Каменный остров повис на торгпредстве

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Каменный остров повис на торгпредстве

Лишенный решением Павла Бородина недвижимости в Санкт-Петербурге Франц Зедельмайер лишил Россию иммунитета в Швеции

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::08.07.2011, Россия не отдает проигранное, Фото: via "Коммерсант", torgpredstvo.ru

Дмитрий Казьмин, Маргарита Лютова, Иван Васильев

Compromat.Ru

Франц Зедельмайер

Министерство иностранных дел России назвало противоречащим нормам международного права решение верховного суда Швеции по делу Зедельмайера против России (текст есть у «Ведомостей»). Первого июля суд постановил отказать в государственном иммунитете торговому представительству России в Швеции. Теперь помещения торгпредства (14 квартир), арестованные в прошлом году, могут быть проданы на аукционе в счет задолженности Зедельмайеру.

По мнению МИДа, шведский суд нарушил Венскую конвенцию о дипломатических сношениях, защищающую торгпредства иммунитетом от исполнительных действий, а шведские дипломаты не разъяснили международно-правовые обязательства своего государства суду. Российская сторона не признает легитимность данного решения, заключает МИД.

В деле нет политики, реагировали в шведском МИДе: решение шведского суда независимо (слова представителя министерства передает газета Svenska Dagbladet).

«Мы рассматриваем это решение как нелегитимное и не подлежащее исполнению», — заявил представитель управления делами президента Виктор Хреков (управделами продолжает курировать судебные процессы, хотя уже передало комплекс торгпредства на баланс Минэкономразвития): в основу решения суда положена не вступившая в силу конвенция ООН от 2004 г. о юрисдикционных иммунитетах государств. По мнению Хрекова, иммунитет снят только с 14 квартир, в которых жили студенты, а периметр и все остальное здание остались под иммунитетом. Поэтому возникает вопрос, как шведские власти собираются исполнять решение, как будут продавать квартиры, защищенные по периметру иммунитетом, поражается Хреков.

Суд решил, что государственный иммунитет России в данном случае не действует, поэтому нет никаких препятствий для исполнения решения стокгольмского суда об аресте и продаже помещений, разъяснила «Ведомостям» представитель верховного суда Швеции Керштин Норман.

«Заявления Хрекова ничего не значат, решение суда будет исполнено в любом случае», — уверен Зедельмайер. Торгпредство он оценивает в 2-3 млн евро, но затрудняется сказать, сколько удастся выручить за него на аукционе.

Снять юрисдикционный иммунитет с действующего торгпредства удалось впервые, решение должно стать прецедентом, уверен Зедельмайер. Ранее ему удавалось арестовывать только часть зданий бывшего советского торгпредства в Кельне, которое больше не использовалось в дипломатических целях.

Решение шведского верховного суда показало, что могут быть арестованы не только пустые помещения, но и часть действующего торгпредства, используемая не по назначению, говорит партнер «Нерр» Илья Рачков: «Это решение войдет в учебники».

Как следует из решения суда, в арестованных помещениях проживало около 60 человек, ни один из которых не зарегистрирован в шведском МИДе как член дипмиссии, а 10 — граждане Швеции. Две шведские компании указывали в качестве своего адреса адрес торгпредства.

Compromat.Ru

Здание торгпредства РФ в Королевстве Швеция

Территория торгпредства не имеет статуса российской земли, значит, не избавлена от шведских законов, говорит Рачков. Шведские власти смогут продать квартиры, но их покупателям может оказаться сложно проходить на территорию торгпредства, замечает он, поэтому активы, скорее всего, дешево купят связанные с Россией структуры. В случае с торгпредством в Кельне России удалось избежать выплат: еще до суда и торгов комплекс зданий был передан ФГУП «Госзагрансобственность» на правах узуфрукта (исключительное право на коммерческое использование здания) в течение 25 лет за небольшую плату. Здание можно было купить лишь с обременением, а в течение всего его срока новый собственник будет получать оговоренную с «Госзагрансобственностью» плату. ФГУП пока заплатил за актив лишь 23 000 евро, а выплата 2,9 млн евро отсрочена до окончания срока обременения.

Зедельмайер обещает продолжить процессы по Берлинскому дому (он получит отказ в снятии иммунитета) и торгпредству в Кельне, он готовит иски еще в двух странах.

Хреков обещает ответные действия, после того как управделами получит текст решения суда по официальным каналам.


***

Аресты по делу "Зедельмайер против РФ" могут распространиться и на активы российских госпредприятий

Россия недовольна отстраненностью исполнительной власти Швеции от судебной

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::08.07.2011, Имидж России защищают от шведского суда

Елена Черненко

[…] О том, что предприниматель из Баварии Франц Зедельмайер добивается ареста российского госимущества в Швеции, стало известно в октябре прошлого года. В 1998 году он выиграл дело против России в стокгольмском международном коммерческом арбитраже — тот вынес решение о компенсации бизнесмену свыше €2 млн инвестиций, потерянных им в 1990-е годы при попытке организовать охранный бизнес в Санкт-Петербурге. Россия решение не исполнила, и баварец стал добиваться ареста российской собственности за рубежом […].

["Коммерсант", origindate::14.10.2011, "Франц Зедельмайер накрывает шведский стол": Вначале господин Зедельмайер искал российскую госсобственность в Германии. Бизнесмен пытался, например, через суд арестовать экспонаты Роскосмоса на международном аэрокосмическом салоне ILA 2006 в Берлине. Но арест не состоялся — частные охранники выставки не пустили приставов на территорию. Более успешными оказались притязания господина Зедельмайера на комплекс зданий бывшего советского торгпредства в Кельне площадью около 15 тыс. кв. м, принадлежащий управлению делами президента РФ. 17 декабря 2008 года в Кельне по решению суда прошли первые публичные торги по продаже части комплекса. На торгах, впрочем, объект выкупило ФГУП "Госзагрансобственность", за которым в России закреплен комплекс, со значительной отсрочкой платежа: недвижимость была продана с обременением в виде права пользования самой "Госзагрансобственности". Франц Зедельмайер сообщил вчера "Ъ", что пока получил только €1 млн, но аукционы по продаже частей комплекса еще не завершены.
Осенью прошлого года неудачей закончилась попытка бизнесмена добиться принудительной продажи здания Русского дома в Берлине на Фридрихштрассе — немецкие суды решили, что дом используется в "суверенных целях" (то есть для государственной деятельности, в данном случае — внешнеполитической) и защищен госиммунитетом. Притязания господина Зедельмайера на российскую собственность в Швеции ранее ограничились арестом дивидендов, которые причитались Российской Федерации от шведского АО "Рус Вуд" (акции принадлежат России). Арест на дивиденды шведские приставы наложили 30 января 2008 года, когда "Рус Вуд" должна была выплатить России около €38 тыс.
Общий арест российских активов в Швеции, по мнению юристов, создает риск не только для российских властей, но и для госпредприятий. "Несмотря на то что в России госсобственность, как правило, закреплена за самостоятельными госпредприятиями, которые по долгам государства не отвечают, суды иностранных государств могут все равно обращать взыскание на это имущество. Поэтому под арест в Швеции может попасть не только имущество, используемое госорганами, но и активы госпредприятий",— считает управляющий партнер коллегии адвокатов "Муранов, Черняков и партнеры" Александр Муранов. — Врезка К.ру]

Господин Зедельмайер считает, что на данный момент с учетом пени Россия задолжала ему €5 млн. Здание российского торгпредства в Швеции, расположенное в местечке Лидинге близ Стокгольма, примерно столько и стоит. В октябре прошлого года суд Стокгольма наложил на него обеспечительные меры. Россия, которую в спорах с господином Зедельмайером представляет МИД РФ и управление делами президента, пыталась оспорить это решение. Москва настаивала на том, что «все активы РФ на территории Швеции являются собственностью государства и используются в целях, на которые распространяется как государственный, так и дипломатический иммунитет». Но 30 июня Верховный суд Швеции одобрил арест недвижимости, указав, что она частично используется в коммерческих целях.

По словам пресс-секретарь управделами президента РФ Виктора Хрекова, в связи с тем, что «шведские судебные органы вышли за пределы полномочий и допустили нарушение принципов международного права», Россия рассматривает это решение «как нелегитимное и не подлежащее исполнению».

А 6 июля в МИД России вызвали временного поверенного в делах Швеции в РФ Мартина Оберга. Ему объяснили, что Москва «не признает легитимность данного решения как противоречащего международному праву». Вдобавок господину Обергу были предъявлены претензии в связи с «отстраненной позицией, которую заняли правительственные органы Швеции».

Между тем в МИД Швеции ”Ъ“ заявили, что у Стокгольма нет рычагов влияния на местное судопроизводство. «Я понимаю, что суд вынес не такое решение, на которое надеялась Россия. Но шведские суды являются независимыми и власти страны не имеют на них влияния»,— пояснила глава отдела прессы МИД Швеции Сесилия Юлин.

Пока в Москве рассматривают возможные пути разрешения ситуации в свою пользу, баварец готовится выставить торгпредство на аукцион в течение девяти месяцев. По его словам, «у России не осталось вариантов обжалования шведского вердикта». «Шведское правосудие, в отличие от российского, не прогибается под власти,— заявил он ”Ъ“.— России проще вернуть мне мои деньги. Кремль делает из себя посмешище и теряет гораздо больше той суммы, что мне задолжали. Ведь, с одной стороны, российские власти призывают иностранцев вкладывать в РФ, а с другой — отказываются платить по счетам».

В Кремле с такой позицией категорически не согласны. «Мы потеряем гораздо больше в имиджевом плане, если удовлетворим выдвигаемые данным гражданином требования, учитывая, что, с нашей точки зрения, они абсолютно неправомерны»,— заявил ”Ъ“ господин Хреков.


***

"Павел Бородин не приходит к людям, он просто отбирает у них собственность. Человек, который сообщил нам об этом решении, был представитель мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин"

Франц Зедельмайер потерял на Каменном острове $1,5 млн

Оригинал этого материала
© "Радио Свобода", origindate::24.03.2011, Дело Франца Зедельмайера и арест российской собственности в Кельне

Ирина Лагунина

Ирина Лагунина: Окружной суд Кельна наложил арест на российское имущество за рубежом. Вердикт вынесен в отношении расположенных в этом городе трех зданий бывшего торгового представительства Советского Союза. Сделано это было по иску немецкого предпринимателя Франца Зедельмайера. Ответчиком в ходе слушаний выступило федеральное государственное унитарное предприятие "Госзагрансобственность" Управления делами Президента России. […]

Что же произошло в 90-х годах в Санкт-Петербурге, что кельнский суд теперь выносит решение арестовать здания? […]

["Коммерсант", origindate::14.10.1995, "Спор вокруг дачи архитектора Мельцера": В 1991 году в помещениях бывшей дачи Мельцера поселилось российско-американское СП "Каменный остров". Его учредители — компания SGC International Inc. (США) и ГУВД Санкт-Петербурга — собирались заняться переоборудованием автомобилей и поставками спецтехники для милиции, коммерческих предприятий, сыскных агентств и частных лиц. В качестве взноса в уставный фонд СП ГУВД предоставило бывшую дачу архитектора Мельцера, которая находилась на его балансе.
Вскоре ГУВД вышло из состава учредителей СП, так как госорганизациям запретили заниматься коммерцией. Тем не менее Комитет по управлению горимуществом (КУГИ) Санкт-Петербурга и Госкомимущество разрешили СП пользоваться зданием, учитывая, что оно сделало для города немало подарков: дарило милиции полицейские внедорожники, средства защиты, обмундирование и даже транспорт местной контрразведке. Вскоре СП "Каменный остров" было перерегистрировано в частное охранное предприятие, учрежденное физическими лицами при участии иностранного капитала.
Полгода назад на дачу Мельцера, которую занимали охранники, "положило глаз" хозуправление администрации президента, решив разместить в нем президентскую резиденцию. "Каменный остров" (КОС) согласился освободить дачу для Бориса Ельцина, попросив лишь предоставить фирме новые помещения. Кроме того, за последние четыре года обитатели дачи архитектора вложили в реконструкцию ее инженерных коммуникаций, канализационных и тепловых сетей, телефонных линий, ремонт здания не менее $1,5 млн. Однако КУГИ предложил предприятию сначала выехать с "Каменного острова", а потом поискать себе новую базу, а о компенсации затрат на ремонт и речи нет. Выезжать на таких условиях сотрудники охранного предприятия не согласились.
Правда, сотрудник КУГИ Петербурга Герман Греф сообщил корреспонденту Ъ, что "Каменный остров" пока не предоставил документы, которые бы доподлинно свидетельствовали, сколько денег вложено в реконструкцию здания. — Врезка К.ру]

Что вы почувствовали, когда управляющий тех лет Павел Бородин заявил о своем намерении отобрать у вас эти здания, спросила я Франца Зедельмайера.

Франц Зедельмайер: Павел Бородин не приходит к людям, он просто отбирает у них собственность. Человек, который сообщил нам об этом решении, был представитель мэрии Санкт-Петербурга Владимир Путин. 10 декабря 1994 года он официально поставил нас в известность о президентском декрете номер 633 РП о конфискации нашей собственности. Путин в то время был советником Собчака и в этом качестве я знал его довольно хорошо, поскольку мы участвовали в целом ряде совместных проектов. При первом разговоре он сказал мне, что не знает, кто именно решил конфисковать нашу собственность. Но потом позвонил и сообщил: "Я только что говорил с этим человеком. Его зовут Павел Бородин". По иронии судьбы, именно Павел Бородин потом дал Путину первую работу в Москве. Так что Владимир Путин, вероятно, что-то сделал правильно.

Ирина Лагунина: Вам тогда предлагали какую-то компенсацию?

Франц Зедельмайер: Владимир Путин от имени города предложил нам недвижимость на том же острове. К сожалению, здания были в очень плохом состоянии — ни дверей, ни окон, ни крыши. Место было хорошее, но все остальное просто в плачевном виде. Так что мы ответили, что готовы взять здания, но ожидаем также возврата тех денег, которые мы вложили в предыдущую собственность. Путин сказал, что обязательно сообщит об этом в Москву. Мы вместе с ним написали письмо Павлу Бородину. А потом ко всеобщему изумлению мы получили ответ от Бородина, в котором говорилось, что никаких денег мы не получим, поскольку наша компания была учреждена нелегально. Иначе говоря, они просто не хотели платить 788 тысяч долларов, которые мы вложили в реставрацию российской недвижимости.

Ирина Лагунина: […] Я попросила нашего корреспондента в Санкт-Петербурге Татьяну Вольтскую посмотреть, как выглядит бывшая собственность немецкого предпринимателя на Каменном острове.

Татьяна Вольтская: Каменный остров — это маленький сам-по-себе-городок в теле большого Петербурга, здесь нет ни "желтизны правительственных зданий" ни прочих имперских мускулов, ни уродливых бесформенных новостроек. А если они и появляются, то они мимикрируют под причудливый вкус островитян прошлого века, любивших строить здесь дачи в стиле модерн. Но это не обычный городской модерн с витринами и гордыми масками невнятных богов и героев, — это модерн сказочный, тоже дачный: то кружевной теремок покажется, весь в резьбе, то маленький замок, то целый средневековый квартал, то вдруг из-за голубых елок выглянут псевдоготические ворота, балки, фонари. Вот в таком-то волшебном лесу и приходится искать Полевую аллею, и занятие это непростое. Никаких указателей, тем паче номеров домов рядом нет. То есть на карте ясно обозначено — вот она, 2-я Березовая аллея, вот Театральная аллея, а заветной петельки, изображающей аллею Полевую, нет как нет. И аборигены делают круглые глаза и пожимают плечами. Только раз пять пройдя мимо гигантской каменной ограды, можно — с отчаяния разве — кинуться к воротам с надписью "Вход по пропускам" — к вышедшему из будки охраннику. Мне повезло, охранник оказался разговорчивым. Он подтвердил — да, это и есть Полевая аллея, а за этой бесконечной оградой — и вон еще за той — и скрываются дома... "ну, не знаю насчет 6-8, они тут, конечно, но ведь это все большой комплекс..." Вот именно — какой из этих роскошных особняков назывался каким номером, теперь уже установить сложно. "Вон бывшая дача Пловцова, зятя барона Штиглица, — показал охранник на голубое здание этажа в 4, — а рядом в особняке — дирекция". Еще он рассказал, что все это огромное имение с несколькими особняками с иголочки и прудом посередине, называется "Объект К-4" и находится в ведении управделами президента. Вдалеке видно, что уже поставлены один на другой строительные вагончики, — начинается новая стройка. Обойдешь вокруг — видны замечательные ротонды и веранды голубых дач — почти дворцов, явно отремонтированных на совесть, зеленые, красные крыши, просторные поляны с огромными елями. И везде — внушительные ворота, будки охраны и никаких надписей — короче говоря, секретный объект явно для высших целей.

Ирина Лагунина: […] Вернусь к разговору с Францем Зедельмайером. И вот, для того, чтобы компенсировать потерю этой сказки, вы решили обратиться в арбитражный суд.

Франц Зедельмайер: С арбитражным судом все просто. В мире существует несколько сотен договоров между государствами, которые гарантируют, что эти государства будут поступать честно в отношении иностранных инвесторов, включая компенсацию в том случае, если собственность этих инвесторов будет экспроприирована. Такой договор существовал между Германией и Советским Союзом. Так что мы обратились в арбитражный суд в Стокгольме, который постановил выплатить нам компенсацию. К сожалению, Российская Федерация этого не сделала. Российская Федерация в принципе не выплачивает компенсации никому — это такая политика. […]

Ирина Лагунина: В вашем случае российская сторона подала апелляцию и началась судебная тяжба, которая длилась 9 лет. И потом вам удалось перенести исполнение этого решения в Германию, немецкий суд признал решение стокгольмского арбитражного суда. Я понимаю, что это уже было достижение и что вы были первым в истории человеком, которому удалось это сделать. Но вот нынешнее решение кёльнского суда — оно окончательное? Или российская сторона сейчас будет его оспаривать?

Франц Зедельмайер: Российская сторона будет оспаривать любое решение и всегда. Ничего нового в этом нет. Но российская сторона также знает, что конституционный суд Германии уже постановил, что эти здания можно продать, что на них не распространяется никакой иммунитет, это не государственная собственность, это такая же коммерческая собственность, как Российский дом науки и культуры в Берлине. Россия просто пытается оттянуть момент исполнения судебного решения. Поэтому когда я читаю заявления пресс-секретаря Кремля или управляющего делами президента России о том, что Россия никогда мне ничего не выплатит, я смеюсь. Либо этих людей плохо информируют и у них нет представления о том, что происходит на самом деле, либо они просто пытаются лучше выглядеть в глазах местной прессы.

[Газета.Ру, origindate::21.03.2011, "Советское торгпредство в осаде": Пресс-секретарь управделами президента России Виктор Хреков заявил «Газете.Ru», что «решением Кельнского суда дело не заканчивается» и Россия его опротестует. «Мы считаем, что ущерба Зедельмайеру нет. Он вложил в ремонт здания, как говорится, копейку, а представил документы на 100 рублей: так многие псевдобизнесмены делали в 1990-х», — говорит Хреков. — Врезка К.ру]

Ирина Лагунина: Какое отношение к этому всему имеет компания Госзагрансобственность, с которой вы судились в Кельне?

Франц Зедельмайер: В соответствии с российскими законами собственность должна оставаться у государства. И это относится не только к домам в Кельне, но и к другой недвижимости России за рубежом. Для того, чтобы избежать расплаты по искам таких людей, как я, они передаю право пользования собственностью третьей стороне. В данном случае вот этой компании Госзагрансобственность при Управлении делами президента. А эта третья сторона, в свою очередь, заявляет, что она — не должник и не отвечает за долги Российской Федерации. Так вот, суд признал, что Российская Федерация передает собственность третьей стороне именно для того, чтобы избежать выплаты долгов. В любом правовом государстве такое просто невозможно. Более того, мы заявили, что само по себе переоформление собственности на нового владельца — это нарушение закона. А тут это сделано еще и для того, чтобы уйти от кредиторов. Это не примет никакой суд — ни немецкий, ни какой-либо другой. И у российской стороны довольно много компаний, которые они используют для этих целей. Я говорил с адвокатами, представляющими других истцов против России. Я предупредил их, как обходит законы российская сторона. Как только собственность передается в другие руки, с ней ничего нельзя сделать — в каких-то странах три, в каких-то пять лет. И истцы могут выиграть миллионы в арбитражных судах, но они никогда ничего не получат, если не предпримут меры предосторожности. […]