Карьера чекиста

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Главу МВД Нургалиева в Москву привёз директор ФСБ

1086259762-0.jpg Детство и ранняя юность Нургалиева прошли в посёлке городского типа Надвоицы, в семи часах езды на поезде от Петрозаводска. В сталинские времена туда ссылали репрессированных политзаключённых, за несколько месяцев построивших Беломорканал. Многие умерли от перегрузок и жёстких климатических условий. С тех пор рядом с Надвоицами и другими близлежащими населёнными пунктами полно зон, где отбывают заключение осуждённые со всей России.

Родители Нургалиева переехали в Надвоицы из Коми АССР, куда попали по комсомольской путёвке по линии освоения Севера. Родился же будущий министр в Казахстане. Отец — Гумар работал начальником «четвёртой туберкулёзной» колонии УМ 220/4, что находится в восьми километрах отсюда в посёлке Верхний. Там же, по словам местных жителей, работала и мать — Александра Саитовна.

Говорят, на какое-то время Нургалиева-старшего переводили на работу в соседний населённый пункт Сегежа, в колонию № 7. Но что-то не сложилось, и он вернулся обратно. После ухода на пенсию родители нынешнего министра жили в однокомнатной квартире в Петрозаводске. Однако после смерти жены Гумар уехал к брату в Казань. В декабре этого года ему исполнится 76 лет.

Вернёмся в 1960-е. Жила семья Нургалиевых скромно, но в достатке. Квартира — на первом этаже четырёхэтажного дома по центральной улице посёлка. Рашид ходил в местную школу, в которой впоследствии стал учителем физики. Его одноклассница Надежда Дюрова (по мужу Опанасенко), сидевшая на уроке математики с будущим министром за первой партой, вспоминает о своём однокласснике:

— Я помню его родителей: мама — милая, симпатичная женщина с высокой причёской, папа — всегда сама солидность. Если Рашид к чему-то стремился, он всегда этого добивался. Учился средне, были и троечки, но он их тщательно исправлял. В нашем же классе был его брат Радик, на год старше Рашида. Они абсолютно разные. Радик был двоечником и закончил всего восемь классов, а Рашид — десятилетку.

В школе Нургалиев был капитаном команды КВН, очень много занимался спортивной гимнастикой, активно играл в хоккей. Однажды мы ехали в поезде и Рашид рассказывал, как сложно ему было выучить иностранный язык (по нашим данным, один из тюркских). Так он придумал специальную систему.

На первом курсе жил в аудитории

С 1974 по 1979 годы Нургалиев учился на физико-математическом факультете Петрозаводского госуниверситета имени О.В. Куусинена. В журнале ПетрГУ по технике безопасности на протяжении 35 лет расписывались учащиеся разных поколений. Стоит подпись и Рашида Гумаровича.

— Мы пять лет учились в одной группе, — рассказал мне одногруппник Нургалиева Алексей Назаров, ныне завкафедрой общей физики ПетрГУ. — У Рашида была специализация — рентген и металлофизика. Точно помню, что красного диплома у него не было. Но сдавал он всё с первого раза, без двоек. Физика — специальность универсальная. Она даёт базовое образование, человек приучается думать, строить логические цепочки. Поэтому специалисты-физики после соответствующей дополнительной подготовки могут работать в других областях. Многие уходят из науки — кто на госслужбу, кто в МВД, кто на радиозавод. Рашид вот стал министром…

С другим однокурсником, Николаем Гурским, Нургалиев какое-то время жил в одной комнате в общежитии. Это было в здании по адресу: улица Правды, д. 1, где сейчас находится экономический факультет ПетрГУ.

— И тогда это был учебный корпус. Но мест в общежитии на улице Белорусской не хватало. Поэтому некоторые аудитории учебного корпуса приспособили под места для проживания. В одной части здания размещалась военная кафедра, а в другой на втором этаже ютились мы. В комнате размещалось одиннадцать человек. Я считался самым бедным. По сравнению со мной Рашид был из довольно обеспеченной семьи, — говорит Гурский.

На всю жизнь запомнил студента Нургалиева и Евгений Яковлев. Под его руководством будущий министр писал дипломную работу.

— Я в то время работал заместителем декана физмата. На курсе было три непробиваемо спокойных человека — Гурский, Гафиятуллин и Нургалиев. Причём не могу сказать, чтобы они были заинтересованы в своей специальности. Нургалиева я выделил несколько позже, когда он пришёл ко мне в лабораторию. Он был очень целеустремлённым. После окончания вуза, я слышал, Рашид работал учителем в Надвоицах. А потом я узнал, что он сменил профессию. В то время в вуз иногда наведывались сотрудники органов и получали информацию о каком-либо интересующем их человеке. Наверное, и о Рашиде так узнали. Тогда, насколько я слышал, в Карелии был недобор сотрудников спецслужб. Наверное, у Рашида ещё и биография сыграла заметную роль: у него же родители по линии МВД шли. Отец в то время был начальником колонии.

А бывший декан физико-математического факультета ПетрГУ Клара Йолева запомнила молодого Нургалиева певцом.

— Рашид пел в студенческом академхоре под руководством Георгия Терацуянца. Знаете, очень неплохо у него получалось. Голос такой сильный был, не знаю, как сейчас. А в последний раз мы виделись с Нургалиевым лет пять назад на кладбище, где у меня похоронен муж. Рашид на могилу кого-то из родственников приходил…

Женился на племяннице председателя Совмина

Недалеко от ПетрГУ, в двухкомнатной квартире дома по улице Антикайннена живёт обычная семья пенсионеров — Валентина Ивановна и Михаил Семёнович Филатовы. Все пять студенческих лет Нургалиев прожил у них дома. Может быть, именно поэтому Филатова, преподававшего математику в ПетрГУ, все считали его дядей. Именно так его называл и Рашид.

— Я знакомый его отца, — поведал мне истинную правду их «родства» Михаил Семёнович. — Помню, Рашид сдал вступительные экзамены позже других студентов. Подготовка по физике у него была слабоватая. Но он очень хотел учиться и выдержал вступительные экзамены в вуз. Рашид ведь учился в разных школах, из-за переездов его семьи из города в город не хватало времени вникать в учебный процесс. Его отца Гумара, начальника колонии в чине подполковника, все звали Василием Ивановичем. В то время сотрудникам правоохранительных органов нужно было называться русскими именами. Учился Рашид со всеми студентами, как один из кандидатов на зачисление в вуз. И вот настал такой момент. Мы распрощались с 5 студентами и подыскивали на их места достойных. Нашли. Среди них был и Рашид. Он считал меня своим покровителем и старался ни в чём не подводить. Несмотря на место в общежитии, жил он у нас. Там, где сейчас шкаф и столик стоят, раньше мы ставили раскладушку, на которой спал наш мальчик.

Валентина Ивановна с теплотой вспоминает о тех временах, хотя и переживать за своего подопечного приходилось.

— Он ведь к нам домой попал после неприятного приключения, — вспоминает она, — на первом курсе его избили. Когда Рашид возвращался поздно из студенческой библиотеки, на него напали двое хулиганов. На следующий день Рашид не пришёл на лекцию, а потом нам с Мишей сообщили, что он в больнице. После этого он и стал жить у нас. Мы его называли Рашидкой. Василий Иванович, когда с ним пришёл, сказал: «Будет вам, Валентина Ивановна, ещё один сын!» Наш Серёжа учился вместе с Рашидом. Они и на хор вдвоём ходили, на гитаре хорошо играли. Два лета Рашид даже не ездил домой. Вместе с Серёжей они отдыхали на даче: катались на катере и водных лыжах, ловили рыбу. А вот сейчас почти не общаются. Некогда Рашиду, наверное: никаких весточек от него с тех пор нет. В прошлом году приезжал в Петрозаводск вручать государственную награду и именной пистолет нашему губернатору Сергею Катанандову. А когда следовал с охраной по проспекту Ленина, увидел нашего Сергея. Узнал же, помахал рукой. Многое мы относим на счёт его госслужбы. Как правило, такие люди становятся замкнутыми: у них не должно быть много знакомых и друзей. Меня удивляло, что мама Рашида — тётя Шура ни разу к нам не приезжала, хотя мы и приглашали её. Даже у Василия Ивановича эта замкнутость иногда проявлялась. Однажды Рашид пришёл к нам с отцом. Мы предложили ему чаю. А Василий Иванович говорит: «Нет, спасибо! Мы не можем. Опаздываем на автобус». Постояли пять минут и ушли.

— После окончания вуза Рашид уехал в Надвоицы, — вспоминает Михаил Семёнович. — Пробыл там очень недолго, потому что получил квартиру в Петрозаводске. Семья жила здесь, а Рашид учился на высших курсах КГБ в Минске (по другой версии, Нургалиев учился в Алма-Ате и Москве). Он женился на Рите — племяннице Манькина, председателя Совета министров Карелии.

— Серёжа на свадьбу ездил в Надвоицы. Мы с мамой Риты однажды отдыхали в Болгарии по профсоюзным путёвкам. Так она рассказывала, что Рита, когда увидела Рашида, тут же сказала: «Этот парень будет мой!» — продолжает Валентина Филатова.

Коллеги-силовики тоже работали в Карелии

Свой трудовой путь в силовых структурах Нургалиев начал с должности простого оперуполномоченного в городе Костомукша, близ карело-финской границы. В этом молодом городе по сей день функционирует градообразующее предприятие, которое, как считается, относится к разряду режимных, — Костомукшский горно-обогатительный комбинат. Город только-только начал строиться, когда туда перевели работать Нургалиева. Там он, начав лейтенантом, дослужился до майора, от оперуполномоченного — до старшего оперуполномоченного КГБ Карельской АССР. В то время «контора» и горисполком располагались в одном здании на улице Горняков, д. 3. После Костомукши был Медвежьегорск, а затем вновь Петрозаводск.

Столица Карелии положила начало карьерам многих отечественных силовиков. Наибольший след в истории города оставил генсек ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР Юрий Андропов, ранее возглавлявший КГБ СССР. Его портрет, по словам знающих людей, висит у Владимира Путина в кабинете. До переезда в Москву Андропов работал секретарём ЦК ЛКСМ Карелии, вторым секретарём Петрозаводского горкома партии и вторым секретарём ЦК КП Карело-Финской ССР.

Коллеги-силовики Нургалиева — бывший глава ГАИ (ГИБДД) Владимир Фёдоров и директор ФСБ России Николай Патрушев тоже работали в Карелии. Последний, приехав из Санкт-Петербурга, с 1992 по 1994 год руководил Минбезопасности Карелии. Буквально через несколько дней после назначения на эту должность Патрушев вместе с другими силовиками провели яркую спецоперацию по задержанию самолёта ЯК-40 авиакомпании «Литовские авиалинии», перевозившего контрабандный груз — 2,6 тонны кобальта.

Петрозаводчане говорят, что именно в те годы Нургалиев стал правой рукой будущего директора ФСБ, который впоследствии переманил Рашида Гумаровича в Москву. Карьера в столице включала ФСБ России, Главное контрольное управление Президента РФ, МВД РФ. По словам очевидцев, в прошлом году Нургалиев похудел килограммов на двадцать пять. Вместо 56-го размера одежды теперь он носит 48-й. Говорят, что по сей день глава МВД старается блюсти форму, употребляя в пищу исключительно овощные блюда и каши в соответствии со специально разработанной для него диетой.

Елена Маякова

Оригинал материала

«Версия»