Каналы утечки капитала действуют по западным технологиям

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Каналы утечки капитала действуют по западным технологиям

" Из полутора сотен миллиардов долларов отечественных капиталов, перекочевавших за рубеж с 1992 по 2000 год, не менее 15 млрд долларов были выведены с помощью противозаконных финансовых махинаций из крупных и на первый взгляд вполне респектабельных российских банков, впоследствии ставших псевдобанкротами. Все эти банки были разорены собственным менеджментом с помощью импортных технологий, разработанных и предложенных для реализации зарубежными "специалистами" из крупных западных банков. Эти же банки выступали в роли контрагентов и предоставляли россиянам весь необходимый спектр "услуг" по перекачке активов за границу, грубо нарушая законы и РФ, и своих стран. Но игра стоила свеч. Хитроумные технологии сработали отменно. В результате были до нитки обобраны вкладчики, кредиторы и государство в лице госучреждений, доверившие свои деньги нечистым на руку банкам, вступившим в сговор с западными "инструкторами". Только из десяти таких кредитно-финансовых учреждений было украдено и перепрятано за рубежом - на офшорных счетах - около 650 млн долларов бюджетных денег. В их числе - Инкомбанк, "СБС-Агро", Уникомбанк, Мосбизнесбанк, Московский национальный банк, Токобанк, "Империал" и другие В ходе независимого расследования, проведенного "Новой газетой" и швейцарской газетой "Ле Тан" ("Время"), выяснилось, что для вывода капитала из России за границу "подельники" нередко прибегали к фиктивным импортным контрактам, продаже за рубеж ценных бумаг ниже их рыночной стоимости, сокрытию экспортной выручки, созданию искусственно сформированной задолженности перед инофирмами и банками. Нередко использовались и обменные дилинговые операции на рынке иностранных валют. На профессиональном языке такие операции называются "форекс" (от foreign exchange) и сами по себе вполне респектабельны. По сути - это игра на курсах иностранных валют. Ее правила таковы. Дилер, представляющий интересы банка или клиентов и выполняющий их прямые инструкции, покупает на рынке ту валюту, курс которой, по прогнозам, должен подняться. Если выбор оказывается верным, то образуется прибыль. В случае ошибки игроки остаются либо при своих интересах, либо терпят убытки. Чем больше объем покупки, тем больше выгода или проигрыш. Допустим, вы, полагая, что немецкая марка завтра вырастет, покупаете марки на 500 млн долларов. Назавтра курс марки действительно увеличивается с 1,62 до 1,60 за доллар, или на 0,02 пункта. Следовательно, прибыль составляет 10 млн. Понятно, что постоянно угадывать невозможно. Однако не бывает правил без исключений. Факты свидетельствуют о том, что ряд клиентов пришедшего к банкротству Мосбизнесбанка (МББ) обладали исключительным "даром предвидения". На протяжении нескольких лет они неизменно угадывали валюту, курс которой подрастал. Секрет столь поразительного везения состоял в том, что угадывание оформлялось задним числом. Главный дилер МББ Владимир Князев, оперируя большими суммами в валюте, которые умножались за счет кредитных линий из разных банков, покупал в равных пропорциях марки, йены и фунты. Как водится, их курсы попеременно росли и понижались либо оставались прежними. Однако какая бы из этих валют ни тяжелела, прибыль неизменно начислялась "своим" клиентам и опосредованно руководству банка, а убыток шел на банковскую позицию. Для обеспечения этого задним числом подкладывались клиентские инструкции с просьбой о приобретении именно той валюты, курс которой повысился. На следующий день повторялось то же самое. Покупались марки, иены, фунты. Вырос фунт - к вечеру подкладывается инструкция клиента о приобретении британской валюты. Соответственно весь доход идет клиенту и банку в соотношении 0,7 к 0,3 (это официальное соотношение - неофициальное было, разумеется, более выгодным для руководства банка). Проигрышные позиции по другим валютам, приобретенным на банковские деньги, то есть на деньги непосвященных клиентов и вкладчиков, оставались висеть на длинной позиции до лучших времен - в ожидании момента, когда из них можно выйти с прибылью. То есть эти деньги фактически не работали, не приносили прибыли. При этом катастрофически таяли средства непосвященных клиентов и акционеров. Но простые клиенты и вкладчики не догадывались об этом, так как проценты на бумаге им начислялись. Но, как вы понимаете, такая игра не может длиться до бесконечности. Рано или поздно наступает день "Ч", когда дилер перебрал свои лимиты тысячекратно, а клиентские деньги у банка на исходе. И в этой плачевной ситуации "не свой" клиент приносит платежку на 50 млн долларов. Что делать дилеру, который распределил все деньги по другим валютам? Он вынужден покупать доллары на соответствующую сумму и закрыть долларовую позицию с убытком. Так постепенно росла и ширилась финансовая дыра - и МББ пришел к разорению. Оно и понятно. Банк чаще всего оказывался в минусе в результате операций на форексе, тогда как его привилегированные клиенты всегда были в плюсе, получая в отличие от простых вкладчиков и клиентов по 200% прибыли и выше. Средства, которые "свои" клиенты размещали в управление в МББ, предоставлялись им самим же Мосбизнесбанком, но под нормальный процент и через другую подставную компанию или банк. По большей части такие деньги переводились в МББ с Запада. Миллионная прибыль от операций на форексе сначала уходила на транзитные счета иностранных компаний, заключивших с МББ договор, а оттуда рассылалась заинтересованным лицам.

Причем эти деньги уходили сразу в конце дня со счета дилинга, не зачисляясь на расчетный счет клиента, что допускается, когда деньги приходят в банк через иностранную компанию. По итогам дня пишется клиентская прибыль - и она, минуя бухгалтерию, отправляется по соответствующим адресам. Так, нигде не фиксируясь, из МББ уплывали миллионы. Беспроигрышная для "своих" лотерея действовала безукоризненно за счет обкрадывания простодушных клиентов, доверявших МББ свои деньги в траст, а также мелких акционеров и простых вкладчиков. 
В 1995-1996 годах была запущена наиболее масштабная схема по отмыванию денег и уводу их за рубеж с помощью так называемых договоров об управлении средствами. Важными элементами этой схемы были созданные при помощи западных банков компании Edge Investment Group, INC. и Jakobson & Associates, INC., через которые и выкачивались активы. 
В качестве первого шага в цепи махинаций Jakobson & Associates размещает в МББ в 1995 году депозит на сумму 5 млн долларов. Затем составляет "Договор о доверительном управлении средствами типа форекс". Для отвода глаз пишется письмо, в котором говорится о том, что компания в случае убытка делит ответственность с банком и теоретически может лишиться размещенных на депозите средств. Но на самом деле по этому письму невозможно было списать с компании ни цента. Да и убыток не был показан ни разу. Даже в те дни, когда позиция самого МББ была убыточной, на клиента в лице J&A записывалась прибыль. Как это делалось, описано выше. Однако важно добавить, что Jakobson & Associates оперировала не только своими 5 млн долларов. Они служили всего лишь блокировочным депозитом. Для операций на форексе МББ предоставил компании "кредитное плечо" в 50 млн долларов. 
Теперь вы можете прикинуть, сколько миллионов было скачано только через Jakobson & Associates. Но такие же операции проводились через Edge Investment Group, INC., имевшую "кредитное плечо" в 100 млн долларов, а также ряд других фирм. В работе по выводу денег за рубеж с помощью компании Jakobson & Associates активно поучаствовали банки "Национальный кредит" и "Индустрия сервис". При этом "Нацкредит" использовал свой оригинальный способ отмывки денег: чтобы замаскировать связь между отправителем и получателем, в платежке указывалась несуществующая компания, а деньги зачислялись на счет "невыясненных" платежей. Например, в платежке от 03.08.95 на 1700,00000 долларов из МББ указан бенефициар CSFB USA, но бенефициар не имеет ничего общего с Credit Swiss First Boston. На самом деле это просто выдуманное название с несуществующим номером счета. 
"Нацкредит" вообще умудрялся делать невообразимые вещи. Получив от МББ однодневный межбанковский кредит в 10 млн долларов под 8% годовых, "НК" продержал его несколько месяцев и разместил эти же деньги в МББ, "заработав" 120% годовых. Затем ими же "Нацкредит" прогарантировал кредит для банка "Индустрия сервис". 
Активно использовал созданную в МББ систему перекачки капитала за рубеж и "всемирно известный" банк "Империал", который переводил деньги в МББ через подставные компании, в том числе через Edge Investment Group, INC. 
Подобного рода финансовый сервис предоставлялся и одной лондонской компании, акции которой принадлежали дочери президента МББ Виктора Букато. Она же являлась сотрудником этой фирмы. По накатанной схеме деньги вначале размещались под обычные проценты на Западе, а оттуда передавались в Мосбизнесбанк для операций на форексе, дающих 200 и более процентов. Деньги с западного счета уходили на компании: IDL S.A. ACC. № 263682020 PRIVATE TRUST CORPORATION, 885 PL-9490, VADUZ, LEICHTENSTEIN; WING GLOBAL LTD., 347 5-TH AVENUE, SUITE 1307, NY10016. ACC. № 2151675739 PLEET BANK, WILLIAMSBURG OFICE 47 GRAHOM AVENUE, BROOKLYN, NY 11206; DRON ENTERPRISES, CREDIT AGRICOL INDOSUEZ, CH1211 GENEVA 3. ACC. №50534-D; CAROL MANAGEMENT INC. BANK LANE; P.O.BOX №-8188, NASSAU, BAHAMAS. ACC. № 40702840000013 CITY TRADING BANK, P.O. BOX 300 AIWO, NAURU, CENTRAL PACIFIC ACC. 001 - 749561 COMMERCIAL BANK OF SANFRANCISCO. 
Фигурирующий в этом списке "Креди Агриколь Индосуэц" (Женева) - это дочерняя структура французского банка "Креди Агриколь Индосуэц" (КАИ), того самого, который в 1999 году затеял тяжбу о взыскании с Национального резервного банка (НРБ) задолженности в 119 млн долларов по 14 форвардным сделкам, которые были якобы заключены до кризиса 1998 года, но в ходе разбирательства признаны российскими судами незаключенными. 
Однако не будем забегать вперед. В 1996 году КАИ еще не приобрел скандальной известности в России. Он действовал скрытно и достаточно осторожно через подставных лиц и офшорные компании, вовлекая в свой "бизнес" нечистоплотных и жадных до легкой наживы менеджеров российских банков и компаний. Однако специфические особенности деятельности КАИ в России понемногу становились достоянием прессы и правоохранительных органов РФ. Штрих за штрихом вырисовывалась подлинная картина его работы на российском рынке. 
КАИ был одним из первых зарубежных банков, появившихся на российской кредитно-финансовой сцене. В свое время он очень активно выступал здесь и даже открыл свой филиал ООО "Индосуэц Интернэшнл Файненс" (Россия). "Креди Агриколь Индосуэц" кредитовал такие банки, как "Роскредит", Автобанк, Газпромбанк, компании РАО "ЕЭС России" и "Татнефть", скандально известную РАО ВСМ, выпускал еврооблигации для того же "Российского кредита" и "СБС-Агро", начал готовить выпуск евробондов для Орловской области. 
Быстро сориентировавшись в неразберихе нарождающегося финансового рынка и почуяв легкую добычу, КАИ легко освободился от предрассудков западной респектабельности и активно подключился к проведению сомнительных операций. Есть основания утверждать, что французский банк был одним из главных разработчиков и активных участников реализации схем увода капитала из РФ за рубеж. В самом начале 90-х годов "Креди Агриколь Индосуэц" организовал банковское обслуживание в офшорных зонах для клиентов из России. 
Следует отметить, что российские чиновники, защищающие сегодня французский банк в тяжбе с НРБ (а таких чиновников немало), являются не просто случайной "пятой колонной". Их связывает с КАИ... наличие вкладов в Женеве и офшорах. Режим открываемых там счетов был в высшей степени либерален - без проверки происхождения средств и ограничений на проведение крупных международных платежей. КАИ нимало не тревожило то, что обычно отпугивает банки, дорожащие своей репутацией, например, открытие счетов на имя известных политиков, чиновников, членов преступных групп, крупные одноразовые поступления и платежи без надлежащих документов. Таким образом, в короткие сроки банк привлек не менее полутора миллиардов долларов. По подсчетам экспертов, каждый четвертый украденный в России доллар, в том числе из ложно обанкроченных банков, уходил в КАИ. В дальнейшем этот банк вел счета ряда офшорных компаний, участвовавших в приватизации, привлекался в качестве подставной организации для проведения мнимых сделок по увеличению уставных фондов коммерческих банков. В частности, с его помощью на несколько десятков миллионов был "надут" капитал Торибанка. Для этого использовались ранее выведенные из страны и аккумулированные в КАИ средства, которые вносились в уставной фонд и вновь выводились из банка через офшорные фирмы в нарушение законов не только России, но и стран Западной Европы. Пострадали от этих махинаций иностранные кредиторы и IFC, потерявшая 17 млн долларов в результате банкротства Торибанка. Однако стороны хранят гробовое молчание. В середине 90-х через "Индосуэц" проводились сделки по продаже резидентами нерезидентам облигаций по заниженной цене с последующей покупкой российскими банками этих же бумаг по завышенной цене. Так средства банков выводились за рубеж. Для незаконного вывода капитала из российских банков часто использовались и сделки по купле-продаже валюты по поддельным документам, о чем уже говорилось выше. 
Столь бурная деятельность французского банка не осталась незамеченной. Еще в 1997 году КАИ попал в "черный список" ЦБ РФ, который заявил тогда, что "будет воздерживаться от проведения каких-либо финансовых операций с подобными организациями", и рекомендовал российским финансовым структурам "принимать во внимание особенности их делового поведения". Причиной столь жесткого заявления Центробанка стало неисполнение "Креди Агриколь Индосуэц" обязательств по поставкам ценных бумаг российским банкам по заключенным ранее контрактам. 
Настороженность по отношению к КАИ усилилась в результате его инвестиционной активности в РФ. Как правило, банк участвовал в инвестиционных "проектах века", обеспеченных государственными гарантиями, бюджетными средствами и полностью освобожденных от государственного контроля, которые чаще всего оказывались обыкновенными "панамами". Так, "Креди Агриколь Индосуэц" выступил лидером по финансированию нашумевшей аферы под названием РАО ВСМ (строительство высокоскоростной ж/д магистрали между Санкт-Петербургом и Москвой). К ноябрю 1997 года французский банк стал крупнейшим акционером РАО ВСМ с почти 50-процентным пакетом акций. Ему было передано более половины государственной доли. Тогда же КАИ в союзе с крупным международным банком SBC Warburg заявил о готовности прокредитовать строительство на 200 млн долларов. Здесь следует напомнить, что проект был заведомо провальный - к этому времени администрации областей, по которым должна была пройти магистраль, не дали разрешения на ее прокладку. Почему же "инвесторы" решили вложить в него весьма немалые деньги? Ответ прост: у проекта была высокая "крыша", государственные гарантии и полностью отсутствовал контроль над его реализацией. Деньги были вложены в строительство вокзально-гостиничного комплекса в Санкт-Петербурге стоимостью 320 млн долларов. Подрядчиками были приглашены только западные строительные компании, расчеты с которыми производились за пределами России. На выплаты, судя по документам, не скупились, завышая расценки в несколько раз. В итоге Северная Пальмира получила гигантский котлован, на рытье которого и ушли 320 млн долларов. Когда же наконец безобразию был положен предел указом президента и постановлением правительства о приостановлении строительства и закрытии РАО ВСМ, акционеры во главе с "Креди Агриколь Индосуэц" учинили скандал и потребовали возвратов за наступление форс-мажора. И были правы - проект-то обеспечен гарантиями государства, которое вынуждено рассчитаться. Банк внакладе не остался, получив назад свое и заработав на завышенных суммах подрядов. По оценке Счетной палаты, всего в ВСМ "зарыли" 500 млн долларов. Значительная часть этой суммы досталась главному "инвестору". 
Вот такими способами "Креди Агриколь Индосуэц" умножал свои капиталы в России. 
Как видим, российские правоохранительные органы отнюдь не случайно возбудили в конце 2000 года в отношении КАИ и его дочерних структур - "Индосуэц Интернэшнл Файненс Б.В." (Голландия) и ООО "Индосуэц Интернэшнл Файненс" (Россия), подозреваемых в незаконной деятельности на территории РФ, уголовное дело по факту покушения на хищение денежных средств и другого имущества у российских кредитно-финансовых организаций. Конкретно - по признакам преступлений, предусмотренных ст. 30, ч. 3 (приготовление к преступлению и покушение на преступление) и пунктом "б" ч. 3 ст. 159 (мошенничество) УК Российской Федерации. 
В ходе следственных мероприятий российские правоохранительные органы заподозрили КАИ и в других сомнительных деяниях. Так, "Креди Агриколь Индосуэц" проверяется в настоящее время на предмет причастности к незаконным операциям со счетами "С". Это специальные блокированные счета в ЦБ, образовавшиеся после кризиса 1998 года вместо счетов, по которым велись операции с ГКО. По имеющимся данным, КАИ (Женева), занимаясь операциями с ГКО с помощью специально созданных офшорных компаний, не понес убытков после дефолта, так как вовремя (за две недели до его объявления) продал бумаги, используя инсайдерскую информацию от российских чиновников, открывших счета в Женеве. Через некоторое время "Креди Агриколь Индосуэц" вновь приобрел обесцененные в результате обвала рынка ГКО облигации и затем обменял их на новации Минфина. В дальнейшем КАИ продал также и замороженные на счетах "С" рубли российским организациям, которые осуществляли незаконные платежи в валюте. Одна из таких операций была обделана весной 2000 года, вскоре после того как один из российских банков, выигравший у "Креди Агриколь Индосуэц" суд по поводу убытков в 16 млн долларов, арестовал в России 8 млн долларов французских денег. Напуганные топ-менеджеры КАИ, имевшие на блокированных счетах "С" в ЦБ РФ около 100 млн долларов в рублях, срочно продали русским за рубежом со скидкой 16% принадлежащую французскому банку офшорную фирму, которая владела упомянутым счетом. Сделка была проведена через Импекс-банк - бридж-банк "Роскредита". Доходы в 16 млн долларов были разделены между менеджерами. 
Как сообщил источник в МВД, согласно памятной записке, которую российские правоохранительные органы намерены направить соответствующим службам Франции, у следствия есть подозрения, что к компаниям, сотрудничавшим с КАИ при проведении афер со счетами "С", имеют отношение организованные преступные группировки (ОПГ). По предварительным данным, сделки осуществлены не установленными пока лицами на общую сумму 100 млн долларов, в результате чего самому "Креди Агриколь Индосуэц" нанесен ущерб примерно в 40 млн долларов. 
Помимо этого, в настоящее время у следствия также имеется свыше 20 счетов, открытых в "Креди Агриколь" (Женева), которые проверяются на принадлежность российским ОПГ. Есть основания полагать, что эти счета также использовались для проведения незаконных операций по выводу денежных средств из Российской Федерации. Как полагает следствие, всего через такие счета (их общее число составляет несколько тысяч) в 90-е годы прошли миллиарды долларов, причем подавляющая их часть связана с противоправными действиями, включая уклонение от налогов, мошенничество, отмывание незаконных доходов. 
Особое место в "послужном списке" КАИ занимают уже упомянутые выше форвардные сделки, которые заключались французским банком в тесной связи с работой на рынке ГКО. 
По версии французского банка, он прибегал к форвардным сделкам, чтобы застраховаться от возможного обесценения рубля или дефолта, то есть от неплатежа по внутреннему рублевому долгу - или по ГКО. 
Однако, как уже отмечалось, "Креди Агриколь Индосуэц" на самом деле ничего не потерял на ГКО, а даже остался в выигрыше, продав облигации до кризиса по высокой цене и вновь скупив их после 17 августа за бесценок. Совершив этот маневр, КАИ получил невиданные на Западе прибыли, уплаченные, кстати, из траншей МВФ. 
Казалось бы, радоваться и благодарить судьбу и информаторов. Но КАИ не остановился на достигнутом и решил использовать сложную для российской банковской системы ситуацию с максимальной выгодой для себя. Не понеся убытков, он вошел в комитет действительно пострадавших западных банков, настаивавших на возврате средств, которые они потеряли в России. Как тут не вспомнить - "битый небитого везет". Похоже, руководители французского банка настолько привыкли рассматривать Россию в качестве дойной коровы, что забыли все приличия. Полученные сверхприбыли они посчитали само собой разумеющимися и попытались дополнительно нажиться за счет возникших в РФ финансовых проблем. 
"Битые" зарубежные банки в результате нелегких переговоров удовлетворились условиями, предложенными российским правительством и партнерскими банками. "Небитый" же оказался куда менее сговорчивым. "Креди Агриколь Индосуэц" стал одним из двух западных банков, которые в октябре 1998 года подали иск на Российское государство с требованием досрочного погашения ОВВЗ под угрозой ареста российской собственности за рубежом. Однако правительство все же оказалось не по зубам жалобщикам, и КАИ взялся за коммерческие банки и компании. 
Почувствовав легкую добычу, "Креди Агриколь Индосуэц" предъявил ряду российских банков необоснованные требования по форвардным сделкам. Здесь следует пояснить, что при форвардных сделках одной из сторон за уплату премии предоставляется право, а у другой возникает обязательство купить или продать валюту (в нашем случае - рубли за доллары) по определенному курсу через определенное время. Как правило, выигрыш или проигрыш при таких сделках составляет максимум 5-6% и зависит от изменения курсовой стоимости валют. Но когда доход достигает нескольких сотен процентов, как это случилось в России после обвала рубля в 1998 году, то можно смело говорить о криминальном сговоре или о вопиющем мошенничестве. Прибыль западных контрагентов в отдельных случаях составила 120-200 млн долларов, тогда как максимальный доход российских банков от форвардных контрактов не превышал 40 тысяч долларов. Не вызывает сомнения, что ряд западных банков, таких как КАИ, сознательно вели Россию к дефолту, заблаговременно заключая заведомо неравноправные сделки, как они это делали и на других развивающихся рынках, чтобы получить баснословные прибыли. 
Цинизм ситуации усиливается еще и тем, что многие из предъявленных французским банком требований не были должным образом оформлены. Соответствующие договоры и другие документы отсутствуют. И тем не менее "Креди Агриколь Индосуэц" проявил ошеломляющую настойчивость в отличие от большинства других западных банков, которые действительно заключали форвардные контракты с российскими партнерами. Эти банки продемонстрировали понимание того, что после объявленного Кириенко дефолта и резкой девальвации рубля, когда цена за доллар подскочила с 6 до 20 рублей и выше, трудно выполнить свои обязательства, и договорились с российскими партнерами о взаимоприемлемых условиях решения возникшей проблемы. Вопрос же о требованиях КАИ к НРБ, несмотря на их необоснованность, остается открытым. Французский банк продолжает тяжбу и инициирует аресты. Настойчивость "Креди Агриколь Индосуэц" выглядит тем более агрессивной и вызывающей, что чистота сделок с его стороны весьма и весьма сомнительна. 
Из официальных бумаг, которые могли бы подтвердить заключение сделок, наличествуют лишь некие ксерокопии, подписи под которыми не могут быть идентифицированы. Иные документы отсутствуют. Более того, опционные премии, которые должны были платить французы российскому банку, на балансе НРБ отсутствуют и якобы находятся в агрегированных суммах, которые приходили по текущим договорам в "Креди Агриколь Индосуэц". Далее. Никто из руководства Национального резервного банка не подписывал ни генерального соглашения (есть подписи лишь одной стороны - французской), ни так называемых конфирмаций - факсовых сообщений, которыми должны были обмениваться стороны. Никаких оригиналов соответствующих документов нет ни в распоряжении французов, ни у российского банка. Однако этих "доказательств" оказалось достаточно, чтобы нью-йоркский суд вынес решение в пользу "Креди Агриколь Индосуэц". Есть сведения, что за это "решение" КАИ заплатил в виде взятки 7 млн долларов. 
Так или иначе, но в апреле 1999 года американский суд в нарушение положений Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958 г.) удовлетворил иск КАИ и издал приказ об аресте имущества НРБ на сумму 110 млн долларов и начисленных процентов. Последовавшие апелляционные жалобы НРБ ничего не дали. И по вердикту суда Нью-Йорка в апреле 2000 года НРБ оказался должным КАИ ни много ни мало 119 691 45602 долларов. Данное решение, как и предыдущее, было обжаловано Национальным резервным банком, но пока безрезультатно. А тем временем в апреле 2000 года в платежной системе Euroclear (Бельгия) и в ряде зарубежных банков по настоянию КАИ были арестованы средства НРБ на общую сумму около 500 млн долларов, тогда как сумма иска французского банка (если допустить ее обоснованность) составляет 119 млн долларов. Понятно, что избыточный арест нанес серьезный материальный ущерб Национальному резервному банку, который превышает размер исковых требований. Лишь осенью 2000 года по решению Бельгийского суда сумма заблокированных средств была сокращена вдвое. И тем не менее более 200 млн долларов, принадлежащих НРБ, все еще находятся под арестом. И арест по-прежнему является избыточным. 
Если эти деньги со счетов НРБ будут все-таки списаны в пользу "Креди Агриколь Индосуэц", другие иностранные банки, имеющие не до конца урегулированные форвардные требования к российским банкам и внимательно следящие за развитием событий, могут резко изменить свою позицию по "форвардам" и на основе созданного прецедента начать действовать аналогично французам. Тогда придется платить сполна всем российским банкам, заключавшим форвардные сделки, включая ВТБ и Сбербанк, в котором, кстати, находятся деньги большей части населения страны... Как вы понимаете, последствия изъятия из российской банковской системы 8 млрд долларов (такова общая сумма форвардных требований западных банков к российским) будут самыми плачевными для экономики России в целом и для десятков миллионов отдельно взятых граждан. 
Кстати, значительную долю этих средств за вычетом спекулятивного дохода иностранцев получат россияне, которые незаконно вывели капиталы за рубеж, а затем с помощью "Креди Агриколь Индосуэц" и иже с ним вложили эти деньги в ГКО, частично потеряв их после обвала пирамиды. Ради возмещения убытков своих российских клиентов, среди которых, похоже, немало представителей криминальных структур (не исключено, что они имеют опосредованные связи с чеченскими бандформированиями) и старается французский банк, который, как свидетельствуют факты, играет первую скрипку в разработке и применении технологий по перекачке капитала из России за рубеж. 
Впрочем, КАИ напрасно упускает из виду, что он обидел не только российских "авторитетов", но и вкладчиков и клиентов МББ, "Империала", "СБС-Агро", Торибанка, "Роскредита" и других банков, включая государственные. Получив соответствующие доказательства, они могут предъявить иски к французскому банку и его "дочкам" на сотни и сотни миллионов долларов. Слово - за правоохранительными органами РФ, у которых за годы деятельности КАИ на российском рынке, надо полагать, накопилось немало материалов о противозаконном бизнесе французского банка в России. 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации