Карьера вальяжного Гены

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Полный текст статьи из "Мегаполис-Экспресс", за публикацию которой Селезнев [page_12322.htm недавно отсудил 4 миллиона рублей]

© "Мегаполис-Экспресс", origindate::04.02.2002, Фото: "Коммерсант"

Карьера вальяжного Гены

Converted 13601.jpgВсе давно привыкли, что на российской политической сцене дейcтвуют два коммуниста-тезки. Оба Геннадии. Один — «Гена оголтелый": ядовитая ухмылка, нос башмаком, обличительное громыханье речей. Второй — «Гена вальяжный»: умеренный, упитанный, с дежурной номенклатурной улыбкой. Человек, всю жизнь кормившийся спецпайками и ездивший на спецтачках.

И г-н Зюганов, и г-н Селезнев кажутся политиками непотопляемыми. Но есть между ними существенная разница. Стоит Геннадию Андреевичу расстаться с коммунистической идеологией — его карьера навсегда закончится. А вот Геннадий Николаевич может с легкостью менять свои убеждения (если ему есть, что менять) — и будет всегда оставаться на плаву. Недруги давно называют его политическим приспособленцем или даже похлеще. Однако спрос на таких политиков — умеренных, упитанных, номенклатурных — будет всегда, при любой власти и при любом режиме.

Неизвестно, как бы сложилась судьба юного провинциала из Свердловской области — выпускника одного из ленинградских ПТУ, мечтавшего стать офицером, если бы ему дали закончить Московское пограничное командное училище. Может, г-н Селезнев стал бы начальником пограничных войск России или, что вероятнее, подался бы в замполиты и «дорос» до начальника штаба. Однако из училища его отчислили по состоянию здоровья. Он поработал немного токарем на заводе, но вскоре понял, что жизнь рядового ленинградского лимитчика — завод, общага, танцплощадка — не для него.

Зато осознал все преимущества комсомольской работы и двинулся вверх по номенклатурной лестнице, пока не добрался до должности замзавотделом Ленинградского обкома ВЛКСМ. А оттуда в лучших партийно-комсомольских традициях был брошен руководить питерской молодежной газетой «Смена». К этому времени г-н Селезнев успел окончить заочно журфак Ленинградского госуниверситета.

После «Смены» Геннадий Николаевич возглавлял и "Комсомольскую правду», и «Учительскую газету». Говорят, он был неплохим редактором. Всегда чувствовал границы дозволенного, но ухитрялся делать газету интересной. Например, в «Комсомолке» во времена г-на Селезнева появились первые «прямые линии», стало выходить цветное приложение — «Собеседник». В то же время г-н Селезнев опубликовал в газете жуткую статью под названием «Рагу из синей птицы» — письмо сибирских писателей, обвинявших группу «Машина времени» в антисоветчине. Позже устами какого-то доморощенного полковника «Комсомолка» наехала на Александра Розенбаума и Вилли Токарева, впервые упомянув в печати их имена. Но подобные скандалы шли на пользу газете — сыпались письма, завязывались дискуссии. Тем самым г-н Селезнев убивал двух зайцев — и держался партийной линии, и увеличивал тираж.

До кресла первого зама главного редактора газеты «Правда» г-н Селезнев добрался лишь к февралю 1991-го, когда и коммунистическая идеология, и сам Советский Союз находились на последнем издыхании. В августе все рухнуло, а Геннадий Николаевич по инерции стал главным редактором «Правды». Да газета лишилась государственного финансирования, и, пытаясь добыть деньги, г-н Селезнев попал в неприятную историю. Издательские и патентные права на «Правду» были проданы семейству греческих коммунистов-бизнесменов Янникосов. То ли эти греки были проходимцами, то ли никудышными менеджерами, но флагман советской печати пошел ко дну.

Многие правоверные коммунисты убеждены, что г-н Селезнев осуществил это потопление сознательно, и даже называли сумму, за которую г-да Янникосы «купили» г-на Селезнева, — 1000 американских долларов ежемесячно (по тем временам — гигантские деньги). Как бы то ни было, но в октябре 1993-го «Правду» закрыли за то, что она выступала против Ельцина. Ореол пострадавшего от властей оппозиционера помог Геннадию Николаевичу пройти по партийному списку от коммунистов в Госдуму. На этом журналистский этап в биографии г-на Селезнёва заканчивается — начинается его политическая карьера.

Став в 1995 году спикером, г-н Селезнев продемонстрировал искусство гибкости. Он всегда с легкостью лавировал между своими товарищами по партии и Кремлем. Потом, засидевшись в председателях Думы, г-н Селезнев решил стать губернатором Подмосковья, но с треском проиграл выборы генералу Борису Громову. А после этого, к удивлению многих, благополучно вернулся на насиженное спикерское место. Ни для кого не было секретом, что вернулся он благодаря поддержке президентской администрации. Взамен г-н Селезнев попытался было развалить компартию, встав во главе нового общественно-политического движения «Россия», однако попытка не удалась. То ли «России» не хватило спонсорских денег для раскрутки, то ли Геннадий Николаевич, привыкший сидеть на двух стульях, сознательно саботировал задание Кремля, чтобы сохранить теплые отношения с товарищами по партии и своим тезкой.

Гибкость и изворотливость «красного спикера» стали притчей во языцех. Один из выпусков программы «Куклы» вызвал скандал в парламенте — Геннадий Селезнев и Юрий Лужков предстали в нем в облике двух путан с Тверской, пытающихся соблазнить клиента — Владимира Путина. В итоге клиент выбрал «путану Гену».

После этого телесюжета стали ходить упорные слухи о нестандартной сексуальной ориентации г-на Селезнева — и это, несмотря на то что Геннадий Николаевич много лет состоит в счастливом браке и вырастил дочь Татьяну, которая работает психологом. Подобные разговоры еще усилились, когда Геннадий Николаевич стал опекать певца Николая Баскова, о котором в музыкальной тусовке давно говорят разное. Правда, один из приближенных г-на Селезнева как-то заметил: «У Гены одна ориентация — финансовая».

Нынешний продюсер и тесть г-на Баскова — фармацевтический магнат Борис Шпигель — никогда не помышлял о шоу-бизнесе. Вместе со спикером Геннадием Селезневым и неким бизнесменом Мусой Мальсаговым они в 1995 году стали учредителями благотворительного фонда «Стабильность». Как-то композитор Александр Морозов, с которым Геннадий Селезнев был знаком еще по Ленинграду, пригласил спикера на свой концерт. Г-н Селезнев взял с собой г-на Шпигеля. Там они впервые услышали «золотой голос» Николая Баскова, переглянулись и... Грядущая карьера г-на Баскова была предопределена — заниматься ею начал непосредственно г-н Шпигель. Разумеется, при поддержке приятеля-спикера, тем более что г-н Шпигель является советником председателя Госдумы.

«В последние годы появились новые замечательные таланты. Такие, как Николай Басков, в России вообще рождаются редко, поэтому их надо любить и опекать», — замечает Геннадий Селезнев на своем персональном сайте. Он знает, что говорит.

Другим детищем г-на Селезнева считают Академию национальной безопасности (АНБ) а С.-Петербурге. Незадолго до своей гибели, осенью 1998 года, депутат Госдумы Галина Старовойтова опубликовала в малотиражной питерской газете статью «Новые русские коммунисты: союз серпа и доллара», где рассказала о махинациях, связанных с АНБ. По словам г-жи Старовойтовой, через АНБ прокачивались бюджетные и спонсорские деньги, предназначенные для предвыборной кампании Геннадия Селезнева. Спикер подал в суд на газету и выиграл его. Но вокруг академии нагромоздилось уже столько скандалов, что сам спикер, вероятно, уже и не рад, что с ней все время связывают его имя. Ряд руководителей АНБ обвинялись в мошенничестве, один из ее сотрудников, кстати, он же советник г-на Селезнева, чудом выжил после покушения, а вице-президент АНБ Олег Таран был застрелен минувшей осенью прямо возле офиса академии.

Но кто из политиков свободен от подобных слухов и скандалов? Компромат обесценивается с каждым днем, а Генпрокуратура вряд ли будет «копать» под г-на Селезнева — человек он нужный и удобный для сегодняшней власти. Впрочем, и завтрашней — тоже.

***

Жена спикера пишет, жарит и парит

Жена г-на Селезнева Ирина написала книгу. Она называется "Приглашение к столу» и посвящена тому, как нужно накрывать на стол.

Вообще-то г-жа Селезнева преподает в техникуме. Так написано во всех биографических справочниках. Была выпускницей кулинарного училища, а значит, и техникум скорее всего кулинарный. Теперь не только воспитывает мастеров общепита, но и пишет книги по специальности. Книга прежде всего потрясает своими иллюстрациями. На фотографиях, сделанных, кстати, автором, роскошно сервированные дорогой посудой столы стоят в дворцовых залах. Иногда эти интерьеры перемежаются видами шикарные западных (преимущественно немецких) ресторанов, Особенно впечатляет пример сервировки походного столика на охоте. Тут и столовое серебро, и накрахмаленная до хруста скатерть с салфетками, дорогой фарфор, позолоченные статуэтки.

«Чудесный праздник души, совместного семейного творчества может устроить себе каждый», — пишет супруга видного политика. Убеждаешься в этом и изучая образцы предлагаемых для праздничного обеда меню. Удивляет, правда, фраза: «Особо выделим всеми любимые с детства праздники — Пасха, Рождество». Это в семье-то видного коммуниста!

Кроме того, книга полна весьма интересных мыслей. Например: «Приступая к завтраку, обеду или ужину, мы неизменно пользуемся ложкой, ножом, вилкой, пищу кладем в тарелки, а напитки наливаем в чашки, стаканы, фужеры или рюмки».

Между прочим, издание, о котором идет речь, рекомендовано в качестве учебного пособия для студентов средних специальных учебных заведений. Только вот тираж невелик для учебника — всего восемь тысяч экземпляров, а стоит он 180 — 200 рублей. Друзьям семьи Селезневых вполне по карману. Возможно, среди них имеются и студенты.

Агентство экзотических новостей