Карьера Юрия Чайки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::06.09.2001, Фото: "Известия"

Карьера Юрия Чайки

Александр Васильев

Converted 11978.jpg После шумного «прокурорского» скандала, результатом которого стало смещение Юрия Скуратова, в коридорах Минюста и Генпрокуратуры, а также в кабинетах, занимаемых слугами российской Фемиды, наступила благословенная тишина. Пережив ряд кадровых перестановок, чиновники от юриспруденции продолжили работать над построением правового общества теперь уже под новым руководством. А руководит отечественной юстицией бывший прокурор Иркутской области, бывший заместитель генерального прокурора по следствию, бывший и.о. генпрокурора, а ныне министр юстиции Юрий Яковлевич ЧАЙКА

Родился Юрий Яковлевич в 1951 году в Николаевске-на-Амуре Хабаровского края, в семье секретаря горкома КПСС. Учился в Свердловском юридическом институте вместе с Юрием Скуратовым. По распределению направлен следователем в Усть-Удинский райотдел Иркутской области. Уже в начале 1980 года становится прокурором Тайшетской транспортной прокуратуры, через четыре года — начальником следственного отдела Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры. Еще полтора года – и Юрий Яковлевич становится инструктором отдела административных органов Иркутского обкома КПСС. В конце 1986 года получает новое назначение — заместитель прокурора области по следствию. Весной 1988 года Чайка — начальник отдела обкома КПСС, в начале 1991 года — прокурор Восточно-Сибирской транспортной прокуратуры, а в феврале 1992 — прокурор Иркутской области. Чтобы оценить это повышение, скажем просто: «потолок» даже регионального транспортного прокурора – генерал-майор, а областной прокурор – это уже генерал-лейтенант.

Примерно в это же время в преступном мире Иркутской области начинается «сращивание криминала с властью». А если говорить конкретнее, то с органами следствия и охраны правопорядка. Например, ранее работавший в следственной бригаде вместе с Чайкой Николай Небудчиков, уйдя с поста межрайонного прокурора, сколотил банду, занимавшуюся грабежами и убийствами. В его группу входили и бывшие милиционеры, и спецназовцы.

Дело банды Небудчикова вели иркутяне. Видимо, поэтому расследование затянулось. Хотя Чайка много говорил в СМИ о борьбе с бандитизмом, почти все дела по статье 77 УК при нем возвращались судом на дополнительное следствие и тихо разваливались. Николай Небудчиков до сих пор не осужден.

В апреле 1995 года сотрудники Восточно-Сибирского РУБОПа около полуночи ворвались в одну иркутскую квартиру, где был устроен частный публичный дом. Обслуживали клиентов девочки разных профессий. Но были среди них и молодые работницы МВД и прокуратуры. Чайка, тогдашний областной прокурор, все же упросил начальника РУБОПа Александра Егорова не давать хода материалам.

За время руководства Чайки в областной прокуратуре сильно поменялся кадровый состав. И было отчего: некоторые следователи сбегали из областной прокуратуры в другие подразделения. Объясняли это примерно так: мы работаем, добываем информацию, но после доклада прокурору она почему-то утекает в криминальные структуры, и дело в результате рассыпается: свидетели исчезают, потерпевших запугивают. Может быть, все это и случайность – просто слишком уж часто такое происходит.

Самого Чайку бывшие коллеги характеризуют так: «Следователь и юрист он средний, а вот по части достать, пробить, делегацию встретить, свозить на дачу, на Байкал – тут ему равных нет».

В свое время Чайка затеял строительство в Иркутске Юридического института. Правительство эту идею одобрило и выделило деньги на строительство. Проведенная сотрудниками ФСБ проверка показала, что отчетность по строительству оказалась не в порядке – пропало около миллиона долларов. Заместитель начальника ФСБ Александр Николюк отправился к преемнику Чайки на посту областного прокурора Анатолию Мерзлякову с предложением возбудить уголовное дело. Увидев в деле оперативного учета фамилию Чайки, Мерзляков отказался выступить против Чайки и предложил Николюку забыть о своих открытиях. Затем в Иркутск прилетел тогда еще замгенпрокурора Юрий Чайка, и здесь состоялась его встреча с Николюком и Мерзляковым.

Информация об оперативном деле попала в Москву, откуда в Иркутск прибыла комиссия из трех работников центрального аппарата ФСБ и двух сотрудников Генпрокуратуры. Их работа подтвердила, что в местном ФСБ есть материалы не только на Юрия Чайку: к исчезновению средств имел отношение и начальник Юридического института Игорь Звечаровский. Материалы были ксерокопированы и ушли в столицу по линии Генеральной прокуратуры. Они легли на стол к Юрию Скуратову и тогдашнему директору ФСБ Николаю Ковалеву. Чекисты и надзирающий орган пришли к выводу, что оперативное дело огласке предавать не стоит. Вероятно, Юрий Скуратов теперь об этом жалеет – ведь Чайка, мягко говоря, предал своего шефа.

Сейчас Юрий Чайка работает в Москве. Но и здесь его периодически преследуют неприятные эпизоды, не улучшающие имиджа слуги закона. В начале 1999 года некая одинцовская фирма, уставшая от наездов рэкетиров, обратилась в местный РОБОП за помощью. Бандитов задержали, а машина, на которой приезжали вымогатели, в базе данных числилась за Чайкой. А на ней, между прочим, разъезжали два ингушских бандита из Иркутска. Кроме оружия и наркотиков, у задержанных нашли спецталон, запрещающий проверку авто, и доверенность на машину от имени сына Чайки Артема. Ингушей отправили этапом в «родной» Иркутск, где историю благополучно замяли...