Караван-сарай хана Пиотровского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Руспресс", origindate::17.10.2008

Караван-сарай хана Пиотровского

Директор Эрмитажа осваивает слив экспонатов зарубеж

Виктор Берг

Converted 27695.jpg

В столице Нидерландов - большое строительство. Уже в июне следующего года здесь откроется культурно-выставочный центр «Эрмитаж-Амстердам», где будут размещаться прибывающие из Петербурга произведения искусства. Раньше они складировались в маленькой уютной вилле «Неерландия», но директор Эрмитажа Михаил Пиотровский так жаждет приобщать голландцев к высокому искусству, что пожелал иметь для столь высокой цели более просторные апартаменты. Тем более обойдутся они всего-навсего в 39 миллионов евро.

Организация зарубежных гастролей эрмитажных экспозиций, давно стало любимым хобби господина Пиотровского. Под невинное увлечение уже организован центр в Лондоне, создан шикарный музейный комплекс в Лас-Вегасе, готовятся к вводу в строй аналогичные заведения в Амстердаме и Вильнюсе, и, скорее всего, их строительством дело не ограничится. Ведь каждый уважающий себя хан должен иметь в дальних краях уютные караван-сараи.

Оставляя в сторону естественный интерес к теме откатов с этих великих строек, спросим, что плохого, если широкие массы забугорной общественности поближе познакомятся с нашими шедеврами? (Особенно, если вырученные за показ деньги можно будет использовать для развития самого Эрмитажа). Ведь экспонаты выставляют на время, а не отдают навсегда, как пытался поступить с некоторыми картинами и статуями старый приятель Пиотровского экс-министр культуры РФ Михаил Швыдкой.

На самом деле всё гораздо сложнее. В 90-ые годы российские музейщики были просто вынуждены регулярно вывозить свои коллекции для иностранных показов в связи с хроническим недофинансированием. Сейчас денег на содержание музеев выделяется достаточно, и было бы куда полезнее вернуться к общемировой практике. В европейских странах, США и даже странах «третьего мира» типа Египта, гастроли экспозиций музеев такого уровня явление крайне редкое. Ставка делается на привлечение зарубежных ценителей искусства, что способствует и развитию туристической индустрии государства. В качестве же рекламы целесообразно организовывать куда более дешёвые мультимедийно-виртуальные представительства - как это делает в отечественной провинции «Русский музей». Ознакомившись со слайдами и видеофильмами, прослушав рассказы искусствоведов, многие не только повысят свой культурный уровень, но и наверняка заходят увидеть сокровища мировой культуры воочию.

Хотя, музеи создаются в первую очередь для российских граждан, спонсируются российским правительством, располагаются в российских объектах недвижимости и пользуются российскими налоговыми льготами, Михаил Борисович следует старой холопской традиции, предпочитая иностранцев соотечественникам. В ходе рассмотрения иска петербуржской учительницы Елены Малышевой против Эрмитажа, в основном здании на Дворцовой площади обнаружились десятки закрытых залов, красотами которых посетители не могут полюбоваться – всё вывезено.

Есть и другая сторона проблемы. Для ценных и хрупких старинных экспонатов мотание по всему свету очень опасно, о чем Пиотровскому еще 18 февраля 2000 года указывала Коллегия Счетной палаты Российской Федерации. Проверив, во что обошлись Эрмитажу зарубежные выставки, аудиторы пришли в ужас. Только в 1998-99 гг. заграничные партнёры [page_19098.htm недоплатили] 855,5 тыс. долларов компенсаций за реставрационную и научную подготовку экспонатов. Либо это разгильдяйство, либо на самом деле деньги были полностью либо частично выплачены, но пошли не в музейный бюджет, а чьи-то глубокие карманы. Например, одного элегантного гражданина, любящего независимо от погоды появляться на публике в модных шарфиках.

Коллегия так и не увидела оригиналы страховых обязательств 1112 выставляемых экспонатов на общую сумму 160,7 млн. долларов. Укради их грабитель, или попорть маньяк – виновники могли не выплачивать страховку, а российская сторона почти гарантированно проигрывала судебный иск. С ксероксами в суде делать нечего.

Прецеденты уже есть. В ходе проведения выставки «Анри Матисс и Восток» в Риме получила повреждение картина «Стоящая Зора» страховой стоимостью в 12 млн. долларов. Ущерб эксперты самого Эрмитажа оценили в 304 тыс. долларов США, но Пиотровский не стал требовать от итальянцев возмещения, предпочтя отреставрировать картину за бюджетные деньги. Похожая история имела место при организации экспозиции «Школа Нанси. 1889-1909» во Франции. Повреждения, нанесённые в ходе транспортировки столу «Флора Лотарингии» составил 25 тыс. долларов, но ни французская сторона, ни ответственная за перевозку фирма «Хепра» не заплатили ни сантима. Примеров можно приводить ещё много, но и так ясно: очень любит Михаил Борисович проявить доброту к иностранным друзьям за счёт российского государства! К 2000 году общий урон, нанесённый эрмитажным ценностям нерадивыми зарубежными партнёрами, составил 368 тыс. долларов, а каков он сейчас – не хочется и думать.

Повреждениями ценнейших произведений искусства дело не ограничивается. Ситуация с их хранением ещё хуже. Только по семи отделам аудиторы счётной палаты обнаружили 221351 единицу хранения, числящиеся за 78 уволившимися или умершими сотрудниками. Когда же проверяющие произвольно выбрали из них 50 экспонатов и попросили их представить, подчинённые Пиотровского смогли найти только 3 предмета.

Сверх того 1123 экспоната были переданы на хранения различным музеям и сторонним организациям, но соответствующие договоры при этом не оформлялись. Некоторые из них обнаруживались в совсем не музейных помещениях. Например, три старинных гобелена нашлись в одной из элитных гостиниц на Каменном острове, где они услаждали взоры высоких гостей. Как видите, грязная сплетня об использовании эрмитажных сервизов для свадьбы дочери бывшего первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Григория Романова, воплотилась в реальность в эпоху разгула демократии.

[page_19109.htm По данным] бывшего зампредседателя Счётной палаты Юрия Болдырева, который после выяснения отношений с Пиотровским лишился работы, на месте многих прославленных картин висят копии, а подлинники давно находятся за рубежом. Увидим ли мы их когда-нибудь неизвестно. Последняя инвентаризация в Эрмитаже прошла в 1993 году, следующую обещают завершить в 2014-ом, но этим обещаниям не слишком веришь. С 1999 года по сей день инвентаризирована от силы десятая часть коллекции, и не слышно, чтобы темпы работ сильно выросли. И пока фонды петербургского храма искусств находятся в подобном состоянии, филиалы в Амстердаме и других зарубежных городах пополняются самыми дорогими и ценными коллекциями.

Хаос усугубляют регулярные кражи. Только в ходе плановой внутренней проверки 2006 года обнаружено отсутствие 221 предметов, рыночная стоимость которых, по данным экспертов, составляет порядка 3 миллиардов рублей. Часть похищенного удалось вернуть, но многие уникальные ювелирные украшения, прежде всего изделия из эмали, бесследно исчезли. Ответственность за способствующий этой и другим кражам бардак директор так и не понёс. Правда, по словам господина Швыдкого, его другу Пиотровскому влепили в общей сложности целых три выговора, но при всемирном вращении музейной коллекции и соответствующих дивидендах, подобные меры производят впечатление комариных укусов.

Есть только один способ превратить Эрмитаж из наследственного ханства в нормальный музей – убрать самого хана. Тем более, что покровительствовавший ему падишах Швыдкой недавно, наконец, перестал отравлять российскую культуру своей склизкой персоной.