последнего – ООО «Атомпромаудит», «в другое здание на ул. Ильина, д. 14-а». И тогда Щетинин заказал убийство бывшего друга, пообещав за это исполнителям «крупную сумму» денег. И даже передал им «для осуществления умысла» свой ключ от входной двери в административный корпус здания «Сплава». 18 декабря 2000 г. Сергею Щетинину было предъявлено обвинение в заказном убийстве. Предъявлено заочно. Поскольку 10 мая того же года Щетинин исчез из поля зрения правоохранительных органов. И спустя пять лет был признан умершим. На тот момент Татьяна, как следует из документов, уже успешно переоформила в собственность здание по ул. Ильина, 14-а, вокруг которого сегодня разгораются, а точнее, искусно нагнетаются, нешуточные страсти. И похоже, еще не чувствовала себя ни обиженной, ни оскорбленной. Однако времена, как мы знаем, меняются. А с ними и цели. Благотворительная «Ниша» НА МОЕМ столе – документы из уголовного дела Владимира Федорова, вышедшие из под пера питерских правоохранителей. Чего там только нет! От красочного описания того, как бедную вдову добропорядочного бизнесмена плохие дяденьки и тетеньки из «Сплава» буквально силой и угрозами вынудили подделать доверенность за подписью пропавшего мужа о праве распоряжаться имуществом ООО, до утверждений, что сделано это было исключительно для того, чтобы прибрать к рукам чужое имущество стоимостью меньше месячного дохода того же Федорова… Оставим эти письмена на совести их авторов. А сами вооружимся документами. Конечно, если бы «пострадавшая» госпожа Щетинина не выжидала непонятно чего целых семь лет, их могло бы быть больше. Срок же хранения бухгалтерских документов, как известно, только пять лет. Однако даже того, что имеется в распоряжении редакции (кстати, и в распоряжении следственных органов тоже), вполне достаточно, чтобы заявить: эти обвинения в адрес гендиректора корпорации «Сплав» – полная чушь. Судите сами. Итак, уличенный в нечистоплотности и финансовых махинациях Сергей Щетинин вынужден уйти из помещения «Сплава». Это известно из судебного решения. Причем уходит он именно в то здание по ул. Ильина, 14-а, которое фигурирует в материалах уголовного дела против Федорова. Однако мы знаем, что на этот момент он является учредителем ООО «Атомпромаудит». Тогда что такое – ООО «Дом бухгалтера»? Из письма В. Федорова начальнику СК при МВД РФ А. Аничину: «Данное уголовное дело возбуждено по заявлению Щетининой Т.Р. о том, что в 2000 году она под угрозой физической расправы подписала документы о передаче в собственность ОАО «МК «Сплав» двух объектов недвижимости стоимостью 332 000 рублей, которые ей передал муж Щетинин С.П. Указанные объекты принадлежат ООО «ХМЗ», но, как выяснилось в 2007 году, путем подделки протокола собрания участников ООО «ХМЗ» и договора уступки доли в уставном капитале в сентябре 1999 года были незаконно переведены в собственность ООО «Дом бухгалтера», где единственным учредителем остался С.П. Щетинин (муж «потерпевшей от вымогательства)». Но, возможно, Владимир Михайлович Федоров пытается свалить все с больной головы на здоровую, обвиняя в мошенничестве человека, которого уже, похоже, нет в живых? Но как в этом случае объяснить, скажем, лежащую на нашем редакционном столе копию договора уступки доли в уставном капитале ООО «Дом бухгалтера» от 11 сентября 1999 года? Текст документа вполне читаем и свидетельствует о том, что ООО «Ниша» уступает, а Щетинин принимает долю в уставном капитале ООО «Дом бухгалтера». Причем «размер уступаемой доли составляет 98% (?!) уставного капитала ООО «Дом бухгалтера». Номинальная стоимость доли в уставном капитале общества составляет 254 210 рублей». Не договор, а аттракцион невиданной щедрости! Допустим, что и такое бывает. Хотя единственный хозяин самой «Ниши» – ООО «ХМЗ» в лице ее учредителей, как выясняется, об этом не в курсе и, как следует из материалов прокуратуры, на собраниях, где могли бы решаться такие вопросы, почему-то не присутствовали и своих подписей под документами не узнают. Тогда кто «подмахнул» бумаги, на основании которых Щетинин объявил себя собственником зданий и даже передал их жене? Ответа нет. Как ни странно, экспертиза основополагающих для данного дела документов (ибо нельзя отнять у самого себя и быть наказанным за вымогательство того, что принадлежит тебе по праву) до сих пор так и не проведена. А руководитель того самого «Сплава», чье имущество так рьяно делят и за спиной которого сегодня стоит коллектив из более 3,5 тыс. работников, уже за решеткой! Хотя именно Федоров еще в 2007 г. обратился в правоохранительные органы с официальным заявлением: выясните, каким образом имущество компании перетекло в чужой карман? Но блюстители закона в возбуждении уголовного дела против нашей предприимчивой дамы Федорову отказали. Между тем в деле существует еще один весьма занимательный документ: заключение экспертизы подписи того же Щетинина на доверенности о передаче прав на имущество ООО «Дом бухгалтера» его жене и копии договора уступки доли в уставном капитале ООО. Вывод эксперта категоричен: в первом случае подпись выполнена не самим Щетининым, во втором – определить это достоверно эксперт не смогла. Во время допросов у следователя супруга Щетинина признает: да, она знала, что это не подпись Сергея. И даже якобы присутствовала при изготовлении этого документа. Однако, чтобы не потерять имущество, согласилась на подлог. Правда, теперь прозрела и решила вывести на чистую воду вымогателей, возглавляемых Федоровым. Которые, по версии госпожи Щетининой, не только вынудили ее участвовать в мошенничестве, но и обобрали до нитки. И наше уважаемое следствие Татьяне Ростиславовне верит безоговорочно. Зато Федорову почему-то, отметая документы и аргументы, верить отказывается. По словам адвокатов Федорова, им так и не удалось вручить следователям платежные поручения за август 2000 г. и сентябрь 2001 г., первым из которых ОАО «МК «Сплав» производилась оплата в счет покупки здания ООО «Дом бухгалтера», вторым – погашалась дебиторская задолженность ООО «Дом бухгалтера» за тепловую энергию. И эти документы подтверждают заявления руководства «Сплава» о том, что, не зная о махинациях Щетинина, оно даже выкупило после его исчезновения у «бедной женщины» свою же собственность, попутно погасив долги ООО. Но следователей такой «пустяк» не заинтересовал. Зато как бы невзначай, под предлогом того, что ООО «ХМЗ» являлось единственным акционером ОАО «МК «Сплав», следствие изымает оригиналы всех правоустанавливающих документов ХМЗ, которое, в свою очередь, является владельцем всех машиностроительных предприятий ЗАО «Корпорация «Сплав». Как вы думаете – зачем? Цена несговорчивости СЕГОДНЯ компания «Сплав» – одно из крупнейших и самых устойчивых предприятий Новгородской области с годовым оборотом в 2447 млн. рублей. Корпорация производит оборудование для российских и зарубежных атомных станций, предприятий газовой промышленности и оборонного комплекса. Поставляет свою продукцию в Китай, Иран, ЮАР, Индию. И при этом руководство компании печется не только о прибыли. На предприятии с 2002 г. осуществляется программа «Жилье», по которой работники получают беспроцентную ссуду на приобретение жилья сроком на пять лет. Средняя зарплата работающих составляет немалые для Новгорода 19 500 рублей. Предприятие инициировало и реализует на новгородчине ряд социально значимых проектов. Среди которых строительство новых и восстановление разрушенных храмов, ремонт палат центральной городской больницы, оснащение компьютерами школ. Ежегодно на подобные цели корпорация выделяет городу и области около 15 млн. рублей. Хотя такие подробности, ну разве что кроме цифр получаемых доходов, едва ли интересуют структуры, начиная с 2006 г. проявляющие к «Сплаву» слишком пристальное внимание. В основном иностранные и посреднические, из разряда «купи-продай». Но надо знать Федорова, чтобы понять: его твердое «нет» в данном случае – это вовсе не поза. Это – жизненный принцип, который он во всеуслышание озвучил в начале этого года со страниц федеральных СМИ: у стратегического предприятия, поставляющего от 50% до 80% запорной арматуры на атомные станции России, только государство в лице «Росатома» может и должно быть стратегическим партнером. Так как слишком велика ответственность государства за безопасность народа, однажды уже пережившего Чернобыль. Сделать же это можно, только сохранив само предприятие, его уникальный коллектив и, безусловно, соблюдя интересы акционеров. Людей, построивших мощнейший холдинг в буквальном смысле на пустом месте. Казалось бы, вполне здравое предложение, в которое высокие чины атомной энергетики должны вцепиться обеими руками. Вместо этого Федорову вначале намекнули, а потом сказали, что называется, в лоб: без посреднической структуры интеграция корпорации в «Росатом» невозможна. Мол, вроде бы некие криминальные лица «замечены» среди акционеров холдинга. А с таким багажом государство не принимает. Вот если через фирму-посредника – тогда проблем нет. «Но в составе акционеров нет лиц, которые подвергались бы уголовному преследованию!» – возмущался Федоров. Значит, будут, видимо, решили где-то. И быстренько организовали Федорову «криминальное» сегодня. 25 июня с.г. новгородская газета «Русский караван» под рубрикой «Мнение» опубликовала статью журналиста Галины Ярцевой «Сработались…», которая начиналась так: «Действия губернатора Митина и полномочного представителя президента Клебанова в отношении директора «Сплава» имеют признаки вымогательства, совершенного группой лиц по предварительному сговору» . Мы не будем столь категоричны, но попробуем проанализировать ситуацию с точки зрения фактов, имеющихся в распоряжении редакции. Итак, из хронологии событий, выстроенной самим Федоровым: 10 января с.г. на встрече у губернатора Новгородской области С. Митина он недвусмысленно отказывается от продажи предприятия. Но 18 января опять же в кабинете губернатора следуют новые навязчивые предложения избавиться от всех машиностроительных активов разом. «Я ставлю три условия, – пишет Федоров уже из СИЗО. – Продажа только государственной корпорации «Росатом», справедливая цена, установленная независимым и известным оценщиком, и согласие на продажу основных акционеров». 31 января раздается звонок из приемной Клебанова. Полпред вызывает Владимира Михайловича в Санкт-Петербург 1 февраля в 18.00. Где ведет разговор опять же о продаже «Сплава». И снова Федоров отказывается «в связи с невыполнением условий продажи». 6 февраля все повторяется в кабинете Митина в присутствии главного федерального инспектора в Новгородской области О. Онищенко. «Я пересказал беседу с Клебановым И.И. и настаивал на выполнении трех условий»... Накануне рассмотрения жалобы по поводу ареста Федорова в кассационной инстанции замдиректора «Сплава» В. Марков вместе с председателем профкома предприятия Т. Марковой пришли на прием к губернатору. Чтобы попросить первое лицо региона обратиться в суд с ходатайством об изменении первому лицу крупнейшего налогоплательщика области меры пресечения. Митин, по утверждению ходоков, ответил на это без всякого иносказания: пусть продает предприятие или дает генеральную доверенность на управление имуществом корпорации. Тогда, мол, и решится вопрос с освобождением. А то ведь можно оказаться и без госзаказа… Вот и становится понятным, почему рядовое заявление весьма сомнительного свойства сумело вырасти до уголовного дела. Почему именно это дело раздуто до размеров особо тяжкого, предусматривающего наказание до 15 лет, и попало для «расследования» именно в Санкт-Петербург, куда почему-то поначалу этапировали и самого Федорова. Почему новым уголовным материалом против гендиректора «Сплава» обернулось еще одно его заявление в отношении уже бывшего коммерческого директора предприятия Евгения Владыкина. Его вместе с сыновьями служба безопасности корпорации уличила в финансовой нечистоплотности. По данному материалу вначале даже возбудили уголовное дело. Но спустя два дня прокуратура города отменила это постановление. На том основании, цитируем, что «материалом проверки не установлена цель извлечения выгод и преимуществ для себя либо нанесения вреда другим лицам». Зато спустя какой-то месяц талантом опять же следователя СЧ при ГУ МВД России по СЗФО А. Юрьева Владыкин быстренько превратился в потерпевшего. По факту якобы хищения Федоровым в сговоре с некими неустановленными лицами принадлежащей ему на праве собственности доли в уставном капитале ХМЗ. Сегодня оба эти дела уже слились в одно. Сроки предварительного следствия продлены до шести месяцев, а срок содержания Федорова под стражей – до 9 октября включительно. Трудовому коллективу «Сплава» отказано даже в возможности под залог освободить человека, без которого стратегическое предприятие просто оказалось на распутье. Слишком, видите ли, опасен. Хотелось бы знать: для кого? Возникает стойкое ощущение, что кому-то очень нужно, чтобы он сломался, этот несговорчивый Федоров. Чтобы сотрудники в растерянности стали разбегаться. И тот самый лакомый кусок с маслом под названием ЗАО «Корпорация «Сплав» сам упал в руки. Вот только выиграет ли от этого страна, да и каждый из нас – большой вопрос. Тем более что руководство «Росатома» в лице С. Кириенко до сих пор так и не ответило на предложение В. Федорова. Интересно, кто победит: Генпрокуратура России, которой президент поручил координацию деятельности силовых структур на антикоррупционной стезе, или тот самый чиновник, против которого вроде как развернута вся мощь государственной машины?"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации