Как убивали начпрода

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Как убивали начпрода Жадность с оскалом смерти. На Дальнем Востоке оглашен приговор по делу об убийстве начальника продовольственной службы ДВО полковника Сергея Смотрова и его заместителя подполковника Николая Доронина. Более сложных уголовных дел в военной прокуратуре округа еще не было. Раскрытие преступлений, предварительное следствие и судебный процесс заняли долгих шесть лет.

" "НАЧАЛЬНИК продовольственной службы ДВО полковник Сергей Смотров погиб 20 октября 1998 года. Его смерть вызвала большой общественный резонанс. Никто не сомневался в заказном характере убийства. Прежде всего бросалась в глаза классическая схема преступления: убийца поджидал свою жертву в подъезде поздним вечером. Офицер получил семь огнестрельных ранений. Киллер оставил рядом с жертвой пистолет. Первоначально уголовное дело об убийстве начпрода расследовала прокуратура города Хабаровска. Однако ввиду неординарности преступления в состав следственной группы вошли и профессионалы из военной прокуратуры ДВО. Необходимо было определить мотив преступления. Возможно, причина убийства крылась в служебной деятельности погибшего. Большую помощь следствию оказало командование ДВО. Опрос сослуживцев позволил определить круг лиц, которые могли желать смерти начальнику продовольственной службы округа. Именно тогда в поле зрения следователей и попал начальник 220-й продовольственной базы капитан Зенин. Во время внеплановой проверки на подчиненном ему складе выявилась крупная недостача. Может, он «заметал следы»? Однако дальнейшие оперативные мероприятия показали – капитан здесь ни при чем. Уголовное дело на недобросовестного тыловика выделили в отдельное производство, впоследствии он был осужден за хищение. Впрочем, разработка данной версии принесла не только разочарование, но и одну важную улику, которая позволила определить нового подозреваемого. СТАРШИЙ офицер отдела планирования и обеспечения продовольственной службы ДВО майор Геннадий Барсуков вот почему привлек к себе внимание следователей. Он являлся одним из главных свидетелей служебной деятельности полковника Сергея Смотрова, давал показания охотно. Со временем прокурорские работники заметили, что Барсуков часто путается, а иногда и намеренно искажает факты. Но главный камень в огород майора прилетел после обыска в кабинете начальника 220-й продовольственной базы. В его бумагах был найден рапорт начальника отдела планирования и обеспечения подполковника Николая Доронина на имя начальника продовольственной службы ДВО полковника Сергея Смотрова, в котором офицер открыто обвинял Барсукова в покровительстве нескольким частным фирмам, осуществлявшим заготовку сельскохозяйственной продукции для округа. Обратиться за подробностями к Николаю Доронину следователи военной прокуратуры не могли. 1 февраля 1999 года жена офицера подала заявление о розыске пропавшего мужа в Кировский районный отдел внутренних дел города Хабаровска. Следователи окружной прокуратуры стали придерживаться версии второго заказного убийства. Офицер работал в управлении тыла округа и мог оказаться очередной мишенью неведомого киллера. Тем более после убийства Смотрова офицер исполнял обязанности начальника продовольственной службы ДВО. Большую помощь в разработке подозреваемого оказали представители городской прокуратуры, управления ФСБ по ДВО, РУБОП по Хабаровскому краю. Началась новая серия проверок. Параллельно проводились разного рода технические мероприятия. В частности, суд санкционировал прослушивание телефона Барсукова. Благодаря «прослушке» следователи не только убедились в объективности своих подозрений, но и определили круг общения Барсукова, получили многие доказательства. Хорошим подспорьем в сборе доказательств оказалась и слежка. Чем больше следователи военной прокуратуры ДВО раскручивали это дело, тем больше удивлялись интеллекту и изобретательности подозреваемого. За несколько лет службы в должности старшего офицера он сумел не только хорошо изучить особенности работы отдела планирования и обеспечения продовольственной службы округа, но и построить собственную схему совершения финансовых афер. Проворачивать различного рода махинации ему помогали жители города Комсомольска-на-Амуре Олег Гусев и Олег Соболев. Вскоре вышли и на Евгения Минаева и Александра Мальцева. Преступники называли свою группу по разному: «организация» или просто «мафия». Вскоре уголовное дело разрослось до восьмидесяти четырех томов, каждый из которых включал до трехсот листов доказательств. Законодательная база позволяла проводить среди нескольких потенциальных поставщиков продукции торги и выбирать наиболее оптимальных с точки зрения качества и цен партнеров. Главное требование – сделать цены ниже средних по региону. Теоретически от торгов должна была выиграть и армия, и сами поставщики, но не всегда получалось так. Несовершенство механизма ценообразования заключалось в том, что государство не указало точных потолочных закупочных цен, меж тем разница между оптовыми ценами и средними (потребительскими) может отличаться в несколько раз. Следовательно, появилась возможность варьировать закупки в довольно широком ценовом коридоре. Этим и пользовался старший офицер отдела планирования и обеспечения продовольственной службы ДВО майор Геннадий Барсуков. Согласно своим должностным обязанностям офицер организовывал обеспечение войск продуктами сезонной заготовки: картофелем и овощами. Он занимался оформлением договоров, лично проверял документы, представленные поставщиками или воинскими частями для оплаты сельскохозяйственной продукции, делал по ним заключения и сдавал в финансовое отделение службы для оплаты. Более того, он консультировал комиссии при принятии решений по допуску к поставкам конкретных производителей, помогал готовить проекты решений конкурсных комиссий и принимал участие в определении очередности выплат за поставленную в войска округа продукцию. Словом, Барсуков мог оказывать влияние на результаты, а это, как оказалось, широкое поле махинаций. Офицер решил не пачкаться взятками, можно было обогатиться за счет внедрения собственной методики выкачивания денег из государства. Он создал, оформил на подставных лиц и вывел в число победителей на торгах несколько организаций. Далее военнослужащий организовывал неофициальную закупку сельскохозяйственной продукции у производителей по ценам, близким к себестоимости, а поставки оформлял от своих фирм по ценам, максимально приближенным к среднестатистическим. Разница в суммах получалась огромная. Пробелы в законодательстве, инертность, некомпетентность и попустительство государственных структур, недостаточный контроль со стороны руководства продовольственной службы и управления тыла округа привели к тому, что на личные счета ушли огромные суммы из госказны. Вскоре Барсуков довел схему преступлений до совершенства, в результате злоупотреблений получил незаконную прибыль в размере почти 6,5 миллиона рублей. По всему было видно, что Барсуков припал к своей кормушке очень крепко. В 1998 году из-за чрезмерной жадности офицера закупка овощей для нужд ДВО была поставлена под срыв. На махинации своего подчиненного обратил внимание начальник отдела планирования и обеспечения продовольственной службы ДВО подполковник Николай Доронин. Между двумя офицерами стал разгораться жесткий конфликт. Доронин подал рапорт на имя начальника продуктовой службы ДВО полковника Сергея Смотрова. В данном документе офицер изложил свои подозрения и предложил отстранить Барсукова от исполнения служебных обязанностей. Мошенник пытался переломить ситуацию в свою пользу всеми способами. Как следует из аудиозаписей телефонных разговоров, он принял решение о физическом устранении не сразу. И дело было не только в возможном разоблачении группы. Барсуков говорил, что со «своим характером, своим размахом и своими возможностями» он «не мог уже довольствоваться ролью, которую ему отвели в продовольственной службе ДВО». Офицер стремился занять должность, позволяющую не только фактически, но и по должности распределять денежные средства, идущие для оплаты поставщикам. Приняв решение, преступник перестал колебаться… МАЙОР Барсуков был задержан 10 апреля 1999 года. Другой на месте преступника ударился бы в панику, однако нервы организатора преступной группы казались железными. Барсуков продолжал полностью отрицать вину и оказывал всяческое противодействие работникам юстиции. Однако его подвели другие члены преступной группы. Большинство из «мафиози» дали довольно полные и очень важные для следствия и гособвинения признательные показания. В немаловажной степени именно благодаря точному описанию преступлений следователи военной прокуратуры ДВО смогли в дальнейшем доказать два заказных убийства. Барсуков приказал устранить сначала Смотрова, а лишь затем Доронина – слишком многие люди знали о конфликте подчиненного с непосредственным начальником. Таким образом заказчик решил отвести от себя возможные подозрения, а заодно и запугать неуступчивого офицера. Убийство было тщательно спланировано, работа нашлась всем членам преступной группы. При этом Барсуков обеспечил себе хорошее алиби. Гусев отследил момент отъезда жертвы и сообщил об этом по телефону подельщикам. Соболев направил Минаева в подъезд, отогнал машину, дождался убийцу в квартале от места совершения преступления, а затем отвез его в город Комсомольск-на-Амуре. За совершенное убийство Барсуков заплатил почти треть миллиона - по 100 тысяч рублей на брата. Однако настоящим откровением для военных следователей стало описание ликвидации подполковника Николая Доронина. Как выяснилось, ко второму убийству преступники готовились еще тщательней. Барсуков поставил одно условие. Он потребовал совершить убийство таким образом, чтобы труп впоследствии найти не удалось. Таким образом, заказчик решил поставить перед следствием практически непреодолимый барьер: нет тела - нет убийства. Преступники изучили маршрут следования военнослужащего из штаба округа домой, выбрали место для засады. Вечером 29 января 1999 года наемники переоделись в форму работников правоохранительных органов и спрятались за углом жилого дома. Они дождались появления офицера, удостоверились в отсутствии возможных свидетелей и совершили неожиданное нападение. Затем вывезли тело за город и утопили в реке. БЕЗУСЛОВНО, поиск тела стал одной из главных задач следствия. Водолазы Дальневосточного спасательного отряда осматривали дно протоки дважды – весной и летом 1999 года. Однако поиски сколь значимых результатов не принесли – труп не обнаружили. Следствие стало строить доказательную базу по заказному убийству подполковника Николая Доронина на основе признательных показаний преступников. Более того, ввиду отсутствия трупа следствие пошло на достаточно редкий и неординарный шаг. Работники военной прокуратуры ДВО обратились с заявлением в Центральный районный суд города Хабаровска. Совокупность признательных показаний не вызывала сомнений в смерти военнослужащего. Суд рассмотрел представленные доказательства и признал Доронина умершим. Таким образом, отсутствие тела перестало иметь для следствия решающее значение. Однако вскоре подозреваемые изменили первоначальные показания и стали полностью отрицать свою вину. Поворот на сто восемьдесят градусов они стали аргументировать довольно стандартными в таких случаях формулировками – давлением со стороны представителей правоохранительных органов и военной юстиции. Максимальный срок содержания под стражей составляет двадцать четыре месяца, а потому подследственные всячески старались оттянуть время. 10 апреля 2001 года они могли оказаться на свободе. Конечно, следствие продолжалось бы и дальше. Но, зная, какой длинный хвост преступлений тянется за мошенниками и убийцами, можно не сомневаться – виновных пришлось бы искать долго и упорно. Об этом представители военной юстиции говорят сейчас без обиняков. Однако следователи сумели довести свою работу до логического конца раньше. Обвинительное заключение представили на утверждение военному прокурору ДВО, затем все документы были переданы в окружной военный суд. Таким образом, последние надежды об освобождении рухнули у подследственных всего за четыре дня до окончания максимального срока содержания под стражей. КАК только уголовное дело оказалось в военном суде, центральные персонажи нашей истории заявили ходатайство о повторном ознакомлении с документами. Они объявили, что во время следствия не смогли ознакомиться со всеми материалами. Естественно, суд пошел навстречу и предоставил требуемую возможность. В результате всех перипетий судебное заседание началось со значительной задержкой – 20 мая 2002 года. Впрочем, ходатайств оказалось предостаточно и дальше. Один только Барсуков обещал заявить до полутора тысяч и свое обещание во многом сдержал. Процесс вел один из наиболее компетентных и подготовленных военных судей в округе. Он досконально изучил материалы уголовного дела и дал отчетливо понять – лишних проволочек не будет. Подельщики старались оттянуть приговор официальными методами. По разным причинам заменялись адвокаты, давались отводы народным заседателям, государственным обвинителям, всему составу суда и т.д. Впрочем, были и объективные сложности. По уголовному делу проходили более трехсот свидетелей. За несколько лет они разъехались по всей стране, некоторые даже оказались за границей. Приходилось вызывать очевидцев из Санкт-Петербурга, Биробиджана, Комсомольска-на-Амуре и других городов. Многие люди просто не являлись по повестке… Пытаясь хоть как-то отсрочить неумолимый приговор, подсудимые в значительной части изменили свои показания. Гособвинение стало собирать опровергающие доказательства, искать новых свидетелей, но, как бы то ни было, финал был неизбежен. Судья полковник юстиции Владимир Кушев зачитывал приговор объемом в двести тридцать листов на протяжении шести дней. Суд признал Барсукова виновным и приговорил по совокупности совершенных преступлений к 22 годам лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением закупок продукции для государственных нужд, сроком на три года, с лишением воинского звания «майор» и солидным денежным штрафом. Бывшему офицеру продслужбы ДВО назначено отбывание первых 10 лет в тюрьме, а оставшегося срока – в исправительной колонии строгого режима. Суд приговорил к лишению свободы: Минаева - на 16, Соболева - на 12, Мальцева - на 8 лет. Кроме того, были удовлетворены иски на взыскание с преступников крупных денежных сумм. -------------------------------------------------------------------------------- Комментарий военного прокурора ДВО генерал-майора юстиции Юрия НИКОЛЬСКОГО: «Данное уголовное дело представляло сложность на всех этапах: раскрытия, предварительного следствия, рассмотрения в суде, и именно этим обусловлена его длительность. Успешному расследованию способствовало активное взаимодействие с органами военной контрразведки. Многое было уникальным – дело было закончено и направлено в суд за четыре дня до истечения предельного срока содержания обвиняемых под стражей, эпизод убийства Доронина расследован и доказан без обнаружения трупа последнего, был и ряд других моментов. Следует также учитывать и активное противодействие обвиняемых на всех этапах. Особо хочу отметить майора юстиции Н. Погодина (в то время - руководитель следственной группы, следователь по особо важным делам военной прокуратуры ДВО, ныне - военный прокурор Бикинского гарнизона), подполковников юстиции А. Шетилова, И. Лопатина, майора юстиции А. Пастухова (участники следственной группы), а также полковника юстиции Г. Кулешова (бывший заместитель военного прокурора ДВО, ныне - военный прокурор Балтийского флота). Во многом благодаря их профессионализму подсудимые признаны виновными практически в полном объеме представленного им обвинения, получили справедливое, по нашему мнению, наказание». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации