Капитаны гранта

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Капитаны гранта В рамках нацпроекта «Образование» 2006 год закрыт. Лучшие преподаватели и лучшие школы названы, деньги розданы, госбюджет освоен. Государство подвело итоги и 3 ноября приступило к планированию трат на следующий год. А в это время отмеченные миллионным грантом лучшие школы находятся на грани истерики. Раньше призового миллиона в школах появились ревизоры.

" Среднестатистический директор школы, выигравшей грант, сегодня походит на литературного героя по фамилии Корейко. Потратить бюджетный миллион в современной России оказалось практически невозможно. Зато в школах еще до поступления на их счета этого самого злосчастного миллиона появились проверяющие. Как будто бы директор его уже украл. Возможности траты миллиона были ограничены изначально. На эти деньги запрещено покупать оборудование для медицинских кабинетов, столовых, гардеробов, туалетов; тракторы, саженцы для школьного приусадебного участка. Недопустимо тратить полученные средства на оплату труда педагогов и повышение их квалификации. Ситуацию усугубляет федеральный закон № 94: бюджетная организация имеет право купить товаров на сумму, не превышающую 60 тысяч рублей. Если школа хочет потратить больше, то надо писать заявку на тендер. Потом департамент образования объявляет фирмы, с которыми можно сотрудничать. Затем школа выбирает фирму из списка, заключает с нею договор, регистрирует его в окружном управлении и бежит закупать технику. Теперь внимание: потратить деньги надо непременно до 15 декабря. 1 января непотраченный миллион сгорает… Президентский грант в рамках нацпроекта «Образование» получили три тысячи российских школ (согласно установленной квоте на количество лучших). В Москве лучшими признали 118 школ. Битва за премию проходила в условиях стихийного бедствия. О том, что нацпроект будет, образовательное сообщество узнало из речи президента 5 октября 2005 года. К ноябрю выяснилось и его основное содержание: выявят лучших в отрасли и наградят деньгами. Язвительные педагоги, которые от национального проекта ожидали большего, тут же окрестили его «очередным конкурсом на звание лучшего». Критерии и порядок отбора окончательно были утверждены только 7 марта. Школам на сбор документов дали неделю. Бумаги собрали, отправили — и далее наступила тишина. 25 мая газета «Московский комсомолец» опубликовала список школ, выигравших президентскую премию. Так победители узнали, что выиграли миллион. Никаких официальных бумаг, сообщений на центральных каналах — ничего этого не было. Многие обиделись, потому что грант президента — это не столько деньги, сколько престиж. Через некоторое время узнали, что президентский миллион — это не столько деньги, сколько «большой геморрой». (Извините, цитирую самих директоров… ) Директор чувствует раздражение. Вместо денег — бумаги. Сейчас ноябрь. Грант выиграли в мае. Деньги из казначейства поступили в школы только в конце сентября–начале октября. Потратить смогли только 60 тысяч. Еженедельно пишут три отчета на восьми листах — в Центр качества образования, в РАН, в департамент образования. В отчетах пишут одно и то же — на что собираются потратить миллион, на что уже потратили. А результаты тендера объявят только 21 ноября. Останется три недели на освоение премии. Директор чувствует себя оскорбленным. Вместо денег — посторонние люди в бухгалтерии. Как Паниковский, вокруг школ бегают милиционеры из отдела по экономическим преступлениям и требуют предъявить миллион. Причем в некоторых школьных приемных бывшие обэхээсэсники появились раньше миллиона. В конце сентября в школы стали поступать письма из ГУВД Москвы за подписью начальников окружных отделений по экономическим преступлениям. В них, «согласно закону «О милиции» (статья 11, пункт 4)», требовалось в двухнедельный срок предоставить «сведения о получении бюджетных средств всех уровней в рамках «Национального проекта», с указанием целей получения, а также информацию об их расходовании (с приложением подтверждающих документов)». Некоторым директорам удалось отфутболить назойливых инспекторов, объяснив, что денег нет и будут только в декабре. Самые понятливые инспекторы ушли, позже пообещав вернуться. Однако не всем так повезло. Директор одной из школ Юго-Восточного округа Москвы так рассказывает о визите инспектора Петра Алексеевича: «Он мне говорит: потратила сегодня 500 рублей из нацпроекта — завтра неси отчет, с печатями, с подписями бухгалтеров. Я спрашиваю: а можно хотя бы за неделю, когда сумма наберется? Нет, говорит, сразу же! Потратили — документы мне на стол... Вот я и не трачу ничего — слишком много сложностей, мне некогда писать отчеты и бегать по милиции». Мы обзвонили 23 школы из списка победителей. В 12 из них уже наведывался отдел по экономическим преступлениям. Во многих школах на вопрос о президентском миллионе мне отвечали нервным смехом. «Боже! И вы контролируете?!». Что же будет, когда школы получат технику? У каждого компьютера встанет по надзирателю?.. Департамент, к слову, уже предупредил: в январе в школы придет прокуратура. Зачем эта глупость? ГУВД Москвы действует по поручению Федеральной службы финансово-бюджетного надзора. Эта служба, в свою очередь, проверяет школы на основании постановления правительства РФ № 89 от 14 февраля 2006 года. Наградив школы миллионом, государство обложило этот миллион со всех сторон, создав целую полосу препятствий на подступах к нему. Миллион поместили в самый надежный из всех сейфов — под надзор бюрократической машины. На одного директора, получившего грант (пока только на бумаге), работают как минимум четыре надзирателя. Надо иметь силу воли, чтобы выдержать эту психологическую атаку чиновников, изначально уверенных, что директор обязательно попытается спереть полученный миллион. Школы-победители были готовы к разнообразным проверкам, но вот визита людей из отдела по экономическим преступлениям все-таки не ожидали. Признанные лучшими оказались в унизительной ситуации. В школах теперь признаются, что если бы знали, к чему приведет государственная милость, даже и не думали бы отправлять бумаги на конкурс. В чем ее смысл? Возможно, в том, чтобы часть этих «инвестиций» вернулась в государственную казну. Из них можно будет сверстать следующий бюджет нацпроекта. Громкого по названию и, простите, халявного по сути."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации