Касьянова повели в сторону тюрьмы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Замгенпрокурора Владимир Колесников обвинил правительство в нежелании содействовать расследованию дела Госкомрыболовства

1049693311-0.jpg Скандал с громким делом о «рыбной мафии» перешел в новую стадию. В минувшую субботу заместитель генпрокурора РФ Владимир Колесников, курирующий расследование, заявил о том, что у следствия есть вопросы ни к кому иному, как к руководителю российского правительства Михаилу Касьянову. По сведениям источника в Генпрокуратуре, претензии к Михаилу Касьянову появились у следствия после допроса главы Госкомрыболовства Евгения Наздратенко, состоявшегося на прошлой неделе. Пока он побывал в московской прокуратуре в качестве свидетеля, но не исключено, что уже в ближайшее время ему будет предъявлено обвинение в должностных преступлениях.

«Я никого не боюсь, я отмороженный.» Эта знаменитая фраза Владимира Колесникова, которую он в кулуарах любит повторять своим коллегам и журналистам, на минувшей неделе обрела особую актуальность. Замгенпрокурора заявил, что у него «есть претензии к премьер-министру Касьянову». Публично «гвоздить» опального Бориса Березовского — это одно. Но совсем другое — высказывать подозрения в адрес руководителя правительства страны. В Генпрокуратуре не скрывают, что для подобных заявлений получено самое высокое благословение. «У Владимира Устинова есть обида на Касьянова. — заявил источник. — Он еще зимой отправил ему письмо, в котором речь шла о подписанном премьером распоряжении правительства РФ от 12 сентября 2002 года №1270-Р «Об увеличении объема общих допустимых уловов крабов и моллюсков «трубач». Этот документ не соответствует закону. Однако от Касьянова ни ответа, ни привета. Более того — его подчиненные, например, руководитель аппарата Игорь Шувалов, саботировали выдачу следователям документов. Насколько я знаю, Устинов разговаривал по этому поводу с президентом, и тот полностью поддержал генпрокурора, разрешив работать «невзирая на лица.» Вслед за громкими заявлениями о претензиях к Касьянову, в субботу в недрах Генпрокуратуры родилась еще одна сенсация.

«В рамках расследования уголовного дела о злоупотреблениях в Госкомрыболовстве в качестве свидетеля допрошен руководитель комитета Евгений Наздратенко. — рассказал источник. — Он дал развернутые показания о нарушениях в его ведомстве. В ближайшем время следствие планирует взять свидетельские показания у ряда высокопоставленных сотрудников правительства России, которые имели отношение к выделению квот.» И не важно, что Наздратенко допрашивали уже неделю назад. Главное — есть намек на свидетеля Касьянова. Вся эта история началась в середине прошлого года. Тогда директор Магаданского НИИ рыбного хозяйства Александр Рогатных отправил в Госкомрыболовство просьбу о выделении его организации научных квот на вылов 27 видов биоресурсов. Причем, как утверждают в Генпрокуратуре, обязательное в таких случаях решение ученого совета было принято задним числом. Сначала документ попал к первому заму Наздратенко Леониду Холоду, который отправил его на экспертизу в Минприроды. Позднее на допросах Холод утверждал, что сделал это под давлением Евгения Наздратенко, который был в тот момент в отпуске. Тем не менее эксперты утвердили научные квоты на вылов только по трем наиболее валютоемких видам: 168 тонн синего краба, 1066 тонн краба-стригуна опилио и 972 тонны трубача стоимостью более $20 млн. Глава Минприроды Виталий Артюхов подписал соответствующий приказ. Далее все эти бумаги оказались опять в Госкомрыболовстве — у другого заместителя Наздратенко Юрия Москальцова. Именно он готовил проект правительственного постановления и написал пояснительную записку, в которой обосновал выделение квот. Но тут случилось непредвиденное: Касьянов отказался подписывать постановление без визы Евгения Наздратенко. Не исключено, что премьер действительно почувствовал что-то неладное. Поэтому глава Госкомрыболовства продублировал все эти документы за собственной подписью. 12 сентября 2002 года постановление было подписано. По словам нашего источника, когда замгенпрокурора Владимир Колесников увидел эти документы, то радостно воскликнул: «Это же клетка для Наздратенко!»

По утверждению следователей, ни копейки от продажи биоресурсов ни МагаданНИРО, ни Нацрыбресурсу не досталось. Все полученные средства осели на зарубежных счетах рыболовецких компаний, которые по договору занимались выловом крабов и моллюсков. В числе них фирма «Дальрыба», владельцем которой является Москальцов, а также ООО «Магаданрыбфлот» и ООО «Дальрыбфлот», возглавляемые экс-советницей погибшего губернатора Магаданского области Валентина Цветкова Викторией Тихачевой. Ей, Рогатных и Москальцову уже предъявлено обвинение в мошенничестве и злоупотребление служебным положением. Как бы то ни было, по словам следователей, после тщательного анализа допроса будет приниматься решение о возможном аресте Евгения Наздратенко. «Проект соответствующего постановления уже давно составлен. Осталось только его подписать,» заявили в Генпрокуратуре. Ситуацию с допросом Евгения Наздратенко прокомментировал депутат Государственной Думы Борис Резник.

На вопрос о том, могут ли последние заявления Колесникова носить политический характер (в рамках какой-либо игры против Касьянова), депутат заявил: — Вина премьера есть. Он должен нести ответственность за подписанное решение о незаконном выделении квот, как и глава Минприроды Артюхов. Меня удивляет избирательность следствия. Любому понятно, что это была мошенническая операция: после утверждения общедопустимого улова (ОДУ) согласно касьяновскому распоряжению № 1010 никто не имеет право вносить поправки по квотам. Евгений Иванович вместе с Цветковым — основные организаторы аферы. Наздратенко готовил бумаги. Почему Наздратенко не предъявлено обвинение, хотя проект постановления о возбуждении против него уголовного дела давно подготовлен, для меня непонятно.

Леонид Берес

Оригинал материала

«Известия»