Картонный банкир: Куда выводились деньги вкладчиков Мособлбанка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Обещанные двадцать минут, за которые можно проехать 15 км от МКАД по Каширскому шоссе до конного парка «Русь», превратились в субботнее утро в час десять. Первое, что бросается в глаза, — это огромный административный комплекс, построенный в стиле древнерусских палат. Рядом расположен небольшой зоопарк, а за ним спортивные манежи. Недалеко пляж, для которого специально заказывали испанский песок. Имеется на территории даже небольшой цирк. Все это вотчина уже бывшего владельца Мособлбанка (МОБ) Анджея Мальчевского. Несколько лет назад он, как говорят, на деньги Мособлбанка, обустроил этот конный парк на территории в 250 га. Рассказывают, что идея конного парка принадлежит бывшему спикеру Госдумы, экс-главе Федерации конного спорта России, а также председателю совета директоров Мособлбанка Геннадию Селезневу. «В середине 2000-х Мальчевский работал в Госдуме, — поясняет собеседник «Ко». — На почве любви к лошадям он и сошелся с Селезневым, а после того, как спикер ушел в отставку, пригласил его в 2009 г. к себе в банк».

«Геннадий Селезнев — известный лошадник. Он принимает участие в качестве члена жюри во многих соревнованиях, держит собственных конкурных лошадей», — рассказывает председатель совета директоров Kaskad Family Валерий Мищенко. По его словам, до того, как был построен КСК «Русь», лошади Селезнева базировались в олимпийском учебно-спортивном центре «Планерная», в нескольких километрах от Москвы по Новосходненскому шоссе. «Системообразующие для комплекса люди начинают все чаще задумываться о создании собственных баз, — отмечает Валерий Мищенко. — В истории с «Русью» прослеживается такая же логика». Сам Геннадий Селезнев отказался отвечать на вопросы «Ко».

Содержание лошади — дорогое удовольствие. Постой обходится примерно в 60 000-80 000 руб. в месяц плюс расходы на берейтора (тренер, поддерживающий лошадь в форме). В среднем в хорошем клубе получается не менее 100 000 руб. ежемесячно. Учитывая не очень выгодное расположение (юг — не запад и не север), постой в «Руси» должен обходиться дешевле. «Хороший комплекс, построен мисссионерами своего дела, которые хотели бы иметь отношение к спорту, — рассуждает генеральный директор Penny Lane Realty Георгий Дзагуров. — Но не совсем правильно выбрано место. Наличие в окрестностях свободных земель повысило бы их капитализацию. Можно было бы построить коттеджные поселки или таунхаусы, как это сделано в КСК «Отрада» или «Новый век». Но свободных полей в окрестностях «Руси» нет».

250 га — это сложенные вместе 303 футбольных поля, поэтому в «Руси» не создается ощущения толпы. Наоборот, чувствуется недобор публики. При полупустых трибунах проходили в конце мая и соревнования по вестерну на главном манеже. «КСК «Русь» — один из самых масштабных конно-спортивных проектов последнего времени, гигантские инвестиции (фигурировала сумма в 3 млрд руб. — Прим. «Ко»), — рассказывает владелец одного из небольших конных клубов. — На его территории несколько отдельных спортивных комплексов для различных видов спорта, планируется строительство ипподрома».

Строительство одного манежа обходится минимум в $5 млн. Шесть в «Руси» уже построено. «Возводили их в спешке, торопились к соревнованиям, — отмечает собеседник «Ко». — Через две недели после открытия КСК «Виват, Россия!» (входит в состав «Руси») штукатурка у нового комплекса уже начала отваливаться. Да и сейчас там продолжаются строительные работы. Местами деньги просто зарывают в землю: то у них гостиница сползет в овраг, то плацы размоет. Реальная смета проекта может быть удвоена».

При чем тут Орлов?

Амбиций у господина Мальчевского через край. Национальный конный парк «Русь» позиционирует себя в качестве крупнейшего в России тематического парка развлечений и отдыха, расположенного в бывшем поместье графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского. Красива история и с орловскими рысаками и русской верховой, выведенными на конезаводах графа. Впрочем, никакой связи между Орловым и КСК, кроме названия деревни Орлово, рядом с которой расположен парк, обнаружить не удалось. Алексей Григорьевич родился в Тверской губернии, его конюшни находились под Стрельной, недалеко от Санкт-Петербурга, а после ухода в отставку граф жил в Москве. Его дворянская усадьба «Нескучное» — ныне часть ЦПКО им. Горького, а Хреновский конный завод, где разводились лошади, располагался в Воронежской области. Речь может идти об усадьбе «Остров», принадлежавшей графу и расположенной в нескольких километрах от КСК. Там действительно в XVIII столетии был заложен большой конный завод. Но первый опыт оказался неудачным. Породистые скакуны, не приспособленные к стойлам в закрытых помещениях, погибли. Подобных нестыковок в биографии Мальчевского довольно много.

Москвич, выпускник Московского авиационно-технического института им. К.Э. Циолковского (инженер-механик), он после института три года проработал на оборонном НПО «Фазотрон». В 1990 г. Мальчевский стал коммерческим директором кооператива «Реабилитация-Ф», созданного Российским фондом милосердия и здоровья, а год спустя основал собственное малое предприятие «Биос» по выпуску техники для людей с ограниченными возможностями.

Карьера Анждея Мальчевского круто меняется в 1995 г. Сначала он становится первым заместителем генерального, а спустя год генеральным директором столичного ОАО «Картонтара» в Текстильщиках. Источники «Ко» рассказывают, что его партнерами в этом проекте могли оказаться скандально известные банкиры, отец и сын Крестины, связанные с обанкроченным КБ «Московский капитал», у которых он купил Мособлбанк.

«В процессе реформирования Мальчевский вывел предприятие («Картонтару». — Прим. «Ко») из Москвы в Астраханскую область, где оно функционирует по сей день» — говорится на сайте его холдинга «Финхолком». Впрочем, это всего лишь слова с сайта.

Картонный банкир

«Картонтара» — это «дочка» ОАО «Юго-восточная промышленная компания «КТ» (ЮВПК), которая связана с экс-соучредителем и предправления банка «Московский капитал» Виктором Крестиным и его сыном Романом (зампредправления того же банка). Среди учредителей ЮВПК, как удалось выяснить «Ко», числилось некое ООО «Капитал-Регион XXI век». Его генеральным директором значилась Анна Дунаева. Это же ООО являлось учредителем и КБ «Московский капитал». «Ко» не удалось выяснить, какое отношение Анна Дунаева имеет к экс-совладельцу «Финанс бизнес банка» Леониду Дунаеву и его брату, генеральному директору УК «Проект» Александру Дунаеву, подозреваемым в причастности к попытке хищения 120 объектов недвижимости в Москве. Другими подозреваемыми по этому делу проходили еще один бывший совладелец «Финанс бизнес банка» Алексей Болотин, экс-глава московского управления Росимущества Анатолий Шестерюк, Виктор Крестин и Михаил Башмаков, являвшийся конкурсным управляющим «Московского капитала».

По версии следствия, чиновники Росимущества выдавали дорогостоящие объекты государственной недвижимости в управление подконтрольным брошенным госпредприятиям, не имеющим имущества и персонала, а затем отчуждали их с помощью банка «Московский капитал» под видом уплаты долгов. Но доказать их вину следствию не удалось. «Объективных доказательств, свидетельствующих о причастности фигурантов к совершению указанного преступления, в настоящее время не получено», — говорили в следственных органах. Исторические здания было решено вывести из дела в отдельное производство, и теперь в нем фигурируют «неустановленные лица». Но Шестерюк и Крестин пошли под суд по обвинению в хищении трех подмосковных газовых АЗС и земельных участков под ними.

Целью вывода «Картонтары» из Москвы была территория под промышленным предприятием, но она до сих пор остается неосвоенной. ОАО «Юго-восточная промышленная компания «КТ», естественно, вместе с земельным участком, была продана «ППФ реал эстейт холдинг» («дочка» чешской PPF Group) только в 2012 г. О деятельности «Картонтары» в Астраханской области сейчас ничего не известно.

На протяжении двух лет, с 2004 г. по 2006 г., Мальчевский работал в аппарате Госдумы, где и сдружился с Геннадием Селезневым. Информация о его деятельности, размещенная на сайте нижней палаты парламента, крайне скупа. Предположительно, он мог занимать должность помощника одного из депутатов. Неожиданно в 2006 г. Анджей Мальчевский решил сменить вид деятельности и вместе с бывшими топ-менеджерами Объединенного транспортного банка, в частности, с Виктором Яниным, купил Мособлбанк.

Любопытно то, что предыдущими владельцами МОБа были Виктор и Роман Крестины. В 2005 г. они продали акции «группе физических лиц», по экспертным оценкам, примерно за $4 млн, а год спустя акционерами банка стали структуры Анджея Мальчевского. Так появилась основа банковского холдинга «Финхолком-групп». Позднее в состав «Финхолкома» вошли Инресбанк, Контраст-банк и «Финанс бизнес банк». Последние два банка были выкуплены у Леонида Дунаева и Алексея Болотина, связанных с Крестиными.

Благотворители

Анджей Мальчевский тщеславен. «Заядлый охотник и любитель лошадей, меценат с конно-православным акцентом», — так о нем отзывается знакомый с ним бизнесмен. Несколько лет назад банкир учредил благотворительный Национальный фонд Святого Трифона, в котором возглавил попечительский совет. Среди узнаваемых лиц совета — депутат Госдумы Алексей Митрофанов и Геннадий Селезнев. Из приоритетных направлений деятельности — «возрождение и развитие исконных охотничьих традиций, сохранение и повышение качества охотничье-рыболовных угодий, организация экскурсионно-туристической работы». Естественно, плюс сама благотворительная деятельность.

Интересно другое: фонд живет и работает за счет грантов. «Премиальный грант (…) является одним из основных инструментов реализации благотворительной деятельности фонда. Система грантирования фонда основана на сборе пожертвований от благотворителей и распределении их между премируемыми путем коллегиального рассмотрения поданных соискателями заявок специально формируемой комиссией — сообщается на сайте фонда. — Заслуги благотворителей (жертвователей) в соответствии с внесенным вкладом отмечаются решением комитета соответствующим дипломом и почетным знаком (орденом) — крест Святого мученика Трифона трех степеней». Говоря русским языком, чем больше денег благотворитель заплатил, тем больше шансов у него получить орден от фонда.

Деньги идут на различные благотворительные программы, и их распределяет все тот же комитет премии. Например, на строительство базы семейного отдыха «Барсучок» в Тульской области. Расценки на отдых там, кстати, немаленькие. Стоимость двухместного номера начинается от 4000 руб. в сутки, президентский четырехместный стоит уже 15 000 руб. И такая база отдыха не единственная. Среди других активов — теплоход «Влиятельный», племенной питомник «Ярый», центр подготовки собак «Долголуговское», гостиница «Весь», ООО «Кречет» и база отдыха «Гусиный остров». Совпадение это или нет, но во время работы над материалом сайт благотворительного фонда с подробной информацией о его деятельности закрылся на реконструкцию…

Грудь в крестах

Страсть к всевозможным званиям и орденам — слабое место господина Мальчевского. Он обладатель ордена Петра Великого I степени, ордена Ломоносова, ордена «Меценат столетия», ордена «За сохранение культурного наследия России», ордена Святого апостола Андрея Первозванного «За милосердие и щедрость», медалей «За доблестный труд», «За укрепление государства Российского», «За вклад в развитие местного самоуправления» и некоторых других памятных медалей. У него имеется крест российского казачества «За веру и службу России», нагрудный крест «Казачья слава», нагрудный крест «За заслуги перед Центральным казачьим войском», почетная грамота за заслуги и большой вклад в развитие и укрепление Российского государства, памятный знак губернатора Волгоградской области «70 лет Победы в Сталинградской битве» и даже памятный знак и благодарность парламента Чеченской Республики. За какие заслуги все эти награды?

Орденом Петра Великого награждаются граждане за самоотверженный поступок, мужество, отвагу и героизм, проявленные при исполнении воинского, служебного и гражданского долга, за высокие достижения в государственной, производственной, научно-исследовательской, социальной, культурной, общественной и благотворительной деятельности. Этот знак отличия был учрежден Академией проблем безопасности, обороны и правопорядка (АБОП). Но к деятельности самой академии возникли претензии со стороны правоохранительных органов. Они подозревали организацию в раздаче своих орденов и медалей за деньги. «АБОП и национальный комитет вопреки действующему законодательству учредили 73 вида идентичных государственным наград, в том числе ордена, медали, нагрудные знаки, а также установили ученые степени, ввели форменное обмундирование, аналогичное военной форме, а также воинские звания… — говорилось в заявлении Генпрокуратуры. — …Образцы дипломов и аттестатов, выдаваемых академией, имеют сходство с дипломами и аттестатами государственного образца, что не исключает их использование в качестве таковых…». Все это, по мнению прокуратуры, «…создает условия для коррупционных проявлений и дискредитирует государственную власть…» Годовой бюджет АБОП составлял около $1 млн. В декабре 2008 г. из офиса организации на Садовой-Кудринской улице были вывезены все ордена и медали, признанные недействительными. Орден Ломоносова также учрежден АБОП. Как ни парадоксально, но и орден Ломоносова, и орден Петра Великого до сих пор фигурируют в официальной биографии Мальчевского.

Учредитель ордена «Меценат столетия» неизвестен, но с таким названием работал международный благотворительный фонд, интернет-сайт которого не грузится, а телефоны, указанные в справочниках, не обслуживаются.

Организации, учредившие орден Святого апостола Андрея Первозванного «За милосердие и щедрость» и «За сохранение культурного наследия», пока еще работают. Это благотворительный фонд поддержки юных дарований «Взлетная полоса» и Центральный дом актера им. А.А. Яблочкиной. Памятный знак «70 лет Победы в Сталинградской битве» является отличительным знаком принадлежности к участию в грандиозном сражении. Но какое отношение к этому имеет банкир, родившийся в 1963 г.? И какие заслуги у Мальчевского перед Центральным казачьим войском?

«В мою компетенцию входило общее руководство Центральным казачьим войском, в том числе приказы по награждению. Но я ничего не слышал о представлении к казачьим крестам («Казачья слава» и «За заслуги перед Центральным казачьим войском». — Прим. «Ко») Анджея Мальчевского, — рассказал «Ко» член правления войска, казачий полковник Василий Соловьев. — Такого приказа по войску не было, но недобросовестные сотрудники могли наградить и без широкой огласки». По его словам, правительство упразднило все казачьи награды 1 сентября 2011 г. (они сейчас недействительны) и ввело в обращение только небольшой список орденов и крестов, которыми награждаются заслужившие признание казаки. Все награждения сейчас жестко регламентируются. «Не исключено, что к этой истории может быть причастен старшина хуторского казачьего общества «Нагатинский затон» Михаил Козлов, — предполагает Василий Соловьев. — Его сын работал в Мособлбанке». Подробностей полковник не вспомнил, но в дополнительном офисе банка «На Ферганском» в должности управляющего работал Дмитрий Михайлович Козлов, возможно, сын старшины «Нагатинского затона». Михаил Козлов не стал отвечать на вопросы «Ко», подчеркнув, что с самим Мальчевским он «лично не знаком».

Пожалуй, одной из немногих реальных наград можно считать благодарность президента «За достигнутые трудовые успехи, многолетнюю добросовестную работу и активную общественную деятельность». Хотя и это достаточно спорная формулировка, учитывая проблемы, с которыми столкнулся Мособлбанк два с половиной года назад.

Банковский кризис

В ноябре 2011 г. Московское территориальное управление ЦБ выдало Мособлбанку предписание, ограничивающее прием банком вкладов от населения. МОБ тогда очень изящно обошел запрет. Дело в том, что предписание не распространялось на акционеров банка. К делу был привлечен Национальный фонд Святого Трифона, даривший ценные бумаги вкладчикам в качестве благотворительной акции. «Схема, позволившая обойти запрет регулятора, вошла в анналы банковского дела», — констатирует начальник аналитического управления банка «БКФ» Максим Осадчий. Но с юридической точки зрения придраться к банку было нельзя.

Два года назад Анджей Мальчевский сделал вид, что отошел от дел. Он передал контроль в банке своему сыну Александру. Так, Мальчевский-младший стал владельцем 80% акций Республиканской финансовой компании (РФК), которой принадлежит 74,19% банка. 28-летний Александр на тот момент уже являлся президентом банковского холдинга «РФК», возглавлял наблюдательный совет РФК и входил в совет директоров Мособлбанка.

В конце прошлого и начале этого года проблем у банка прибавилось. По словам Максима Осадчего, МОБ подошел к опасной черте по нормативу Н1. Но потом владельцы нашли выход, как улучшить показатель: за счет «подарков» от акционеров. В 2013 г. Мособлбанк оказался лидером по этому показателю, его доходы за счет «подарков» увеличились на 11,4 млрд руб., причем за год до этого показатель банка составлял 0,7 млрд руб. Рост в 16 раз. За I квартал 2014 г. доходы от безвозмездно полученного имущества составили 2,8 млрд руб. Если сопоставить с прибылью до налогообложения (2 млрд руб.), то получается, что убыток, без учета «подарков», составил бы 0,8 млрд руб. Это обычно происходит, как правило, в виде передачи недвижимости, которая оценивается выше рыночной стоимости и, скорее всего, приобретается за счет средств кредиторов. По сути, все эти цифры говорят о накачивании банка капиталом.

Центробанк опомнился, и в МОБ нагрянула проверка. Когда в ЦБ увидели, что там происходило, то ужаснулись. Было обнаружено около 60 млрд руб., привлеченных от вкладчиков, но не отраженных в балансе. По данным на 1 мая, на балансе объем привлеченных средств физлиц составляет 17 млрд руб. Средства не отражались благодаря работе специального макроса, который вечером того дня, когда средства гражданина размещались во вклад, автоматически расторгал — якобы по желанию вкладчика — договор и заключал другой, например, на покупку ценных бумаг и неких компаний, связанных со структурами Мальчевского (Республиканская финансовая корпорация, куда входят Мособлбанк и Инресбанк; Республиканское агентство микрофинансирования и др.). Эта «свежая» схема позволяла банку, несмотря на ограничение ЦБ по объему привлеченных от граждан средств, финансировать непрофильный бизнес — КСК «Русь», Национальный фонд Святого Трифона с программой обучения соколиной охоте, девелоперские проекты, охотничьи угодья и пр.

Банкротить нельзя

В итоге ЦБ решил санировать МОБ силами «СМП банка» братьев Ротенбергов. Это ему обойдется в 94 млрд руб. Они будут выделены на десять лет под 0,51%. «Когда я спасал «Российский капитал» примерно такого же размера, как Мособлбанк, мне дали 8,5 млрд руб. под 6% годовых. И то через четыре месяца банк отобрали», — вспоминает основатель Национального резервного банка Александр Лебедев. Почему же МОБ все-таки решили санировать, а Анджей Мальчевский до сих пор на свободе?

Первая и, видимо, главная причина — необходимость помочь братьям Ротенбергам, попавшим под американские санкции в связи с украинскими событиями. Вторая — дефицит средств резервного фонда Агентства по страхованию вкладов (АСВ). Размер фонда по состоянию на 7 мая 2014 г. составляет 195,7 млрд руб. Если вычесть сформированный резерв для выплат по уже наступившим страховым случаям, у АСВ остается 157,6 млрд руб. Отсюда минус 60 млрд руб., обещанных крымским вкладчикам. Итого менее 100 млрд руб., а отзыв лицензий все продолжается. Банкротство Мособлбанка опустошило бы «копилку» АСВ.

Третья причина, которая могла смягчить отношение к банку, — примерное поведение владельца. Господин Мальчевский активно начал сотрудничать и с ЦБ, и с АСВ. Он даже сделал заявление о готовности компенсировать вкладчикам потерянные деньги в случае форс-мажора. Руководство и владельцы банка отказались общаться с «Ко» в ходе подготовки этого материала. Но, похоже, отношения между ними стали напряженными.

В одном из последних заявлений Мальчевский косвенно пытается обвинить в произошедшем топ-менеджеров банка. «Искажение отчетности органами управления вводило в заблуждение регулятора, но не могло нанести ущерба кредиторам и вкладчикам, так как активов Республиканской финансовой корпорации хватало на покрытие задолженности», — говорится в его открытом письме. Там же рассказывается предыстория санации. «30 апреля 2014 г. «Финхолком-групп» вступила во владение 70% акций в уставном капитале ОАО «Республиканская финансовая корпорация» и соответственно получила контроль над Мособлбанком. Изучив состояние дел, 5 мая нами было дано указание исправить отчетность организации и обратиться в ГК «АСВ» с просьбой о санации банка (предоставив достаточное количество активов) для выделения кредита санирующей организации», — говорится в документе.

Сложно представить, что владелец бизнеса не был в курсе вывода средств вкладчиков из Мособлбанка на сумму в 60 млрд руб., тем более, что эти деньги оставались в структуре холдинга. «После вскрывшихся схем вывода депозитов там обнаружено много чего интересного, — рассказывает представитель «СМП банка». — Например, неадекватная оценка активов». Впрочем, по его словам, у банка есть письменное заверение бывших ационеров Мособлбанка о том, что имеются «некие существенные активы, которые могут быть использованы для исправления ситуации в банке». «СМП банк» сейчас тщательно проверяет все документы, и там не исключают, что найдут что-то новое и неожиданное. Ситуация может оказаться хуже, чем предполагалось изначально.

Таким образом, неизвестный до сих пор широкой публике владелец Мособлбанка может не только войти со своими схемами привлечения вкладчиков в анналы банковского дела, но и заинтересовать следственные органы. Понятно, что, скорее всего, «СМП банк» правильно распорядится и активами Национального фонда Святого Трифона, и КСК «Русь», и всем остальным, входившим в группу «Финхолком». Тем более что в семье Бориса Ротенберга к лошадям тоже неравнодушны. Вторая его супруга, Карина Ротенберг, в настоящее время возглавляет Федерацию конного спорта Москвы. Так что КСК «Русь», возможно, ждет неплохое будущее.

Источник

© Компания