Кантор выводит активы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Кантор выводит активы

То, что основной владелец холдинга «Акрон» Вячеслав Кантор регулярно изымает из своих предприятий оборотные средства с помощью различных финансовых ухищрений, – ни для кого не секрет, пресса об этом неоднократно писала

Иван Греков, The Moscow Post, origindate::02.10.2008

Изначально, когда показывалась очень скромная прибыль, а порой и убытки, главным механизмом обмана акционеров и государства был офшорный трейдинг, который даже в 2002–2005 годах составлял 70–80 процентов от объема производства. Но после усиления внимания государства к этой проблеме доля офшорного трейдинга снизилась до 40% в 2006 году, а в прошлом году была чуть выше 30%. Казалось бы, проблема вывода активов снята, и вопрос для государства решен положительно. Но даже в этих условиях В. Кантор находит новые нестандартные приемы для увода средств на сторону.

В первом квартале 2006 года ОАО «Акрон» выкупает 51% акций расположенного в Китае заводика «Хунжи – Акрон», который до этого на 56 процентов принадлежал лично В. Кантору, т. е. физлицо В. Кантор перепродал заводик предприятию, в котором является контролирующим акционером. Таким образом, средства предприятия перетекли в личный карман В. Кантора. Эта операция была проведена по банальной причине: личный актив – заводик в Китае, живущий на грани рентабельности – превращается в личные деньги, которые можно тратить, не спрашивая мнения акционеров. Заводик доброго слова не стоит, сырьевой базы у него нет, железной дороги нет, поставки сырья идут по реке (с перегрузкой в морских портах), вывоз продукции, а это всего около 700 тыс. тонн в год, – только автотранспортом.

Никакой прибыли завод не приносит. Так зачем же его купило ОАО «Акрон»? Чтобы переложить свои деньги в карман В. Кантору? Так это и называется – вывод активов.

В середине 2006 года другое канторовское предприятие, ОАО «Дорогобуж», объявляет о своих планах по расширению производства и о том, что оно приобрело в Италии оборудование для производства 500 тыс. тонн аммиака и 450 тыс. тонн карбамида в год. Вскоре выяснилось, что это оборудование образца 1974 года, что оно 30 лет эксплуатировалось, что в 2004 году завод был закрыт, а оборудование бездействовало и ржавело 2 года. Вопрос – зачем Кантору покупать этот металлолом?

Вариант ответа – затем что В. Кантор сначала задарма купил этот завод с землей на свой офшор, а затем, дождавшись субсидий Еврокомиссии для Италии, получил итальянские правительственные дотации на ликвидацию предприятия, а металлолом продал своему «Дорогобужу» по цене высокотехнологичного оборудования.

В итоге Кантор стал обладателем большого земельного участка на Адриатическом побережье Италии с прекрасной инфраструктурой (автомобильная дорога и ж/д ветка), расположенного впритык к курортному городку Монферрато (ни одного предприятия, только виллы и сфера услуг). Куда отнести затраты в 180–200 млн долларов, которые понес ОАО «Дорогобуж»? Как он будет списывать с баланса итальянский утиль? С Кантором все в порядке – у него земля и деньги. Но вот почему платить за это должно российское предприятие, которое вынужденно отнесет расходы на себестоимость, российские крестьяне, которые будут вынуждены покупать подорожавшие удобрения, и даже российское государство, которое не досчиталось части причитающихся ему налогов?

В 2007 году В. Кантор активно готовил ОАО «Акрон» к IPO на Лондонской фондовой бирже и остерегался разовых операций по выводу активов, иначе его могли бы неправильно понять лондонские биржевики. В июне–августе 2008 года стало ясно, что IPO провалилось. И что ожидаемого куша в 800–900 млн долларов не случится. Так как же теперь выводить активы? Имущества, которое можно было бы продать своим предприятиям, больше нет, а возвращаться к офшорной схеме трейдинга, особенно после дела «Мечела», крайне рискованно. Остается вынимать из кармана предприятий только то, что можно достать легально с помощью дивидендной политики. Напомним, за весь 2007 год «Акрон» выплатил 3,1 млрд рублей дивидендов. За первое полугодие 2008 года – 3,8 млрд рублей. Не многовато ли?

Здесь уместно заметить, что выплата дивидендов – это абсолютно нормальная операция. В ней нет никакого криминала, и де-юре все по закону.

Но де-факто, здесь и сейчас, в той ситуации, в которой находился ОАО «Акрон» осенью 2008 года, эту дивидендную политику надо рассматривать особенно пристально именно с позиции вывода активов.

И вот почему. В 2006 и 2007 годах ОАО «Акрон» направлял на собственное развитие по 1,2 млрд рублей ежегодно, остальное уходило в дивиденды. В 2006 они составили 1,14 млрд рублей, или около 49 процентов чистой прибыли. В 2007 – 3,1 млрд рублей, или около 74 процентов чистой прибыли. Сейчас только в первом полугодии уже 3,8 млрд рублей или 80 рублей на акцию, а за первое полугодие прошлого года было всего 13 рублей на акцию, рост в 6 раз. А что же будет с дивидендом «Акрона» за весь 2008 год?

А теперь внимание. В октябре 2006 года ОАО «Акрон» на свою «дочку» – «Северо-западную фосфорную компанию» – бесплатно получает лицензию на разработку месторождения апатитового сырья Олений ручей. Стоимость освоения в текущих ценах – 35–40 млрд рублей. По первому бизнес-плану, под который и давалась лицензия, горно-обогатительный комбинат должен вступить в строй уже в 2010 году. Пока не сделано ничего существенного.

В марте 2008 года ОАО «Акрон» за 16,8 млрд рублей получает лицензию на освоение Талицкого участка Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей. Платеж за лицензию в 16,8 млрд рублей уже произведен, в том числе за счет кредита Сбербанка в размере 13,4 млрд рублей. Стоимость освоения близка к 50 миллиардам.

Итого 13,4 млрд рублей долгов и как минимум 90 млрд рублей инвестиционных обязательств. То есть всего более 100 млрд рублей. За этот период из компании выведено дивидендов более чем на 8 млрд рублей, причем почти половина – 3,8 млрд рублей только за прошедшее полугодие. А если сюда прибавить китайский заводик и итальянский утиль, то и на четверть от необходимых 100 млрд рублей потянуть может. Не будем забывать, что из всех выплаченных дивидендов 72% попадает в карман лично В. Кантору как контролирующему акционеру.

Что такое 20–25 млрд рублей, выведенных из компании за 2,5 года? Это стоимость всего производственного комплекса Олений ручей, который мог бы начать работать уже в 2010 году. Оставалось бы в рабочем порядке подтянуть инфраструктуру и социалку, используя на это в том числе и доходы самого производственного комплекса. Вот она, народно-хозяйственная цена выведенным активам.

Вполне объяснимой была дивидендная политика «Акрона» в 2006 году, чистую прибыль в 2,4 млрд рублей разделили почти пополам на дивиденды и средства развития. Проект Оленьего ручья только-только возник, других обязательств нет и времени на реализацию этого проекта еще много. Выплата дивидендов по итогам 2007 года уже вызывает вопросы. Во-первых, величиной дивиденда – 3,1 млрд рублей из 4,17 млрд рублей чистой прибыли, а во-вторых, отсутствием ожидаемых инвестиций в Олений ручей как таковых и отсутствием источников формирования таких инвестиций.

Промежуточный дивиденд 2008 года вызывает уже не вопросы, а подозрения в преднамеренном выводе активов. Ведь последствия такой дивидендной политики полностью совпадают с последствиями вывода активов с предприятия. Средства, которые можно было бы потратить на развитие без привлечения внешних источников финансирования, растрачены на сверхвысокий дивиденд, а обязательства будут покрываться кредитами, которые лягут и в себестоимость, и в налогообложение прибыли. А в конечном счете на потребителей – российских аграриев, которым придется оплачивать безмерные финансовые аппетиты одного единственного физлица – Вячеслава Владимировича Кантора.
А для аналитиков, которые решили, что дивиденд в 3,8 млрд рублей на фоне дивидендов нефтяников и металлургов не так велик, приводим простой расчет. Дивиденд в 3,8 млрд рублей на коллектив в 3,5 тыс. занятых на «Акроне» означает, что каждый новгородский химик за полгода своим трудом принес Кантору один миллион рублей чистого дохода. Кто еще может похвастать такими результатами в России? И сколько получили на руки сами новгородские работяги за полгода? Тысяч по 70–80 рублей?

Вставка:
Сегодня, в январе 2009 года, В. Кантор просит у государства 2 миллиарда долларов