Как строится российский Куршевель

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::15.02.2007

Как строится российский Куршевель

"Ценнейшие земли Сочинского национального парка распределяются между коммерческими структурами в целях, не имеющих никакого отношения к возможной Олимпиаде"

Анна Лебедева, Сочи, Краснодарский край

Фото: "Независимая газета"

На следующей неделе в Сочи начнет работу комиссия Международного олимпийского комитета. Ей покажут: единственный, но не работающий по причине рейдерской атаки подъемник; ликование специально привезенного для встречи высоких гостей населения и проекты суперсовременных комплексов, которые будут построены на крестьянских и заповедных землях. Причем построены эти спортсооружения и сопутствующее им будут вне зависимости от того, состоится Олимпиада или нет.

Из письма члена Общественной палаты, директора Фонда защиты дикой природы И. Честина президенту В. Путину: “…нежелание правительства РФ руководствоваться действующим законодательством…”, “…проект не прошел обязательной государственной экологической экспертизы”, “…ценнейшие земли Сочинского национального парка распределяются между коммерческими структурами… в целях, не имеющих никакого отношения к возможной Олимпиаде”.

Вообще-то нас поставили в какое-то весьма странное положение: тот, кто противится олимпийской стройке, — не патриот России; а кто “за”, несмотря ни на что, — тот даже не просто патриот, а державник. Судя по всему, это ложная альтернатива. На самом деле все нормальные люди очень даже не против сочинской Олимпиады, только им, нормальным людям, хочется не столько свободы для новостроек, сколько справедливости для своих сограждан.

В самой Олимпиаде ничего дурного нет. Как нет ничего дурного в проектах застройки Московской и Калининградской областей, создании игровых и рекреационных зон. Можно порадоваться и притоку инвестиций, и развитию инфраструктуры, и улучшению имиджа. Если бы только этот имидж, инвестиции и инфраструктура не делились по социальному принципу, согласно которому бизнес слабых уничтожается ради бизнеса чиновников, а земля одних почти забесплатно передается другим: под виллы, коттеджи и торговые комплексы.

Почему целые деревни выходят на митинг, почему подлежит сносу большинство частных гостиниц (но не все), кто делит землю Сочинского заповедника и как строится “российский Куршевель”...

На сочинском вокзале прибытие и отправление поездов теперь объявляют на двух языках — русском и английском. А в аэропорту вовсю идут репетиции встречи оценочной комиссии МОК: отрабатывается подъезд нового телескопического трапа к самолету и раздается пение кубанского казачьего хора. Небесная канцелярия, похоже, тоже готовится к встрече дорогих гостей: море ослепительно синее, солнце ослепительно желтое, температура воздуха +15…

Converted 23450.jpg

Небоскреб, который сочинцы прозвали "подводной лодкой", строится в городском парке

Но нет мира под сочинскими пальмами. Пока городские власти мобилизуют студентов и школьников (они должны выстроиться вдоль магистралей по пути следования кортежа и изображать всенародное ликование), жители Нижнеимеретинской Бухты и других поселков Большого Сочи заказывают автобусы, которые отвезут их на митинг. В воскресенье, 18 февраля, в день приезда комиссии МОК, в Центральном районе курорта состоится массовая акция протеста против действий местных и краевых властей, затеявших, по мнению горожан, под благовидным предлогом подготовки к Олимпиаде очередной передел золотой сочинской земли: чтобы кому-то ее отдать, надо у кого-то ее же отобрать. Восемь жителей поселка Нижнеимеретинская Бухта уже получили уведомления о сносе своих домов.

— Районные и городские власти подают иски в суд о сносе домов, владельцы которых не оформили все необходимые документы на старое свое жилье, доставшееся им в наследство, или на строительство нового, — говорит один из активистов инициативной группы жителей поселка Дмитрий Дрофичев. — Но дело в том, что уже лет десять сами же власти не дают людям узаконить дома, стоящие, кстати, на участках, принадлежащих им на законных основаниях. И сами участки оформить в частную собственность тоже не дают. Для чего это делается — понятно: чиновники нам уже объяснили, что выкупать участки у нас будут “по рыночной цене”, а рыночная цена на Юге России установлена в пределах 50 тысяч рублей за сотку, хотя на самом деле она стоит в Сочи от 30 до 50 тысяч долларов. А многие не получат вообще ничего: придут судебные приставы и просто снесут их “самозастрой”.

Коренное население поселка — староверы, обосновавшиеся здесь в 1911 году по указу Николая II. Царь был человек щедрый — пожаловал потомкам донских казаков, решивших через два века вернуться из Турции домой, в Россию, по 50 соток земли на каждую семью. После коллективизации земли осталось всего по 30 соток, зато колхоз их был мультимиллионером. До тех самых пор, пока не реорганизовали его в совхоз. Сегодня уже и совхоза, считай, нет, и дедовские наделы общине не вернули (хотя и обещали) — ни имущественных паев, ни земельных. Остались только приусадебные участки — по 15 соток, теперь отбирают и это.

Валентин Иванович и Ирина Филимоновна Милых картошку посадили, как обычно, 9 февраля и очень надеются собрать урожай до того, как придут их выселять.

Старики-староверы, хотя и живут на берегу моря, курортников никогда не держали, у них это считается нетрудовым заработком, а потому и не богоугодным. А вот молодые имеретинцы, особенно переехавшие сюда из других мест, понастроили уже по соседству частные мини-гостиницы. Бизнес у них легальный, налоги платят, выстроены хоромы стоимостью не в одну сотню тысяч долларов на своих собственных, полученных в наследство или купленных у прежних владельцев участках. А что не все нужные бумажки на недвижимость имеются на руках, так это дело поправимое: законом определен порядок оформления подобных документов. И везде по России они оформляются: выезжают на место бывшие сотрудники БТИ, замеряют, рисуют планы, выписывают квитанции за свои услуги и принимают решение штамп “самозастрой” с домовладения снять.

Везде так, только не в Сочи. Здешние чиновники отказываются выполнять свою работу — оформлять людям документы. Можно было бы подумать, что они просто очень строгие законники, строже всех в нашем отечестве. Я бы и сама так подумала, если бы по дороге в Имеретинку не заехала в знаменитый коттеджный поселок “Ахун-2”. Тот самый, о котором писали многие газеты (и “Новая” в том числе), выстроенный под видом “лодочных ангаров” в нарушение всех существующих законов на самом берегу моря, в первой санитарной зоне, да еще и в полосе отчуждения железной дороги.

Прославилось это место после того, как его посетил главный защитник природы господин Митволь, торжественно поклявшийся навести на всем побережье порядок, а этот наглый самозастрой просто снести. Потом были долгие разбирательства, иски прокуратуры в суд, на “лодочные ангары” — трехэтажные коттеджи — даже был наложен арест. И что? Снесли их? Нет, конечно! Вот вам и “самые строгие законники”.

Закон тут ни при чем. Дело в том, что в Имеретинской Бухте по планам наших “олимпийцев” должен быть выстроен Ледовый дворец. Правда, чиновники убеждают жителей поселков, что их дома и улицы не попадают в зону застройки. Но зато они попадают в зону, где каждая сотка земли будет стоить баснословных денег. А раз так, то нужно срочно, не дожидаясь решения МОК, “расчистить жизненное пространство”. Выкупленную у аборигенов за бесценок землю можно продать в десятки раз дороже! А иначе как объяснить упорное нежелание обойтись с людьми по-человечески: выплатить нормальную компенсацию за жилье и за бизнес, если у кого он есть. Или в выделенные на олимпийский проект 13 млрд долларов не заложены средства на эти цели?

Жители Имеретинки написали письма во все возможные инстанции, в том числе и в Международный олимпийский комитет. После чего им стали угрожать.

— В администрации Адлерского района мне сказали, что если мы немедленно не отправим в МОК опровержение нашего первого письма, то в этом сезоне не дадут работать ни одной мини-гостинице, — говорит Дмитрий Дрофичев.

Вот это уже чисто российский подход. А пока единственным олимпийским объектом, который заявочный комитет мог продемонстрировать комиссии МОК, была и остается канатная дорога в Красной Поляне. Ну, то есть это не совсем олимпийский объект — старая кресельная канатка работает уже 15 лет, но по крайней мере она имеет непосредственное отношение к зимним видам спорта. Но вот загвоздка: сегодня на этом объекте опечатаны пункты проката снаряжения для лыжников, склады с запчастями для подъемника, кафе на посадочных площадках всех трех очередей канатки, где лыжники могли согреться чашечкой чая и перекусить.

— Я считаю это самым настоящим рейдерским наездом, — говорит Петр Федин, глава фирмы “Альпика-Сервис”, которой принадлежит единственная в Красной Поляне канатка. — 3 января к нам подкатил автобус с целой толпой проверяющих от разных ведомств: пожарные, санэпиднадзор, налоговая… Конечно, они нашли к чему придраться и опечатали наш склад, прокат, рестораны и кафе. Впрочем, нечто подобное я ожидал после того, как сначала губернатор Ткачев, а затем его заместитель Ремезков настойчиво советовали мне разделить бизнес с властями. Но я знаю, чем заканчивается для предпринимателей такое “сотрудничество” — все, кто согласился на это, просто лишились своего бизнеса. А на тех, кто не соглашается, начинается “наезд”. Мы, например, купили у французской фирмы современную канатную дорогу, которая намного увеличит пропускную способность подъемников (вместо кресел она оборудована многоместными гондолами), и когда мы ее установим, у канатки не будет таких очередей… Но нам не разрешают ее установить — не выдают нужных документов, и все!

В самом “наезде” на фирму, взявшую в аренду на 49 лет 60 гектаров склонов поистине золотых краснополянских гор, ничего необычного, конечно, нет. К таким вещам мы давно привыкли. Удивляет выбранное для этого время. Канатная дорога была остановлена на три дня как раз накануне приезда комиссии МОК, и к тому же во время пребывания в Сочи президента Путина. О том, что он не только в курсе происходящего, но и дал “личное указание решить как-то конфликт” и снова запустить канатку, написали многие СМИ. Сегодня она действительно работает.

Однако конфликт (если можно так назвать рейдерский наезд на чей-то законный бизнес) отнюдь не исчерпан. Склады, кафе и прокат по-прежнему опечатаны. Мало того, прекращены занятия в единственной в Большом Сочи горно-лыжной детской спортивной школе. Ее финансировал “Альпика-Сервис”, и, как утверждает Петр Федин, у его фирмы был отобран и передан другой фирме участок земли, на котором тренировались юные спортсмены и стоит здание, где проводились теоретические занятия.

Между тем это здание находится в собственности “Альпики-Сервис”, и пока она за него судится, родители учеников спортшколы пишут письма с просьбой снова открыть школу. Ясное дело, пишут президенту Путину — главному горнолыжнику страны.

Будет ли у нас Олимпиада, еще не известно, а спортшколы уже закрываются…

Кроме активистов самых разных партий и движений, а также инициативных групп по спасению Сочи как города-курорта и жителей Имеретинки, на митинг 18 февраля собрались и представители малого бизнеса. На них сочинские власти тоже “наехали” круто: для пополнения городского бюджета решили поднять оплату за арендованную муниципальную недвижимость (в основном подвалы и полуподвалы под склады и мастерские) сразу… в девять раз. Чтобы добиться такого блестящего результата, мэрии пришлось даже придумать свою собственную, совершенно необыкновенную методику расчетов арендной платы, которая каким-то волшебным образом превращает старые, почти со стопроцентным износом дома в… новостройки.

Хорошо, что в городском собрании большинство депутатов — предприниматели. Четыре раза вопрос слушали, пока мэрия не согласилась повысить арендную плату “всего” в три раза. Малый бизнес и этому рад, лишь бы не обманули. А то комиссия МОК уедет — и митинги протеста станут чиновникам совершенно не интересны, как, судя по всему, и сама Олимпиада, ставшая замечательным предлогом для гигантского земельного передела.

P.S. Инициативная группа из Имеретинки подала в мэрию заявку на проведение в своем поселке трех митингов в течение трех дней. То есть митинг должен идти непрерывно во время пребывания комиссии МОК в Сочи. Однако власти отказались выдать разрешение на митинг на том якобы основании, что поселок находится в приграничной зоне. Но чтобы немного утихомирить активистов, они пообещали снять “мораторий” на оформление документов на землю и недвижимость местных жителей. Прежде всего, конечно, на дома и участки самих активистов из инициативной группы, чтобы те поменьше “заводили народ”. Особенно сейчас, в преддверии “высочайшего визита”.

Всего администрацией Сочи подано в суды 84 иска о принудительном сносе жилых домов в зоне строительства олимпийских объектов. По местному телевидению был показан репортаж с одного из совещаний, на котором губернатор Ткачев требовал, чтобы соответствующие службы сначала сносили дома, “а уже потом судились” с теми, кто в этих домах жил. Правда, представители краевой прокуратуры осмелились ему возразить: дескать, закон этого не дозволяет.

P.P.S. Рассказ о визите комиссии МОК в Сочи — в одном из ближайших номеров.