Каменщик в чужой огород

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Главу группы "Ист-Лайн" душит жаба

Оригинал этого материала
© "Вслух о ...", №1, май 2003, Фото: spprinfo.ru

Каменщик в чужой огород

Михаил Юрьев

Сколько бы наши олигархи ни кормили свою жабу, все равно задушит. Поэтому, когда речь заходит о долгоиграющих инвестициях и длинных деньгах, весь рынок в России сразу заканчивается, уступая место базару. А на базаре кто бойчее соврет, тот и возьмет. История о том, как председатель совета директоров группы "Ист-Лайн" Дмитрий Каменщик пытается взять под свое крыло Истро-Сенежское производственно-птицеводческое объединение, лучшее тому подтверждение.

Таможня дает добро

Converted 14445.gif

Дмитрий Каменщик

В конце 80-х скромный юноша из Свердловска прибыл в столицу, чтобы поступить на филфак МГУ. Для этого требовалась определенная смелость, можно даже сказать наглость, ведь конкурс в университет 1 всегда зашкаливал. Но Дима за свои тылы не волновался: отец, крупный милицейский чин в Свердловске, имел достаточно связей для решения вопроса положительно. Впрочем, усилия оказались напрасными, так как Каменщик-младший, недолго проучившись, бросил читать, зато принялся считать. Приход капитализма в Россию он встретил во всеоружии - владельцем туристической фирмы Малахит . Однако для раскрутки ему катастрофически не хватало денег, и Дима вновь обратился к отцу за помощью.

Тем временем на его исторической родине происходили глобальные изменения. Свердловск превратился в Екатеринбург, а название тамошнего предприятия Уралмаш стало брэндом крупнейшего на территории России организованного преступного сообщества (ОПС). У истоков ОПС стоял Григорий Цыганов, объединивший отмороженных спортсменов с целью подвинуть конкурентов - группировки синих (бывших зэков) и центровых . Естественно, разгорелась война, которую Григорий Цыганов не пережил. Место убитого занял его брат Константин, устроивший в Екатеринбурге самую настоящую вакханалию. После расстрела ряда крупнейших коммерсантов и криминальных авторитетов уралмашевцы становятся самой мощной группировкой на Урале. РУБОП пытается остановить кровавый беспредел, намечает ряд спецопераций, но секретные подробности становятся известны бандитам. В городе почти открыто говорят о дружбе Цыганова с начальником местного ГУВД Краевым и его заместителем Каменщиком.

Именно через отца Дмитрий Каменщик выходит на московских представителей Уралмаша , которые всегда готовы вложить деньги в перспективные направления. Каменщик предлагает уникальный бизнес-план по оккупации громадного рынка китайского ширпотреба: на той стороне консолидировать товар в одном месте, затем самолетами доставлять тюки через границу, где через нужных людей растаможивать груз по льготному тарифу. И понеслось. Перегруженные самолеты (а по документам - норма ) с китайским тряпьем российская таможня встречает с распростертыми объятиями: вместо положенных $13 груз пересекает границу всего за $2. Разница делится по-братски: часть уходит в карман Каменщика, часть на оперативные расходы (читай - на взятки), часть в общак ОПС Уралмаш .

С небес? На землю

В рачительности Каменщику не откажешь. Пользуясь благосклонностью таможни, он стал солидным бизнесменом, но голова от успехов не закружилась. В ней вовсю зрел новый план по перевоплощению из крупного, но все же челнока в настоящего олигарха. Однако для подобной метаморфозы требовался собственный аэропорт. Полный контроль над авиаперевозками позволял любую сказку сделать былью. Но аэропорты в России под ногами не валяются

Летом 1994 года на Кипре рождается очередная темная компания с броским названием Ист-Лайн . Темная - потому что даже при родах трудно было отыскать ее настоящих родителей. Учредителем ЗАО Ист-Лайн выступала лихтенштейнская BGT Company Limited, которая, в свою очередь, принадлежала другой фирме, и тоже из Лихтенштейна, - Lexadmin Trust reg.

В России интересы Ист-Лайна взялся отстаивать новоиспеченный председатель совета директоров Дмитрий Каменщик. Собственно, интерес был один, зато крупный: Домодедовское производственное объединение гражданской авиации (ДПО ГА), более известное как аэропорт Домодедово . Руководитель ДПО ГА Сергеев давно мечтал о полной приватизации, но мешало государство, упорно причисляющее Домодедово к стратегическим объектам. Поэтому Каменщик и Сергеев для начала создали восемь дочерних коммерческих структур: ЗАО Международный аэропорт Домодедово , ЗАО Аэровокзальный комплекс , ЗАО Авиационно-техническая база (АТБ) Домодедово , ЗАО Домодедово Джет Сервис , ЗАО Домодедово Терминал , ЗАО Домодедово Эр Сервис , ЗАО Домодедово Аэроотель , ЗАО Ист-Лайн гард . После решения правительства Черномырдина о приватизации Домодедово наступает пора активных действий. Ист-Лайн как воздух нужен контрольный пакет, но 51% акций планируется оставить за государством. Однако Мособлимущество странным образом идет Каменщику навстречу, даже в обход своих старших братьев из Мингосимущества. В результате всего за $1 млн. аэропорт Домодедово становится собственностью компании из Княжества Лихтенштейн, а в России возникает новая финансовая империя, империя Каменщика. Понимая, что без надежной крыши его быстро приземлят , Каменщик передает часть акций Ист-Лайна Олегу Сосковцу, покупает дачу по соседству с Виктором Черномырдиным и получает пропуск в высший свет , обрастает нужными знакомствами, заручается поддержкой. Финансовые потери тогда обернулись прибылью сейчас. ФСБ долго приглядывалась к перевозкам Каменщика (он не оставил свою давнюю забаву) и в конце концов арестовывает несколько его самолетов, что называется, с поличным. Казалось бы, все, конец, но громкое уголовное дело почему-то затихает, а Каменщик обещает, что прерванные полеты обязательно возобновятся

Честное слово

Раз засветившись, Каменщик извлек необходимый урок и теперь старательно избегает личного участия в сомнительных мероприятиях. Пусть каштаны из огня таскают другие, например, давний и проверенный компаньон - Валерий Коган. Друга Валеру широко знают в узких кругах, и он умеет производить выгодное впечатление. Причем настолько выгодное, что для владелицы компании СВОРГ Татьяны Бальзамовой оказалось достаточным его честного слова

Истро-Сенежское производственно-птицеводческое объединение (ППО), конечно, не аэропорт Домодедово , но тоже есть где разгуляться. У птиц и самолетов много общего. В свое время директор ППО Макаров, так же как и директор ДПО ГА Сергеев, страстно мечтал о приватизации. Хозяйственником Макаров оказался отличным, правда, при нем предприятие обанкротилось. Спасла положение предпринимательница Бальзамова, получившая в итоге контрольный пакет курзавода. Для управления Истро-Сенежским ППО была создана компания СВОРГ, на которой тяжким бременем повисли прежние долги. К тому же, чтобы поднять предприятие на солидный уровень, требовались значительные инвестиции. Тут-то и появился Валерий Коган, который за 50-процентную долю в компании СВОРГ дает честное благородное слово: а) решить все вопросы с кредиторами, б) найти инвестора.

Со вторым вопросом все было гораздо проще: на роль богатого Буратино претендовал Дмитрий Каменщик. Казалось бы, птицы после самолетов - не его масштаб. Но СВОРГу помимо всего прочего принадлежало 300 га сельскохозяйственных угодий вокруг Истринского водохранилища. Между прочим, очень живописное место - в самый раз под строительство дорогих коттеджей. Вот на это-то строительство и нацелился Каменщик. По самым скромным подсчетам, предполагаемая прибыль могла составить десятки миллионов долларов. Есть ради чего с небес спуститься на землю. Да и придумывать особо ничего не пришлось. Для захвата ППО Коган с Каменщиком использовали проверенную схему. Свою долю от СВОРГа они оформляют на кипрские офшорные компании Арминда Инвестментс Лимитед , СААФ Лимитед и Леонидас Инвестментс Лимитед .

Меж тем кредиторы продолжали требовать с Бальзамовой $1,2 млн. по ранее взятым обязательствам. Сумма для Когана и Каменщика - смешная, особенно с учетом предполагаемой прибыли от строительства будущих коттеджей. Казалось бы - отдай и дальше хлопот не знай. Ан нет!

Впрочем экономия (или элементарная жадность?) выходит боком. Убедившись, что Коган и Каменщик горазды только на обещания, Бальзамова хоть и с большим трудом, но гасит все долги самостоятельно. А потом указывает инвестору на дверь.

Пусти козла в огород

Такое возможно лишь в России. Даже с точки зрения бизнесмена абсурд! Вместо того чтобы вложить копейку и спустя некоторое время заработать рубль, проще наехать на вчерашнего компаньона. Бальзамова, спасая свою собственность, вносит имущество СВОРГа в уставной капитал новой компании Лакримоза и передает туда землю раздора в аренду.

Но на Лакримозу , пользуясь полной неразберихой в документах, претендуют и представители Каменщика. Он-то, кормя баснями Бальзамову, получил свою долю не на словах, а на бумаге. Поэтому в Лакримозе и появились два параллельных генеральных директора, каждый из которых считал себя в законе. Дальше - больше. Многострадальную Лакримозу одновременно продают в разные руки. То есть не совсем одновременно: ходатаи Бальзамовой при регистрации сделки документы в ИМНС 6 подали гораздо раньше, но там бумаги благополучно потерялись. Пропажа по странному стечению обстоятельств отыскалась только после того, как противоположная сторона хорошенько подготовилась к сделке.

А в московской областной администрации появляется письмо со срочной просьбой изменить целевое назначение земель площадью 323 га под малоэтажную застройку по очень уважительной причине. Дескать, эти земли представляют место стихийного нерегулируемого отдыха с последствиями загрязнения территории и вытаптывания сельскохозяйственных угодий . Параллельно в одном из уважаемых столичных изданий готовится материал с броским заголовком Золотые яйца Бальзамовой , где русским по белому говорится о ворохе фальшивых документов и каскаде мошенничества . Бальзамова называется авантюристкой, которую смогла приструнить лишь налоговая инспекция. Наверное, имеется в виду та самая ИМНС 6, где загадочным образом документы Бальзамовой на продажу Лакримозы гуляли до тех пор, пока ту же Лакримозу не продали люди Каменщика

P.S. А что же правоохранительные органы? - вправе спросить наш читатель. Где же были наши спецслужбы при приватизации аэропорта Домодедово фирмой из Княжества Лихтенштейн? Почему молчат теперь, когда подмосковная земля может отойти кипрской компании, а крупнейший московский поставщик курятины Истро-Сенежское производственно-птицеводческое объединение - вообще прекратить свое существование? Уж не подобные ли факты имел в виду российский президент, когда говорил о продовольственной безопасности страны?

Согласитесь, что вопросы далеко не праздные. И редакция обязательно найдет на них ответы - либо с помощью прокуратуры, либо самостоятельно.