Кассовый аппарат

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Кассовый Аппарат»)
Перейти к: навигация, поиск


Администрация президента России контролирует десятки миллиардов долларов. Схема

1107439701-0.jpg Если восемь человек (семь чиновников и один президент) контролируют капиталы, равные почти трем годовым бюджетам России, а остальные деньги, вернее их владельцы, к ним лояльны настолько, что могут отдать почти все по первому зову, — разве можно всерьез говорить о политике?

Ведь политика, даже та, что за социальную справедливость и правовое государство, увы, тоже требует средств. Этих средств нет. Поскольку президенту удалось самое главное: консолидировать в руках своего малочисленного окружения даже чуть больше, чем необходимо для того, чтобы не бояться «оранжевого вируса» и проблемы-2008.

Единственное, за чем остается следить, чтобы в стране не появились свободные и независимые от Кремля деньги. Именно в этом причина, например, атаки на «ЮКОС» и удушения среднего и малого бизнеса, который в том же Киеве сыграл пусть не решающую, но весьма существенную роль.

Чтобы не быть голословными, давайте считать. Для начала константы: Стабилизационный фонд и золотовалютные резервы в совокупности — 142 млрд долларов. И даже не будем сюда пока прибавлять «неучтенку» в виде сверхдоходов бюджета, лежащих на счетах Министерства финансов, расходование которых — великая государственная тайна. За все формально отвечают Кудрин и Игнатьев, которые, как известно, не более чем нанятые президентом управляющие.

Сосредоточие остальной финансовой власти — руководство администрации президента. Одиннадцать человек. Правда, четверо из них пока выполняют чисто технические функции, находясь в действующем резерве, и никакой собственности в сфере их ответственности нет. Остается великолепная семерка чиновников, прямо или косвенно контролирующих значительную часть магистральных финансовых потоков, сравнимых с половиной годового бюджета страны.

Должность председателя (члена) совета директоров крупной госкомпании-монополиста — это не синекура. Это — феод. В том смысле, что владелец кресла не только считает прибыль, но и приглядывает за государственным добром. То есть рассаживание правильных людей на ключевые бизнесы — это не ельцинское банальное казнокрадство, когда олигарха могли на полгода сделать вице-премьером, чтобы затем попросить о помощи ближе к выборам. Это — основа власти. Так постепенно сама власть стала бизнесом. Она стала самодостаточной, приватизировав ключевые отрасли экономики.

Какие? Нефть, газ, ВПК, транспорт и атомную энергетику — то есть базовую инфраструктуру, приносящую в бюджет основной доход. И узких мест здесь почти не осталось: в нефтегазовом секторе цепочка контроля простирается от скважины до конечного потребителя. (Последняя крупная компания — «ЮКОС» — пошла по рукам, «ЛУКОЙЛ» в стране почти не работает, ТНК повязана властью крепко, и ее топ-менеджмент скорее сделает себе харакири, нежели попробует хоть в чем-то отказать Кремлю.) В области транспорта — окучены железные дороги, воздух и флот. В атомной энергетике — практически все. О торговле оружием и оборонном заказе и говорить не приходится.

Что осталось? Обычная энергетика. То ли не дошли руки, то ли пока Чубайс упирается. Социальная сфера, в которой крутятся миллиарды долларов: ЖКХ, здравоохранение, образование, пенсионка. Именно на штурм этого почти последнего бастиона направлены основные усилия, чему свидетели — все. Пенсионная реформа позволила саккумулировать огромные деньги в близких к Кремлю государственных банках, на очереди — реформы высшей и средней школы, медицины и коммунального хозяйства.

То есть государственный капитализм у нас тоже получается олигархическим (ведь олигархия — синтез власти и денег). Алекперов, Потанин, Фридман и проч. понижены в ранге до обычных крупных капиталистов, им на смену пришли другие — люди не публичные, тихо трудящиеся в администрации президента. Только стоит учесть: олигархи прошлого жили склочно, используя каждую возможность коллегу обокрасть, потому, наверное, и пали в неравной борьбе. Новые олигархи, может быть, тоже не дружат семьями, но имеют КОНСОЛИДИРОВАННЫЙ бюджет и одного хозяина — президента, поскольку в его власти распределение кресел и, следовательно, подведомственного им бизнеса.

И этот капитал не побежит за границу — этих денег, как их владельцев, там, мягко говоря, никто не ждет. Новый олигархический капитал может жить только здесь, а для того, чтобы жить и приносить прибыль, ему нужна власть. При этом главная гарантия преемственности этой власти — капитал, который у них есть.

Так что эти люди пришли всерьез и, судя по всему, надолго. Только одно но: бизнес прошлой волны стремился заработать как можно быстрее и больше, чтобы было что сохранить на швейцарских счетах детям и внукам. Это заставляло их вкладываться в модернизацию производств, новые технологии, качественный менеджмент — словом, в то, что увеличивает прибыль. Постепенно вошли во вкус и стали работать не за страх, а за совесть.

Государственным олигархам собственно бизнес по барабану — они же не менеджеры, а чиновники. Вмешиваться в подконтрольное им хозяйство они могут разве что по политическим соображениям. Что вовсе не способствует росту экономических показателей. А мы еще удивляемся, почему при фантастической конъюнктуре в российской экономике намечается стагнация. Не нужно удивляться, поскольку при том подходе нас ждет впереди не только преемственность власти, но и серьезный экономический кризис.

Отдел экономики

Оригинал материала

«Новая газета»

Зона финансовой ответственности ключевых сотрудников АП РФ