Капкан на окольных тропах политехнологий

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Капкан на окольных тропах политехнологий FLB: Силовики среднего звена нашли эффективный метод контроля над политической деятельности в России

"    Павел Попов            Владислав Калинин       Ловушка для политтехнологов Как Павел Попов и Владислав Калинин оказались в Бутырке «Электоральный цикл 2011-2012 годов завершён. Голоса подсчитаны, мандаты розданы, а предвыборный ажиотаж мало-помалу растворяется в мерном течении ежедневной жизни. Наступает время, когда взгляд меняет масштаб и от глобальных выборных процессов сосредотачивается на деталях, сопутствовавших народному волеизъявлению, которые на поверку оказываются не менее интересны, чем основное действо» », - пишет Роман Гудяков в апрельском номере «Совершенно секретно» . В Хамовническом райсуде Москвы сейчас проходят слушания по уголовному делу, которое имеет все шансы стать громким для прессы и скандальным для правоохранительных органов. Фигурантами «дела политтехнологов» стали опытные пиарщики Павел Попов и Владислав Калинин, стоявшие у истоков зарождения политической конъюнктуры в России. В их послужном списке не одна избирательная кампания: от выборов депутатов Верховного Совета РСФСР 1991 года до действовавшего на протяжении последних лет Интернет-портала в поддержку Президента РФ Владимира Владимировича Путина www.putin.ru. Сегодня их обвиняют в покушении на мошенничество «под предлогом избрания любого заинтересованного лица депутатом Государственной Думы» . Пикантность ситуации состоит в том, что этим «лицом» были сотрудники правоохранительных органов, которые под видом клиентов договорились с Поповым о будущей работе по собственному PR-сопровождению, а затем задержали обоих политтехнологов сразу же после передачи им 24 млн рублей, предназначавшихся для проведения оговоренных мероприятий . Подсудимые утверждают, что лишь исполняли свои профессиональные обязанности и усматривают в процессе явную провокацию со стороны правоохранительных органов. Полицейский капкан О том, что Павел Попов и Владислав Калинин арестованы, стало известно 28 июля 2011 года. В серьёзность предъявляемых обвинений на тот момент не верили даже сами подозреваемые, полагая, что произошла досадная ошибка и вскоре их выпустят на свободу. Однако, проанализировав обстоятельства, предшествовавшие их аресту, подследственные очень скоро пришли к выводу, что если кто-то в деле и ошибся, то ошибся отнюдь не случайно . По словам Павла Попова, весной 2010 года один из знакомых организовал его встречу с неким Романом. Поводом для неё послужило желание последнего стать членом «Единой России», и ему была необходима некоторая PR-поддержка со стороны опытного специалиста. Однако сотрудничество между ними не заладилось в силу полного отсутствия профессиональной подготовки у соискателя. Тем не менее, потраченное политтехнологом время не пропало зря: «Этот же Роман на очередной встрече сказал, что у него есть знакомый бизнесмен, который считает полезным избраться в число депутатов Государственной Думы. Это было в ноябре 2010 года, и с моей стороны прозвучало однозначное предложение сначала познакомиться с кандидатом, а потом уже говорить, а тем более что-либо планировать», – вспоминает в своих записках Попов обстоятельства дела. Примерно полгода ситуация развивалась вяло. Роман раз в два месяца консультировался с Поповым по не имеющим прямого отношения к делу вопросам и всякий раз не упускал шанса напомнить о том, что встреча «вот-вот состоится». В начале лета 2011 года он объявил политтехнологу, что «его клиент готов встречаться по поводу выборов». Однако 14 июля в гостиницу «Золотое кольцо» под видом обещанных «кандидатов» пришли не серьёзные бизнесмены, которые, по красивой легенде, владели крупным бизнесом по строительству газопроводов, а сотрудники правоохранительных органов, которые к тому моменту уже вели скрытое оперативное сопровождение политтехнологов и протоколировали все их совместные встречи и телефонные звонки . О том, что «кандидат № 1» – Андрей Кравченко – является полковником МВД, а «кандидат № 2» – Роман Переверзев – майором МВД, политтехнологи на тот момент не догадывались. И спокойно проводили с ними переговоры о будущей работе. В частности, на второй встрече Павел Попов предложил «заказчикам» «План работ первого этапа», который имеется в уголовном деле. Он состоит из пяти пунктов и содержит вполне предсказуемый для данной сферы деятельности набор мероприятий, вроде «составления пакета документов», «подготовки публикаций в СМИ», «организации необходимых встреч с представителями ведущих сил на предмет возможного участия заказчика в предстоящей кампании». Там же обозначены сроки проведения первого этапа и его стоимость в 100 тыс. евро. «Этот объём работы мной был оценен в 4 млн рублей, из которых не менее 2 млн приходились на прямые затраты», – комментирует пункты «Плана» Павел Попов. «И я готов на любом суде утверждать, что с каждым из указанных пунктов я бы справился на очень высоком профессиональном уровне». Щедрые «кандидаты» В соответствии с материалами дела, дальнейшие переговоры были продолжены 22 июля. На ней Кравченко дал отчётливо понять, что ещё не готов к участию в избирательной кампании, а Переверзев, напротив, выразил свою заинтересованность. Политтехнологов насторожило лишь то, что кандидат отказался детально говорить о роде своей деятельности, а также выразил желание не светиться в прессе, сославшись на проблемы в бизнесе . «Собственно, это и стало причиной, по которой я впоследствии отказался от продолжения взаимоотношений с ним , – пишет Владислав Калинин на портале putin.ru, где уже на протяжении нескольких месяцев рассказывает об обстоятельствах данного дела. По словам Попова, в ходе их переговоров с Переверзевым последний выдвинул «одно принципиальное условие – он готов будет начинать работу только в том случае, если я соглашусь сразу принять от него не 4, а 24 миллиона. Мотивация была при этом озвучена простая: «Я вам доверяю, а с большой суммой на руках вы меня точно не подведёте и никуда не спрыгнете». Ситуация, когда заказчик даёт крупную денежную сумму исключительно под честное слово едва знакомому пиарщику, выглядела довольно странно. И поначалу Попов отказался от столь заманчивого предложения, что зафиксировано в распечатках их разговоров. Хотя на самом деле дополнительные 20 млн рублей, по словам адвоката Владимира Кошелева, являлись гонораром, который Попов должен был получить в случае прохождения Переверзева в избирательные списки одной из партий . Впрочем, вскоре решение было найдено. Политтехнолог предложил положить деньги в банковскую ячейку, чтобы и заказчик, и он могли бы по согласованию ими пользоваться в случае необходимости. А самому Переверзеву он выдал расписку, по которой в случае неисполнения работ, оговорённых с заказчиком, «а именно включения его кандидатуры в один из партийных списков», обязался «вернуть сумму в размере 22 миллионов рублей», обозначив при этом точку контроля качества выполненных работ 1 ноября 2011 года. «К слову, в момент передачи денег 28 июля около гостиницы «Золотое Кольцо», где всё и происходило, стояла машина с инкассаторами, заказанная мной. А в одном из банков была готова ячейка для тех самых 20 млн, что также неопровержимо доказано в ходе следствия» , – свидетельствует обвиняемый. Далее всё происходило, как в отечественном криминальном сериале. Как только Попов получил чемодан с деньгами и вышел из номера гостиницы, его задержали сотрудники правоохранительных органов. Через несколько часов произошло и задержание Владислава Калинина на его квартире. Обвинения следствия строятся на том, что ни от кого не скрывавшиеся пиарщики сознательно сообщили ложную информацию о наличии у них возможности обеспечить гарантированное избрание в депутаты за денежное вознаграждение в 10 млн евро . При этом следователей не смущает, что в деле о мошенничестве потерпевшей стороной признан сотрудник правоохранительных органов, который сам же и инициировал действия со стороны подследственных. Что же касается вышеозначенной суммы, то она, действительно, фигурировала в разговорах между участниками дела, однако лишь как «экспертная оценка полной суммы всех расходов на этот проект». Со слов Павла Попова, он, действительно, оценивал в ходе бесед с Переверзевым весь проект «не более, чем в 7,5-8 млн евро», однако «потерпевший Переверзев заявил, что готов потратить больше – до 10 млн». По российскому законодательству, политические партии вправе принимать пожертвования от физических и юридических лиц. И львиная доля обозначенной суммы включала именно расходы, которые клиенты могли понести, если бы им удалось договориться с руководством конкретной партии об условиях вхождения в партийные списки. Роль политтехнологов в данном случае могла состоять лишь в исполнении профессиональной обязанности – организации встречи с партийными лидерами. «Было сказано, что эти суммы вы, ребятки, обсуждаете там уже, в партии. То есть вас подготовили, завели, а далее вы уже сами разговариваете с лидером. Просто вопрос был в том, что, если вам скажут, что с вас 10 млн,– это очень много, это не реально. Ну, реально где-то 5,6,7 млн» , – уточняет позицию своего подзащитного адвокат Владимир Кошелев. Ровно по этой же причине опытный пиарщик вряд ли станет выдавать гарантии кому бы то ни было в том, что ему будет обеспечено место в Государственной думе. Так как от него в данной ситуации зависит лишь подготовка клиента к участию в избирательной кампании, знакомство с нужными людьми, создание его благоприятного имиджа. Тайная канцелярия сыска «Мы надеемся, что судья прочитает дело от начала и до конца и увидит, что никто никому ничего не гарантировал, – делится своими впечатлениями от судебного процесса адвокат Павла Попова. – Она говорит, вы выберете важные для вас моменты. А для нас важные моменты состоят в том, что там действительно нет того, на что указывает следствие». По словам адвоката, «тонкость этого дела состоит в том, что доказывать там ничего не надо», поскольку сотрудниками правоохранительных органов «записаны все до минутки беседы их с псевдопотерпевшими» . А значит, остаётся только правильно их квалифицировать. Есть ли в действиях пиарщиков состав преступления по статье 159 часть 4, предусматривающей наказание до 10 лет лишения свободы, предстоит выяснить правосудию. На протяжении более чем семи месяцев они находятся в Бутырском следственном изоляторе и строят предположения об «истинных причинах уголовного дела». «Я могу достоверно предполагать только два варианта – «коммерческий заказ» либо, что наиболее вероятно, желание среднего звена «силовиков» раскрыть к выборам громкое уголовное дело, получив за «проделанную работу» соответствующие бонусы» , – считает Павел Попов. По его мнению, «в случае обвинительного приговора каждый политтехнолог получит убедительный пример того, что может произойти при проявлении им несогласованной с «компетентными органами» самостоятельности. Что с учётом вероятного возвращения к выборам по мажоритарным округам может стать очень эффективным, хотя и абсолютно незаконным, способом их контроля », - пишет Роман Гудяков в апрельском номере «Совершенно секретно» . Роман Гудяков, «Совершенно секретно», № 4/275, апрель 2012 г. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации