Как это делалось в Москве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::05.08.2005

Как это делалось в Москве

Авторы российской приватизации расплачиваются с американским правительством

Иван Гордеев

Вчера в США была поставлена точка в одной из самых запутанных историй времен начала российского капитализма. Деятельность двух сотрудников обошлась Гарвардскому университету в 26,5 млн долл. Именно такую сумму университет заплатит американскому правительству за активную предпринимательскую деятельность, которой его сотрудники занимались в России в середине 90-х годов. В обмен на этот штраф будет прекращено судебное разбирательство против профессора экономики университета Андрея Шлейфера и бывшего сотрудника, ныне работающего юристом в Лондоне, Джонатана Хея. Сами консультанты заплатят в доход государства по 2 млн долларов.

Эта история началась в декабре 1992 года, когда конгресс США принял закон о поддержке либеральных российских реформ. В то время Россия делала первые шаги на пути в светлое капиталистическое будущее и отчаянно нуждалась в советах старших товарищей.

Американское агентство помощи развивающимся странам (USAID), выступавшее государственным заказчиком, выдало грант гг. Шлейферу и Хею на оказание консультационной помощи. На эти деньги в Москве (кстати, аналогичная структура существовала и в Киеве) была организована структура под названием «Международный институт развития правовой экономики». Первыми детищами института стали созданная по американскому подобию Федеральная комиссия по ценным бумагам под руководством Дмитрия Васильева и Центр приватизации Максима Бойко. Андрей Шлейфер, ребенком увезенный родителями в США, был активным проводником всех идей ранней российской приватизации, включая знаменитые ваучеры. Как отметил в беседе с корреспондентом «Времени новостей» человек, лично знакомый с американскими профессорами, г-н Шлейфер действительно талантливый и уважаемый ученый, а г-ну Хею просто повезло оказаться в нужное время в нужном месте.

У профессоров было еще много грандиозных планов -- они собирались создать комиссию по регистрации прав на недвижимое имущество, заняться регулированием строительного рынка и многое другое. Из 57 млн долл., выделенных фонду американским правительством, успели потратить 43 млн. Однако близость к регулятору финансового рынка и погубила профессоров, да и весь проект помощи российским реформам. Жена Андрея Шлейфера и подруга г-на Хея организовали первый в России паевой инвестиционный фонд «Паллада». Бывший тогда главой ФКЦБ Дмитрий Васильев, по словам источника газеты, не только писал указы под диктовку американских профессоров, но даже полгода отказывал в регистрации другим ПИФам. А обе дамы, ни от кого не прячась, приезжали в ФКЦБ.

Как рассказал нашей газете один из бывших сотрудников института, работа там производила странное впечатление. Институт выглядел настоящей «потемкинской деревней». Он снимал два шикарных офиса в самом центре Москвы, зарплаты были высокие, а обязанности -- необременительные. Причем немало представителей госструктур числились в Институте консультантами.

Скандал разразился летом 1996 года. После проверки, инициированной американским конгрессом, история с инсайдом выплыла наружу. Как полагает источник газеты, достоянием гласности стала, может быть, одна сотая того, что делали американцы, однако и этого стало достаточно для начала судебного разбирательства. Первоначально в скандале оказался замешан Анатолий Чубайс, занимавший тогда должность вице-премьера. Однако продолжения не получилось. Тем более что вскоре из-за знаменитого «дела писателей» он был вынужден уйти в отставку. Впрочем, американское правосудие изначально не интересовалось деятельностью г-на Чубайса. Конгресс не занимает вопрос качества советов, которые давали американские консультанты. Причина разбирательства -- в так называемом «конфликте интересов». Ни сами консультанты, ни члены их семей не имели права заниматься бизнесом в России. И штрафы, которые им предстоит заплатить -- а жена г-на Шлейфера Нэнси Циммерман уже заплатила 1,5 млн долл., -- это расплата за нарушение норм корпоративного законодательства. Российское же правосудие никаких претензий ни к американским, ни к российским участникам этой истории не имело раньше, не имеет и сейчас.