Как стать интернет-экстремистом

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Содержание

Как стать интернет-экстремистом

В портфеле комитета ГосДумы оказался законопроект, предусматривающий перекрытие доступа к интернет-страницам и закрытие сайтов, публикующих материалы экстремистского характера. Законопроект также расширяет возможности давления чиновников на СМИ с целью публикации опровержений

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::11.04.2008

Антиэкстремизм.ру. Госдума хочет ограничить интернет-демократию с помощью профилактики экстремизма

Михаил Виноградов, Ольга Болотова, опрос подготовил Александр Саргин

В четверг члены комитета Госдумы по безопасности обсудили проблему преступности мигрантов и преступлений против мигрантов. Проведение расширенного заседания комитета было связано с просьбой руководства Киргизии, желавшего разобраться в участившихся убийствах их соотечественников в России. Обсуждение профилактики таких преступлений вылилось в спор о том, чем отвлечь российскую молодежь от идей национал-социализма. В портфеле комитета оказался законопроект, предусматривающий перекрытие доступа к интернет-страницам и закрытие сайтов, публикующих материалы экстремистского характера. Законопроект также расширяет возможности давления чиновников на СМИ с целью публикации опровержений. Официально документ подготовлен Генпрокуратурой, но, как сообщил источник «Газеты» в аппарате комитета, на самом деле его авторы работают в ФСБ.

Как заявил участвовавший в заседании и.о. начальника департамента уголовного розыска МВД Искандара Галимова, помимо нападений на граждан Киргизии за последние два года в России совершено 45 убийств узбеков, таджиков и украинцев. «Из 25 убийств в Москве раскрыто 13, - доложил сотрудник уголовного розыска. - Задержан 31 человек из семи молодежных преступных группировок. Это постоянные пользователи национал-социалистических ресурсов интернета. На допросах они не скрывали своих симпатий к национал-социалистическому движению». Депутаты морщились от формулировок.

По словам Искандара Галимова, профилактика таких преступлений состоит в том, чтобы усилить цензуру в интернете, а именно «дать продавцу услуг связи право останавливать предоставление услуг абоненту, подозреваемому в пропаганде розни». В связи с этим начальник угрозыска пожаловался на интернет-проект «Большая игра: сломай систему», который пропагандирует эти идеи и, по оперативной информации, призывает к преследованию по национальному признаку. Правда, закрыть доступ к сайту непросто: физически он находится в Малайзии, домен зарегистрирован в Нидерландах, хостинг предоставляется в Чехии.

Как стать интернет-экстремистом

Глава комитета по безопасности Думы Владимир Васильев быстро выделил в докладе представителя МВД главное и предложил вниманию собравшихся не подписанный авторами законопроект, который как бы случайно оказался в папках, розданных депутатам перед началом заседания.

Законопроектом предлагается внести поправки в несколько законов - о СМИ, КоАП, «О противодействии экстремистской деятельности» и «О свободе совести и религиозных объединениях». Поправки ужесточают контроль за тем, чтобы в интернете и в религиозных учебных программах не было экстремистских положений, а опубликованные в СМИ материалы такого характера прокуратура и другие госорганы могли было бы быстро опровергать, не обращаясь в суд.

Поправки, предложенные в статье 43 закона о СМИ, дают право федеральным органам государственной власти, органам власти субъектов федерации, госоргану, осуществившему регистрацию СМИ, и вертикали прокуроров требовать от редакций опровержения не соответствующих действительности сведений, притом в редакции текста, присланного (зачитанного) соответствующим должностным лицом. Чиновник по согласию редакции СМИ может даже сам зачитать этот текст в эфире. До сих пор правом требовать опровержения обладали только граждане и организации (без указания юридических форм).

Принуждение к опровержению

Чтобы СМИ не могло отказать властным органам в публикации опровержения, в статье 60 того же закона (устанавливающей ответственность за иные нарушения законодательства о СМИ) предложено добавить ответственность за необоснованный отказ в опровержении либо нарушении порядка опровержения. Пока такой ответственности законом не установлено. За необоснованный отказ в опровержении опубликованных сведений, гласят поправки в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ), журналист может быть оштрафован на 100--300 рублей, его редактор или директор - на 300--500 рублей, а редакция - на 3--5 тысяч рублей.

Более весомая ответственность предложена за производство и распространение экстремистских материалов: от 1--3 тысяч рублей для граждан до приостановления деятельности СМИ на 90 суток с конфискацией оборудования - например, компьютеров или типографских машин. Новое в этой статье - исключение понятий «массовое распространение" и «хранение в целях массового распространения». То есть следствию не нужно будет доказывать массовый характер, достаточно наличия разжигающего рознь материала в газете или зарегистрированном интернет-агентстве.

"Достаточно заявления прокурора"

Новые нормы, касающиеся ксенофобских статей, будут внесены и в закон «О противодействии экстремистской деятельности». Если суд, прокурор, Роспечать, Росрегистрация вынесли редакции предупреждение за такого рода текст, которое не было оспорено в суде, это СМИ будет обязано опубликовать на своих страницах текст предупреждения так же, как оно публикует опровержения. Есть и другая новация. "Чтобы какой-то материал можно было без задержки признать экстремистскими, суду будет достаточно заявления прокурора", - объяснил источник «Газеты» в аппарате комитета. Это резко отличается от нынешнего порядка, при котором прокурор вынужден направлять в суд представление: документ, содержащий материал предварительного следствия по делу, результаты экспертизы.

Радикально новую норму внесут в закон «О противодействии экстремистской деятельности»: туда предложена новая статья об ответственности за распространение подобных материалов в интернете. Согласно поправкам, с подачи прокурора суд может признать материалы экстремистскими по месту физического нахождения автора, а не самого сайта. То есть если сайт английский, а автор москвич, текст можно признать экстремистским. Одновременно суд прекращает доступ к этому тексту. Если сайт подставляется повторно, суд может вообще закрыть к нему доступ в России. Провайдеры будут обязаны в течение месяца перекрыть доступ к материалу или ресурсу.

Как считает член комитета Госдумы по делам федерации и региональной политике Антон Беляков (фракция «Справедливая Россия»), эта статья в законе - кнут для оппозиции и конкретных оппозиционных акций. «С момента появления в законе понятия «экстремизм» действия органов и властей направлены на то, чтобы закрутить все информационные гайки, - сказал он корреспонденту «Газеты». - Это реальный механизм расправы над любой оппозицией». Под «экстремистами», считает депутат, властью часто понимаются представители общественных организаций, борцы с конкретными примерами коррупции, те же обманутые дольщики. «Уверен, под маркой регулирования экстремизма в интернете региональные элиты сразу начнут решать свои конкретные задачи на местах», - говорит Беляков. [...]

На вас влияют чьи-либо высказывания в ваш адрес в интернете?

Виктор Алкснис, председатель правления Центра свободных технологий, бывший депутат Госдумы:

- Тут двойственная ситуация. С одной стороны, как человека, меня, конечно, оскорбляет грубость, тем более если она высказана в неприличной форме. По-моему, любому будет неприятно, когда его оскорбляют. С другой стороны, если в мой адрес звучит критика, выраженная человеческим языком, то с ней приходится считаться (хотя, честно говоря, критика все-таки доставляет мне мало радости). Так что я различаю негатив по отношению к себе, если он облечен в цивилизованную и конструктивную форму, и негативное отношение, выраженное нецензурщиной.

Меня один гражданин оскорбил в интернете в грубой форме. Причем известно, кто это сделал, да он особо этого и не скрывал. Конечно, он не признает прямо, что оскорблял, но все равно дает понять, что это именно он. Потом даже было возбуждено уголовное дело, но оно сейчас не движется совсем. Еще будучи депутатом Госдумы, в ноябре прошлого года я отправил последний запрос в прокуратуру, и у следователя, который дело не вел, его забрали. Оно у него просто лежало в течение полугода. А вот как будет дальше, я пока не знаю, хотя ощущения того, что дело закрыто, у меня нет. Казалось бы, давайте проводите следственные действия, доказывайте, но прокуратура не хочет этим заниматься.

Возможно, это связано с тем, что гражданин работал в Фонде эффективной политики, и у него, видимо, есть высокопоставленные покровители. К тому же на мой блог не так давно была совершена атака, и, по-моему, все это - звенья одной цепи. Хотя в техническом отношении хакеры были явно непрофессионалы: на эту тему я разговаривал со специалистами.

Борис Моисеев, заслуженный артист России:

- Да, на меня влияют высказывания в интернете, и я реагирую на какие-то вещи. И, конечно, бывает, что я с кем-то вступаю в полемику. Но, разумеется, я не говорю, что я - это я, а выхожу во всемирную паутину под другим именем. Я выхожу и как наблюдатель, и как защитник самого себя. Мне очень интересна эта игра, я чувствую отношение людей к себе.

Я каждый день выхожу в интернет и по работе, и читаю новости, проверяю почту, которой приходит очень много. Знаете, я читаю там очень много талантливых высказываний и поражен этим. У людей очень много интересных аналитических мыслей про, скажем, концерт Земфиры или Спивакова, вообще какие-то яркие вещи.

А вот за оскорбление не то что в интернете, но и по телефону у нас никак не наказывают. А ведь по телефону вообще могут жить мешать.

Но за оскорбления в интернете наказывать нужно! Может, если примут такой закон, то люди друг к другу будут относиться несколько добрее. Прежде чем написать гадость, человек будет думать, а нужно ли ему мешать жизни другого человека.

Владимир Соловьев, теле- и радиоведущий:

- Да, влияют, но это еще зависит от того, кто высказывается и насколько эти высказывания справедливы и точны. А вот в полемику в интернете я никогда не вступаю.

Если говорить о так называемых компрометирующих сайтах, то зачастую там не полемика, а осознанная работа людей в погонах, которые выполняют приказ. И какой же смысл с теми, кто не является первыми лицами, полемизировать?

Михаил Веллер, писатель:

- В моем представлении большинство обитателей интернета стоят на следующей ступени эволюции после дерева. Почти все люди хотят иметь мнение, но почти никто не умеет мыслить, и это давно известно. В интернете как раз фантастическое соотношение амбиций и полного отсутствия мышления. И упаси меня Господь вступать в полемику на всякого рода блогах и сайтах! Сколько раз я заходил пошарить по интернету и почитать то, что говорят люди, столько раз у меня пошатывалась вера в умственные способности человечества.

Станислав Говорухин, член комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи (фракция "Единая Россия"):

- Я не знаю, как телефоном-то пользоваться, и уж тем более ни в какой интернет никогда не заглядываю.

***

Из проекта федерального закона "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием деятельности по противодействию экстремизму"

Статья 13. Ответственность за распространение экстремистских материалов в сети интернет

Материалы, размещаемые на сайтах в сети интернет, признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения или нахождения физического лица либо организации, их разместившей, на основании заявления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу. Одновременно судом принимается решение о прекращении доступа к данным материалам на сайте в сети интернет.

В случае неоднократного размещения экстремистских материалов на одном и том же сайте в сети интернет судом может быть принято решение о прекращении доступа к данному сайту на территории Российской Федерации.

Копия вступившего в законную силу судебного решения о признании материалов экстремистскими и прекращении к ним доступа, а также доступа к сайтам сети интернет, на которых было допущено неоднократное размещение таких материалов, направляется в федеральный орган исполнительной власти в сфере юстиции.

Федеральный список экстремистских материалов и сайтов сети интернет, в отношении которых судом принято решение о прекращении к ним доступа, подлежит размещению в сети интернет на сайте федерального органа исполнительной власти в сфере юстиции, а также опубликованию в средствах массовой информации.

Организации, предоставляющие услуги доступа в сеть интернет на территории Российской Федерации (операторы связи), обязаны в течение месяца со дня опубликования списка материалов и сайтов, в отношении которых судом принято решение о прекращении к ним доступа, принять меры по исполнению решения суда.