Как украли 5,4 миллиарда рублей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Продолжаем расследование «дела Магнитского»

1283937357-0.jpg Еще до ареста, потом в тюрьме и даже за четыре дня до своей трагической гибели юрист Сергей Магнитский пытался объяснить государству, что из его, государства, бюджета была украдена фантастическая сумма в 5,4 млрд. рублей. Со дня смерти Магнитского минул почти год. Прошли чистки в тюремном ведомстве, возбудили уголовное дело в отношении «неустановленных лиц», которые довели человека до могилы, но НИ ОДИН руководитель правоохранительных органов так и не задался вопросом: а деньги где?

То, что они БЫЛИ украдены, известно — на этот счет есть очень смешной приговор суда. Оцените: виновным в хищении суммы, равной годовому бюджету субъекта Федерации, признан мастер по приему пиломатериалов из Саратовской области. Но ни в обвинительном заключении, которое подписал заместитель генерального прокурора России Виктор Гринь, ни в материалах уголовного дела, ни в приговоре суда нет ни слова о том, чье благосостояние на самом деле стремительно возросло, или хотя бы — где человек столь редкой профессии по фамилии Маркелов, полностью раскаявшийся в содеянном, зарыл кубышку с миллиардами? Ответить на этот вопрос могла бы Федеральная налоговая служба, но, во-первых, она, согласно материалам дела, оказалась в не свойственной для себя роли потерпевшей, а во-вторых, как следует из тех же источников, в налоговой при вскрытии пакета вместо необходимых документов обнаружилась пачка чистых белых листов формата А4.

Событие и место преступления

В конце ноября 2007 года в ИФНС № 25 и № 28 по городу Москве поступили исправленные налоговые декларации трех ООО: «Парфенион», «Махаон» и «Рилэнд», — согласно которым они в совокупности переплатили государству 5,4 млрд рублей. А 21 декабря эти ООО набрались наглости и подали заявления о возврате «излишне уплаченных налогов».

Почему — наглость, поймут те, кто хоть раз что-нибудь пытался вернуть из налоговой, пусть какой завалящий миллион. Потому что это — самолично устроенная катастрофа в виде встречных и камеральных проверок, сверок, раздевания до исподних документов партнеров, партнеров партнеров и партнеров в производной до десятой степени. Длится весь этот кошмар несколько месяцев и иногда заканчивается с обратным знаком — вплоть до возбуждения уголовного дела против наглецов. Так что даже совсем «чистые» компании если на что и претендуют, так это не на деньги, а на будущие взаимозачеты с государством. А тут, блин, — более пяти «ярдов»!

И что? А вот что. 21 декабря — это пятница — заявления легли на столы уже готовящихся к празднованию Нового года налоговиков, а 24-го, в понедельник, было принято по этому поводу самое благожелательное решение, собравшее под собой необходимое количество подписей, на обычное собирание которых может уйти без остатка нервная система целой бухгалтерии.

Кто эти счастливчики? Уголовник, он же пиломастер, Маркелов — владелец некоего ООО «Плутон», который позиционирует себя хозяином ООО «Махаон», «Парфенион» и «Рилэнд». А заявления в налоговую были подписаны им самим и еще двумя номинальными директорами по фамилии Хлебников и Курочкин, чьи таланты в свое время тоже оценивали следствие и суд.

27 (!) декабря деньги из Федерального казначейства уходят в три ООО. А 18 января 2008 года сами компании уходят из московской налоговой — в город Новочеркасск (ИФНС № 13). Но новочеркассцев что-то в присланных бумагах не устроило — и весь пакет документов отсылается обратно в Москву, для устранения недочетов. 4 февраля пакет возвращается, но вместо бумаг с печатями тетки из Новочеркасска обнаруживают кристально чистые листы писчей бумаги — и забывают о том, как забыл бы любой трезвомыслящий человек тот день, когда, допустим, увидел НЛО. Правда, начальник ИФНС № 13 Новочеркасска потом все-таки сел, но по другому случаю…

А деньги, перечисленные нашим щедрым и справедливым государством, упали на счета трех ООО, открытые «Рилэндом» и «Махаоном» 11 декабря 2007 года в Универсальном банке сбережений (75 и 16 млн долларов соответственно), и «Парфенионом» — 13 декабря в Интеркоммерцбанке (139 млн долл.).

Очевидно, предновогоднее помутнение не позволило ИФНС №№ 25 и 28 заметить, что ООО их клиентами стали совсем недавно — в середине сентября, за три месяца до возврата. Незамеченным осталось также и то, что счета в УБС были открыты 11 декабря — за полторы недели до золотого дождя, а все три ООО имеют и другие «живые» счета — в крупнейшем мировом банке HSBC.

Какой же нервный стресс, наверное, испытали сотрудники налоговых инспекций, когда они узнали, что Универсальный банк сбережений 25 июня 2008 года де-факто скоропостижно скончался, а они сами превратились в облапошенных потерпевших, которых обманули самым наглым образом, украв с их помощью 5,4 миллиарда рублей.

ООО или орудия преступления

Что же это за волшебные ООО, обладающие даром гипноза, требования которых налоговая исполняет за один день? До июля 2007 года ООО «Махаон», ООО «Парфенион» и ООО «Рилэнд» принадлежали кипрским офшорным фирмам и находились под управлением фонда Hermitage, они осуществляли сделки с ценными бумагами ряда российских компаний — прежде всего с акциями «Газпрома». Юридическое сопровождение деятельности ООО было поручено Firestone Duncan, в которой работал юрист Сергей Магнитский. (Каким образом три ООО поменяли хозяев — в справке, содержащей выдержки из опроса адвокатов Hermitage)

«Новая» уже неоднократно рассказывала о тех напастях, которые обрушились на эти компании летом 2007 года в виде обысков и выемок (в них принимал активное участие ныне печально известный подполковник Кузнецов) в рамках уголовного дела, никак не связанного с нашими тремя ООО (оно касалось фирмы «Камея», не имеющей к ООО никакого отношения, но обслуживание которой тоже было поручено юрконторе Firestone Duncan).

Однако, как известно, в ходе этих выемок были изъяты уставные и регистрационные документы, а также печати как раз «Парфениона», «Махаона» и «Рилэнда». Все это богатство оказалось в распоряжении следователя ГСУ ГУВД г. Москвы Карпова, что не помешало мастеру по приему пиломатериалов Маркелову В.А. сначала перерегистрировать эти ООО на себя, затем перевести их в другие налоговые инспекции, открыть счета в другом банке, задним числом заключить фиктивные сделки с фиктивными компаниями по продаже акций, «проиграть» арбитражные процессы, признавшие сделки несостоявшимися, и потребовать у налоговых инспекций возврата якобы ранее уплаченных налогов с «несостоявшихся сделок».

О машинерии этой гениальной аферы поговорим в следующих сериях, а пока обратим внимание вот на что. Реальные владельцы ООО, ставших орудием преступления, обращались к следователю Карпову с прось-бой вернуть печати и уставные документы компаний, но получали отказ. А о том, что их компании участвуют в каких-то судах, узнали случайно, когда что-то перепутавшая секретарша Санкт-Петербургского арбитража прислала копии исковых заявлений на миллионы долларов не по «маркеловским» адресам ООО, а по старым — «эрмитажевским». Это случилось в сентябре 2007 года. Так Hermitage и стало известно о краже компаний. Зачем это было нужно, никто тогда не понял, — разбираться было поручено юристу Магнитскому, который к ноябрю 2007 года выяснил, кто стоит за преступлением, и предположил: с помощью украденных компаний, их уставных документов и печатей пытаются похитить безумную сумму бюджетных денег.

Заявление о преступлении

Заявление о преступлении в правоохранительные органы написали вовсе не потерпевшие ИФНС №№ 25 и 28, а фонд Hermitage и банк HSBC. Это случилось 3 декабря 2007 года — за 20 дней до хищения миллиардов. На основании сведений, собранных Магнитским и другими адвокатами, 250-страничный документ ушел в: Генеральную прокуратуру, Следственный комитет и МВД. Забегая вперед, сообщим: один из адвокатов, проводивших расследование, — Магнитский — как известно, погиб, в отношении большинства остальных были возбуждены уголовные дела — и от тюремной камеры их спасла лишь эмиграция.

Генпрокуратура отреагировала достаточно быстро, но своеобразно. 10 декабря заявление было спущено в московскую прокуратуру, откуда 14-го — в ГСУ ГУВД, а оттуда, насколько известно «Новой», переправлено… все тому же следователю Карпову. Следователь очнулся только после Нового года, вызвав адвоката в качестве свидетеля, что — бред.

По словам бывшего следователя, судьи, адвоката, а ныне безработного эмигранта Хайретдинова, для следователя заявление о преступлении не стало сюрпризом. Еще 29 ноября Хайретдинов, представляющий интересы клиента фонда Hermitage, заявил Карпову в частной беседе о том, что готовится хищение. Как говорит Хайретдинов, следователь взбледнул с лица.

Но все не получило дальнейшего развития вплоть до 5 февраля 2008 года, когда зашевелился СКП, — и следователь Рассохов возбудил-таки уголовное дело № 374015. И тут — какая неприятность! — надо же такому случиться, что как раз 4 февраля со счетов Универсального банка сбережений ушли последние из похищенных денег…

Как-то на этой стадии уже перестаешь верить в финансовые и гипнотические таланты мастера по пиломатериалам Маркелова, которому удалось скоординировать действия МВД, СКП, Генпрокуратуры, налоговых, а до того — судов…

Расследование

Две недели возбужденное дело о краже безумных денег валяется в СКП без движения и только 18 февраля отправляется в руки, очевидно, лучшего следователя страны по экономическим преступлениям такого масштаба. А именно: в заштатную прокуратуру ЮАО Москвы — младшему советнику юстиции Гордиевскому. (Тут напомним, что в итоге обвинительное заключение подписывает не кто-нибудь, а зам-генпрокурора Гринь, хотя по уровню следствия мог бы и межрайонный прокурор.)

Никто не спешит вызывать руководителей ИФНС № № 25 и 28, искать Маркелова и компанию его уголовных директоров, чтобы узнать судьбу денег, — на допрос приглашают юриста Магнитского. И Магнитский рассказал под протокол: какова схема хищения, кто украл деньги, кто из сотрудников милиции в том помогал. Однако следователь Гордиевский с этими предположениями не согласился — и включил все того же Кузнецова в состав оперативной группы сопровождения предварительного следствия, а в отдельное производство выделил уголовные дела в отношении адвокатов Hermitage, как раз и подававших заявление о преступлении.

Из протокола опроса адвоката Хайретдинова:

«О том, что мне 26 февраля 2009 года предъявлено обвинение (заочно), защитник, представляющий мои интересы, узнал лишь спустя несколько месяцев, летом 2009 года. <…> Мне также известно, что следователь Гордиевский С.Е. вынес незаконное и необоснованное постановление об объявлении меня в розыск. Является показательным моментом, что розыск и задержание (!) адвоката Хайретдинова Э.М. Гордиевский С.Е. поручил тем же, вышеупомянутым сотрудникам УНП ГУВД Москвы (то есть Кузнецову. — Ред.). С <…> момента принятия к своему производству уголовного дела № 374015 <…> следователь не предпринял никаких действий по его расследованию <…>; он не принял никаких мер по моему ходатайству от 26 марта 2008 года <…>. В ходатайстве сообщались сведения, используя которые Гордиевский С.Е. получал возможность установить и задержать разыскиваемых им мошенников Курочкина и Маркелова; <…> он не принял никаких мер по моему ходатайству от 11 апреля 2008 года <…>, в котором сообщались сведения о действиях неизвестных лиц по уничтожению доказательств по уголовному делу № 374015 <…>;

11 июня 2008 года следователь Гордиевский С.Е. при содействии своих руководителей Якимович Н.А. и Лазуткина С.Н. освободил от уголовного преследования по реабилитирующим основаниям ранее судимого и находящегося в розыске Маркелова В.А., который через несколько месяцев после этого явился к следователю СК при МВД РФ Сильченко О.Ф. с заявлением о явке с повинной в совершении преступления (мошенничества с использованием обществ «Махаон», «Рилэнд» и «Парфенион»), в котором Гордиевский С.Е. и его руководители либо по халатности, либо по причине прямой заинтересованности не захотели увидеть очевидный состав преступления».

Вот такое предварительное следствие, один итог которого известен: в тюрьме оказался Магнитский. Но мало кому известно, чем закончилось само уголовное дело № 374015.

А закончилось оно тем, что уже не подозреваемый и кристальной чистоты человек Маркелов летом 2008 года специально приехал из Киева к следователю МВД Сильченко, чтобы написать явку с повинной и в итоге получить 5 лет общего режима. Нелогичной подобная странность выглядит только на первый взгляд, но об этом — в следующей серии. А пока о самом финансовом гении.

Преступник

Гением оказался, как уже было сказано, мастер по приему пиломатериалов из ДОЗ № 160 Саратовской области гражданин Маркелов, 1967 года рождения, судимый за убийство по неосторожности, привлекавшийся еще и за похищение человека, но отпущенный из СИЗО до суда при странных обстоятельствах. Именно он, человек с неуверенным высшим образованием, оказался тем самым самородком, что придумал головокружительную финансово-правовую схему, пользовался серьезным авторитетом в арбитражных судах Санкт-Петербурга, Москвы и Казани, что принимали решения в его пользу при отсутствии оригиналов документов, и который смог «ввести в заблуждение» две московские налоговые инспекции.

16 апреля 2009 года ему было предъявлено обвинение. Потом ему сообщили, что ошиблись — он ни в чем не виноват. Но Маркелова мучила совесть — ну запутался человек… В итоге приехал из-за границы, признал свою вину, раскаялся, попросил суд судить его особым порядком — то есть без выяснения обстоятельств дела, что и случилось. В итоге за кражу 5,4 млрд рублей гражданин Маркелов 28 апреля 2009 года получил 5 лет общего режима (для сравнения: всем теперь известной матери четырех детей и беременной на 8-м месяце Юлии Кругловой, обвиняемой по той же 159-й статье УК РФ за якобы присвоенные 16 миллионов рублей, прокурор просил дать 7 лет). Причем при вынесении приговора ни прокурору, ни Тверскому суду Москвы было как бы неизвестно, что Маркелов в тот момент находился в розыске за гоп-стоп (заметим в скобках, что последнее обстоятельство не мешало ему пересекать границу РФ). Мало того, поскольку похитителю 5,4 млрд. рублей НИКТО не предъявил никаких материальных претензий: ни «пострадавшие» налоговые, ни в целом государство, — суд не назначил Маркелову даже штрафа. То есть, спер пять «ярдов», ну и молодец: выйдешь на свободу — пригодятся.

В обвинительном заключении, подписанном замом генерального прокурора, правда, еще значатся и подельники — под кодовым и привычном слуху наименованием «иные неустановленные лица». Наверное, именно к ним должны были предъявить все претензии финансового порядка… Но как, с другой стороны, можно было «не установить» хотя бы Хлебникова с Курочкиным, чьи подписи стоят под липовыми требованиями о возврате налогов, — загадка…

Потерпевшие

Потерпевшие, в лице двух налоговых инспекций, судя по всему, находились в столь глубоком шоке, что не смогли настоять на поиске денег, а лишь рассказывали, как все правильно сделали, как проверяли мошенников, а те оказались умнее…

Из приговора Тверского районного суда: «Руководители инспекций ФНС № 28 и № 25 по г. Москве, не осведомленные о преступных действиях и замысле группы, введенные в заблуждение относительно истинности и подлинности изготовленных и представленных… подложных документов, приняли решение о возврате сумм, якобы, подлежащих возмещению». Еще: «Уполномоченные должностные лица инспекций… не осведомленные о преступных действиях… проверили обоснованность сумм налога… при проведении камеральных проверок…» И еще: «В ходе проведения камеральных проверок Маркелов В. А. и неустановленные лица, путем обмана, ввели в заблуждение уполномоченных должностных лиц инспекций… представив… изготовленные ими… подложные договора поставки акций ОАО «Газпром».

Наивных и доверчивых налоговиков (но не руководителей) все же допрашивали (Жемчужников, Цыбай, Дубровская). Однако показания потерпевших из двух разных инспекций почему-то иногда совпадают дословно — до пунктуационных ошибок. Из этих показаний следует: все было сделано по закону.

А именно. Во-первых, проверили контрагентов трех ООО по договорам: «Были сделаны запросы в инспекции по месту регистрации контрагентов». И другие инспекции якобы подтвердили, что фирмы-пустышки, с которыми якобы заключались договоры, действительно существовали и якобы предоставляли не нулевую отчетность. Но это — неправда, поскольку, исходя из имеющейся в распоряжении «Новой» отчетности, подданной контрагентами в Госкомстат и налоговые органы, они как раз предоставляли «нулевки» и никакой дебиторской задолженности не показывали.

Во-вторых. Потерпевшие утверждают, что делали запросы в банки — «затребованы сведения о движении средств по расчетным счетам и ценных бумаг за 2005—2007 годы». Странно, но до декабря 2007 года счета ООО «Махаон», «Парфенион», «Рилэнд» находились в HSBC, а этот банк утверждает, что к нему никаких запросов не поступало. Или спрашивали только у банка УБС, который зарегистрирован в той же налоговой?

В-третьих, налоговые утверждают: были отправлены письма в ГУВД, чтобы сотрудники милиции провели опрос руководителей трех ООО и их контрагентов. И вроде бы из ГУВД были получены подтверждающие материалы — все чисто. Вопрос: кого и как опрашивали сотрудники ГУВД, если еще 14 декабря у них было заявление о преступлении от Hermitage и НSBC, спущенное из Московской городской прокуратуры, со всем раскладом по предстоящему мошенничеству?

В-четвертых, инспекции уверяют, что проверяли сами договоры, неисполнение которых и привело к образованию излишне уплаченных налогов. Очень интересно, как это было сделано. Если бы инспекторы обратились к базе данных ЕГРЮЛ и уставным документам, которые хранятся у них же, то моментально убедились бы в фиктивном характере договоров. На договорах — не те регистрационные адреса фирм, не те данные о банковских счетов, часть договоров подписана несуществующим лицом по поддельному паспорту, а другие — человеком, который стал руководителем фирмы-пустышки только через два года после того, как подписал эти документы.

Кстати, на месте судьи Тверского суда Подопригорова многие юристы — просто ради любопытства — задались бы вопросом: а с чего это две потерпевшие налоговые инспекции принимали решения о возврате беспрецедентной суммы денег трем разным ООО так, будто в полном составе занимаются синхронным плаванием? (Да, а как это не пришло в голову заму генпрокурора?) 24 декабря обе две принимают решение о возврате, мало того, делают это столь стремительно, что даже не стали дожидаться, когда вступят в законную силу судебные решения по фиктивным договорам, на основе которых и были поданы заявления.

Интересно еще вот что: а существует ли некий внутренний регламент, согласно которому решение о возврате больших сумм излишне уплаченных налогов принимается не местными налоговыми, что называется, в одно лицо, а исключительно по согласованию с руководством ФНС? Эксперты уверяют: никакому главе ИФНС и в страшном сне не приснится, что он подписал возврат даже на миллион, не поставив о том в известность начальство. Мы спросили об этом ФНС. Ответа нет уж как-то очень долго, несмотря на то, что руководство федерального органа с тех времен сменилось, а зам начальника Шевцова Т.В., отвечавшая тогда, согласно распределению обязанностей, за эту деятельность, ныне трудится в Министерстве обороны.

И?

Ныне мастер по приему пиломатериалов Маркелов сидит и, сидючи, ухитряется вести 21 арбитражный процесс в трех субъектах Федерации против Hermitage, чтобы не отдать ООО «Махаон», ООО «Парфенион» и ООО «Рилэнд». Зачем это тем, кто стоит за дровосеком Маркеловым, понятно: никто не хочет, чтобы был отслежен дальнейший путь денег — из банков УБС и Интеркоммерц.

Но ведь следствию не обязательно получать права на владения тремя ООО, чтобы выяснить имена благоприобретателей миллиардов, — достаточно запросить ЦБ или Финмониторинг. Не так ли? Только почему-то этого до сих пор никто не сделал…

СправкаИз протокола опроса адвоката Хайретдинова:

«15 июня 2007 года, точнее, этой датой, мошенники изготовили поддельное решение несуществующего в природе третейского суда при несуществующем ООО «Детокс» в г. Казани. Решением этого «суда» якобы удовлетворены требования казанского ООО «Плутон» к кипрским компаниям Kone и Glendora, являющимся единственными участниками (владельцами) обществ «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион», о признании права на 100% долей этих обществ. К исковому заявлению приложена ксерокопия фиктивного «соглашения об отступном», по которому якобы кипрские компании «задолжали» один миллион рублей обществу «Плутон», которое, как позже выяснилось, не вело никакой хозяйственной деятельности, а единственным его участником и одновременно генеральным директором числился ранее многократно привлекавшийся к уголовной ответственности Маркелов В.А. В действительности Kone и Glendora никогда не заключали никаких соглашений с ООО «Плутон», соответственно никаких долгов у этих иностранных компаний перед ООО «Плутон» образоваться не могло. По этому сфальсифицированному «соглашению об отступном» кипрские компании якобы «согласились» в возмещение долга отдать в пользу ООО «Плутон» 100% долей обществ «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион». От имени кипрских компаний по поддельным доверенностям выступал некто Попов В.Д. из Красноярска, которого в марте 2008 года Маркелов В.А., следователь Будило Н.Н. и адвокат Николаев Ю.Н., используя поддельные документы, заменят на умершего Гасанова О.Г. — для внедрения новой версии прикрытия преступников.

Затем, второго июля 2007 года, участники мошеннической схемы, используя поддельные доверенности от кипрских компаний Kone и Glendora, представляя фактически одновременно обе стороны процесса, инсценировали оспаривание в Арбитражном суде Республики Татарстан свое же соглашение о фиктивном отступном. От ответчика по этому спору — ООО «Плутон», мошенники подали встречный иск. В действительности эта манипуляция с судебными решениями была совершена для легализации фиктивного решения фиктивного третейского суда, которое по рейдерской схеме было нужно «пропустить» через решение арбитражного суда. origindate::30.07.2007 г. арбитражный суд постановил выдать ООО «Плутон» исполнительные листы, которыми незаконно признавалось право собственности этого общества на общества «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион».

С этого момента фиктивное решение третейского суда, утвердившее фиктивное соглашение «об отступном», обрело законную силу. В тот же день генеральный директор ООО «Плутон» Маркелов В.А. получил нужные мошенникам исполнительные листы, о чем имеется его расписка в материалах арбитражного дела. После этого, на основании полученных подложных документов, мошенники внесли изменения в ЕГРЮЛ о замене единственных участников обществ — кипрских компаний, на казанскую «пустышку» ООО «Плутон», а законных директоров Пола Ренча и Мартина Уилсона на подставных Маркелова, Курочкина и Хлебникова. По ряду признаков было видно, что рейдеры, фабрикуя документы для внесения ложных сведений в ЕГРЮЛ, а также фабрикуя многочисленные иски в Арбитражный суд Санкт-Петербурга, располагали документами и сведениями, содержащимися в документах, изъятых 04 июня 2007 года при обыске в компании «Файерстоун Данкен».

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::08.09.10