Карачаевцев и черкесов поссорил Кремль

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Аукцион должностей

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::24.08.2001

"Как перчатки меняет кабинет министров президент карачаево-черкесии семенов. почему?

Елена Скворцова

Converted 10419.jpg

Аукцион должностей — так сегодня в Карачаево-Черкесии называют кадровую политику в республике. Говорят, должность министра стоит от $20.000 до $100.000 (в зависимости от величины осваиваемого его ведомством бюджета), замминистра — поменьше... Подобную осведомленность объясняют просто: в КЧР живет всего 436 тысяч человек. Богатых людей в республике не так уж много. И претенденты, как правило, собирают требуемую сумму по многочисленным родственникам и друзьям. Так тайное становится явным.

Проверить, насколько эти слухи обоснованны, мы решили на месте.

Разговоры про «аукцион должностей» в КЧР ведутся давно. Но с января 2001 года здесь начала выходить оппозиционная газета «Возрождение республики». Она впервые публично и задала все те вопросы о коррупции власти, которые давно занимают жителей Карачаево-Черкесии. Председатель местного Совета безопасности Борис Батчаев потребовал от прокуратуры республики возбудить против газеты уголовное дело о клевете. Итоги проверки оказались удивительными: «дела по газете» решили не возбуждать (нет оснований), но и фактов, подтверждающих существование в КЧР «аукциона должностей», прокуроры не обнаружили. Мы никоим образом не оспариваем результаты проверки, проведенной прокуратурой республики. Но кадровая политика, которая сегодня ведется в КЧР, настолько загадочна, что сама по себе может стать предметом анализа.

Плоды победы

На генерала Семенова в КЧР возлагались особые надежды. Бывший главком сухопутных войск, наполовину карачаевец (то есть, в сущности, местный), по мнению народа, должен был быстро навести порядок в республике и устроить сказочную жизнь. За Семенова стояли чуть ли не насмерть. И вот он победил...

Инаугурация состоялась осенью 1999 года. А сегодня кадровая политика генерала настораживает даже его сторонников. Он у власти без малого два года. За это время уже дважды сменилось все правительство (сразу после избрания Семенова и осенью 2000 года), не единожды поменялись и главы районов. При этом генерал, производя свои стремительные перестановки, практически никогда не объясняет причин, по которым одни удаляются, а другие приближаются к «трону».

Одно из последних таких назначений касается родственника главы администрации президента г-на Кипкеева — Азрета-Али Аджиева, который в мае 2001 года получил портфель министра сельского хозяйства КЧР. Про нового министра известно немного: ему 50 лет, при прежнем руководителе республики Владимире Хубиеве был замминистра сельского хозяйства по строительству. Назначение неожиданное. Ведь предыдущего министра, Азрета-Али Текеева, специально уговаривали на эту должность: генерал переманил его с поста руководителя одного из лучших совхозов Ставрополья. Текеев прекрасно работал, продержался в правительстве Семенова дольше всех — целый год и 4 месяца и даже немного поднял главную в КЧР, но долго остававшуюся в загоне отрасль.

Ссылки же на возраст, которые упоминал сам экс-министр — ему чуть больше 60 — как причина отставки не устраивают местных наблюдателей. В поисках возможных причин ухода опытного руководителя дальше всех пошла местная оппозиционная газета «Возрождение республики». Она предположила, что новое назначение связано с обещанием Минсельхоза России оказать крупную финансовую помощь республике.

Пугает жителей КЧР и другое. Во власть приходят люди, которых подозревают в связях с криминалом. Так, замом министра соцзащиты в прошлом году был назначен некий гражданин по кличке Афган. Правда, вскоре власти опомнились и... сделали его директором рынка в Черкесске.

А вот еще гроздь загадочных назначений. Когда Семенов пришел к власти, он убрал с должности первого заместителя премьера Османа Боташева. На его место был назначен Ахмат Катчиев. Вскоре убрали Катчиева и снова назначили Боташева. Как это понимать?

Или другая история. Мухамед Арашуков был назначен министром соцзащиты КЧР. Потом генерал вдруг решил поменять его на г-на Тхакохова, который до взлета торговал хозтоварами. Но уже через короткое время выходит новый указ президента: министром соцзащиты в КЧР снова считать Мухамеда Арашукова. Почему?

Злые языки утверждают, что главной причиной столь занимательной метаморфозы отношения Семенова к Арашукову стал родной брат министра Рауль — гендиректор ООО «Ставропольрегионгаза». В любом случае повторное назначение Арашукова произошло после того, как в Черкесске побывал могущественный брат будущего министра.

Кстати, Арашуковы — родственники небезызвестного экс-завхоза Генеральной прокуратуры Назира Хапсирокова («Собеседник», №49'2000), ныне пребывающего в недрах администрации президента России. Последний, еще недавно воспринимаемый лагерем сторонников Семенова исключительно как противник — он поддерживал властные амбиции Станислава Дерева, — сегодня явный друг. По крайней мере, зимой глава республики отмечал рождение сына в одном из ресторанов Москвы, и Хапсироков выступал тамадой застолья. Эту почетную роль на Кавказе случайным людям не доверяют. Дружит Хапсироков и с депутатом Госдумы от КЧР Магомедом Текеевым: экс-завхоз Генпрокуратуры даже подарил ему мобильный телефон («чтобы созваниваться»), о чем депутат простодушно похвастался на страницах выпускаемой им газеты «Горские ведомости». Заметим в скобках, что родная сестра Текеева сегодня — пресс-секретарь Семенова и правительства, фактически это должность руководителя республиканского ведомства.

Вполне возможно, что все упомянутые нами люди — прекрасные специалисты. И назначая их, президент КЧР заботится исключительно о благополучии республики. Никто ведь не виноват, что на Кавказе куда ни ткнись — везде либо родственник, либо кум или сват... Но едва ли та кадровая карусель, которая сегодня происходит в Карачаево-Черкесии, может способствовать стабилизации экономики. Я привела лишь несколько примеров. На самом деле их значительно больше. Да и буквально на днях президентом опять сняты три главы районов. И снова отставки без объяснений причин...

«Президент имеет право на ошибку»

Секретаря Совета безопасности КЧР Бориса Батчаева мой вопрос о причинах частой смены кабинета в республике несколько вывел из себя:

— Разве президент не имеет права на ошибку? Он меняет людей, не боясь, что это воспримут как открытое признание Владимиром Магомедовичем своих ошибок. А все эти грязные слухи старательно собирает и тиражирует так называемая оппозиция. На самом деле это движение, которое создали люди, затаившие обиду на нынешнюю власть. Они лелеют лишь личные амбиции. Иначе как объяснить, что им предлагались различные посты (на уровне замминистра), но они отказались? А все просто: один из вожаков оппозиции, Мурат Каракетов, видел себя исключительно на посту главы президентской администрации, другой, Керам Семенов, хотел пост зампреда правительства, курирующего финансовый блок.

Впрочем, от «поименного» обсуждения президентских назначений Батчаев дипломатично ушел, сославшись на статистику 2000 года, в которой явно виден некоторый рост как в сельском хозяйстве, так и в промышленности. По его словам, республика начинает приходить в себя.

Между тем, честно прочитав этот отчет, я пришла к далеко не столь оптимистичному выводу. Остановимся лишь на одной позиции. Консолидированный бюджет республики по доходам (данные Минфина КЧР на 1 апреля 2001 года) составил 478,9 млн. рублей. Причем налоговые поступления составили лишь 19,5 процента, неналоговые платежи — 0,6 процента. Львиная же доля бюджета (79,7 процента) пришлась на... безвозмездные поступления. А в бюджете 2000 года такие поступления составили 69,8 процента. Что это такое?

Экономисты объяснили — это вполне законный способ наполнения бюджета. Но карачаево-черкесские масштабы удивляют. Для сравнения: таких поступлений в бюджете Москвы всего 2,7 процента.

Возникает вопрос: если экономика республики работает слабо, откуда поистине бешеные деньги на «безвозмездность»? Не является ли это скрытой формой вымогательства со стороны руководства республики?

Кстати, именно о таком вымогательстве говорили в июне на съезде Союза промышленников, предпринимателей и работодателей Карачаево-Черкесии. Это люди, владеющие практически всеми основными средствами республики (в госсобственности осталось всего 5 процентов).

Что же происходит в республике? Президента Семенова играет его свита? Или свитой он маскирует собственные устремления?

Генерал и его свита

Самым главным персонажем генеральской «свиты» по праву считается глава президентской администрации Сайрамбек Кипкеев.

Его называют «вторым» человеком в КЧР и приписывают немалое влияние. Среди управленцев за г-ном Кипкеевым укоренилось прозвище СС. В основном, как утверждают местные журналисты, за грубость по отношению к нижестоящим. Кроме того, здесь скрыт каламбур, обыгрывающий инициалы его имени и отчества (Сайрамбек Сосланбекович). На западе республики, где г-н Кипкеев начинал свою карьеру с райпищепрома, его по сей день называют «Саша» или «Кепа»...

В 1995 году г-н Кипкеев скупил акции Курждиновской мебельной фабрики и через 4 года (сам он, между прочим, в 1997 году стал начальником налоговой инспекции Урупского района — до этого ни дня не проработав ни в фискальных, ни в финансовых органах) довел фабрику до полного краха. Очевидцы рассказывают: весной 1999 года это мебельное производство напоминало руины Сталинграда. Именно в те дни туда приехал генерал Семенов — на встречу с избирателями. Он увидел «останки» фабрики и вскричал: «Кто это сделал? Где этот Мамай? Я его посажу!» Местные жители назвали генералу фамилию виновника — Кипкеев.

Теперь в республике это очень популярная история. Ее обычно заканчивают так: и посадил — в кресло главы своей администрации...

А подлинной хозяйкой республики люди почему-то считают жену генерала красавицу Мадлену, которая живет в Москве. Говорят, что без ее одобрения не производится ни одно назначение. Впрочем, все это не больше чем домыслы: генерал — человек жесткий и все решения принимает единолично. Возможно, слухи о влиянии г-жи Семеновой возникли из-за того, что супруга президента официально являлась главой благотворительного фонда имени Семенова (сейчас она в отпуске по уходу за ребенком), по которому у людей накопилось много вопросов. А возможно, почву для разговоров о властных амбициях Мадлены Магомедовны подогревает невероятный успех ее коммерческой деятельности.

В любом случае жители Карачаево-Черкесии очень хотят прочитать налоговые декларации генерала Семенова, его жены и главы его администрации. В КЧР убеждены: если эти документы будут опубликованы, многие слухи развеются сами собой.