Как стать четвертой властью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как стать четвертой властью О необходимости созыва чрезвычайного реорганизационного съезда Союза журналистов Российской Федерации

"Уважаемые коллеги по творческому Союзу!

Это письмо - не порыв энтузиаста, а лишь следствие десятков и десятков очных и телефонных бесед с журналистами из различных регионов России, результатом которых стал вывод о назревшей, даже перезревшей необходимости реорганизации творческого Союза в соответствии с давно изменившимися, но только в последнее время осмысленными реалиями. 
Это письмо - не интрига и не подкоп под руководство Союза журналистов России, поскольку оно обращено и к этому руководству, чей опыт и труд вызывают у меня глубокое уважение и чье лидерство в реорганизации не просто желательно, но необходимо. 
Это письмо не является также прямым или скрытым белым или черным PR по отношению к новым журналистским творческим образованиям, даже если цели какого-то из них для меня не вполне очевидны (или наоборот, очевидна их негативная направленность). За каждым таким общественным объединением стоят конкретные сотни и тысячи журналистов, пытающихся самостоятельно разрешить возникшие проблемы. Более того, опыт большинства этих объединений и ассоциаций бесценен, а причины для взаимной подозрительности столь ничтожны, что не стоят широкого публичного обсуждения в контексте данного письма. 
Это письмо не является также призывом ко всем "взяться за руки", вне зависимости от добросовестности и честности людей, именующих себя журналистами, ибо нас могут разделять не деньги, не политические взгляды, но продажность, беспринципность, отсутствие каких-либо взглядов, пренебрежение этикой профессии и законами России, на благо которой направлен наш труд. 
Это письмо писалось месяц назад с надеждой на ваш совет, на уточнение позиций, поскольку на съезд следует собираться не для дискуссии (в которой всегда хватает места меньшинству, а не большинству), но для принятия решений, уже выработанных в заочном обсуждении. 
Чтобы не заливать пожар бензином, я передал письмо руководству СЖР, и питал надежду, что СЖР перехватит инициативу, включив собственные ресурсы - интеллектуальный и организационный. Увы, этого не произошло. Аргументы СЖР изложу в конце письма. Я надеялся, что в своем Открытом письме СЖР поставит назревшие вопросы. Но Открытое письмо констатировало, "что нет оснований для паники, для каких-то чрезвычайных мер, съездов и т.д. Обсуждать, собственно говоря, нечего, все ясно"... Вы читали Открытое письмо. Незачем его пересказывать. И, пусть с опозданием, я вынужден распространить свой текст. 
1. О ситуации в журналистском корпусе Не буду говорить того, что вам известно, и что вы можете уточнить по справочниками (сколько в России единиц СМИ, сколько журналистов и какова их профессионализация). Сегодня между нами проходит бесчисленное множество невидимых границ, с которыми трудно не считаться. 
Легко ли мы совмещаем интересы страны и человечества, собственника и истины, региона и федерации, райцентра и региона? Что общего сегодня у бумажных СМИ (газеты, журналы) с эфирными (телевидение, радио), насколько отличается от названных СМИ (и в какую сторону) интеллектуальный потенциал и реальное влияние Интернета? Чем являются СМИ общественных организаций, выживающих за счет грантов и находящихся как бы вне рынка? Каково их влияние, и каким оно может быть? 
Новый российский журнализм, горделиво упоенный смешной кличкой, придуманной Михаилом Полтораниным - "четвертая власть", немножко похож на Санчо, которого шутя объявили губернатором острова. Наш смысл в ином. Но за истекшие 10-15 лет мы побывали в самых разных одеждах: пророков и проституток, придворных мудрецов и уличных кликуш; кого покупали оптом, кого в розницу, а кто, сохранив свободу духа, не сумел выбрать издание по себе и пополнил армию вокзальных сумасшедших, ждущих поезда, который ушел и никогда не вернется. 
Сначала нас не принято было трогать. Но наша неприкосновенность была разрушена нами же. Не всеми, а только теми, кто за малые, большие и очень большие деньги начал продавать вместе с пером истину. Рикошет ударил в первую очередь по честным журналистам, отказавшимся от "джинсы", от обеспечения черных PR - кампаний, от ведения заказных информационных войн, от необъективной поддержки одних политических сил в ущерб другим. Рикошет проявился тогда, когда для многих и многих СМИ деньги превратились из служебной функции - в смысл, подавив все остальные смыслы и вынудив многих к переоценке ценностей. 
Так начался новый этап, на котором стало возможным травить, а то и уничтожать как отдельных журналистов, так и целые СМИ. 
Страна перестала нам верить гораздо позже. И полный крах нашего профессионального авторитета наступил после видимого триумфа массовой поддержки НТВ. Когда команда НТВ во главе с Киселевым поступила со своими коллегами на канале ТВ-6-Москва еще более цинично, чем поступили с самими "энтэвэшниками", страна оглохла от возмущения и более не будет слушать никаких наших воззваний о защите свободы слова. А защищать нужно. И не только свободу слова, но и право на труд, но и право на получение и распространение общественно значимой информации, но и общественное право настаивать на официальной публичной реакции после критических публикаций и журналистских расследований. Единственное, что мы должны усвоить в условиях посеянного нами общественного безразличия: ни власть, ни народ, ни прокуратура, обязанная стоять на страже закона, на данном этапе не будут заниматься этой защитой вместо нас. 
2. О роли Союза Журналистов России Союз журналистов РФ сохраняет, поелику возможно, творческую сеть, хотя не может существенно помогать регионам ни материально, ни организационно. Но есть конкурсы, ежегодный бал прессы, фестивали СМИ, семинары, пресс-конференции, есть даже обсуждения текущей ситуации в Союзе (на что никогда не остается достаточно времени), есть помощь ветеранам. Действует Центр экстремальной журналистики. Проводятся экспертизы работоспособности действующего законодательства. Работает тиражная служба. Расширяется участие регионов в Большом жюри. И хоть в каждом из этих направлений были собственные взлеты и падения, осуществлялась привычная деятельность, на которую секретариат мучительно искал и находил средства. Честь и хвала! Более того, начала шаг за шагом пробивать дорогу в регионах и столицах идея профессионального Союза журналистов РФ. Были подготовлены качественные документы, которые (увы!) мало кто спешил принимать и подписывать. 
Почему? Самое, казалось бы, перспективное дело встречалось на местах насторожено, как некое ренегатство, как внутренний раскол. Ко всему прочему, с новым профсоюзом не особенно стремился иметь дело работодатель. Зачем ему эта головная боль? 
Но главное, что смущало руководителей творческих союзов в регионах: параллелизм структуры, которую большая Москва стерпит, а маленькая область просто не потянет. Да и зачем "создавать себе конкурента"? И здесь есть, над чем задуматься. ЗАЧЕМ ОРЛУ ДВЕ ГОЛОВЫ, ЕСЛИ У НЕГО ОДНО СЕРДЦЕ? 
При появлении новых журналистских ассоциаций (АРС, Конгресс российских СМИ, Союз православных журналистов, Северо-западная ассоциация, и, наконец, "Медиасоюз") СЖ РФ забеспокоился и забил тревогу. В отдельных случаях тревога была совершенно напрасной, в других, безусловно, имело место клонирование общественной организации, лояльной властям, которая в перспективе могла бы заменить Союз журналистов России (в кулуарах Санкт-Петербургского медиафорума один язвительный журналист назвал сие действо присвоением чужой действительности). 
3. Совершал ли Союз Журналистов ошибки? Конечно, совершал. Но я про себя знаю, что за минувшие годы совершил их бездну. И если вы прожили жизнь без ошибок, - давайте, забрасывайте СЖ камнями. Постфактум всегда легче увидеть грабли, на которые ты уже наступил. Некоторые умудряются наступать на них многажды. 
Однако, об одной концептуальной ошибке, которой персонально я подвержен в степени, не меньшей, чем СЖР, скажу. Эта ошибка - в нашей национальной традиции, которую отмечал еще Николай Бердяев: мистический анархизм. Не спешите возмущаться, он имел в виду то, что, наряду с покорностью обстоятельствам, мы априори считаем любую власть заведомым врагом. Увы, российские власти традиционно (не прямо, так косвенно) веками стремились соответствовать роли некоей грозной слепой силы, любящей народ, но не людей, из которых народ состоит. 
Во времена партократической мощи советская пресса и СЖ были проводниками светлых идей, рождавшихся на Старой площади. Речь не о журналистах, каждый из которых делал свой выбор и отстаивал свою правду. Речь о системе. И СЖ замечательно в эту систему вписывался. Секретари СЖ были вхожи в самые высокие кабинеты. С высоты своих связей они могли кого-то защитить, кого-то пожурить, а кого-то сбросить с теплого кресла (в назидание другим). 
В новые времена СЖ выбрал свободу и конфронтационность. Впрочем, конфронтация была выборочная и часто вкусовая, а в политическом выборе случались как понятные, так и совершенно необъяснимые симпатии и антипатии. 
Но главным оружием в борьбе за свободу и демократию оставались Заявления СЖР. При советской власти каждое такое заявление становилось бы поводом для оргвыводов. В новых же условиях власти относятся ко всяческим подобным демаршам, как к мусору, который ветер приносит и ветер уносит. 
Кого и как может защитить творческий союз, если в большинстве СМИ нет профсоюзов, в некоторых редакциях нет уставов, если редакции и издания, входящие в холдинги, живут только благодаря доброй воле акционеров или совета директоров, когда с одними людьми расплачиваются черным налом (обворовывая их пенсионный фонд), а другим не платят вообще (обворовывая их настоящее бытие)?.. 
Реальный вес СЖ в обществе стал равен весу старушечьих демонстраций. Пожалуйста, ходи, говори, митингуй... Или не митингуй... Это не имеет никакого значения. Что так, что эдак... 
Хочешь, назови президента врагом СМИ №2, а хочешь - врагом СМИ №1, а хочешь проявить особое почтение - назови его почетным врагом СМИ на вечные времена (это будет очень в духе нашего мистического анархизма). Но только потом не жди, что барин будет приходить на твою свадьбу в качестве почетного генерала или присылать приветственные телеграммы. Но тогда не бухайся барину в ноги и не чай от него справедливого суда, ибо холопское бунтарство не есть революционность и не есть стремление к высшей справедливости, но есть бунт против одного барина в надежде, что другой барин это оценит - и примет в Юрьев день. А коли политический Юрьев день откладывается, или того хуже - отменяется политическое крепостное право (при этом новое здоровое кулачество скупает деревни вместе с крестьянами) то положение для бунтаря-холопа наступает затруднительное. Прямо катастрофа! С кем бороться? За кого бороться? Как бороться? 
Я полагаю главной ошибкой СЖР не то даже, что по отдельным случаям были громогласные заявления и митинги, включение отечественной и международной правозащитной общественности, а по другим - скромные заявления протеста или молчание. СЖР действовал как мог и как привык. Я полагаю главной ошибкой было то, что СЖР действовал методами политического давления, заменяя этим работу на правовом поле. 
Но мог ли действовать Союз иначе в рамках своего устава? НЕ МОГ! Более того, в невозможных условиях он делал более, чем возможно! А иногда более, чем нужно... Чтобы осмыслить возможности Союза, поставьте себя мысленно на место председателя и попробуйте определить план действий. Вы выйдете (и то не сразу!) на те же шаги, которые предпринимал СЖР. Или на другие - столь же вкусовые, но смелые и энергичные. Такова системная колея устава и провозглашенных целей. Что бы вы ни делали, как бы ни пытались выкарабкаться из этой колеи, другой дороги у вас не будет. И телега, повредив колеса и оси, будет скатываться в ту же колею системного кризиса. 
4. Почему шли в СЖ раньше и почему не идут теперь? Я попытался провести электронное анкетирование по вопросам будущего СЖР и Профжура РФ, и, в отличие от ряда предыдущих анкет, получил всего... 7 ответов! Плюс к этому - 5 телефонных звонков с объяснениями, почему неловко участвовать в этой анкете. Плюс к этому 3 объяснения при личных встречах. Удивительно не то, что мало журналистов ответили. Удивительно то, что объяснения "не ответивших" отличаются в деталях, но совпадают в принципе. 
"А зачем? Что от этого изменится? Я только поссорюсь с председателем Союза (регионального, российского), и если раньше мне от Союза просто не было пользы, то теперь будет вред". "Я не знаю, что им посоветовать. Пусть будет, как есть". "Развалится - будем думать. Я не знаю выходов. А на радикальные шаги СЖР не пойдет". И тому подобное... 
Даже многие редакторы изданий, возникших в последнее десятилетие, не являются членами Союза. Ряд чиновников, работающих в СЖР - не члены Союза, хотя выполняют уникальные для Союза миссии. Молодые, неопытные журналисты, принесшие в эфир, в бульварную печать и в таблоиды дилетантизм сленговой пурги, считают всякие союзы и ассоциации отстоем для пикейных жилетов, которые, мол, никакой иной потенции, кроме как поговорить о былом величии, не имеют... А почему же шли в Союз раньше? 
Первое - человек словно бы получал профессиональный статус. 
Второе - перышко на лацкане предполагало, что человек принадлежит к властному, но внутренне вольнолюбивому, весьма свободному клану, и может через головы партийного руководства получить действенную защиту у республиканского или московского цехового начальства. Именно возможность такой защиты вынуждала региональную номенклатуру очень осмотрительно разговаривать с местными журналистами и опасаться приезда "столичных штучек", игравших часто роль тех же политических киллеров. 
Никаких льгот (как, например, члены Союзов писателей, композиторов, художников, архитекторов), журналисты не имели, но считались с ними больше и боялись их больше. А поскольку народу попасть к набольшему партийному и советскому начальству было весьма сложно, то шли к журналисту, шли в газету - за помощью, защитой, поддержкой. ШЛИ ЗА ПРАВДОЙ. И если у социализма и случались элементы человеческого лица, то это был журнализм последних десятилетий СССР. 
5. В какой союз журналисты побегут, задрав штаны? А вот давайте подумаем. А я приведу несколько мыслей, высказанных мне журналистами на Фестивале СМИ и "Медиафоруме" в Санкт-Петербурге. 
1. Союз должен быть авторитетным и влиятельным. С ним должны считаться вне зависимости от политической конъюнктуры. Как бы ни менялся Союз в сторону профсоюза, он должен иметь творческий сектор, занимающийся конкурсами, учебой, семинарами, без чего уровень журнализма будет только падать. 
2. Союз должен обеспечить мне реальную правовую защиту вне зависимости от того, где я живу, и совпадают ли мои взгляды с руководством Союза. 
3. Союз должен сформировать Фонд безработицы и получить, если это еще возможно, средства, перечислявшиеся СМИ в Фонд занятости до отмены этой обязанности новым Гражданским кодексом РФ. Теперь предприятия в фонды занятости денег не платят. Но раньше-то платили! Туда из СМИ перечислялись миллионы рублей, которыми безработные журналисты практически не воспользовались. Создайте Фонд безработных при СЖР, и это будет нам поддержкой в случае потери работы (хотя бы на полгода). Давайте, определим: какой процент платят владельцы СМИ в этот фонд, и мы определим не только степень защищенности журналистов, но и подвигнем владельца СМИ на осторожность при увольнении работника. 
4. Союз должен защитить трудовые права журналиста перед любым работодателем. Я знаю, что в СЖР создано нечто вроде биржи труда. Но это дело нужно поставить на широкую ногу. Хоть бы и через Интернет. Если не постоянная работа, то заказы на литературные рецензии, на литературную запись книг и т.д. могли бы поддержать многих. Я знаю, что подобие биржи существует при СЖР, но я хочу, чтобы сеть с предложениями работы для журналистов покрыла всю Россию. 
5. Союз должен по закону, а не декларациями, защитить свободу любого СМИ, вне зависимости от форм собственности. Я хочу, чтобы все члены СЖР стали членами Профжура РФ. Даже если он работает на заводе, но печатается. Он - объект нашей профессиональной защиты. 
6. Союз должен контролировать наличие и правовую состоятельность редакционных уставов и правовую состоятельность договоров между редакциями, учредителями и владельцами СМИ. 
7. Союз должен уточнить этический кодекс. 
8. Союз должен публично исторгать из себя тех, кто грубо нарушил этический кодекс (мое предложение). 
9. Членом Союза не может быть работодатель (альтернатива этому предложению: В рамках Союза могут быть сформированы ассоциации: журналистов бумажных СМИ, журналистов радио и телевидения, журналистов Интернета, а также ассоциации работодателей. Тогда все договоры заключаются внутри Союза между ассоциациями). 
10. Союз должен через учебу и семинары обеспечить мне профессиональный рост и возможность изучения опыта лидеров рынка. 
11. Союз должен стимулировать расширение горизонтальных связей журналистских организаций в России, СНГ, мире, чтобы мы действовали более осмысленно, а иногда проводили массированные, согласованные журналистские акции по всей стране, СНГ или даже планете, требуя решить социально значимую задачу. 
12. Из чисто творческого Союз журналистов должен превратиться в Профессиональный Союз журналистов России с творческими функциями, для чего и нужен реорганизационный съезд. Тогда региональные отделения нынешнего Союза практически автоматически станут отделениями обновленного Профжура РФ. Тогда в творческий секретариат Союза смогут войти и лучшие организаторы из регионов, и лидеры региональных (и Всероссийских) ассоциаций, каковые сегодня воспринимаются в СЖР как конкуренты и раскольники. Вне зависимости от того, будет или нет приглашать власть этот новый Союз для участия в ассоциациях типа Союза Союзов, новый Профжур РФ автоматически станет силой, с которой необходимо будет считаться всем (мое предложение). 
Это далеко не полный перечень того, что необходимо сделать, о чем вы думали не раз, что могло бы наполнить реальным, действенным смыслом привычную форму Союза. Я даже считаю, что проделать эту работу будет чрезвычайно сложно. Убежден, что неизбежно возникнет вопрос о дефиците людей с необходимыми организаторскими способностями, а также о дефиците средств. Я думаю, что мощные холдинги, создавшие собственные формы защиты от внешних агрессий, могут с подозрением отнестись к формированию новой Всероссийской структуры. Здесь есть предмет для размышлений, переговоров, предложений, поиска путей решения стоящих перед нами вопросов. 
Но то, что предлагали коллеги в многочисленных беседах, то, с какой страстью они хотели объединить усилия и преодолеть разобщенность, убеждает меня, что наше общее будущее может выглядеть более оптимистично, чем это представляется сегодня. 
Хочу отметить еще раз то, что представляется мне очень важным. Не нужно бороться с новыми ассоциациями. Не нужно публично фехтовать, тыкая носом новых (пусть и, неопытных, амбициозных) лидеров в их неизбежные ошибки и просчеты. Не нужно принимать участие в дальнейшей публичной дискредитации нашей профессии (увы, я тоже не был мягок в своих публикациях по этому поводу, и меня не может извинить даже то, что эти тексты публиковались в "цеховом" профессиональном издании "ЖУРНАЛИСТ"). 
Мы немало разбросали камней: без цели, а также по точным целям, а также друг в друга. Следует собрать камни и попытаться построить из них храм профессиональной чести и достоинства. 
6. Предлагаю... ...высказаться по этому поводу секретариату СЖ РФ, региональным журналистским лидерам, журналистам; 
...провести заочное электронное обсуждение необходимых шагов на сайте Союза журналистов РФ (www.ruj.ru), а также на других сайтах, которые предоставят для этого площадь, а также обычной почтовой перепиской - до середины октября 2001 года; 
...СЖР создать специальную аналитическую комиссию, куда бы вошли представители регионов, а также представители новых журналистских ассоциаций и союзов; 
...с середины октября до середины ноября сформировать Устав нового Профжура РФ, а также весь пакет новых документов для перерегистрации, а также пакет предложений, разместив их в Интернете и проведя заочное интерактивное голосование по всем спорным пунктам; 
...в середине ноября 2001 года провести переучредительные и учредительные конференции во всех регионах России; 
...в середине декабря провести чрезвычайный реорганизационный съезд СЖР и учредить Профессиональный союз журналистов РФ, который, даст Бог, превратит нас из призрачной "четвертой власти" в профессиональный корпус, имеющий цели, видящий перспективу, уважающий общество и обладающий собственным достоинством. 
7. Постскриптум В многочисленных беседах мне многажды говорили и повторяли еще и еще раз: секретариат Союза журналистов на это не пойдет. 
Я так и не понял, почему сложилось это мнение. В силу сложности стоящих задач? Но опрощение задачи приводит к решениям, не соответствующим усложнившемуся миру. В силу инерции? Но сия "сила" легко преодолима необходимостью действия. В силу неспособности? Полная чепуха! Я вижу в СЖ РФ море организационной потенции, которой сложно распорядиться в прокрустовом ложе нынешнего, явно устаревшего устава. 
Почему это письмо написал я, а не мои собеседники? Потому что сегодня я наиболее свободен в рамках нынешнего Союза, и никто - ни секретариат СЖ, ни мои собеседники из регионов не могут заподозрить меня в какой-либо личной корысти. Я не ангажирован ни властью, ни какими-либо политическими или экономическими группами. Я не стремлюсь к расколу и не провожу в жизнь чей-то хитроумный заказ. Просто кто-то должен был сказать вслух то, что давно уже готово вырваться из многих уст. 
32 года в журналистике (от репортера - до редактора), 26 лет в Союзе журналистов, депутатская работа (вместе с одним из авторов проекта - Михаилом Федотовым) в парламентской комиссии по принятию Закона СССР о СМИ, работа вице-президентом Международного комитета защиты свободы слова и прав журналистов (1989 - 1992 гг.) дают мне некое моральное право на публичное высказывание своих мыслей о Союзе журналистов и оглашение предложений людей, чей практический опыт превышает мой собственный. 
И последнее: все попытки подменить СЖ, заменить СЖ и прочее - в силу очень многих причин (о которых нет смысла сейчас говорить) - обречены на провал, сколько бы средств в это ни вкладывалось. У нас есть только один позитивный шанс: ИЗМЕНИТЬ СОЮЗ, сохранив моральную преемственность и приспособив его к новым условиям и задачам. 
25.06.2001 
PPS (18.07.01) Итак, с прискорбием констатирую, что были правы утверждавшие, что секретариат СЖР на это не пойдет. Письмо прочитали. Сначала сообщили, что по нему соберется секретариат. Потом дали понять, что его разошлют по региональным Союзам в закрытой форме. Потом я понял, что любые действия по этому письму будут откладываться до тех пор, пока оно потеряет актуальность. 
Вот аргументы безусловно уважаемых мною секретарей СЖР в той последовательности, в какой состоялись наши беседы. 
Павел Гутионтов: Я согласен, что СЖ должен быть деполитизированным, хотя ты не всегда справедлив к Союзу. Но почему тебя смущает медлительность разворачивания профсоюза? Шаг за шагом профсоюз будет завоевывать все больше территорий. И если какому-то вялому творческому союзу он составит конкуренцию, то это даже хорошо. 
В.Ч.: Меня смущает то, что этот Ахиллес никогда не догонит черепаху, что двух моих жизней не хватит, чтобы увидеть результат. Меня смущает и то, что конкуренция органов внутри одного организма в лексиконе патологоанатомов именуется распадом. 
Всеволод Богданов: Я понимаю, что все это ты написал искренне. И естественно, что профсоюз нужно развивать. Но это письмо может только навредить. У меня другое предложение: давай, мы тебя изберем секретарем, и будешь заниматься хоть профсоюзом, хоть другой любезной тебе сферой деятельности. У тебя есть созидательный потенциал, ты умеешь разговаривать с людьми. Давай работать вместе. Хочешь - можешь сохранить и свой пост в журнале. Мы ведь тоже знаем эти проблемы и работаем с ними. 
В.Ч.: Я искренне благодарен за это предложение и почитаю его высокой честью. Но работая в журнале "Журналист" с полной отдачей я более на своем месте и могу принести больше пользы Союзу. Главное же - в другом. Став секретарем СЖ я теряю свободу мнения и в дальнейшем вынужден буду ВСЕГДА выступать консолидировано, иначе действительно стану раскольником. Сегодня (несмотря на то, что в письме я высказал на 90% мнения коллег, несмотря на то, что везде и всюду я встречал ТОЛЬКО поддержку изложенным предложениям) журналистское сообщество вполне может решить, что письмо это следует выбросить в корзину. И при этом никакого раскола не будет. Или наоборот сообщество поддержит письмо. Тогда тоже раскола не будет. А будет консолидация. Но, повторяю, я с уважением отношусь к страху "навредить". Однако, именно такой, вполне уважаемый, страх настоящих реформ привел нас к квази-реформам, после чего рухнула страна. 
Игорь Яковенко: Субъективно вы можете считать, что вы правы. А объективно вы способствуете развалу Союза. Ведь, настаивая на превращении СЖР в Профжур РФ, вы резко суживаете поле, превращая мощную и авторитетную творческую организацию в структуру, ни на что, кроме охраны трудовых прав, непригодную. Эта организация уже не сможет заниматься общественной экспертизой, не сможет вести тиражную службу, не сможет заниматься учебой журналистов, не сможет влиять на законотворчество, не сможет исследовать рынок труда. У меня сегодня есть пять новых крупнейших проектов, которые СЖР может реализовать, а Профжур - никогда. Единственную не разваленную творческую организацию вы стремитесь развалить. И объективно такое сужение функций - как раз то, чего от нас добиваются наши враги. Кроме того, треть членов СЖ - работодатели, которые автоматически будут отсечены от вашего Профжура: таковы уж свойства профсоюза. И вы с легкостью их отбрасываете, получая в итоге укороченную организацию с укороченным составом. Это выгодно только врагам журналистов, но не самим журналистам. 
В.Ч.: Всё, кроме последнего - серьезного - аргумента, считаю чистой воды заблуждением. Профжур вполне может заниматься проектом "Общественная экспертиза" во всех ее проявлениях, начиная с "Анатомии свободы слова". Он может заниматься тиражной службой. Он обязан заниматься учебой журналистов (ибо повышение квалификации дает больше шансов сохранить или найти работу). Он безусловно может активно влиять на законотворчество и даже выступать с официальными законодательными инициативами. Он просто ОБЯЗАН исследовать рынок труда и решать вопросы занятости. Предполагаю, что и пять новых проектов Игоря Александровича тоже легко впишутся в сферу действий профсоюза с творческими функциями. Последний же вопрос требует юридической экспертизы. Кем был, например, Виталий Третьяков? Работодателем или наемным работником? Безусловно, наемным работником, которому владелец СМИ делегировал функции найма. Как ни глупо это звучит, но он был наемным работодателем. И журналистом. Мог ли быть Третьяков членом Профжура? Да. А Березовский? Нет. Он работодатель. Для него это - бизнес (финансовый ли, политический ли - другой вопрос). Не секрет, что есть издания, которыми руководят журналисты-владельцы. Не стоит ли объединить журналистов-владельцев в отдельную гильдию, а бизнесменов-владельцев - в другую, а журналистов - наемных работодателей - в третью. Сложно? А разве то, что есть сегодня, просто? 
В том, что без решения этой задачи нельзя принимать никакого решения в целом, я убежден. Но еще более убежден в том, что в нашем многотысячном сообществе найдется два десятка толковых юристов (и даже в секретариате СЖР, и даже докторов юриспруденции), которым по силам сделать это. 
В Открытом письме Союзам журналистов республик, краев и областей Российской Федерации акцентируется внимание на Медиасоюзе Александра Любимова. Может быть, об этом и стоит говорить, не знаю. Мне представляется, что команда, создавшая этот клон, навязывая его в регионах, спасает честь мундира в глазах президента. В региональные клоны входят (чаще всего) люди без принципов. Не смею сказать "всегда". Но часто. Ну, и случится союз людей без принципов. Имеют они право объединяться хотя бы по такой характеристике? Безусловно. И на здоровье. Они - не объект, с которым можно и следует соревноваться. 
Пока СЖР не стал Профжуром, он, увы, такая же общественная организация, как и Медиасоюз. Конечно, не такая! Но вспомните, как промышленные группы создавали "общественные экологические организации" специально для проведения "экологических экспертиз". И это у них сработало! А вот в журналистике не срабатывает. И не сработает. 
Сильная, влиятельная организация всегда будет партнером в диалоге: с властью, с бизнесом, с Законодательным Собранием. Сильная, влиятельная организация легко избавляется от тех ее членов, которые не желают соблюдать этические законы корпорации. Такой организации в не меньшей степени будет обеспечена корпоративная поддержка мирового журналистского сообщества (работающего, кстати, ПО ПРОФСОЮЗНОМУ принципу). Для такой организации митинг, демонстрация, забастовка - последние средства, когда диалог оказался безуспешным. Для такой организации консолидация - не лозунг, а каждодневный рабочий момент. 
Я все сказал, коллеги. Это не призыв к революции. Это призыв к эволюции, сопротивляться которой, на мой взгляд, опасно. Динозавры пытались. Но даже у них ничего не получилось. Долго думали. 
Но вот еще одно мнение и исключительно сильное предложение уважаемого в нашем сообществе человека. Это - президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов: Всё это нужно было делать лет пять назад. Но, может быть, мы и сегодня не опоздали. Аргументы по поводу того, что профсоюз не сможет делать то, что делает сегодня СЖР, несерьезны. А если есть вопросы, их нужно обсудить и снять. Я предлагаю подумать над тем, чтобы при реформировании Союза пойти по тому же пути, по которому пошла власть: создать профсоюзные организации семи регионов. Такой вариант снимет региональную местечковость и одновременно укрепит горизонтальные региональные связи. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации