Как это делается

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как это делается. Башкирский сбой

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::09.12.2003

Муртаза Рахимов больше не хозяин в своей республике

Дарья Гусева, Иван Сухов, Уфа--Москва

Converted 15697.jpg

В понедельник в половине второго по местному времени глава избирательной комиссии Башкирии Барый Кинзягулов подвел «окончательные предварительные итоги» выборов президента. Республику ожидает второй тур, в котором должны будут сойтись двое сильнейших участников президентской гонки. Скорее всего сражаться предстоит действующему башкирскому президенту Муртазе Рахимову (около 43% голосов в первом туре) против члена совета директоров Межпромбанка Сергея Веремеенко (примерно 25%). Третьим в первом туре финишировал сенатор Ралиф Сафин, хотя еще в середине дня, до того как в избиркоме получили протоколы с последних ста участков, некоторые наблюдатели предполагали, что он может поменяться местами с г-ном Веремеенко. В штабе Ралифа Сафина также считают, что «процесс еще не закончен» и имя второго претендента можно будет назвать только после того, как избирком окончательно оформит итоги голосования 7 декабря. Г-н Веремеенко более самоуверен: он уже объявил публично, что рассчитывает на победу во втором туре. Муртаза Рахимов с журналистами не общался, но его предвыборный штаб, не выспавшийся и заметно деморализованный, уже начал готовиться ко второй попытке. По башкирскому кодексу о выборах она состоится ровно через две недели, 21 декабря.

Второй круг предвыборной гонки для главы республики будет сложнее, чем первый: даже будучи абсолютным хозяином положения, он не смог набрать нужного числа голосов. Прежде такого не случалось: в обеих предыдущих кампаниях г-н Рахимов выигрывал с первого раза, и нынешняя ситуация для него явно неприятный сюрприз. Социологические замеры, которые рахимовский штаб проводил 7 декабря на выходе с избирательных участков по всей республике после их закрытия, давали ему 51%. Учитывая обычную социологическую погрешность, штабные технологи даже устроили между собой тотализатор -- в основном ставили на 53--54%. К четырем утра в понедельник успели открыть первое шампанское -- после обсчета пятой части бюллетеней клиент набирал уверенные 52,9%. Но в итоге проиграли даже те, кто прогнозировал скромные 49%: к десяти часам утра (90% бюллетеней) рейтинг г-на Рахимова «сдулся» до 43% и к обеду еще немного упал. Глава республиканского избиркома Барый Кинзягулов, тоже явно расстроенный очевидным рахимовским провалом, оттягивал свою итоговую пресс-конференцию до середины дня, а когда наконец решился выступить перед журналистами, вздохнул пессимистически: «Мы уже готовы ко всему».

Предварительный подсчет голосов занял неимоверно много времени и проходил со странностями, внятно объяснить которые не может ни один из участников избирательного процесса. Первые урны с бюллетенями удалось вскрыть примерно через два часа после закрытия участков: наблюдатели различных кандидатов долго и с участием прокуратуры спорили с комиссиями о различных формальностях. После начала подсчета на несколько часов зависла система «ГАС-Выборы» -- данные просто не поступали ни на мониторы для журналистов, ни в Москву. Сотрудники избиркома объяснили это чисто техническим сбоем, политические противники -- замаскированной попыткой заново «пересчитать» несколько неудобных участков. Устранить «сбой» удалось, но, видимо, не до конца: до середины ночи система исправно транслировала проценты голосов, собранные кандидатами, давно снявшими свои кандидатуры. Все это сопровождалось время от времени истерическими сообщениями об отключении света и минировании в помещениях комиссий.

Большинство эпизодов, к счастью, так и не подтвердилось. Г-н Кинзягулов считает, что ночь подсчета прошла относительно спокойно, а электронное оборудование, по его мнению, в этот раз вело себя куда более покладисто, чем полгода назад на выборах в республиканский парламент. Хотя и в этот раз на пяти участках из 22, оборудованных электронными «урнами» для голосования, пришлось провести ручной пересчет. На качестве данных это никак не отразилось, убежден глава комиссии. Нарушения же хоть и были, но не очень существенные.

Сторонники лидеров гонки придерживаются на этот счет иного мнения. В штабе Муртазы Рахимова говорят, что по целому ряду эпизодов еще предстоит разобраться. На нескольких участках, к примеру, нашлись бюллетени, из которых фамилию Рахимова кто-то вообще вычеркнул. А протокол территориальной комиссии Калининского района Уфы якобы вообще был похищен представителем Сергея Веремеенко, который затем скрылся с документом в руках, что и помешало вовремя досчитать голоса.

Сам Сергей Веремеенко называет виновниками задержек нескольких «участковых» председателей, которые ночью пропадали вместе с бюллетенями по пути от участка в территориальную комиссию. Всех их, впрочем, удалось вернуть, поясняет кандидат. Всего в день голосования и при подсчете его юристы насчитали больше 200 нарушений законодательства, и по самым вопиющим случаям уже готовы обращения в прокуратуру. Уголовное дело возбуждено пока только одно -- по факту изготовления 200 тысяч фальшивых бюллетеней, случайно найденных оппозиционерами за три дня до выборов. Кстати, расследовать его, по словам г-на Веремеенко, будет Генпрокуратура России.

В избиркоме, несмотря на многочисленные скандальные нюансы, полагают, что оснований для полной отмены итогов первого тура нет: «Даже если суд признает недействительным голосование на 10--20 участках, о полной отмене речь скорее всего не зайдет». Но даже без судов борьба обещает быть сложной и захватывающей, даже несмотря на нынешнюю почти двукратную «весовую» разницу между кандидатами.

Из сугубо местной политической проблемы выборы в Башкирии совершенно очевидно превратились в индикатор стремительно меняющейся конфигурации групп влияния на самом высоком уровне власти. Дело в том, что Сергей Веремеенко еще задолго до первого голосования фактически позиционировал себя как кандидат «питерских чекистов». Рахимовские сторонники отнюдь не склонны считать это политическим блефом: источники газеты «Время новостей» в башкирской администрации полагают, что г-н Веремеенко действительно пользуется поддержкой заместителей главы кремлевской администрации Виктора Иванова и Игоря Сечина. Ряд московских экспертов также рассматривают Башкирию как один из регионов, в которых это кремлевское «крыло» активно вмешивается в местную политику.

До завершения первого тура участие кремлевских силовиков, похоже, не слишком пугало команду г-на Рахимова. Сторонники президента были уверены, что их босс заручился надежной поддержкой самого Владимира Путина и части его администрации. Сигналы поддержки действительно налицо -- центр выразил ее не только языком плакатов, на которых российский и башкирский президенты мирно строят общие планы на будущее. В последние месяцы перед выборами в Башкирии побывали глава «Единой России» Борис Грызлов и полпред президента в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко. Весьма натянутые взаимоотношения полпреда с башкирским лидером не помешали ему на сей раз признать, что регион является одним из стабильно развивающихся. Г-н Грызлов в свою очередь подтвердил, что г-н Рахимов остается бесспорным лидером республиканской «Единой России», от которой ждут хорошего результата на парламентских выборах. Еще несколько очков в свою пользу Рахимов привез из осеннего путинского визита в Малайзию. После этого даже была прекращена прокурорская проверка, которую проводили в местном МВД: оппозиционеры уже рассчитывали, что ее результатом станет как минимум увольнение министра Рафаэля Диваева. В общем, амбиции Сергея Веремеенко официальная Уфа воспринимала с неким спокойным высокомерием. Но теперь поводов для него явно поубавилось: в критическую ночь Кремль так и не помог г-ну Рахимову. А свою задачу по поддержке единороссов г-н Рахимов, между прочим, уже выполнил.

Зато Сергей Веремеенко не исключает, что теперь эта партия может поддержать его. О поддержке Кремля кандидат пока говорит так: «Если бы моего участия в выборах там не хотели, мне бы об этом сказали». Его уверенность вкупе с явным успехом первого тура уже внушила уважение местным журналистам. Тональность публикаций в одночасье перестала быть презрительно-издевательской. Сергей Веремеенко появился и в телеэфире, безраздельным хозяином которого до сих пор был Муртаза Рахимов. Кстати, главному конкуренту г-на Рахимова наконец удалось открыть вещание собственного телеканала, передачи которого транслируются на частотах ТНТ, -- это, безусловно, тоже сильно осложнит действующему президенту жизнь перед вторым кругом выборов.

Но сдаваться без боя Муртаза Рахимов не собирается. Его сторонники все же надеются на российского президента, который наконец «определит приоритеты». Переворот в Башкирии означал бы, что «силовое крыло» в Кремле объявило открытую войну своим оппонентам.[...]

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::09.12.2003

Приступ башкирской демократии. Как проходят выборы там, где кремлевские не договорились с питерскими

Алла Барахова, Гульчак Ханнанова, Уфа 

На выборах президента Башкирии глава республики Муртаза Рахимов не смог одержать победу уже в первом туре. [...]

Накануне выборов оппозиционные кандидаты не раз заявляли, что исход башкирской кампании напрямую будет зависеть от того, удастся ли обеспечить надлежащий контроль за ходом голосования и подсчетом голосов. Задача оказалась непростой: в день голосования попытки оппозиционеров ввезти наблюдателей в Башкирию из других российских регионов напоминали партизанскую войну. Сторонники Сергея Веремеенко рассказывали, что наблюдатели от Ралифа Сафина должны были прибыть в республику утром на поезде МоскваУфа, но опоздали, потому что в Кандрах – на первой крупной станции в Башкирии – два вагона с волонтерами отцепили и отогнали на запасной путь. В штабе Ралифа Сафина об этом ничего не слышали, но тоже жаловались, что милиция закрывает наблюдателям пути в Башкирию. Например, 127 наблюдателей от Сергея Веремеенко попытались ввезти в республику под видом туристов на пяти "Икарусах". Однако милиция сочла документы "туристов" поддельными и на территорию Башкирии не пропустила. Одному автобусу прорваться в республику все же удалось. Но в гостиницу "туристов" не поселили, а остановившийся на ночлег в открытом поле автобус неизвестные забросали камнями, и многие пассажиры были ранены осколками.

В штабе Муртазы Рахимова про автобусную войну были наслышаны. "Это провокаторы. Им дали по $100, чтобы они устраивали скандалы и конфликты на избирательных участках",– заявил Ъ лидер местных единороссов Мансур Аюпов. В штабе президента Рахимова имелись данные о том, что "провокаторов" доставили в Башкирию сразу четыре самолета.

Имели место и более серьезные инциденты. В воскресенье днем в штаб Ралифа Сафина доставили едва стоящего на ногах члена территориальной комиссии из Хайбуллинского района Марса Мустафина, которому позже в больнице поставили диагноз "обширные ушибы мягких тканей и внутренних органов". Он рассказал Ъ, что накануне вечером у здания комиссии его и еще двух наблюдателей, прибывших из Чебоксар, избила группа молодых людей, после чего их вывезли на территорию Оренбургской области и посоветовали "больше в Башкирию не соваться". Однако потери в рядах не помешали оставшимся в республике наблюдателям сражаться за молодую башкирскую демократию насмерть.

Особенно отличились наблюдатели в Демском районе Уфы, где на 22 участках в качестве эксперимента были установлены электронные "урны" для автоматического подсчета голосов. Предполагалось, что в этом районе итоги голосования станут известны уже к десяти часам вечера по местному времени. Машины действительно справились с задачей раньше людей, но не всех устроили полученные данные. На одном из участков электроника выдала результаты уже в 20.40. Однако зачитывавшая вслух итоги президентских выборов председатель участковой комиссии Надежда Антипина, дойдя до фамилии господина Веремеенко и так и не назвав его результата, объявила, что машина "дала сбой", и с протоколом голосования заперлась в своем кабинете.

Об инциденте нам сообщила по телефону доверенное лицо еще одного оппозиционного кандидата, Александра Аринина, Елена Сидтикова. Мы немедленно выехали на место происшествия. Доверенное лицо Елена ждала нас на улице. Рассказав нам вкратце о том, что Сергей Веремеенко на этом участке набрал 36,9% голосов и оттеснил на второе место Муртазу Рахимова с 31,77%, Елена постучала в дверь избирательного участка рукой. Милиционер через стекло внимательно рассмотрел ее удостоверение, но дверь не открыл. Тогда доверенное лицо постучала в дверь ногой. У мелькнувшего за стеклом милиционера она потребовала вызвать главу комиссии. Минут через пять к двери с той стороны подошла женщина и потребовала, чтобы все предъявили удостоверения. Изучив наши развернутые документы через дверь, женщина скрылась. Больше не появлялись ни она, ни милиционер, и лишь один из наблюдателей, прильнув к стеклу, объяснил нам, что глава комиссии запретила охраннику отпирать дверь.

Через полчаса к участку подъехали международные наблюдатели из ОБСЕ, аккредитованные в Центризбиркоме РФ. Им не открыть глава комиссии уже не решилась. В фойе на нас набросился наблюдатель от Сергея Веремеенко: "Веремеенко выиграл! Поэтому она объявила нам, что у нее расстройство живота, и спряталась! Мы до двенадцати часов не могли получить протоколы, а члены комиссии говорили, что будут пересчитывать итоги голосования вручную".

Представителю ОБСЕ Хайду Кавендеру глава комиссии Антипина любезно заявила, что ничего такого не было и ручного пересчета не будет. "А нужен?" – поинтересовался международный наблюдатель. "Как скажете",– госпожа Антипина предоставила право решать этот сложный вопрос ОБСЕ. Наблюдатель от этого права отказался, а нам сообщил, что не может понять, следует ли рассматривать "расстройство живота" как нарушение законодательства. Окрыленная хорошим к ней отношением, глава комиссии обратилась к нам: "Такие хорошие ребята. Не понимаю, почему вас так долго не пускали?" [...]