Капитализм со значком ВЛКСМ

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::15.11.2004

Капитализм со значком ВЛКСМ

Первые российские банки создавались как подсобные хозяйства центров научно-технического творчества молодёжи

Михаил Тульский

Converted 17797.jpg

Предпринимательство в нашей стране было всегда. То оно расцветало — в период нэпа, то — в сталинские годы — уходило в строительные и производственные артели, ну а незадолго до распада СССР разделилось на полуподпольную «цеховую» часть и легальную — комсомольскую. Именно молодёжный капитализм оказался самым перспективным: предприниматели от комсомола пользовались моральной и материальной поддержкой государства. Неудивительно, что большинство нынешних российских олигархов по праву гордится славным комсомольским прошлым: Ленинский союз молодёжи оказался не только кузницей партийных кадров, но и неплохой школой бизнеса.

До начала рыночных реформ самым доходным видом предпринимательства принято было считать студенческие стройотряды: поработав летом в отдалённых селах, рядовой комсомолец мог привезти домой до тысячи рублей — их вполне хватало на то, чтобы с ног до головы «упаковаться в фирму». Официальный, лишённый идеологических рамок комсомольский бизнес появился только в конце 80-х: первыми появились центры научно-технического творчества молодёжи (НТТМ) и молодёжные жилищные кооперативы (МЖК). Многие специалисты считают, что именно эти объединения в конечном итоге определили лицо нынешнего российского капитализма.

Возводя кооперативные многоэтажки, комсомольцы строили капитализм

Надо сказать, что предпринимательством комсомол занялся вынужденно: в 1971 году руководство СССР наконец поняло, что советской молодёжи катастрофически не хватает жилья. Молодым людям, спешившим получить отдельные квартиры, было предложено самостоятельно их построить на основе хозрасчёта. К середине 1980-х эта инициатива получила распространение практически во всех регионах страны. В свердловском МЖК начинал лидер группы «Чайф» Владимир Шахрин — за ударный труд он даже стал депутатом райсовета. Ну а в Москве было организовано 52 МЖК: распределяя фонды и выбивая дефицитные стройматериалы, комсомольцы поневоле становились предпринимателями. Неудивительно, что перестройку они встретили во всеоружии — на базе многих из них тут же выросли строительные фирмы.

Хозрасчётные центры НТТМ были созданы в соответствии с постановлением Совета Министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ № 321 от 13 марта 1987 года. Как и многие другие экономические структуры, появившиеся в годы перестройки, центры быстро отошли от первоначальной ориентации, занявшись различными формами коммерческой деятельности. Чаще всего это была банальная перепродажа сырья, закупленного по госцене. Покупателей хватало: к этому времени под видом кооперативов легализовалось множество ранее подпольных «цеховых» структур, которые производили недорогой ширпотреб. Отдельные, наиболее удачливые центры смогли поучаствовать в горбачёвской программе информатизации. Прибыли здесь измерялись астрономическими цифрами: покупая на Западе за гроши подержанные компьютеры, комсомольские бизнесмены сбывали их по цене легковых автомобилей. Именно так в своё время раскрутилась печально известная компания «МММ».

К началу 90-х в СССР насчитывалось уже более 600 центров НТТМ: они не платили никаких (!) налогов, но отчисляли 3% дохода в общесоюзный фонд НТТМ и 27% — в местные фонды, которыми распоряжались координационные советы НТТМ. При этом государство не получало вообще ничего: средства фондов направлялись на «развитие научно-технического творчества и социальные цели» (общий оборот фондов в 1989 году составил 1,5 млрд. рублей). Получив право обналичивать деньги, центры НТТМ стали одновременно и колыбелью российской бизнес-элиты, и локомотивами инфляции. Комсомольский капитал рос как на дрожжах — в то время тратить его было просто не на что.

В 90-е годы молодёжные сообщества зарезервировали за собой весьма доходный статус посредников

Перелом в комсомольском бизнесе произошёл перед самым развалом СССР: 12 марта 1990 года в Москве прошла учредительная конференция Союза центров НТТМ, малых венчурных и инновационных фирм СССР. Его учредителями стали ЦК ВЛКСМ, ВЦСПС и Всесоюзный координационный совет при ГКНТ СССР — управляющий орган системы НТТМ. В ходе прений выяснилось, что молодёжные центры совершенно не оправдывают своих названий: только 17% объединений заняты производственной и научной деятельностью, а остальные специализируются на мелком посредничестве. Выход из положения нашли не все, зато самые находчивые центры получили впоследствии большую часть российской промышленности. Обладая собственным капиталом, имея налаженные деловые связи в руководстве страны, молодёжные коммерческие объединения официально закрепили за собой доходный статус посредников. В считанные месяцы страна покрылась сетью товарно-сырьевых, фондовых и прочих бирж, созданных на основе центров НТТМ.

Следующий шаг напрашивался сам собой: страна отчаянно нуждалась в новой системе кредитных учреждений. На прорыв пошли комсомольцы — капитал, накопленный учредителями бирж, стал основой десятков банков. Обычно они возникали как дочерние структуры при успешных предприятиях. К примеру, на базе одного из московских НТТМ появился известный банк «МЕНАТЕП». Его будущие руководители обратились в Жилсоцбанк с просьбой о кредите, но там сказали, что дать кредит центру творчества не имеют права, зато другому банку — пожалуйста. В результате МЕНАТЕП был первоначально зарегистрирован как «подсобное хозяйство» НТТМ для беспрепятственного получения кредитов.

Дальнейшее развитие комсомольского капитализма было отмечено многочисленным скандалами чубайсовской волны приватизации. Средства новоиспечённых банков задействовали в так называемых залоговых аукционах, на которые выставлялись крупнейшие российские предприятия. Победителей этих торгов знают теперь все, именно они вошли в знаменитый список богатейших людей России, составленный журналом «Форбс».

Конечно, олигархами стали далеко не все комсомольские лидеры. Тем не менее выходцы из ВЛКСМ играют сегодня отнюдь не последнюю роль в российском бизнесе и политике. Социологи даже выделили их в одну из наиболее крупных групп российской элиты: по данным исследований, в детстве они были лидерами среди сверстников, отличались драчливостью, честолюбием, склонностью к авантюризму. Перемены в стране развязали им руки: многие известные бизнесмены и политики начинали свою карьеру с МЖК или НТТМ. Так, бывший президент Инкомбанка Владимир Виноградов создавал первый в Москве МЖК «Сабурово»: для человека, жившего в общежитии Промстройбанка (Виноградов работал там ведущим экономистом), строительство жилья имело жизненно важное значение. В виноградовском МЖК сколотилась небольшая команда энергичных, способных, но обделённых деньгами людей. Они стали думать о создании инвестиционного фонда и в 1988 году учредили Инкомбанк, тут же собравший у пайщиков 4,5 миллиона рублей.

Депутат Госдумы Константин Затулин в 1987—1990 годах работал в ЦК ВЛКСМ, принимая участие в создании центров НТТМ. В январе 1989 года на их основе была организована Ассоциация молодых руководителей предприятий, в которой Затулин стал исполнительным директором (почётным президентом ассоциации был будущий мэр Москвы Гавриил Попов). А в марте 1990 года Константин Фёдорович стал одним из руководителей Московской товарной биржи — в её создании активно участвовал Союз центров НТТМ. Тогда же Затулин возглавил контору «Российские брокеры», через год стал сопредседателем Межрегионального биржевого союза, а ещё через год был избран его единственным руководителем.

Сергей Кугушев, председатель совета директоров Межрегионального инвестиционного банка, через который финансировалось, например, празднование 300-летия Петербурга, в 1990 году возглавлял Всесоюзный центр кино и телевидения для детей и юношества. Вместе с несколькими МЖК он учредил общество «Русский капитал», одной из целей которого стало участие в торгах на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Сергей Лисовский учился в МЭИ и, будучи человеком небогатым, рад был любой возможности подработать: уже со второго курса он организовывал музыкальные вечера, добывал остродефицитные диски, создал своего рода гастрольную группу, которую приглашали в общежития московских вузов. Ещё в институте Лисовский стал членом комитета ВЛКСМ, после получения диплома института он три года работал инструктором Бауманского райкома ВЛКСМ, эта должность позволяла вполне легально заниматься организацией студенческих дискотек. В 1987 году Лисовский основал независимый центр досуга молодёжи — фирму «Рекорд», которая стала работать непосредственно с исполнителями. Сразу же были установлены коммерческие взаимоотношения с артистами: за определённый процент от прибыли бизнесмен брал на себя все хлопоты, связанные с переездами и организацией концертов. Через два года компания «ЛИС’C» обслуживала уже половину всех гастролей в стране. С сентября 1990 года Лисовский возглавил одно из крупнейших в России рекламных агентств — «Премьер СВ», а через 5 лет стал у руля ЗАО «ОРТ-Реклама» и генеральным продюсером предвыборного шоу «Голосуй или проиграешь!».

P.S. Может быть, в этом и состояло настоящее призвание комсомола: собрав наиболее активную часть советской молодёжи, коммунистическая организация стала школой предпринимательства. Неудивительно, что сегодня деловой хватке вчерашних агитаторов и пропагандистов удивляются даже акулы западного капитала. А деловые контакты, наработанные в ходе совместной работы в райкомах и обкомах комсомола, оказались крепче семейных уз. Характерно, что, добившись успеха, треть бывших бойцов молодёжного идеологического фронта поменяла и семейный статус — в их кругах стало модно иметь жён-моделей. А вот партнёров по бизнесу, с которыми лет 15 назад комсомольцы перепродавали компьютеры или шили джинсы, в среде отечественных олигархов менять не принято.