Капитализм в холодном климате

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Fortune", origindate::12.06.2000

Капитализм в холодном климате

Ричард Бихар (Richard Behar)

Лев Черной

Лев Черной

Если бы у российской алюминиевой промышленности было лицо, то оно походило бы на лицо Льва Черного - покореженное, покрытое оспинами, изолированное от внешнего мира детектором металла и армией сооруженных охранников. В свои 45 лет Лев, перенесший в детстве полиомиелит, до сих пир холит с сильной хромотой, заворачивая и раскачивая поврежденную ногу; глаза его - как две голубые щелки для монет, волосы вампирическим треугольником приглажены ко лбу. Он одет в черный костюм и курит сигару Кохиба.

"Боюсь ли я мафии?" - спрашивает Черной с улыбкой. "Если я отвечу Вам, что нет, то это будет неправдой. Бели я скажу, что да - то это тоже правдой не будет".

Одним этим полупрозрачным ответом Черной суммировал пост советскую Россию. После развала СССР в 1991 году, началась борьба между полу сформировавшимися, зачастую конфликтными демократическими импульсами россиян и вековой уголовной культурой, обладающей там несказанной долей власти. Запад с энтузиазмом принял подъем парламентарной демократии в России - величаво пообещав помощь и инвестиции - но траектория России в последнее время оставила мало места для оптимизма. Сегодня даже многие из российских выборных официальных лиц говорят о стране как о клептократии, социальные, политические и экономические институты которой настолько заражены организованной преступностью, что надежду утратили даже самые заядлые оптимисты. Западные компании, вложившие капитал в российскую экономику в начале 90х годов либо дорого заплатили за эту свою ошибку, либо им пришлось пойти на такие компромиссы, возможность которых им никогда не приходила в голову.

"Чаще всего а этом бурном море успеха добиваются не чисто выбритые загорелые, с иголочки одетые яхтсмены под снежно-белыми парусами"- говорит Лев. зачитывая подготовленное заявление, "а неопрятные шкипера. командующие пиратским кораблем. И не надо пугаться. Это законы первоначального накопления капитала, применимые всюду".

Эта история о том, как эти законы применялись Trans-World, компанией. основанной братьями Рубенами - Дэвидом (Лондон) и Саймоном (Монако), в начале 1990х годов. С помощью двоих русских - Льва Черного и его брата Михаила - Рубены за несколько лет выстроили в бывшем Советском Союзе рокфеллеровскую вертикальную империю. В 1996 году Trans-World был объявлен третьем крупнейшим в мире производителем алюминия, после Alcoa и Alcan (Россия занимает второе место в мире по производству алюминия). Масштабы Trans-World были так обширны и так невидимы, что их называли "государством в государстве", где сотни постоянно меняющихся компаний-оболочек были щупальцами, простирающимися от сибирских равнин до берегов Кипра, Багамских и Каймановых островов, и, в конце концов, добираясь до США, где продавалось 30% всего алюминия этой империи. Там этот так называемый "крылатый металл" использовался для строительства ракет, спутников, колес, самолетов и миллионов предметов домашнего обихода. Trans-World также завладел огромными холдингами в сталелитейной, хромовой, угольной и других сырьевых отраслях промышленности.

Рубены недолго задержались на солнце. К 1998 году они утратили контроль почти над половиной своего царства в пользу своих бывших партнеров. Правительственные расследования, как минимум в семи государствах, наряду с сотнями статей в иностранной прессе, в основном критически настроенной по отношению к Trans-Worid - делали явной угрозу возможной утраты остального. Несколько месяцев назад Рубены продали остававшиеся у них российские активы.

В конце прошлого года, на закате царствования Trans-Worid в бывшем Советском Союзе, Рубены предоставили журналу Fortune совершенно необыкновенную возможность: они дадут интервью и откроют двери своих офисов в обмен на честную оценку - в печати - примененными им в прошлом деловыми методами. Это было очень смелое предложение, подтекст которого яснее быть не мог. Принимая во внимание неуверенность в будущем, Рубены остро нуждались в альтернативах. Оба они теперь - миллиардеры, но их репутация далека от "яхтсменов под снежно-белыми парусами". В России вся их отрасль плывет под черным флагом. Алюминий - одна из самых длинных рук российской мафии, по словам Франка Килтуффо, заведующего особым отделом по расследованию российских преступлений в Центре стратегических международных исследований в Вашингтоне. Для того чтобы остаться в бизнесе, - особенно если, как говорят Рубены, они хотят перенести деятельность в США и в другие страны Запада, - Trans-Worid необходима была незапятнанная репутация. Рубены надеялись на то, что статья в журнале Fortune им в этом поможет. С той же надеждой они воспользовались услугами компании Kroll Associates, крупнейшей фирме по расследованиям, с тем. чтобы они тщательно проверили "все аспекты нашего бизнеса", говорит Дэвид, надеясь на то, что позитивный отчет можно будет сделать достоянием публики.

Этот неортодоксальный, исповеднический тон как раз и делает каш рассказ таким необычным. В зависимости от дня недели, их настроения и способности вспомнить, что они говорили до этого, Рубены и связанные с ними лица занимали головокружительное количество позиций в отношении своего бизнеса и своих действий, направленных на его процветание. С одной стороны, открытость Рубенов была в крайней степени осторожной и избирательной; с другой стороны, иногда они, казалось, забывали, что журнал Fortune присутствует здесь в качестве стороннего наблюдателя, а не в качестве сотрудника Trans-Worid. На протяжении почти что 100-часового интервью. Рубены и Черные временами до невнятности противоречили друг другу. Ироничность ситуации заключалась в том, что их попытки гласности, хотя и не приведшие к великим откровениям, в конце кондов, только подчеркнули грязь того мира, в котором они вращались. Это, скорее всего, заставит правоохранительные органы удвоить свои усилия с тем. чтобы положить всему этому конец. По крайней мере, к этому заключению пришел журнал Fortune, особенно после того, как наши расследования обнаружили крупные суммы денег, перечисленные Trans-World в адрес компаний, находящихся в центре трех крупнейших скандалов, связанных с грязными деньгами, а именно с делом Bank of New York, с расследованием по делу Кремль-Mabetex и с крахом YBM Magnex, компании, учрежденной российскими мафиози в Пенсильвании н закрытой федеральными службами в прошлом году (см. сноску). Что же касается Kroll Associates, хотя само агентство этого не подтверждает, но позитивный отчет вряд ли будет представлен.

Толлинг за доллары

Кто такие Рубены? Информация о начале их жизненного пути весьма обрывочна. Нам известно, что братья родились в Бомбее, и после развода родителей их воспитала мать и бабушка, уроженки Ирака. Как и многие бедные, но амбициозные юнцы в пост колониальной Индии, братья перебрались в Лондон, где провели несколько месяцев в еврейской общине. Саймон занялся торговлей коврами и накопил достаточно денег для приобретения своей первой недвижимости (сегодня среди его обширного холдинга недвижимости -значительная часть центрального района Лондона, Mayfair). Дэвид а молодости занялся торговлей металлоломом, позднее стал одним из руководителей совместного предприятия по торговле металлом между СССР и Merrill Lynch, что в итоге стало основой для основания его собственной компании Trans-World в 1977 году.

Братья всегда и всем делились. Когда они не орут друг на друга, они заканчивают друг за друга предложения, и обмениваются шутками, как две части хорошо смазанной машины. Синхронно протекает даже их повседневная жизнь. Официально Саймон - резидент Монако, но работает он в основном в Женеве, где он ведет тщательный учет дней, которые он может провести в Лондоне, где живет Дэвид. У обоих братьев есть дома на французской Ривьере;

третий дом Давида - во Флориде (хотя Дэвид и гражданин Великобритании, его жена и дети - граждане США). В целях налогообложения Дэвид не является директором или владельцем ни одной из сотен их компаний-оболочек. По крайней мере, технически все пути ведут к Саймону.

Лондонский офис Trans-World похож больше на многоэтажную автостоянку. чем на головной офис международной торговой империи. Когда Forcune посетила офис Trans-World,, Дэвид. как маньяк, носился из кабинета в кабинет, выкрикивая требования своим запуганным подчиненным. В этом порочном мирке люди ведут борьбу между собой на разных языках, подсиживают друг друга, мирятся и заключают сделки - иногда за минуту. Весь этот хаос пропитан недоверием и подозрительностью, и даже Дэвид Рубен не доверяет полностью одному из своих высокопоставленных подчиненных, сидящему за столом поблизости. "Никто не доверяет ничьей лояльности", - шепчет один из сотрудников - "это просто какой-то развратный притон".

В Женеве обстановка не менее поразительна. В этом финансовом центре Trans-World Саймон возвел крик до стандартного образа действий. "Саймон, Дэвид и Лев, все они, как говорят в России, люди настроения", - говорит Александр Бушаев, доверенное лицо Саймона, служащий связным между восточной и западной частями бизнеса Trans-World. Их решения зависят от их настроения в каждый данный момент. Сегодня они что-то решат, а завтра - изменят свое решение, особенно если им некуда торопиться. И все они любят покричать. В США такое повеление считалось бы оскорбительным". Еще один из сотрудников говорит, что Саймон "ежедневно раздирает людей на куски". Он добавил, однако, что "Рубены - добрые, порядочные люди, если это не касается денег. Они готовы кастрировать любого, кто попросит у них повышения зарплаты".

С распадом Советского Союза распалась и вся его алюминиевая промышленность, ориентированная на нужды военно-промышленного комплекса. Дэвид Рубен говорит, что к тому времени он сделал Trans-World одной из крупнейших компаний, торгующих российским алюминием, и ухватился за возможность расширить деятельность в образовавшемся вакууме. Вскоре после этого в проект был вовлечен и Саймон.

Естественно, Россия и тогда была достаточно беззаконным обществом, с удручающими правилами ведения бизнеса, всепроникаюшей коррупцией. ленивыми или наивными чиновниками и назначенными государством руководителями предприятий, которые внезапно фактически оказались капиталистами - и им срочно были необходимы наличные средства. Тогда, как и сейчас, иностранцы быстро обнаруживали, что эти бурные волны были лучше приспособлены к плаванию в том случае, если рядом стоял местный партнер. По рассказам Дэвида, незадолго после того, как он открыл офис в Москве, в 1992 году, в дверь вошел, сильно хромая, человек с тяжелой тростью. В после перестроечной теневой экономике Лев Черной стал крупным трейдером древесины и рыбы. Среди многого другого. "Лев сказал, что все решить могут только те, у кого есть деньги", - вспоминает Дэвид. "Лев сказал мне -"Полетели со мной". Я ответил, что у меня нет больше чистых рубашек. "Ну, мы их постираем", ответил Лев. И мы полетели".

Затем Лев познакомил Дэвида со своим братом, Михаилом, оказавшимся весьма полезным приобретением для новообразованной компании. Михаил, которому сейчас 48 лет. не говорит по-английски и фамилию свою пишет "Черный". Тогда он занимался металлами, и у него были хорошие "связи" в портах, на железной дороге, и среди сырьевых предприятий, там, где Рубены взрастят Trans-World. Так родилось партнерство, но эта договоренность никогда не была закреплена на бумаге. Сейчас Дэвид говорит, что тогда "бизнес в России делался не так, как на Западе, с контрактами и прочим. В России, сотни миллионов долларов перечислялись под честное слово". (Из четырех основоположников Trans-World только Михаил Черной не дал личного интервью). Вместо этого он выборочно ответил на вопросы, переданные ему в Израиль по факсу. "У меня нет никакой эксклюзивной информации о так называемой российской мафии", пишет он, - "простите, что разочаровал Вас". На вопросы о взятках, убийствах и грязных деньгах он ответил, что "ко мне это никакого отношения не имеет. Моим хобби, если можно так сказать, является помощь хорошим, честным людям ... Я люблю книги, предпочитаю детективы".

Очень скоро Рубены и Черные заключили весьма прибыльные сделки с крупнейшими российскими заводами и сырьевыми предприятиями на Украине и в Казахстане. Trans-World построил 300 железнодорожных вагонов и комплекс по разгрузке глинозема на Дальнем Востоке, для того, чтобы можно было получать сырье из Австралии. В сущности, Рубены латали связи. разрушенные распадом СССР, между бывшими союзными республиками. Разница была лишь в том, что теперь контроль перешел от центрального планового комитета к Trans-World. "Мы помогли построить российскую инфраструктуру, в буквальном смысле слова", - говорит Дэвид. "Мы добились успеха там, где всякие Alcoa и прочие крупные компании побоялись рискнуть" (Alcoa, однако же. придерживается противоположного мнения - см. ссылку).

И тут потекли прибыли. "На Западе возврат по торговым операциям составлял, в лучшем случае, 1%, или S5 за тонну металла", - объясняет Давид. "А здесь я увидел возможность зарабатывать S200 за тонну. Жадность заставила нас рисковать".

Эти сверхъестественные прибыли были возможны в результате так называемой системы толлинга, формально одобренной российскими властями и распространенной в алюминиевой промышленности начиная с 1992 года. Толлинг предоставил финансовые льготы для возрождения погибающей алюминиевой промышленности, позволяя бизнесменам фактически брать в аренду алюминиевые заводы. Не облагаемое налогом сырье ввозилось из-за границы, перерабатывалось в алюминий, который затем, также не облагаясь налогом, вывозился за границу. Заводы получали плату за переработку -немного, но достаточно для того, чтобы обеспечивать работой огромное количество низкооплачиваемой рабочей силы и развеять социальную напряженность. А тем временем бизнесмены (а данном случае Рубены и Черные) гребли прибыли в размере до S500 за тонну алюминия, который продавался на мировом рынке примерно за S 1,500. Саймон говорит: "Дурак тот, кто не может получить как минимум 40% прибыли на работе с Россией"

Толлинг был введен как временная мера, но превратился s опасную привычку для России. Это еще и потому, что у толлинга есть добавочное, скрытое преимущество - эти громадные прибыли служат кормушкой не только для промышленных чиновников, но и просачиваются в правительство на самом высоком уровне.

Начиная с 1993 года, во время проведения приватизации, а бывших советских республиках, Рубены и Черные агрессивно закрепляли свои толлинговые контракты и не менее агрессивно отметали конкурентов, пытающихся пробиться на их место. Они начали скупать новоизданные акции заводов, с которыми они работали. Так они приобрели 66% акций Братского алюминиевого завода. Для' сохранения лояльности руководства завода, они ссудили им деньга для приобретения оставшихся акций. С небольшими изменениями этот процесс повторился по всему региону. Лев выступал в роли этакого сверх-руководителя, постоянно перемещаясь между Москвой и заводами в Сибири, на Украине и в Казахстане. Михаил развивал необходимые связи с портами, на железной дороге и сырьевых предприятиях. Саймон говорит, что "практически на всех заводам у группы была самая большая доля толлинга".

В стиле американских разбойников 19 века Рубены захватывали на корню всю отрасль, лично зарабатывая сотни миллионов долларов в год. Защищать все это богатство выпало Саймону - талантливому создателю корпоративного тумана.

"Налоговые консультации специалистов мне не нужны" - хвастается Саймои из своей Женевской цитадели. "Компьютеров я не понимаю, и калькуляторами никогда не пользовался. Все цифры у меня в голове". Следователи годами пытаются разобраться в глобальной паутине компаний, созданной Саймоном для ухода от налогов. Начнем с того, что компаний больше чем сотрудников -только на Западе было создано 200 компаний, а в России - около ста. Одна в другой, компании-матрешки, постоянно изменяющиеся, многие со схожими названиями создавались на Багамских и Кайманских островах и на острове Мэн. В 1999 году компания-пустышка Landal Worldwide, созданная на Виргинских островах, была, как представляется, вершиной этой пирамиды. Под ней, в разное время - Trans-World Group Inc., Trans-World Group plc, Trans-World Metals International, Trans-World Metals SA, TWM Holdings, TWM Trading, Transmet, Landal SAM и т.д. У Рубенов есть частный банк в Западном Самоа, еще один - в Москве, и третий - на Багамских островах; еще один банк - холдинговая пустышка на Бермудских островах, и это не считая различных счетов в не связанных между собою банках в Швейцарии, Германия и США, включая Bank of New York. И эти наслоения продолжаются до бесконечности, создавая оптическую иллюзию, которая заставила бы призадуматься даже М. С. Эшера. "Саймон обожает сложности", - говорит один из сотрудников Trans-World. "Он даже аренду платит через три компании".

Алюминиевая война разгорается

Для того, чтобы представить себе Красноярский алюминиевый завод. вообразите 24 футбольных поля, покрытых завесой удушающего тумана. Этот завод, носящий имя крупнейшего региона и города Сибири, был построен для нужд советской военной промышленности. Завод выглядит как некий прототип, перенесенный машиной времени из эпохи индустриальной революции. Покрытые коркой грязи работники трудятся в адском дыму и жаре. Красноярск - одно из самых удручающих мест посреди мрачного сибирского ландшафта, где, как говорят, падают снежинки размером с голову.

Толлинговые контракты и приобретение около 30% акций КрАЗа сделало Рубенов и Льва к 1994 году доминирующей силой на заводе. Тем не менее, примерно в то же время их приход к власти натолкнулся на серьезное сопротивление.

Но, прежде всего, взглянем на общую ситуацию. Сегодня общеизвестно, что российское правительство и коммунистическая номенклатура связаны с тысячами преступных группировок, действующих в России. Эта группировки возглавляют сотни отдельных лиц, и, по данным западных служб разведки, эта грушей слились в примерно две сотня глобальных конгломератов. Нам также известно, что структура и характер этих организаций весьма отличается от традиционной структуры и организации итальянской мафии. Российские группировки гораздо более обтекаемы, менее иерархичны и более безжалостны. и что особенно важно - гораздо более мобильны. По словам Раймонда Керра, главы отдела по борьбе с российской мафией в Нью-Йорке, "наши контакты с иностранными правоохранительными органами в этом отношении не вписываются ни в какие рамки".

Но в 1994 году потрясением было услышать, что сам Борис Ельцин (которому впоследствии будут предъявлены серьезные обвинения з коррумпированности) во всеуслышание назовет Россию "уголовной сверхдержавой" и "самой большой в мире мафией". Конечно же, Trans-World вскоре был захлестнут волной обвинений и контр-обвинений во всевозможных преступлениях. Весной 1994 года Лев и Михаил выехали в Израиль. Так же поступил и старый друг Михаила, Антон Малевский, которого впоследствии министр внутренних дел России назовет "лидером" одной из старейших, крупнейших и страшнейших преступных группировок в России - Измайловской. Лев и Михаил поселись в соседствующих виллах на окраине Тель-Авива. Лев продолжал контролировать деятельность из-за рубежа, но в Россию он вернулся только через четыре года. Михаил в Россию не возвращался вообще. Малевский впоследствии был депортирован, и Израиль готовится к депортации Михаила Черного.

Лев, как толстовский персонаж, утверждает, что его отъезд из Священной Земли произошел по состоянию здоровья, и что его врач посоветовал ему "сменить климат". Младший брат Льва, Давид, живущий в Бруклине, неподалеку or Брайтон Бич, считает, однако, что "Михаил и Лев боялись ареста, хотя ничего плохого они не сделали». Каковы бы ни были реальные мотивы Черных, осенью 1994 года Trans-World был нанесен очередной удар. Руководство КрАЗа внезапно заявило, что около 20% акций завода, принадлежащих Trans-World, были выкуплены в нарушение законодательства, а потому, недолго думая. просто отказалось признавать этот пакет законным.

Такие действия вызвали ажиотаж в российской и мировой прессе, раздувая страхи иностранных инвесторов, уже почувствовавших, что переход России к рыночной экономике будет не таким простым, как предполагалось. Утрата этих акций не оказала особого влияния на общее положение Рубенов, которым прочие российские холдинги продолжали приносить миллионы долларов, вливая их в построенные Сайгоном лабиринты. Тем HS менее, хватка Рубенов на КрАЗе несколько ослабла, и КрАЗ стал первым реальным вызовом их влиянию, тщательно культивированному Рубенами и Львом в течение двух лет.

Действия руководства КрАЗа, в свою очередь, втянули Trans-World в правительственное расследование, связанное с хищением более S IOO миллионов из Центрального Банка России, осуществленным целым рядом криминальных группировок в начале 1990х годов. Сам факт такого хищения не оспаривается, как не оспаривается и то, что Черные каким-то образом использовали часть этих похищенных средств для финансирования начальных операций Trans-World в 1992 году (по нашему мнению, часть этих средств была использована для финансирования первоначальных сделок по поставке сырья на КрАЗ). Расследование имело целью определить, было ли известно Черным о том, что эти средства были похищены.

Как будет видно дальше, расследование затянулось на годы. Сам руководитель предприятия впоследствии был объявлен соучастником. Тем временем прибыль от толлинговых операций продолжала поступать, конкуренция между преступными группировками усиливалась, и так называемые "алюминиевые войны" вступили в серьезную фазу. Через несколько недель после устранения акций КрАЗа в подозрительной автокатастрофе погиб правительственный чиновник, контролирующий металлургическую промышленность. Такая же участь постигла Александра Борисова, который, как и Лев, фигурировал в деле о хищении средств из Центрального Банка. В марте 1995 года два частных сыщика в Израиле были обвинены в подготовке покушении на жизнь Михаила Черного и его друга Антона Малевского. Несостоявшиеся убийцы были вооружены пистолетом с глушителем и в случае удачи получили бы 5100,000. Примерно через месяц Вадим Яфясов, за несколько недель до этого назначенный на пост заместителя директора КрАЗа, был расстрелян в упор. Вскоре после похорон Яфясова перерезали горло Олегу Кантору, банкиру. Имевшими тесные связи с КрАЗом. Одна из российских газет в то время писала "передел внутреннего рынка алюминия проходит под аккомпанемент автоматных очередей".

Расследование дела о хищении средств Центрального Банка вскоре было вынесено на заседания Думы. Главным свидетелем по делу в мае 1995 года проходил Феликс Львов, представитель фирмы AIOC, крупнейшей компании США в России по торговле металлом и главный соперник Trans-World в борьбе за толлинговые контракты КрАЗа. В сущности, Львов был для AIOC тем же, чем Лев Черной был для Рубенов. Под присягой Львов резко отозвался о своих конкурентах, хотя на заседании Думы и было распространено правительственное заявление о том, что Trans-World действовал легитимно. Через три месяца после этого Львов был выведен из здания московского аэропорта двумя лицами, представившимися офицерами федеральной разведки. Пронизанный пулями труп Львова был обнаружен на следующий день на обочине шоссе.

Смерть Львова стала последней каплей для AIOC и в мае 1996 года фирма объявила о своем банкротстве. Триумф Trans-Worid был неоспорим. Через месяц после этого было объявлено, что компания стала третьим в мире производителем алюминия. Точных данных не существует, но дело выглядит так, что Trans-Worid, в лице своих различных представителей, осуществлял примерно половину всего российского производства алюминия, который до сих пор является основным предметом экспорта России, после нефти и газа. Империя Trans-Worid также производила 20% российской стали, значительную часть угля и кокса, и стала крупнейшим частным клиентом российской железной дороги. По соседству, в Казахстане, холдинги Trans-Worid в сталелитейной, железорудной, хромовой и глиноземной промышленности приносили 20% валового национального дохода. Дэвид утверждает, что весь его бизнес, состоящий из крупных пакетов акций как минимум 20 заводов. действовал к 1997 году с оборотом S6 миллиардов в год. "Мы могли бы быть крупнейшей в мире промышленной группировкой", восклицает он, округлив глаза. "У нас были грузовики, свои порты, свои транспортные компании, и большая часть [импортного] сырья. Нашим конкурентам пришлось уйти и другие сферы".

Расплав

Правительство Ельцина предполагало, что к 1997 году две трети всей российской экономики находились под властью уголовных синдикатов. Министерство внутренних дел Российской Федерации, со своей стороны, пришло к выводу, что мафия проникла в милицию и юридические органы. Директоры разведывательных служб Запада накопили неоспоримые доказательства того, что синдикаты пользовались зашитой правящих олигархов, накопивших свою власть при Ельцине. Международные правоохранительные органы вплотную занялись Trans-World.

В Швейцарии Михаил был задержан и допрошен по подозрению в принадлежности к организованной преступности. Расследование против него до сих пор продолжается. В Англии была проведена операция Копперфильд (возможно, названная в честь Дэвида Рубена). В результате служба разведки установила связи между Черными и Вячеславом Иваньковым, сидящим в заключении "крестным отцом" американской ветви российской мафии. Было обнаружено, что 25% всех телефонных звонков из офиса Trans-Worid в Лондоне было сделано в адрес явных мафиози, связанных с отмыванием денег, контрабандой наркотиков и драгоценных камней. Дэвид заявил, "Буду весьма признателен, если Вам удастся получить хотя бы один телефонный номер, потому что это, скорее всего, ошибка. Англичане никак не комментируют. В России один из следователей установил связь Черных с перекачкой средств, вырученных от продажи наркотиков и хищения автомобилей через розничную торговлю в Лондон. По словам следователя, объем этих махинаций был слишком велик для составления ясной картины, как утверждает докладная по операции Копперфильд. Министр внутренних дел Российской Федерации, в отсутствие законодательства об отмывании средств, запросил помощи у ФБР

Джоел Бартоу. бывший агент ФБР, специализировавшийся в расследованиях связанных с российской организованной преступностью, провел почти четыре года в начале 1990х годов, пытаясь предъявить обвинения Михаилу Черному и отмывании средств. Он говорит "Такие обвинения очень тяжело доказать в тех случаях, когда подозреваемый не является гражданином США". Он также утверждает, что он обнаружил случаи фальсификации коносаментов и подложные контракты, в которых участвовал Михаил. "Лев и Михаил переводили средства для различных лиц, и получали за это 10%", - объясняет он, - "Они знали, как это устроить, не задавали вопросов об источнике средств, и им было безразлично, как эти средства будут употреблены. Они делали это зля коррумпированных политиков, для всякого рода мошенников, и для тех, кто хотел уклониться от налогообложения".

Новый министр внутренних дел России, Анатолий Куликов, во всеуслышание объявил в 1997 голу, что он расширяет расследование по делу Нейтрального Банка в отношении Льва и связанных с ним лиц. Куликов также связал торговлю алюминием с Измайловской группировкой, и заявил, что группировка находится под контролем друга Михаила, Антона Малевского, руководящего ею из Израиля. Он также заявил, что "практически все" сделки КрАЗа и БрАЗз были под контролем преступных группировок. Через четыре дня после этого труп журналиста Вадим Бирюков был обнаружен в его гараже со следами побоев. Журнал Бирюкова, Деловые люди, был первым независимым изданием. которое осмелилось подробно осветить роль организованной преступности В алюминиевой промышленности. Бирюков безжалостно обрушился на Черных. Его убийцы до сих пор не найдены.

Дэвид Рубен оказался между молотом и наковальней, окруженный с одной стороны враждебными конкурентами, а с другой стороны - нападками министерства внутренних дел. В попытке обелить репутацию Trans-World (предшествовавшей контакту с Kroll и неохотному сотрудничеству с Fortune), Дэвид Рубен добровольно пошел на встречу с ФБР и организовал в Нью-Йорке ужин и пресс-конференцию для журналистов. "Пусть заглядывают во все шкафы и рассматривают запрятанные там скелеты", сказал он Financial Times. "Мы уверены в том, что мы всегда поддерживали высочайшие стандарты ведения бизнеса", говорилось в пресс-релизе, распространенном Trans-World в начале 1997 гола. Рубен опубликовал в центральных газетах США открытые письма, адресованные политическим лидерам США и России, в которых он обвинил Куликова в попытке "украсть его компанию". Куликов ответил своим открытым письмом, обрушившись на толлинговые операции, которые, по его словам "обрекают десятки тысяч рабочих на нищету". Он заявил "Мафиозные структуры монополизируют и разрушают рынок. Крупный капитал не желает иметь дела ни с грязными деньгами, ни с грязными личностями".

Было ясно, что Рубенам нужна помощь "сверху", и они получили ее в лице Мики Кантора, бывшего Госсекретаря США по торговле, и его юридической фирмы, Mayer Brown & Platt, которая получила S5 миллионов за свои услуги. Адвокаты, а свою очередь, воспользовались услугами IGI, частного агентства, которым воспользовался президент Клинтон во время скандала вокруг Моники Левикски. Сотрудник IGI Терренс Берк, бывший агент ЦРУ и бывший директор агентства по борьбе с наркомафией, встретился с Михаилом Черным и различными правительственными чиновниками. Один из высокопоставленных сотрудников посольства США в Москве сказал, что по мнению США. Trans-World "косвенно получал выгоду от отмытых средств", как отмечается в служебной записке, составленной Mayer Brown & Platt в 1997 году. ФБР уведомило Берка о том, "то по их мнению, сам Михаил Черной был одной из фигур организованной преступности.

Берк порекомендовал Рубеным разорвать отношения с Михаилом, и, как сказал Саймон, в 1997 году они так и поступили, заплатив ему $400 миллионов отступного. Лев остался с Trans-World, и продолжал руководить деятельностью из Израиля. Он говорит, что сумма отступного представляла собой практически всю прибыль, полученную Черными за время партнерства.

Оказалось, что Рубены просчитались, и мира не купили. Совсем наоборот - развязалась гражданская война. Михаил, сочтя себя униженным, оскорбленным и не получившим причитающегося за все свои усилия на благо Trans-World. решил отомстить своему брату и Рубеным. В том же году он собрал на своей вилле в Израиле всех руководителей заводов, связанных с Trans-World (по словам одного из сотрудников Trans-World, там же присутствовал и Малевский) и заложил основу контрреволюционного заговора. В итоге это оказалось достаточно легким. Отношения Льва с руководителями заводов ухудшились после его отъезда из России. Более того, многие руководители контролировали пакеты акций предприятий, зарегистрированные на их имя (для того, чтобы Trans -World мог обойти российское антимонопольное законодательство). В результате, Михаилу не пришлось долго уговаривать руководителей объединить их акции с пакетами акций Михаила; к концу года Trans-World утратил контроль вал половиной своей империи.

Несмотря на общее отступление, Trans-World на короткое время восстановил часть своих прошлых позиций. К концу 1997 года компанию вновь пригласили на КрАЗ. Кровавая анархия, воцарившаяся на заводе во время алюминиевых войн, не устраивала руководство. И в отсутствии иных кандидатур, Trans - World снова получил доступ на завод.
Тем не менее, общая картина была довольно унылой. К 1998 году, измученное население Россия сделало Trans-World символом безудержной экспансии иностранного капитала. Соперники Рубенов раздували ярость общественного мнения, повсеместно виня во всем толлинг и расписывая огромный вред, нанесенный государству. На одном из заводов, акций которого собирался приобрести Trans-World, была взорваны две бомбы (один аз чиновников назвал это "рутинной акцией мщения", а местная пресса назвала Trails-Worid "великой феодальной империей" и "колониальным захватчиком"). "L'chaim с английским акцентом", вешала одна из газет; "Мелкие израильские дельцы англо-бомбейского происхождения", отзывалась другая; "Россияне, строившие эти заводы, не желали, чтобы создаваемое ими богатство покидало Родину", настаивала третья. Депутаты государственной думы потребовали прекратить толлинг и била создана специальная комиссия по расследованию Trans-World, включившая в себя представителей трех федеральных агентств.

После этого наступила еще одна краткая передышка. В марте 1998 гола. Ельцин снял с поста Куликова, а еще через две недели новый министр внутренних дел объявил, что Лев более не находятся на подозрении как соучастник хищения средств Центрального Банка (подозрения с Михаила были сняты за несколько месяцев до этого). Здоровье Льва неожиданно "улучшилось" в он вернулся в Россию в 1999 году, пытаясь восстановить разваливающуюся империю. Но он опоздал. Он к тому времени стал магнитом для злобствующей прессы, а Рубены уже обратились к агентству Kroll и готовились пресечь связи со Львом, надеясь, что после этого они смогут продать свои активы западному покупателю.

Однако петля быстро затягивалась. Дружественные в прошлом руководители предприятий получили поддержку Михаила и в результате получили контроль над рядом сырьевых производств, готовясь перекрыть поставку сырья на алюминиевые заводи Trans-World. С другой стороны, глава российской энергетической системы угрожал банкротством предприятие, требуя выплаты "прошлых задолженностей" в размере сотен миллионов долларов (заводы долгие годы каким-то образом оплачивали электроэнергию по льготным тарифам). Рубены поняли, что у них нет иного выбора - продавать надо срочно. В феврале 2000 года Лев и Рубены продали свои самые крупные активы за S 5 00 миллионов группировке, связанной с «Сибнефтъю», одной из крупнейших нефтяных компаний России. Рубены получили половину этой суммы; Льву была обещана вторая половина.

Последней каплей, подчеркнувшей всю неприглядность российского бизнеса, было то, что после этого «Сибнефтъ» вступила в союз с Михаилом Черным и восставшими руководителями предприятий, создав в результате единый картель, контролирующий 75% российской алюминиевой промышленности. Вот вам и создание здоровой конкуренции. Вот вам и "обеление" самого грязного бизнеса в России. Михаил не только получил свои $400 миллионов, он не только остался в бизнесе- он еще и смеется последним.

Как ясно из всего вышеизложенного, обвинений, выдвинутых против Рубенов и против Черных больше чем достаточно. Но реальность этих обвинений - вещь весьма скользкая. На самом ли деле команда Trans-World сделала что-то плохое, за исключением того, что они смазали шестеренки коммерции в мире, который для них не сдвинулся бы с места, если бы они отказались? Ответ на это достаточно фрагментарен. Тем не менее, в связи с тем, что Рубены присматриваются к американским рынкам, ряд этих фрагментов стоит изучить подробнее.

Распутывая всемирную паутину

Конечно же, сама форма Trans-World предполагает обман. Верный помощник Рубенов, Александр Бушаев, сказал, в краткий миг неосторожной откровенности, что "Большая часть бизнеса Trans-World в России, так сказать, слегка на грани, с налоговой точки зрения ... Было время, когда существовало более ста российских компаний, и у некоторых из них были сотни контрактов. Не все компании были прибыльными или занимались реальной деятельностью. Но никакой документации не хранилось ни Львом, ни московской командой. Подписанных счетов просто не найти. Если КгоП хочет получить все ответы, то их расследование будет длиться вечно. (Один из адвокатов Trans-World отметил, что в январе прошлого года он сказал Kroll, что большая часть российской документации была уничтожена в связи с возможными налоговыми проверками).

Но, признавая некоторые неприглядные поступки, или, как Саймон их называет "бородавки", Дэвид, давая интервью для этой статьи, явно надеялся, что ему удастся создать некий позитивный образ. В таком духе он признался нам, что Trans-World давал журналистам взятки, и даже сказал, что в некоторых случаях, для того, чтобы придать этим взяткам законную форму, создавались компании, выставлявшие счета за комиссионные расходы или за совершенные сделки.

Но это признание даже близко не объясняет существования целой организации через которую, как нам стало известно, прошло как минимум S20 миллиардов только в 1997 году. Это признание не объясняет а то. что Trans-World не может должным образом отчитаться за 600 платежей на общую сумму около S1 миллиарда, сделанные в адрес 100 компаний в период с 1993 по 1999 год. Очевидно, что скрывать Trans-World есть что. Рубены годами во всеуслышание отрицали истинную роль Черных в бизнесе. В служебной записке Мауег Brown & Plan Дзвид настаивает на том, что у Льаа нет "прямых интересов", а у Михаила нет "агентской, партнерской или иной договоренности" ни с Рубенами, ни со Львом. Однако через год официальный представитель Trans-World в интервью газете Коммерсант называет Льва "консультантом" Trans-World и отмечает: что "Trans-World никогда не был связан с Михаилом Черным". Даже сегодня, и Рубены и Лев говорят, что Михаил просто познакомил их с сырьевыми предприятиями и транспортной системой.

На самом же деле оба брата Черных играли ключевую роль с самого начала, что Рубены признали в ходе их интервью. Эта роль была настолько важной, что вклад Михаила был оценен в S400 миллионов, а Лев потребовал половину от суммы в S500 миллионов, полученную в результате продажи активов в адрес Сибнефти в начале этого года. Даже Терри Берк, частный следователь Рубенов заключил, что Михаил внес "первоначальный финансовый вклад" в империю.

Но до сих пор остается неясным, как именно Trans-World финансировал начало своей деятельности в России. Дэвил Рубен утверждает, что он и Саймон вложили свои собственные средства в первоначальную деятельность, но не было представлено ни одного документа, свидетельствующего о том, что именно они были источником первоначального финансирования. И это возвращает нас к тому самому часто упоминаемому делу о хищении средств Центрального Банка, в центре которого стоит афера, включающая в себя многоуровневые сделки, поя прикрытием которых осуществлялся долларово-рублевый обмен и, через российские банки, по фальшивым авизо правительственные средства переводились в целый ряд компаний, включая Trans-World. В гуще сделок стоят две компании со сходными названиями:

Trans-CIS Commodities, основанная Львом с помощью Давида Рубена, и Trans-Commodities, компания, расположенная в Нью-Йорке, 50% доля и которой принадлежала Михаилу (партнером Михаила в Trans-Commodities был американский эмигрант Семен "Сэм" Кислин, который упоминается в докладе ФБР как связанный с находящимся в заключении российским "крестным отцом", и племянник которого, по утверждению Джоэла Бартоу, работал вместе с Михаилом Черным. Кислин впоследствии стал членом Комитета экономического развития Нью-Йорка и внес значительный финансовый вклад в поддержку Билла Клинтона, Ал Гора и Рудольфа Джулиани. Он отрицает какие-либо связи с мафией или с Trans-World).

Черные были официально сняты с подозрения о соучастии в деле Центрального Банка потому, что Министерство внутренних дел пришло к заключению, что несмотря на то, что за аферой стояла группа лиц связанных с организованной преступностью, и несмотря на то, что Черные явно получили выгоду от этого, не существует никаких доказательств того, что Черным было известно о том, что средства были похищены. Эти выводы не только помогли Льву вернуться в Россию в попытке (как теперь ясно, неудавшейся) восстановить рушащуюся империю Trans-World, ко также и остановили расследование, которое могло уничтожить деятельность Trans-World в России. Частично Лев вышел из-под подозрения благодаря показаниям Геннадия Дружинина, одного из руководителей КрАЗа. Каково же было наше удивление, когда из банковских документов обнаружилось, что ранее Trans-World выплатил Дружинину ровно миллион долларов - и это в то время, когда Trans- World якобы был выставлен с КрАЗа. Неясно, к чему приведет эта новая информация.

Бычья кровь

Дэвид Рубен долгое время утверждал, что красноярские убийства происходили в "вакууме", создавшемся в связи с отсутствием Trans- World. Он настаивает, что все отношения между Trans- World и КрАЗом были прерваны в период с 1994 (когда акции были удалены из реестра) и до 1997 года, когда Рубены вернулись на завод. Тем не менее, в России годами существовали обвинения в том, что красноярские убийства совершались за средства Trans- World. Всегда казалось достаточно странным, что никто из лиц, связанных с Trans- World, не оказывался жертвой насилия. И вполне понятно, что, утратив кусок прибыльного пирога, Рубены захотят его вернуть. Даже Терри Берк отмечает, что трое из убитых работали в компаниях, принявших на себя роль, до того исполнявшуюся Львом.

Джоэл Бартоу, бывший агент ФБР, утверждает, что "ходят слухи, что Лев заказал эти убийства, но этого никто никогда не докажет". Лев отрицает какую-либо причастность к этим убийствам, но Борисов и Яфясов были убиты буквально через несколько месяцев после начала расследования дела о хищении средств Центрального Банка. Яфясов был убит после того, как он дал показания о связи Льва с компанией Мирабель, находившейся в центре одной из афер. (После убийства Яфясова и Борисова многие обвинения, к удовлетворению всех остальных подозреваемых, были повешены именно на погибших). Лев всегда отрицал какую-либо связь с Мирабель, но Саймон Рубен сказал нам (не понимая контекста вопроса) что, по его мнению. Мирабелью "руководил один из Черных". Казалось бы, достаточно и этой удивительной связи. Тем нс менее, через банковскую документацию нам удалось обнаружить что Рубены совершили три платежа на сумму более чем $1 миллион в 1996 году в адрес Анатолия Быкова, который считается крестным отцом местной красноярской мафии. Еще один царь сибирской преступности, недавно задержанный в Греции по обвинению в более чем десяти убийствах, в основном совершенных во время алюминиевых войн середины 1990х годов, утверждает что эта убийства были совершены по указанию Быкова.

Несколько месяцев назад Лев заявил нам, что у него "нет никаких связей с Быковым". Но на КрАЗе, во время вынужденного ухода Рубенов, Быков каким-то образом из начальника охраны завода превратился в члена совета директоров в 1996 голу, как раз тогда, -когда он получил платежи от Trans- World. Вскоре после этого он стал председателем правления КрАЗа - а потом вернулись и Рубены. Бушаев, со смехом, и, не подозревая об истинном смысле того, что он нам сказал для печати, заявил "Мы перечислили деньги на его личный счет. Достаточная причина для возвращения". После полугодовой "охоты" на Быкова по всему земному шару, в 1999 году его арестовали в Венгрии, откуда он собирался вылетать в США. Месяц назад его перевеян в российскую тюрьму, и его обвиняют в убийстве и отмывании грязных денег. Однажды, в телевизионном интервью Быков сказал: "Я всегда говорил, не рой другому могилу, сам в нее попадешь". Теперь Льву предстоит ответить на вопрос стоимостью в $1 миллион: Субсидировал ли Trans-World убийства или же только подозреваемого убийцу? Для Рубенов, выписывавших чеки и клявшихся в неведении, эти вопросы также весьма щекотливы. Подчиненные Льва называют эти платежи "комиссионными" за поставку сырья.

Собственная крыша

Несколько лет назад газета Moscow Times вычеркнула крупнейшие алюминиевые заводы, принадлежавшие Рубеным, из биржевого индекса российских компаний, заявив, что репутация этих заводов и их связи с мафией отпугивают возможных инвесторов. " Trails-World сделал алюминий неприкосновенным товаром на рынке вторичного сбыта", говорит Джеймс Фенкнер, главный эксперт по стратегии компании Тройка-Диалог, крупнейшего в России инвестиционного банка. "Все дело в том, что Trans-World - очень непрозрачен. Особых инвестиций не было. Правительству больших налогов не возвращалось. Все было построено только на получении прибылей. Ситуация была так плоха, что хуже и быть не могло. В настоящем государстве такой ситуации возникнуть не может".

Как же это произошло? Российская пресса обвиняет бывшего заместителя премьер-министра Олега Сосковца, чиновника, обладавшего наибольшей властью в правительстве Ельцина до середины 1996 года в том, что он обеспечил Trans-Worid крышей. Определенно существуют явные исторические связи: Сосковец однажды руководил металлургическим заводом, его заместитель затем перешел работать к Михаилу Черному (в компанию Trans-Commodities, также замешанной в афере с Центральным Банком), а потом стал и одним из наиболее влиятельных сотрудников Trans-World. В 1997 году единственная в России независимая телевизионная станция заявила о том, что Trans-World открыл в Швейцарии кредитные карточки на имя Сосковца и его сына - распространенный в России прием "оплаты за услуги". Нам стало известно, что кредитные карточки были закрыты за день до показа передачи, но никаких связей с Trans-World установлено не было.

Сергей Марков, директор Института политических исследований в Москве, говорит, что "Сосковец помог Trans-World получить контроль над заводами. Я считаю, что в обмен на это он получил финансовую поддержку своих политических амбиций. Сосковец был очень близок к тому, чтобы занять пост премьер-министра". Тем не менее, как только Ельцин был переизбран в 1996 году, первое, что он сделал, это снял с поста Сосковца. "Ельцин договорился о том, что Сосковец уйдет в отставку, утратит какие-либо политические амбиции, и не будет посажен в тюрьму", утверждает Марков, добавив однако, что доказать все это будет очень сложно. Еще одним возможным покровителем был бывший министр спорта Шамиль Тарпищев, но опять же, доказательств не существует. Дэвида Рубен говорит, что Trails-World выплатил как минимум S2 миллиона в качестве спонсора спортивных мероприятий, большей частью организованных через Тарпищева, а пресса связывает исчезновение миллионов из спортивных фондов России со взятками и организованной преступностью. Вскоре после того, как Ельцин снял Тарпищева с поста в 1996 году, появилась видеопленка того, как Михаил Черной я Антон Малевский встречали его в аэропорту Тель-Авива. "Михаил дружил с Тарпищевым, а через Тарпищева он вышел на связь с Сосковцом", говорит один из помощников Льва. Совершались ли платежи? "Можете быть уверены", отвечает он - "Так в России сегодня дела делаются". К сожалению, верхушка Trans-World не согласовала между собой различные версии происшедшего. "Мы хотели установить связь с Сосковцом, но этого не случилось", утверждает Дэвид. "Нам это не удалось". Но Лев утверждает "Ни я, ни мои партнеры не предпринимали никаких попыток получить от Сосковца помощь или поддержку".

Познакомьтесь с новым шефом

Рубены выставляют продажу активов Trans-World как успех, которого добился мало кто из иностранцев. На самом деле, это была вынужденная сделка. Громадные доли Trans- World в БрАЗе и КрАЗе, заводах, производящих 60% российского алюминия, были проданы всего за S500 миллионов, т.е. меньше чем объем годовой выручки БрАЗа. Заявления, сделанные в феврале, называют покупателями группу акционеров Сибнефти, российской нефтяной корпорации, руководимой Борисом Березовским и его партнером Романом Абрамовичем. Оба они - депутаты государственной думы, одни из самых известных российских олигархов; как предполагается, они оказали финансовую поддержку избирательных кампаний Ельцина и Путина. Березовского уже многие годы преследует российская пресса, обвиняя его в преступной деятельности.

Сделка совершилась в типичной для Trans- World манере секретности и изощренности. Нам удалось узнать, что S250 миллионов были переведены Рубенам еще до того, как соглашение было составлено в письменном виде. Акции заводов, принадлежащие их киприотским компаниям, были переданы в новообразованную компанию Metrascope, учрежденную одним из адвокатов Льва; Лев передал акции людям Сибнефти, а те перевели деньги в принадлежащий Рубенам банк на Багамских островах, где у компании Metrascope был открыт счет. Часть средств была переведена из Лихтенштейна, а еще часть пришла из малоизвестного банка в Вануату, острова, расположенного на юге Тихого океане, который часто упоминается, как место отмывания денег российской мафией. Многие крупные банки США вообще отказываются иметь дело с этими банками. Бушаев утверждает, что "проверка источника средств - это дело Metrascope, а не Trans- World ". Но ведь Лев и создал Metrascope.

Имя Березовского не упомянуто на контракте, составленном после сделки, а имя Абрамовича упоминается. Одной из компаний, перечисливших средства за приобретение, является Runicom, офшорная компания Сибнефти, которая также была замешана прошлой осенью в скандале с Bank of New York (еще одним из покупателей стала новообразованная компания West Line LLC, зарегистрированная в США).

По российскому законодательству, Trans-World никогда законно не владел большинством своих активов. Российское антимонопольное законодательства требует согласия правительства на любые сделки, передающие в одни руки более 20% акций предприятия. Для БрАЗа у Trans-World никогда не было такого согласия. Незадолго перед продажей, Льву через две киприотские компании принадлежало примерно 32% акций завода, и Рубены владели еще 32% через свои две компании. Та же проблема существовала и с КрАЗом. Что интересно, антимонопольный комитет при Путине не выразил никаких сомнений по поводу того, что Березовскому и его картелю разрешается получить три четверти алюминиевой отрасли, а посте того, как «Сибнефть» получила ее под свой контроль, все крики по поводу толлинга сами собой замолкли.

Оспины матушки-России

В мае 1999 года статья на первой странице газеты Коммерсант заявила о том, что Борис Березовский пытается получить финансовую поддержку у Льва Черного в обмен на доступ в Кремль. Оба они отрицали эти обвинения. Месяц спустя Березовский заявил, что он сам хотел купить Коммерсант, но новообразованная компания American Capital, зарегистрированная в Нью-Йорке, его опередила. На пресс-конференции владельцы American Capital, два неизвестных иранского происхождения, заявили, что они не связаны ни с какими российскими бизнесменами; вскоре после этого Березовский заявил. что ему очень жаль, но приобрести Коммерсант ему не удалось.

Казалось бы, простая по форме и содержанию сделка по передаче имущества, и ничего более. Тем не менее, весьма уважаемый редактор газеты через несколько дней ушел по собственному желанию, утверждая, что в действительности контроль принадлежит Березовскому. Конечно же. вскоре олигарх объявил, что он и на самом деле приобрел издание у American Capital. Как нам удалось узнать, Рубены направили Льву через банк Morgan Stanley S22 миллиона на оплату покупки, а позднее вычли эту сумму из прибылей Trans-World. В чем конкретно заключалось "ты мне, я тебе" между Борисом и Львом, остается неясным, но Коммерсант, ранее постоянно преследовавший Trans-World, с тех самых пор ведет себя примерно.

В этом практически повседневном эпизоде из жизни современной России проявились все затраты, необходимые для веления там бизнеса. Коммерсант - это не просто имущество, это целый социальный институт, один из немногих, которые были готовы заострить внимание на криминальной культуре страны. Теперь же издание находится в кармане у Березовского, у человека, считающегося одним из главных клсптократов (хотя он и напомнил недавно очень смирному Теду Коппелю в интервью на канале АВС в программе Nightline, о том, что осужден он никогда я ни в чем не был). То, что Лев и Березовский смогли купить Коммерсант - это еще один впечатляющий символ страны, находящейся практически за пределами свободной прессы. Точно так же, каковы бы не были нарушения, допущенные Рубенами, они представляют только один из примеров заразы, охватившей всю страну. От одного бизнеса к другому, от икры и до угля. Россия стала отвратительной для всех тех, кто мог бы помочь ее восстановить. Выздоровеет ли она теперь, неизвестно.

Дэвид Рубен любит утверждать, что Trails-World "спас" алюминиевую промышленность России, единственную отрасль, увеличившую производительность на 7% с 1989 года. В разгар своего влияния, в 1997 году как утверждают Рубены, они "инвестировали" примерно S400 миллионов в эти заводы. Министерство экономики России называет цифру, близкую к нулю. На деле же Trans-Worid систематически держал на голодном пайке одну из наиболее жизнеспособных отраслей бывшего Советского Союза, давая заводам кислород, только для того, чтобы они могли работать на их толлинговый рэкет, а то время как оборудование устаревало и морально, и физически. Аудиторский отчет по БрАЗу за 1997 год показывает S600 миллионов убытков от продаж - я это для крупнейшего в мире алюминиевого завода. Внутренняя отчетность Рубенов за тот же год свидетельствует о том, что Trans-Worid и руководство завода получили почти S200 миллионов прибыли.

Точно таким же образом Рубены и Черные приобрели контроль над одним из крупнейших в России сталелитейных предприятий в 1995 году - а к 1997 году выкачивали из него примерно S300 миллионов в год. Когда группа американских инвесторов, включая Джорджа Сороса, объявила о том. что они приобрели примерно 50% акций комбината, их не допустили в совет директоров и не позволили им ознакомиться с торговыми контрактами предприятия, хотя суд и вынес решение в их пользу. И неудивительно - прибыль завода (до налогообложения) упала с S80 миллионов в 1995 году до $40 миллионов в 1996 году, несмотря на усиление рынка стали. На одном из годовых собраний акционеров в зале было больше охранников, чем акционеров. Адвокатов просили оставлять оружие в коридоре.

В Казахстане дела обстояли не лучше. Правительство конфисковало активы Рубенов после того, что они были обвинены в нанесении "материального ущерба" предприятиям. А после систематических "кровопусканий", предпринятых Рубенами на одном из украинских предприятий, один из "ленов Парламента Украины заявил, что компании Trans-World "не место на украинской земле".

Короче говоря, Рубены пришли, забрали и ушли. Стоимость этого мародерства в человеческих мерках легко посчитать, стоит только поглядеть на трудовой коллектив КрАЗа ни любого другого завода Trans-World. Работники там получают, в лучшем случае, примерно $300 в месяц. Это как раз та сумма, которая накапливается на счетах Рубенов в виде процентов ежеминутно - и это если предположить, что их $2 миллиарда вложены законно и консервативно. Когда Trans-Worid контролировал Саянск, работники завода сравнивали производство с "концентрационным лагерем", а мэр города в газетной статье писал, что "у него разрывается сердце, глядя на рабочих, садящихся в поезд, едущий на завод". После того, как в 1997 году завод вырвался из-под контроля Рубеных, его прибыль увеличилась почти на 600%, а коммерческие затраты уменьшились вдвое, по расчетам одной из крупнейших бухгалтерских фирм России.

А между тем БрАЗ и КрАЗ "остаются одними из предприятий с наихудшей экологической обстановкой в промышленности", по словам д-ра Хорста Петерса, компания которого, VAW Aluminium-Technologic поставляет наисовременнейшее оборудование на российские предприятия. "Trans-World практически ничего не сделал для внедрения приемлемые современных технологий, и они не соблюдают российского законодательства об охране окружающей среды". Уровень раковых и респираторных заболеваний в городе Красноярске чрезвычайно высок, и д-р Петере говорил об этом с Дэвидом Рубеным, который заметил, что "это вопрос не к нему". По словам Петерса, "ни у Рубенов, ни у Черных нет никаких моральных угрызений по этому поводу".

Сегодня, желая получить отпущение грехов на Западе, а конкретнее - желая принести сюда свои миллиарды и открыть здесь лавочку, Рубены раскаиваются. "Мы заблудились в России", с сожалением говорит Дэвил в ответ на вопрос, не слишком ли много независимости было дано Льву. По словам Сайгона, "Дэвид и я иногда бываем немного наивны. В те времена никто ежедневно не отслеживал платежей [сделанных по просьбе Льва]. У нас было только обшее представление о том, какими должны быть наши прибыли". Терри Берк, нанятый ими самими частный следователь, несколько по-другому рассматривает их наивность: "Они пользовались тем же шитом руководителя, который заставил откланяться вице-президента Буша во время скандала Иран-контра".

Тем не менее, Рубены настаивают, что их намерения были благами, что они никогда, по их разумению, не сталкивались и не были связаны ни с какими мафиози любых расцветок, что они были для России лучом света в темном царстве. По их мнению, совершенные ими мелкие прегрешения входили в стоимость осуществления бизнеса в стране, где многие готовы на гораздо худшее. "Я был единственным иностранцем, который преуспел в стране, схожей с общественной уборной": с горечью отмечает Дэвид. "А оттуда всегда выходишь с запашком ... Самой большой ошибкой России было то, что они не сделали из нас героев. Нас следовало бы сделать знаменем".

Тролль под каждым мостом

Дэвид Рубен утверждает, что он преуспел в России потому, "то компании типа Alcoa опасались принять на себя первоначальный риск. Alcoa - крупнейший в мире производитель алюминия, объем продаж которой составляет $16 миллиардов. В прошлом году она стала компаний с крупнейшим ростом стоимости акций среди 30 ведущих компаний индекса Dow Industrials. Ее председатель, Пол 0'Нил, также возглавляет компанию Rand Corp., фирум российских и американских лидеров бизнеса. Он сказал нам следующее:

Почему Alcoa не инвестировала в Россию:

Бог в помощь любому, кто хочет это сделать. Захочется ли Вам, например. руководить компанией, экономика которой полностью зависит от того, насколько Вам удастся "надуть" людей? Это просто сумасшествие.

Обращались ли российские заводы к Alcoa после распада Советского Союза:

Нет, и возможности нам такой не представилось. Если непредвзято рассуждать по отношению к тем, кто туда пошли и вложили свои собственные деньги - а я вовсе не уверен, что они их вложили - то мы не искали таких сделок, исполненных неуверенности. И мы не искали тех сделок, где нам пришлось бы стать хамелеоном в системе, которая нам неприятна, где нам пришлось бы говорить: "Ну что же, вот так приходится делать бизнес в этой стране". Так что нам этих сделок и не предлагали. А если и предлагали, то мы их посылали к черту.

О фирмах, которые совершали сделки в начале 1990х годов в России:

У них имелся опыт работы. С 1992 года, они знали, кто из правительства переходил в квази-частный сектор, и они весьма агрессивно искали путей для заключения этих сделок. Для них были возможности получить оборотный капитал у тех, кто готов, был платить налоги и работать на основе западных стандартов. Но те люди, с которыми заводы заключили сделки, этого не хотели. Все, что они хотели - это быстрого обогащения и уклонения от налогов. Выкачать деньги из страны. У вас есть доказательства того, что эти средства были когда-нибудь реинвестированы?

О КрАЗе:

Под каждым мостом сидит тролль, который говорит, что за все надо платить. Невыносимо загрязненная окружающая среда, условия, в которых работают люди - это просто невероятно. Срок жизни составлял 47 лет. Через три дня после нашего отъезда заместитель директора (Яфясов), с которым мы вели переговоры, был застрелен. Так что все дискуссии на этом закончились.

О переговорах Alcoa с директорами заводов и правительством России:

Я сказал им, что мне не интересно их обкрадывать. Я обсудил с Госдепартаментом идею того, что Alcoa должна стать примером организации безопасной зоны. Мы собирались вложить значительную часть средств, платить налога в размере 35%, платить за электроэнергию по полному тарифу, обеспечить экологически чистую среду, установить зарплаты работникам на уровне мировых. Такое предложение я подготовил в прошлом году для представления тогдашнему премьер-министру России, Владимиру Примакову. Но Примакова убрали. А с кем тогда говорить?

О толлинговой системе в алюминиевой промышленности:

Это еще один очень сложный уровень, н я все еще не могу понять, кто в этой игре остался с пустым местом, а кто - с деньгами.
О продаже активов Trims-World акционерам Сибнефти:
Все это было сделано весьма туманным образом, деньги в страну не пришли. Мы так не работаем. Россия страшно нуждается в инвестициях, а не в людях, которые хотят на ней нажиться.

О компании Trans-World:

Я несколько раз встречался с Давидом Рубеным. Не хочу об этом говорить.

Trans-World - мир денежных переводов

Вас приветствует Trans-World - тайна, облеченная в сотня загадок (точнее, компаний-пустышек). Несмотря на многочисленные просьбы компании Kroll с февраля месяца, ни Рубены, ни Лев Черной не представали ни сколько-нибудь убедительных объяснений, ни сопроводительной документации в отношении платежей на сумму примерно в S1 миллиард, сделанных в адрес более чем 100 компаний с 1993 года (на основании документов, существующих в Trans-World). (Один из руководителей Trans-World в Лондоне отметил, что некоторые из этих платежей были "скорее всего, взятками, и никаких документов по ним не существует"). Тем не менее, добытое попадало в места весьма любопытные:

Mabetex, Эта швейцарская строительная компания находится в центре громадного скандала о взяточничестве, в котором замешан Борис Ельцин и его дочь, фактически руководитель избирательной кампании, Татьяна Дьяченко. Trans-World совершил две выплата в адрес Mabctcx в 1995 году на сумму 5325,000. Ельцин в это время готовился к предвыборной кампании. "Mabetex связан с Ельциным, и швейцарцы это докажут", заявил один из офицеров правоохранительных органов США. Документы, изъятые швейцарскими властями из офиса Mabetex в прошлом году, свидетельствуют о наличии кредитных карточек, выданных на имя Ельцина и Дьяченко, которые отрицают какие-либо нарушения закона. Ельцин неожиданно подал в отставку в декабре, но только после того, как его последователь Путин, обеспечил его неприкосновенность. Он также снял с поста генерального прокурора России, который утверждает, что Mabetex заплатил S10 миллионов взяток российским правительственным чинам. Тем временем швейцарские власти выдали ордер на арест одного из заместителей Ельцина, подозреваемого в отмывании части этих взяток.

Вепех: Прекратившая существование американская компания-пустышка, находящаяся в центре скандала вокруг Bank of New York. Benex получила от Trans'World как минимум семь платежей на сумму S3.5 миллионов в 1997 году, со счета Trans-World в Bank of New York.. Глава Benex, Питер Берлин, и его жена - сотрудник Bank of New York, признали себя виновными в отмывании денег, Следователи считают, что Bank of New York получил как минимум S7 миллиардов из России через компании Берлина. "Это было единственно возможным путем обойти российские законы по обмену валюты", заявляет разговорчивый Бушаев, работающий "руководителем по связям" между московским и европейскими офисами империи Trans-World. "В России это называют нормальной бизнес транзакцией. А на Западе это называют отмыванием денег". Прошлой осенью, когда разразился скандал вокруг Baric of New York, адвокат Льва Черного направил письмо в две газеты, утверждая (неверно), что у его клиента "нет никаких связей и никаких счетов" в Bank of New York.

ILIS Management: Малоизвестная компания - с адресами в Москве, острове Мэн и в Баффало - получила 50 платежей от Trans-World на сумму около $30 миллионов в период с 1998 по январь 1998 года. Но эта компания не была даже зарегистрирована для бизнеса в России до 1998 года. Бушаев предполагает, что эта компания выполняла функцию, "противоположную" Вепех: она поставляла средства в Россию. "Насколько я понимаю, ILIS покрывал расходы московских офисов, может быть, какие-то взятки. Я не знаю" - добавляет Бушаев.

Вот один из возможных ключей к загадке ILIS - по данным правительств Канады и США ILIS был в центре громадной аферы, связанной с мафией, которая проводилась через компанию YBM Magnex, компании, зарегистрированной в Пенсильвании, стоимость которой дошла до $600 миллионов, прежде чем ФБР заинтересовалась компанией в 1998 году. YBM декларировала крупные сделки по реализации магнитов, велосипедов я нефти. В действительности же, она создавала огромное количество фальшивой документации для отмывания денег через "соломенные" компании, самой заметной из которых и был ILIS. Более того, федеральные службы считают, что более чем 50% акций компании контролировался российскими и восточно-европейскими мафиозными структурами.

Скрытой силой YBM был Семен Могилевич, "одна из крупнейших фигур криминального мира", по словам отчета британской разведки. Как говорят, в настоящее время британцы называют Льва Черного одним из связанных с ним лиц. Могилевич основал компанию YBM, оставался подписантом банковского счета, и работал из одного из основных офисов компании в Венгрии. Однажды журналист Роберт Фридман, цитирую сообщения израильской и британской разведки, написал статью о сомнительных сделках Могилевича - от драгоценных камней до ядерного вооружения. В результате ФБР предупредило журналиста, что на его жизнь объявлен контракт в сумме 5100,000. На некоторое время Фридман ушел в подполье.

Документация по делу YBM выявила, что два крупнейших "клиента" компании (одним из которых был ILIS) пользовались одним и тем же почтовым адресом, что и основной "поставщик" YBM. В одной из сделок, YBM приобрела у ILIS магниты по S3 за штуку, и перепродала их ILIS же через несколько дней за S6, создавая таким образом 100% прибыль из ничего. YBM также платила ILIS за метал по ценам, вдвое превышающим рыночные. YBM также проводила сделки по продаже компании ILIS нефти. Но YBM никогда не хранила никакой нефти, и не смогла представить документы, подтверждающие так называемые нефтяные транзакции на сумму S90 миллионов.

Наличные для Казахстана. Документация банка Рубенов свидетельствует о том, что более 535 миллионов - 85 чеков, подлежащих выплате наличными, были выданы, по их словам, различным партнерам в их казахстанских операциях. Некоторые из сотрудников Trans-World утверждают, что большая часть этой суммы была размешена на счете в швейцарском банке, принадлежавшем президенту Казахстана, Нурсултану Назарбаеву. Дэвил Рубен говорят, что в Казахстане он "видел коррупцию на самых высоких уровнях". На вопрос, принимал ли в этом участие президент, Дэвид ответил "Без комментариев". Но Бушаев, в ответ на тот же вопрос, ответил "Мы так считаем". В сентябре прошлого года газета New York Times сообщила, что швейцарский прокурор начал расследование счета в швейцарском банке, к которому, как предполагается, имел доступ Назарбаев (Назарбаев категорически отрицает все эти обвинения).

Банк Snoras. При отслеживании движения денежных средств Trains-World, кроличьей норе конца не видно. Например, Рубены совершили 56 выплат, на общую сумму около $20 миллионов, литовскому банку Snoras, участвовавшему в нескольких скандалах, связанных с грязными деньгами. В одном из таких скандалов S32 миллиона просто-напросто исчезли со счета YBM в Snoras.

United Nordland: Trans-World произвел семь платежей этой компании-пустьшке, зарегистрированной в штате Делавэр в период между 1995 и 1997 годами, на общую сумму примерно $2 миллиона. Часть этой суммы прошла через Bank of New York. За компанией United Nordland стоит московский адвокат Сергей Сухолинский-Местечкин, создатель корпоративной сети Trans-World в России, и один из главных игроков в недавней сделке Trans-World по продаже российских активов. Что интересно, в деле YBM-ILIS, зарегистрированная в штате Делавэр компания-пустышка United Nordland была конечным получателем весьма запутанного и сложного перевода средств. Около $3 миллионов было переведено из банка Snoras компанией ILIS и связанными с ней компаниями-пустышками на счет компания YBM в венгерском банки. Подписантом этого счета был Игорь Фишерман, один из руководителей YBM, гражданин США и друг детства Могилевича. Через несколько дней практически та же сумма была переведена в Chemical Baric в штате Нью-Йорк. Среди получателей средств - одна из связанных с ILIS компаний-пустышек, а также United Nordland: Местечкин утверждает, что он не припоминает этой транзакции, но говорит, что за компанией ILIS стоит его "друг", гражданин США.

Менатеп:Этот нефункционирующий российский банк получил от Trans-World более S40 миллионов, и по информация ЦРУ. был связан с организованной преступностью. Статьи в прессе называли его "клиринговым домом мафии". Сейчас оказалось, что следователи по делу Bank of New York также заинтересованы и банком Менатеп, включая и одну из компаний в Женеве, частично принадлежащую Менатепу, которая находилась в одном и том же помещении с компанией Runicom, принадлежащей Сибнефти.

Тривертон: Trans-World произвел 18 платежей на сумму S12 миллионов компании Trivenon International, малоизвестной украинской компании, занимающейся "нефтепродуктами", агентом которой была "Раиса А. Дьяченко". Неизвестно, была ли она связана с Татьяной Дьяченко, дочерью Ельцина. Связь между ними на основании обшей фамилии, конечно же, спекулятивна, но загадочный муж Татьяны, Алексей (или Леонид) Дьяченко, был участником запутанной аферы в середине 1990х годов, заключавшейся в фальсификации поставок нефтепродуктов через [[Украина|Украину]], и перекачке прибыли на счета в зарубежных банках. Алексей также занимался и сделками с металлом, и связан с Сибнефтыо (так же, как и его жена). Российская пресса не раз утверждала, '' что он входит в группировку, которая долгие годы занималась переводом наличных средств для Ельцина. Осенью прошлого года обнаружилось, что у Алексея существуют два счета, открытых Bank of New York на Каймановых островах. Следователи запросили документацию у ряда связанных с ним компаний.