Как убивали Бориса Немцова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

145626 01.jpg

О том, кто убил Бориса Немцова на Большом Москворецком мосту, в трехстах шагах от Кремля, президенту России доложили уже 2 марта


145626712.jpg


Оперативная съемка. В центре — Руслан Геремеев. На переднем плане — Тамерлан Эскерханов. В гостинице «Украина» за день до убийства


5 марта были арестованы: Заур Дадаев, братья Анзор и Шадид Губашевы, Тамерлан Эскерханов, Хамзат Бахаев. Беслан Шаванов убит при задержании.


Трое из них — сотрудники правоохранительных органов Чечни. Дадаев и Шаванов из батальона «Север», Эскерханов — уволившийся сотрудник РОВД Шелковского района, которым руководит родственник Руслана Геремеева и депутата Госдумы Адама Делимханова — Ваха Геремеев. Плюс к ним — нигде официально не работающий Бахаев и младший брат Губашев, находящийся в том же статусе.


Скорость раскрытия преступления, очевидно, была простимулирована двумя моментами: вопросом президента «Кто посмел?» и наконец-то сработавшей агентурой в руководстве Чеченской Республики, поведение представителей которого, чаще со смертельным исходом, катастрофически надоело московским силовикам.


Судя по всему, убийство Бориса Немцова переполнило чашу их терпения — никогда такого не было, чтобы в едином порыве объединились вечно враждующие между собой МВД, ФСБ, СКР, ФСКН и Генпрокуратура. И понятно, почему: неоднократно фактически доведенные до стадии предъявления обвинения уголовные дела, возбужденные по тяжким статьям, в отношении чеченских силовиков ничем не заканчивались, а их фигуранты обнаруживались «под подпиской о невыезде» у себя дома или вовсе — в Донбассе.


Почему они не скрыли улики


Вообще-то исполнители, которые вскоре предстанут перед судом присяжных, особенно и не скрывались, очевидно, предполагая, что за «заказ Родины» их преследовать не будут. Гильзы с места преступления никто не собрал. От камер видеонаблюдения никто не прятался. Даже машину — ЗАЗ — помыли до убийства, а не после, что позволило обнаружить в ней генетический материал, следы пороховых газов и «непочищенный» видеорегистратор, а в квартире, которую снимали подозреваемые, — сим-карты, которые никто и не собирался выкидывать.



Арестованные граждане, судя по всему, были столь шокированы самим фактом задержания, что почти сразу дали под видеозапись признательные показания. И на этих видео не заметно, чтобы хоть у кого-то под глазом был фингал, а из задницы торчала бутылка из-под шампанского (о чем впоследствии, одумавшись, начали рассказывать подозреваемые). Мало того, эти первоначальные показания были подтверждены в ходе специального следственного мероприятия под названием «проверка показаний на месте»: под видео граждане Дадаев и Ко активно и подробно рассказывают, где стояли, где шли, как следили и убивали. В итоге в активе Следственного комитета есть признательные показания Заура Дадаева, Анзора Губашева и Тамерлана Эскерханова, которые, с появлением других адвокатов, допрошенные стали опровергать. Впрочем, достоверность первых и последующих допросов оценит коллегия присяжных, нам же пока хватает того, что они есть.


Что делают в «Президент-Отеле» офицеры из Чечни


Возникает вопрос: что делают в Москве офицеры внутренних войск, которым положено служить совсем в другом регионе России? Ответ болтается на поверхности вот уже десять с лишним лет. Чечня — единственный субъект Федерации, руководству которого позволено держать в столице группу собственных силовиков, в чьи обязанности, формально, входит обеспечение безопасности высокопоставленных чиновников, приезжающих сюда по разным надобностям.


Учитывая, что сам глава Чечни Рамзан Кадыров в Москве бывает нечасто, то возникает дополнительно недоумение: а зачем здесь эти люди, обвешанные «стечкиными» и снабженные служебными удостоверениями, в том числе запрещающими проверять их автомобили? Ведь никто никогда не слышал о спецназе, например, из Ярославской области, который должен охранять ее губернатора в дни приезда в стольный град. О Ярославской области, кстати, сказано не случайно: уже через полтора дня после убийства Бориса Немцова глава этого региона, где убитый выиграл выборы в областное Заксобрание, был стремительно допрошен — пришел сам, по первому вызову, и даже не к заезжим московским следователям, а к своим, местным. Кадыров же, несмотря на осведомленность об убийстве и подозреваемых, которую он неоднократно демонстрировал в своем инстаграме, не допрошен до сих пор, несмотря на ходатайство адвокатов потерпевших — членов семьи Бориса Немцова.


Так вот, «сотрудники правоохранительных органов, обеспечивающие безопасность высокопоставленных чиновников Чеченской Республики», которые базируются в «Президент-Отеле», напротив Министерства внутренних дел, успели к этому времени распугать всех постояльцев растянутыми трениками и олимпийками, поверх которых можно увидеть любые варианты оружия — от кинжалов до пистолетов-пулеметов.


Но по коридорам вип-отеля на углу Якиманки гуляют только привилегированные сотрудники чеченских силовых структур. Тактические же группы чеченских силовиков работают в Москве вахтовым методом: несколько месяцев и — смена. Они, как правило, снимают квартиры на окраине и кучкуются там, их задача — особо деликатные поручения. Они таковы: похищения, убийства, вымогательства. В перерыве между наведением конституционного порядка в Москве вышеозначенные граждане обитали в закрытом ныне ресторане «Прага», вызывая туда девушек легкого поведения, которых потом долго лечили в московских клиниках от физических повреждений разного рода.


Деликатные поручения, как правило, обсуждаются в лобби-баре гостиницы «Ренессанс-Славянская», ресторане «Татлер», что в гостинице «Украина», ну и в разных других пафосных местах, куда могут себе позволить заехать на своих «мерсах» майоры и капитаны внутренних войск МВД России.


Именно в этих местах с сентября 2014-го по февраль 2015 года были неоднократно замечены и нынешние подозреваемые в компании с замкомандира батальона «Север» Русланом Геремеевым. К ним приходили разные люди с сумками, а уходили с теми же сумками — только заметно похудевшими.


И, насколько нам стало известно, одно из таких деликатных поручений (если не считать убийство Бориса Немцова) было выполнено, предположительно, бойцами тактической группы Геремеева на ура: из самолета, стоявшего на взлетной полосе аэропорта деловой авиации «Внуково-3», был похищен топ-менеджер «Газпрома», взявший не по чину. Деньги он вернул в течение суток.


Кстати, по версии наших источников в Чечне, одно время Заур Дадаев (предположительно киллер) возглавлял личную охрану депутата Делимханова.


Подготовка к убийству


На Веерной улице Москвы в сентябре 2014 года были сняты две квартиры. Одна — родственником Руслана Геремеева Артуром Геремеевым. Другая — водителем Геремеева Русланом Мухутдиновым, тоже сотрудником батальона «Север» (в этой квартире, кстати, видели еще и другого офицера МВД Чечни — Хатаева, который, впрочем, по делу пока не проходит). В жилище, снятом Русланом Мухутдиновым, и обосновались Дадаев и компания, начав работать по выставленному тендеру.


Что такое тендер в данном контексте? Когда есть нежелательный объект, чье существование портит жизнь «правильным людям», в среде тактических боевых групп, окопавшихся в Москве, бросается клич: такой-то за столько-то. Далее: кто первый успел — тому и деньги.


В августе 2014 года был объявлен тендер на четыре фамилии: Борис Немцов, Михаил Ходорковский, Алексей Венедиктов, Ксения Собчак. Список для Чечни удивителен, поскольку никаких финансово-политических терок с этими людьми республика не имела. Как бы то ни было, известна цена — 15 млн рублей.


После провала на Большом Москворецком (киллера арестовали) тендер был снят, но на какое время — вопрос открытый.


Борис Немцов оказался неприятным объектом для киллеров. Во-первых, он вел не размеренный образ жизни — работа—дом, а мог закрыться в квартире на несколько дней, уехать за границу или в Ярославль, где работал депутатом, в конце концов, обожал ездить на метро. Так что поиск установочных данных на «объект» отнял время, тем более что его было приятнее проводить в московских кабаках.


145626 02.jpg


Слежка за Борисом Немцовым велась и под этими номерами


Люди, объявившие тендер, начали поджимать — с этими вестями, судя по всему, и появился в конце февраля офицер МВД Чечни Шаванов. Поэтому было решено «исполнять» в любом случае. Деталь: для слежки использовалось четыре автомобиля, включая «Мерседес» с номерами а007ар, на котором, предположительно, разъезжал Руслан Геремеев.


Исполнение убийства


145626 03.jpg


Слежка за Борисом Немцовым, съемка с видеокамеры ГУМа



27 февраля, около 11:00, убийцы «выставились» на Малой Ордынке, где жил Борис Немцов, и стали ждать. Немцова не было — его машина моталась в супермаркет, а сам ее хозяин не выходил из дома. Затем Немцов поехал на эфир в «Эхо Москвы» к 20:00. Снова выехал из дома «объект» вместе с дамой в 21:45. Он направился в сторону Красной площади. Борис Немцов и, как потом стало известно, Анна Дурицкая поужинали в Bosko Cafe, что в здании ГУМа, вокруг которого крутились Анзор Губашев и Шаванов (это видно на видеозаписях с камер наружного наблюдения), и пошли пешком обратно — на Малую Ордынку по Большому Москворецкому мосту. Тут все и случилось. Дадаев поднялся по лестнице, выстрелил в спину пять раз (ни один выстрел не был потрачен впустую — все-таки сказались годы тренировок), не стал убивать спутницу «объекта», сел в ЗАЗ, которым управлял Анзор Губашев, и уехал.


«Ствола» было два: один на подстраховку, если будут преследовать, другой — переделанный из травмата — для исполнения. Гильзы от патронов разной серии, и понятно почему: тренируются на самодельных стрельбищах (которые проверило СК в Подмосковье), снаряжая оружие патронами из разных партий.


Далее, Губашев и Шаванов покидают Москву через аэропорт «Внуково» 28 февраля — о том говорят камеры видеонаблюдения. Дадаев и Геремеев, отсиживавшиеся в Одинцовском районе Подмоскоья, улетают 1 марта. Подвез их к аэропорту Мухутдинов. А стволы, скорее всего, именно он, как полагает следствие, потом вывез в Чечню.


Чтобы пресечь истерику адвокатов подозреваемых, Бахаеву, Эскерханову и Шадиду Губашеву не вменяют непосредственное участие в убийстве, лишь соучастие: сокрытие улик, слежку, перевозку на своих транспортных средствах членов группы и жарку для них картошки.


Арест и после


Озверевшее от подобной безнаказанности руководство силовых структур России, получившее к тому же веское ускорение, выраженное в вопросе «Кто?», развернуло спецоперации. В Чечню и Ингушетию была направлена группа захвата из сотрудников спецподразделений — с целью ареста подозреваемых.


Но они, подозреваемые, подставились сами, выехав в Ингушетию за наркотой. Анзор Губашев и Заур Дадаев были взяты с поличным сотрудниками ФСКН Ингушетии, доставлены в местное РОВД и уж потом «упакованы» спецназом из Москвы. Параллельно в Одинцовском районе Подмосковья, где прятались после убийства подозреваемые, были задержаны другие члены тактической группы. Кстати. Губашевы — родственники Дадаева, что является характерным признаком «чечен­ских убийств» — брать на дело своих, чтобы себе больше досталось (пример — дело Анны Политковской).


Прокол случился только с арестом Шаванова, который закрылся в своей грозненской квартире. Через периметр, охраняемый федералами, прошел один из замминистров внутренних дел Чечни (фамилия известна редакции), после чего раздалось два взрыва, и всем было объявлено, что Шаванов подорвался на гранате.


Через несколько дней после арестов в родовом селе Геремеевых, Джалке, произошел съезд высокопоставленных персон. Кроме Рамзана Кадырова, предположительно в нем участвовали депутат Госдумы Адам Делимханов, Алаудинов — замминистра внутренних дел Чечни, сенатор Сулим Геремеев, Шаа Турлдаев, который находится в розыске за убийство чеченского оппозиционера в Вене, другие товарищи и, конечно, — Руслан Геремеев.


Джалку окружили бойцы батальона «Север», и лишь нескольким силовикам, предположительно имеющим отношение к внутренним войскам и Федеральной службе охраны, разрешили туда въезд. Судя по всему, именно на этой встрече и была достигнута рамочная договоренность — о том, как быть дальше.


В итоге максимум, чего смогли добиться московские силовики в Чечне, — опрос родственников подозреваемых и сбор общей информации: родился-женился.


После убийства


Руслан Геремеев под видом конюха Рамзана Кадырова через Каспийск выехал в Арабские Эмираты. И хотя еще в начале марта 2015 года в Чечню было направлено распоряжение об его аресте и доставлении на допрос, чеченские эфэсбэшники и сотрудники полиции затруднялись с ответом на вопрос, где в своем доме в Джалке живет подозреваемый. Чуть позже в ОАЭ выехал и Мухутдинов.


Сразу после допроса предполагаемого киллера Заура Дадаева видео со всем наговоренным было кем-то из СК предоставлено в распоряжение главы Чечни, который после этого стал выступать в том духе, что Дадаев — искренний патриот. А два представления на предъявление заочного обвинения Геремееву и его объявление в розыск были не подписаны главой СКР Бастрыкиным.


В итоге появилось обвинительное заключение, согласно которому организатором убийства назван водитель Геремеева Руслан Мухутдинов, у которого завалялось 15 миллионов, объявленный за это в розыск. А все подозреваемые поменяли свои показания: теперь якобы стрелял убитый Шаванов, и он будто бы все это и придумал. С того света спроса нет… Как и с Эмиратов, где скрывается Мухутдинов: ведь не случайно предположительный убийца главного редактора русской редакции «Форбс» Пола Хлебникова — Казбек Дукузов, — отсидев свой срок в ОАЭ за грабеж, спокойно вернулся в Чечню, несмотря на все грозные запросы Минюста и Генпрокуратуры.


Что касается подозреваемых, получивших «правильных» адвокатов, то попытки создать себе алиби выходили им боком: подробные указания на места пребывания в Москве только больше и больше связывали между собой этих персонажей, заставляя предполагать, что и другие, не совсем законные дела находились в их компетенции.


А тем временем семья Геремеевых значительно укрепилась в весе. Даже по женской линии: сестра Руслана — Хеда — возглавила районное соцобеспечение, что, вполне вероятно, привело к бунтам недовольных, которые утверждали, что якобы 70 процентов выплат где-то там оседают, а Ваха Геремееев — глава районного ОВД — стал самым важным человеком в районе.


О мотивах убийства


То, что пытается представить общественности защита обвиняемых, не выдерживает критики. Будто бы главный мотив — религиозный, поскольку Немцов выражался нелицеприятно по поводу пророка и Аллаха после расстрела сотрудников журнала «Шарли Эбдо». Это — ложь.


  • Во-первых, согласно показаниям подозреваемых, готовить убийство они начали задолго до январского расстрела сотрудников французского журнала,
  • во-вторых, подозреваемые, объясняя свои мотивы, указывали последовательно следующее: Немцов был оппозиционером, который готовил «какой-то марш» и поддерживал Украину,
  • в-третьих, находился «на содержании у Обамы»,
  • в-четвертых, ругался на лидера России.


Как, где и каким образом все эти действия производились, допрашиваемые не поясняют, очевидно потому, что, скорее всего, стали объектом пропагандистской обработки.


Однако подобные путаные объяснения дают основания для новых вопросов.


  • Кто внушил этим людям подобные мысли?
  • Кто поставил «на заказ» тендер с фамилиями, которые не соответствуют чеченской повестке дня?
  • Что известно бывшему замначальника ФСО и нынешнему командующему внутренними войсками России генералу Золотову, чьи подчиненные предположительно ездили на «стрелку» в Джалку, а он сам очень долго не отвечал на запрос СК об их статусе?
  • Почему ФСО России не предоставила записи с видеокамер, которыми утыкана Красная площадь и стены Кремля, и следствию приходится рассчитывать только на одно видео, снятое камерой ТВЦ (муниципальная камера на мосту оказалась повернута в небо)?
  • И, наконец, почему даже глава СКР не дает допросить замкомандира батальона ВВ России Руслана Геремеева? (Который, кстати, не только вернулся в Чечню, но уже и высказывается по поводу убийства Бориса Немцова в том смысле, что Дадаев его не мог совершить, поскольку находился все время с ним, Геремеевым, и выполнял задачи по охране мифических высокопоставленных сотрудников администрации Чечни.)


Ну так пусть скажет это официально, тем более что единственное (по данным «Росбалта»), что вызывает у Геремеева недоумение, так это присутствие в Москве Шаванова. То есть генеральная версия защиты: убивал мертвый Шаванов, а заказчик — недосягаемый водитель Мухутдинов, — нашла свое зримое подтверждение.


Ссылки

Источник публикации