Картинки из дела Ходорковского

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Картинки из дела Ходорковского

Эпизод с НИУИФ

Оригинал этого материала
© rasemon, origindate::09.06.2005, "Картинки с выставки. Адвокат дьявола"

Все-таки я добрался до одного эпизода. Конкурс по приобретению акций НИУИФ, того самого НИИХУЯ... Деталей будет много, будут четыре картинки.[...] Заранее хочу подчеркнуть, что выкинул огромное количество деталей, не имеющих первостепенного значения. И оставил только доказанные прокуратурой вещи - все недоказанные эпизоды и предположения я выделяю в тексте.

Представьте себя присяжными. Посмотрите на всю систему доказательств и оцените на основе своих знаний, своего опыта и внутренних убеждений, доказан ли факт или нет?

Итак, часть первая. Перед битвой.

Перед битвой происходит следующее: в течение 1995 года (иногда раньше) создаются коммерческие предприятия с очевидной целью: участие в приватизационных аукционах.

Converted 19075.jpg

В данном случае это компании Джой, Уоллтон, Правус и Полинеп. Учредителями этих компаний становятся иностранные юридические лица, представителем которых в России является один и тот же человек, школьный приятель Ходорковского - некто Моисеев. Отметим, что аффилированность этих иностранных компаний и непосредственно МБХ не доказана. Формально - т.е. как я понял, следствие не смогло выйти на учредителей за рубежом. Но это, впрочем, и не так важно - полагаю, им оказалось бы очередное подставное лицо.
Дочерние компании и дочерние компании-штрих (т.е. внучки) - компании-пустышки. Без имущества, без персонала, возглавляют эти компании сотрудники Менатепов (я их вечно путаю - одно МФ, другое АОЗТ, но опять-таки, особого значения это не имеет), бухгалтерию ведут сотрудники Менатепов, счета открыты в Менатепе. Часть компаний возглавляют сотрудники, которые и не подозревают об этом - Усачев, например, узнал о своем назначении в сентябре 1995, когда вышел из отпуска.

Следующая картинка: конкурс. РФФИ выставляет на продажу пакет акций ОАО "НИУИФ", старого совкового НИИ, владеющего, однако, двумя офисными зданиями на Ленинском проспекте.

Converted 19076.jpg

На конкурс приходят среди прочих (в которых тоже угадываются те же лица, но утверждать наверняка не буду) два предложения - от Уоллтона и Полинепа. Само собой, у пустышек своих денег нет, они обеспечены банковской гарантией Менатепа. Конкурс логично выигрывает предложивший больше всех - Полинеп, посуливший 50 миллионов долларов. Ему и направляется предложение, от которого Полинеп в течение дня отказывается. После отказа Полинепа следующее предложение получает Уоллтон. Согласно заявке Уоллтона 25 миллионов долларов, которые он обязался заплатить, распределяются следующим образом: 20% (т.е. 5 миллионов) поступают на счета РФФИ, оставшиеся 20 миллионов переходят в НИИ в качестве инвестиций по разработанной НИИ инвест.программе. Инвест.программа является обременением - т.е. по сути своей это часть цены.

НИИ возглавляет генеральный директор Классен, бывший научный руководитель института, выбранный директором сотрудниками. Цитата из заключения: "продолжая использовать обман и незнание Классеном П.В. налогового законодательства, ввели последнего в заблуждение относительно того, что в случае получения институтом в конце 1995 г. инвестиционных средств и перехода их в новый налоговый период 1996 г., с них будет взыскиваться налог на прибыль в размере 35 %, и для того, чтобы избежать налогообложения необходимо до конца декабря 1995 г. после поступления на счет института инвестиционных средств перечислить их обратно на счет инвестора АОЗТ «УОЛЛТОН», а это общество в течение 1996 года возвратит инвестиции в сроки и в объемах, оговоренных дополнительным соглашением." Классен, по собственной ли глупости либо сговорясь с "инвесторами", и подписывает письмо о возвращении денег "по причине невозможности использования". Смотрите ниже:

Converted 19077.jpg

29 декабря деньги приходят в институт, 30 декабря деньги уходят из института той же дорогой и возвращаются обратно в Менатеп. Вуа-ля!

После дело близится к завершению: акции с помощью того же (предположительно, обманутого) Классена реализуются трем юридическим лицам уже без инвестиционного обременения. 
Снова цитата: "Летом-осенью 1997 года РФФИ стало известно о невыполнении АОЗТ «УОЛЛТОН» инвестиционных обязательств. В связи с чем, предпринятыми мерами со стороны РФФИ и в результате обращения последнего в арбитражный суд г. Москвы, решением данного суда от origindate::24.11.1997 г. договор купли-продажи пакета акций на инвестиционном конкурсе от origindate::21.09.1995 г. № 1-1-2/644, заключенный между РФФИ и АОЗТ «УОЛЛТОН», был расторгнут."

Converted 19078.jpg

В результате 5 января 1998 года акции приходят в движение и от компаний Химинвест, Метакса и Альтон уходят по описанному на картинке пути. Весь путь занимает ровно 2 недели.

Все. Есть, конечно, и дополнительные детали: все компании на рисунке 1.4 так или иначе восходят к тем двум иностранным компаниям, все эти компании возглавляются сотрудниками Менатепа, бухгалтерия ведется Менатепом и т.д., и т.п. Кроме того, в деле фигурируют подложные документы - подделано большинство документов, представленных на конкурс от Уоллтона - Усачев в своих показаниях утверждает, что он эти письма, заявки etc не подписывал (и правда, не подписывал - подписи не его). Кроме того, часть фигурантов. судя по всему, сейчас в бегах - за кордоном сейчас уже около сотни экс-работников Менатепа и аффилированных структур. Кроме того, появляются странности в показаниях бывших сотрудников Менатепа - никто не может вспомнить, отдавал ли Лебедев распоряжение принять участие в конкурсе. У части сотрудников в принципе наблюдаются провалы в памяти - и правда, рядовой специалист инвестиционного управления Менатепа, получающий максимум тысячи две долларов в месяц, конечно, не может вспомнить, что там за дело с 25 миллионами долларов проходило через него. Кто-то (кажется, vvagr) говорил о шантаже, которая предположительно применяла прокуратура в выбивании показаний. У меня складывается впечатление, что шантажем и угрозами действовали не только господа в синих мундирах.
(если кому интересна судьба нии, то могу сообщить, что одно из зданий было продано за 7 миллионов долларов впоследствии.)

Аргументы защиты очевидны - две основные линии:

1. Рассмотрение одного звена всей системы. Например, как я уже писал ниже в жж, Падва берет связку Ходорковский-Смирнов (см. рис.1.1) и, разумеется, не обнаруживает никакой связи. Прием понятный и, увы, не очень действенный. Понятно, что одна отдельно взятая цепочка, извлеченная из всей системы доказательств, не имеет никакого смысла. Вся система доказательств целиком непредвзято смотрящему судье не оставляет выбора - мошенничество доказано.

2. Отсутствие формализованных доказательств наличия преступной группы. Очевидно, Падва под этим подразумевает наличие протоколов заседания преступной группы, печать преступной группы и видеосъемку Ходорковского, в черной одежде пробирающегося в здание НИИХУЯ. Присутствие в деле аналогичной схемы с акциями Апатитов, схемы, кстати сказать, где задействованы по большей части те же люди и (реже) те же компании пустышки, а главное - результат проведенной комбинации: собственность на НИИ и Апатиты, деликатно обходится огородами. И правда, если нет странички дневника МБХ со словами "сегодня удумал преступный умысел. хорошо", то можно и настаивать, что "факт не доказан".

Вспомогательная линия - обхихикивание прокурорской команды. Лохи, трудовую книжку приобщили к делу как доказательство преступления. Ну, да, лохи, хотели доказать, что в подставных фирмах работали сотрудники Менатепа. В случае, если бы трудовые книжки в деле отсутствовали, адвокаты, предполагаю, заявили бы, что прокуроры даже не потрудились доказать, работали ли эти люди в Менатепе.

Есть еще, конечно, несколько вспомогательных тем. Среди прочих - избирательность правосудия и наказание представителей государства. Что до первого, то, как мне кажется, на дело МБХ работала чуть ли не треть прокуратуры... На параллельное ведение двух дел у ведомства Устинова, по счастью, сил не хватило бы. Что до второго - как я уже писал, сидит и ждет суд некто Малин, бывший заместителем председателя, а затем председателем РФФИ. Дело не связано с этим институтом, но имеет отношение к МБХ.

Есть еще ряд других тем, не менее важных, но о них я напишу в другой раз. Когда я буду уже не адвокатом дьявола, а его обвинителем.

Посмотрите на всю схему. Подумайте. Вспомните, что согласно УПК судья и присяжные заседатели оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. Кажется ли вам это мошенничеством? Сочли бы вы это мошенничеством, если бы были присяжным? Достаточно ли вам доказательств?