Каладзе и Шевченко знают, кто отравил Ющенко?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Генпрокуратура разыграла нестандартное положение

Бывший игрок сборной Украины по футболу Андрей Гусин дал показания по уголовному делу об отравлении кандидата в президенты Виктора Ющенко. Кроме того, следователи пригласили в Генпрокуратуру еще двух известных футболистов – Андрея Шевченко и Каху Каладзе. Всех троих связывают дружеские отношения с Тамазом Цинцабадзе, проходящим по данному делу в качестве свидетеля. Исходя из круга лиц, заинтересовавших следствие, наряду с Давидом Жванией оно "прорабатывает" его друга, господина Цинцабадзе – одного из участников ужина, в ходе которого предположительно был отравлен господин Ющенко.

Как стало известно Ъ, в рамках расследования уголовного дела об отравлении кандидата в президенты Виктора Ющенко показания дал бывший футболист сборной Украины Андрей Гусин. По информации Ъ, на допрос по этому же делу следователи пригласили в Генеральную прокуратуру еще двух известных футболистов – Каху Каладзе и Андрея Шевченко, которые сейчас играют в футбольном клубе Milan.

– Да, такой факт (дачи показаний по делу.–Ъ) действительно был,– подтвердил Ъ Андрей Гусин, однако отказался уточнить, чем вызван к нему интерес следствия, сославшись на то, что давал подписку о неразглашении.– Глупо, конечно, все это, но что я могу сделать? Мне сказали прийти – я и пришел. Понятно, что я не вижу в этом ни логики, ни связи... Вообще куда-то не в ту степь они поехали,– сказал Ъ господин Гусин.

По информации Ъ, помимо того что заинтересовавшие следствие футболисты в свое время играли в ФК "Динамо" (Киев), всех троих объединяет знакомство с Тамазом Цинцабадзе (Томасом) – владельцем столичного автосалона по продаже машин премиум-класса и одним из участников ужина на даче бывшего первого заместителя председателя СБУ Владимира Сацюка 5 сентября 2004 года, в ходе которого, согласно главной версии следствия, и был отравлен Виктор Ющенко.

В тот день именно господин Цинцабадзе вел машину, в которой находились кандидат в президенты Виктор Ющенко и его доверенное лицо Давид Жвания (сейчас – народный депутат фракции "Наша Украина–Народная самооборона"). Во время ужина он, как позже рассказывал господин Жвания, смотрел футбол в соседней комнате.

– Наверное, Гусин знает больше (о том, что интересовало следствие.–Ъ). Я его как-то об этом не расспрашивал. Он только сказал, что его спрашивали о футболе. Причем здесь футбол, какая связь? Я тоже ходил и в прокуратуру, и в службу (Служба безопасности Украины.–Ъ) – это долг каждого человека, но, честно говоря, допрос футболистов для меня непонятен,– признался вчера Ъ Тамаз Цинцабадзе. Вместе с тем он подтвердил, что Андрей Шевченко, Андрей Гусин и Каха Каладзе являются "его близкими друзьями".

– Я вообще фанат футбола – у меня со всеми именитыми футболистами очень хорошие отношения. У Гусина я сына крестил, с Шевченко у меня совместная фирма, а Каладзе – крестный отец моей младшей дочери,– рассказал Ъ господин Цинцабадзе.

Заместитель генерального прокурора Николай Голомша, курирующий в Генпрокуратуре (ГПУ) расследование наиболее резонансных дел, вчера заявил Ъ, что о допросе Андрея Гусина, а также о приглашении на допрос Андрея Шевченко и Кахи Каладзе ему ничего не известно.

– При чем здесь футболисты? – удивился он.– Это не те фигуры, о которых мне докладывают. Мне докладывают о серьезных людях – например, о народных депутатах.
По словам господина Голомши, вопрос, кого приглашать на допрос, находится в компетенции руководителя следственной группы, старшего следователя Генеральной прокуратуры по особо важным делам Галины Климович.

– Я не следователь и вызовами на допросы не занимаюсь. Я утверждаю планы (расследований.–Ъ), а если в них вносятся какие-то коррективы, кого-то дополнительно вызывают, нужно уточнять у старшего группы,– заявил Ъ заместитель генпрокурора.

– Мы не вызываем ни журналистов, ни футболистов – мы вызываем людей, имеющих отношение к тем или иным событиям, а не по какому-то профессиональному критерию,– сказала вчера Ъ госпожа Климович.– Те же журналисты допрашивались не потому, что они журналисты, а потому, что они дружили, поддерживали близкие отношения с определенным лицом, к которому у нас масса вопросов, были в том месте, которое нас интересует, или в то время, которое нас интересует.

– А что в таком случае вызвало у вас интерес к этим лицам – Гусину, Шевченко и Каладзе? – поинтересовался Ъ.

– Я не буду отвечать на этот вопрос, потому что понимаю, что вы в очередной раз попробуете раздуть проблему и помешать мне расследовать дело,– заявила в ответ госпожа Климович.

Исходя из круга лиц, заинтересовавших следствие, можно сделать вывод, что Генпрокуратура сосредоточилась на получении информации как минимум о двух людях – Давиде Жвании и его друге Тамазе Цинцабадзе. Оба они пока проходят по делу в качестве свидетелей. Вместе с тем ГПУ уже допрашивала родственников и знакомых господина Жвании.

– Дошло до того, что уже добрались до Грузии и допрашивают моих родственников, знакомых, одноклассников, однокурсников, интересуются, не торговал ли я диоксином! – возмущался ранее господин Жвания. После чего отказался приходить на допросы в Генпрокуратуру без адвоката (см. Ъ от 24 сентября), объяснив это тем, что действия ГПУ и заявления Виктора Ющенко дают ему основания предполагать, что в отравлении главы государства следствие может подозревать именно его.

Напомним, придя на допрос в Генпрокуратуру, господин Ющенко заявил, что считает причастным к организации своего отравления именно Давида Жванию, так как ужин на даче Владимира Сацюка был проведен "по большому настоянию Давида Важаевича" (см. Ъ от 29 июля). Позже генеральный прокурор Александр Медведько доложил президенту, что Генпрокуратура проводит ряд следственных действий в Грузии и Германии, с тем "чтобы возбудить уголовное дело в отношении определенного физического лица" (см. Ъ от 6 октября)."